Авторский блог Редакция Завтра 03:00 30 августа 2005

ДРЕВНЯЯ КНИГА ДЛЯ НОВОЙ РОССИИ

0
| | | | |
ДРЕВНЯЯ КНИГА ДЛЯ НОВОЙ РОССИИ

В издательстве Удмуртского государственного университета вышла уникальная книга — "Путятина минея". Трудно переоценить это событие. Особенно для лингвистов, историков культуры и любителей древней книжности. Сейчас, когда серьезная литература, к сожалению, обделена вниманием издателей и книготорговцев, выходит в свет книга, в которую вложен титанический труд ее создателей и авторов. Удивительно и приятно, что такая работа была проведена в провинциальном университете силами, по сути, одного специалиста-филолога, доктора наук Виктора Аркадьевича БАРАНОВА, рассказавшего об истории замысла издания и работе над ним.
Идея издания книги долго вынашивалась. Есть в мире вещи, непреходящая ценность которых бесспорна. К ним относятся памятники культуры, среди которых особое место занимают древние рукописи. От XI века сохранилось всего 12 полных кодексов, созданных на Руси. Среди них "Остромирово Евангелие" 1056-1057 гг., "Изборники Святослава" 1073 г. и 1076 г., "Архангельское Евангелие" 1092 г., три служебные минеи 1095-1097 гг. Несколько рукописей не имеют записи о годе создания, но отнесены учеными к XI веку. Это "Пандекты Антиоха", "Синайский патерик" и другие. Некоторые тексты дошли в отрывках от одного до нескольких листов.
С середины XIX века специалистам известна рукопись богослужебной книги под названием "Путятина минея". В названии — имя писца, переписавшего ее с южнославянского оригинала. Она всегда привлекала внимание филологов яркими новгородскими особенностями в языке, несомненной архаичностью почерка, набора и состава чтении. Но издать ее никто не брался. Одна из причин — некоторые филологи ставили под сомнение древность рукописи. Первым, кто сказал о "Путятиной минее" как о древнейшем русском письменном памятнике, был профессор Виталий Марков, указавший: язык текста настолько архаичен, что можно утверждать — рукопись переписана не позже середины XI века в Новгороде, можно говорить, что она старше "Остромирова Евангелия".
Изданная книга в первую очередь ориентирована на исследователей-филологов, специалистов по русскому языку, богословов, т.е. на людей, чья научная работа направлена на изучение языка, в частности, языка древних славянских памятников. Книга может заинтересовать и более широкий круг читателей, например, любителей славянской книжности, русской истории, истории православия и христианства в целом, потому что она представляет собой перевод одной из греческих христианских книг — служебной минеи на май, сборника греческих поэтических текстов.
Издание замечено специалистами, кругом потенциальных читателей, появились отзывы, готовятся рецензии российских и зарубежных специалистов в области славянской письменности и языка. Приходит много обращений с просьбой прокомментировать какие-то особенности издания как печатного, так и электронного (см. http://io.udsu.ru/ptm/). "Путятина минея" награждена дипломом ассоциации книгоиздателей России, стала лауреатом конкурса "Лучшая книга 2004 года".
Я очень благодарен группе программистов Удмуртского университета, выполнявших техническую работу по созданию базы данных этой рукописи. Это Алексей Миронов, Андрей Вотинцев и некоторые другие.
В книге два автора — В.М. Марков и я. Виталий Михайлович явился идейным вдохновителем работы, ему принадлежит замысел издания, он написал некоторые разделы этой книги, в частности, лингвистический комментарий. Остальное сделано мной.
Я учился в Удмуртском государственном университете, со студенческих лет интересовался лингвистикой, и мои кандидатская и докторская работы посвящены проблемам истории русского языка, диалектологии, фонетике, морфологии. Получил я очень хорошую научную подготовку, потому что в те годы, когда учился, в УдГУ существовала известная в славистике научная школа, которой руководил и руководит до сих пор Виталий Марков, видный славист, филолог, специалист в области истории русского языка и древней славянской книжности. Сейчас в России наука едва ли может быть разделена на столичную и провинциальную: центральные библиотеки доступны, общение ученых активно происходит как в рамках конференций, так и в рамках личных контактов.
Сегодня на филологическом факультете работает много учеников В.М. Маркова. Это и его прежние студенты и аспиранты, и те, кто работал на его кафедре. Сейчас многие преподаватели филфака в той или иной мере продолжают традиции, которые заложил В.М. Марков. Если говорить непосредственно о научной школе В.М. Маркова в области истории языка, словообразования, лексикологии, грамматики, можно назвать фамилии Э. Марковой, Т. Фоминой, М. Булдаковой, С. Никифоровой и других. Они продолжают исследования в тех направлениях, которыми сильна Марковская школа. Эта школа развивается и в Казанском университете.
Недавно участвовал в научной конференции, проходившей в Лондоне. Она была посвящена сохранению культурного наследия народов, живущих в Европе, и была организована институтом археологии и лично Джеймсом Хеймсли. Эта конференция традиционная, она проходит ежегодно в нескольких городах Европы. Основная тема конференции — современные средства сохранения, представления и исследования культурного наследия в самом широком смысле: это архитектура, живопись, музыка, кинематография, археология и т.д. Большая часть сообщений, докладов, презентаций, отчетов обычно посвящена результатам компьютерных разработок в той или иной научной области и обсуждению итогов фундаментальных исследований. Например, рассматриваются методы изучения архитектурных комплексов с помощью компьютерных программ и результаты таких исследований, компьютерные музейные экспозиции и возможность привлечения с их помощью посетителей в музей. Круг участников довольно широк — это ученые почти всех европейских стран. Наш коллективный доклад, подготовленный с коллегами из моей группы, вызвал интерес, мы получили предложения о сотрудничестве. Более того, как показала конференция, направление, которое мы развиваем, было признано перспективным и значимым для сохранения, исследования и популяризации рукописного наследия народов Европы. Кстати, не так много коллективов в Европе, которые совмещают исследование древних или средневековых письменных памятников и разработку специальных компьютерных технологий для этого.
Известно, что уровень развития общества складывается из нескольких составляющих. И одной из важнейших является гуманитарная составляющая, в которую входит и знание родного языка в широком смысле. Мне кажется, что экономический подъем России, нации невозможен без подъема культурного уровня народа.
Я не смешиваю такие вещи, как нежелание молодежи говорить сегодня так, как хотело бы старшее поколение, и незнание этой молодежью классической художественной литературы. Какая-то часть общества использует языковые средства общения, которые приняты в этих кругах. Это ни в коей мере не говорит об ущербности молодежи, не говорит о том, что язык погибает. Я бы в данном случае говорил о том, что члены каждой группы — молодежные коллективы или, например, сельские жители — общаются на том языке, который помогает им точно понимать и принимать друг друга. Но в то же время государство через школу, через вузы, через средства массовой информации должно прикладывать значительно большее усилий, чтобы эти группы имели образцы и другого языка, того языка, которым русская культура гордится, чтобы эти образцы были им доступны и привлекательны для них.
Постоянно звучащий тезис о том, что русский язык погибает, не точен. Язык развивается по своим законам. То, что нам сегодня не нравится, завтра может исчезнуть, а может превратиться в необходимый компонент общения, языковой культуры, письменного языка, такие процессы нам демонстрируют и XIX век, и XX век. Другое дело, что в настоящее время контроль над образовательным процессом в гуманитарной сфере со стороны государства явно ослаблен, и современная школа не получает той поддержки преподавания литературы, родного языка, которую она должна получать. Более того, сокращается количество часов по литературе, что недопустимо, не должно быть резкого уклона в сторону естественнонаучного знания.
В каждой стране свои традиции отношения в родному языку. Есть опыт Франции, есть и опыт Чехии, где на протяжении более ста пятидесяти лет представления, как язык должен развиваться, формируются и государством, и группами населения. В Чехии существует определенное пуританство в области языка: долгое время язык охранялся от заимствований сначала немецкого языка, потом английского. Хорошо это или плохо, вопрос для обсуждения. Так есть. Но при любой языковой политике мы должны поддержать то хорошее, что в русском литературном языке появляется. С другой стороны, плохо контролируется реклама, которая, безусловно, активно воздействует на формирование языковых представлений молодежи. Но языковой контроль над ней возможен и необходим.
Нужно гибко регулировать ситуацию: с одной стороны, поддерживать лучшие образцы, с другой — целенаправленно вытеснять с официального уровня то, что относится к нелитературным формам речи. Такую политику государство должно вести. В какой форме — это решать каждому государству, специалистам и политикам. Во Франции это делают на уровне принятого закона, в Чехии — на уровне соглашения людей, которые занимаются изучением языка, образованием, преподаванием.
Литература является средством художественного отражения и познания мира, отношений людей, человека и природы… Но всегда — это художественное видение. И видеть в литературе только возможные образцы, которым может следовать человек в своей жизни, это, на мой взгляд, довольно прямолинейный взгляд. Но в то же время литература показывает те глубинные отношения человека и мира, которые молодежи еще предстоит постичь. Главное, что художественная литература не пропагандирует насилие, зло, унижение человека человеком. В основе любого классического произведения — добро и постижение общечеловеческих идеалов. И вот это заложить в молодом человеке, конечно же, необходимо. Во многом сегодняшняя молодежь лучше подготовлена к современной жизни, чем люди среднего и старшего поколения. Но она была бы еще лучше подготовлена, если бы в своей жизни руководствовалась идеалами добра, которые никогда не исчезнут в человеческом обществе. Поэтому мой ответ на вопрос, сокращать или не сокращать часы литературы и русского языка в школе, — конечно, нет.
Другое дело, как это совместить с теми практическими целями, которые ставит современная школа. Может, школе просто не завышать планку, которую она ныне перед собой ставит: любыми средствами подготовить выпускника к поступлению в ВУЗ. А это в первую очередь — сверхсложные программы. Порой в школе дают четверть и более университетского курса по той или иной профилирующей дисциплине. А в ВУЗе все это заново нужно изучать, а во многом часто и иначе. На первом этапе развития молодого человека, на школьном этапе, важнее заложить основы общей культуры, гуманитарной культуры, научить видеть в другом человеке тоже человека, а не средство для достижения своих целей или не помеху для них. А это как раз и устраняется сейчас из школы. И какие еще дисциплины, кроме гуманитарных, помогут молодому человеку получить эту основу видения ценности жизни и видения значимости другого человека, любого человека?
Подготовила Екатерина ГЛУШИК

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x