Авторский блог Редакция Завтра 00:00 29 декабря 2004

ВОПРОС В ЛОБ КОНСТАНТИНУ ЗАТУЛИНУ

0
| | | | |
ВОПРОС В ЛОБ КОНСТАНТИНУ ЗАТУЛИНУ
ЗАВТРА. Константин Фёдорович, с середины октября в Абхазии продолжается политический кризис. Соперничество между двумя кандидатами на выборах едва не переросло в вооружённое противостояние. И только в последние недели появились признаки выхода из кризиса. Мы знаем, что вы активно участвовали в разрешении кризиса. Какова сегодня обстановка в этой республике и в чём причина столь острого кризиса?
Константин ЗАТУЛИН. Сегодня достигнуто, наконец, соглашение между Сергеем Багапшем и Раулем Хаджимбой. Сергей Багапш и Рауль Хаджимба договорились о том, что пойдут на новые президентские выборы в одной команде: первый как кандидат в президенты, второй — кандидат в вице-президенты. Они должны состояться в республике 12 января.
Под соответствующим договором поставили свои подписи сами кандидаты, действующий президент Владислав Ардзинба, премьер-министр республики Нодар Хашба.
И хотя угроза раскола и противостояния ещё не снята до конца, но это уже серьёзный прогресс.
На протяжении почти двух месяцев жизнь в республике была практически парализована. В конце концов Россия, раздраженная растущей нестабильностью в Абхазии, на время ужесточила режим пропуска через границу, что, конечно, ни у кого, кроме врагов Абхазии, не вызвало удовлетворения. И прежде всего в самой России.
Сейчас напряжение медленно спадает, но успокаиваться ещё рано.
Что же произошло? В чём причина возникшего кризиса?
На мой взгляд, на внутренние абхазские проблемы, недовольство властью, которые есть в любом обществе, наложились известные обстоятельства, вытекающие из последствий конфликта и непризнанного статуса Абхазии. Непризнанный статус Абхазии обусловил виртуальность понятия "абхазское гражданство", которое не подтверждалось никакими документами. Отсутствие собственных паспортов привело к неопределенности в вопросе о числе граждан, имеющих право голоса на выборах в Абхазии и, соответственно, к злоупотреблениям при голосовании. Положение усугубили устаревшие списки избирателей, не учитывавшие перемену места жительства в годы конфликта и после него, то есть внутреннюю миграцию в Абхазии. Избирком Абхазии, да и власти вообще, недооценили эти проблемы или оказались не в состоянии их учесть при подготовке к выборам. Особенно это отомстило властям в самом "узком месте" — при голосовании в нестабильном Гальском районе, который, против всех ожиданий, чуть было не оказался вершителем судеб выборов.
В абхазскую ситуацию вмешалось много разных "советников", "консультантов" и "экспертов" из России, каждый из которых претендовал на выступление от ее имени. Такое вмешательство не могло не запутать обстановку в регионе. Каждый из кандидатов вполне мог утверждать, что именно он заручился поддержкой Москвы.
Эта конкуренция за право быть "лучшим другом" России в глазах абхазских избирателей — лишнее основание отвергнуть миф о борьбе между "пророссийским" и "антироссийским" кандидатом как главном содержании абхазского кризиса.
В ходе выборов все политические силы в Абхазии — и власть и оппозиция — апеллировали к России, к Путину. Это единственная сторона, к мнению которой в Абхазии всегда прислушивались. Тем более, что все кандидаты являлись гражданами Российской Федерации.
Безусловно, Россия сама была поставлена перед выбором, ее в этот выбор втягивали противоборствующие политические силы в Абхазии. Выбирая не между плохим и худшим, а между хорошим и еще лучшим, Россия на первых порах поддержала кандидата действующей власти Абхазии, так как была заинтересована в преемственности и стабильности курса, который в России отождествлялся с именем уходящего президента Владислава Ардзинбы. Его рекомендацию, его выбор Россия поддержала — не тем, что за абхазов пыталась проголосовать, а тем, что в ходе исполнения Раулем Хаджимбой обязанностей премьера продолжала в возрастающем объеме оказывать помощь Абхазии. Разве это в конечном счете было не в интересах всего абхазского народа?
Можно, конечно, задаться вопросом, почему путь к компромиссу оказался столь долгим и сложным, но нельзя не отметить, что каждый из лидеров, пройдя через кризис, приобрел важный опыт. Каждый из них за эти недели осознал, какая ответственность на нём лежит.
Необходимо особо остановиться на роли в этом конфликте Грузии.
Надо “отдать должное” Михаилу Саакашвили и его команде. Не имея в своем распоряжении никаких реальных рычагов воздействия на Абхазию, публично не признавая сами выборы, грузинские власти постарались максимально использовать все свои возможности в Гальском районе и сумели достичь главного — породить смуту в абхазском обществе.
Они извлекли максимальную выгоду из всего произошедшего и едва не вывели ситуацию из-под контроля, столкнув абхазское общество к силовому этапу конфликта.
При этом надо чётко понимать, что главная причина такого "успеха" Грузии не в силе её спецслужб, хотя их вмешательство глупо отрицать, и не в политическом весе Грузии в этом регионе — он близок к нулю, а в первую очередь в достойной сожаления путанице и противоречиях как в самом абхазском обществе, так и в поведении отдельных представителей России.
И если не сделать из всего произошедшего нужных выводов, то можно в очередной раз наступить на те же грабли…

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой