Авторский блог Редакция Завтра 00:00 31 марта 2004

ЩИТ И МЕЧ

0
| | | | |
№14(541)
30-03-2004
ЩИТ И МЕЧ
В 2001 году в России зарегистрировано 339 случаев грабежей. В 2002-м — 407, в 2003-м — 561. Этот рост продолжается и в этом году, по данным за январь и февраль. Руководство страны склонно видеть в этом регрессе вину МВД. Мэр Москвы Лужков прямо обвинил московское ГУВД в бездействии и проедании государственных средств. В этом есть доля истины, но главная причина в другом — в новом уголовном и особенно уголовно-процессуальном законодательстве. Грабеж чаще всего раскрывается по горячим следам. Но новое законодательство почти полностью перекрывает возможности оперативников кого-то закрыть сразу, в течение нескольких часов после преступления. На любые оперативно-следственные мероприятия нужно разрешение прокурора, везде должен присутствовать адвокат. Как следствие, в последнее время раскрытие преступлений по горячим следам сократилось в три с половиной раза.
Российское право создало сразу двух священных коров, почитание которых гибельно для следствия. Первая корова — адвокаты, без которых теперь нельзя шевельнуть пальцем. Вторая — процедура возбуждения уголовного дела, невозможная без прокурора.
Дело близится к тому, что существует в США в области УПК — без присутствия адвоката оперу или следаку нельзя шагнуть ни шага. Но если в Москве адвокатов полно, как в Штатах, то в глубинке один адвокат на район. Он просто не в состоянии участвовать везде и быть повсюду одновременно.
Теперь на процесс согласования возбуждения уголовного дела уходят, по данным штаба МВД РФ, семь миллионов человеко-часов и пятьсот тысяч литров бензина. Это ресурс, который расходуется впустую, а мог бы пойти на расследование и раскрытие преступлений, защиту граждан от бандитского произвола…
Грабеж не бывает без оружия. Именно в области хранения оружия наступила по новым законам небывалая свобода. В прошлом году задержаны за незаконное хранение оружия пять тысяч человек. Речь идет об автоматическом, боевом оружии. Обрезы уже давно узаконены либералами из Думы. При этом в законе не прописана разница — то ли у тебя в кармане нашли два патрона к ПМу, то ли десять килограммов тротила — ответственность одинакова. Поэтому из тридцати тысяч приговоров за незаконное хранение оружия в семидесяти процентах случаев виновные не оказались за решеткой.
Бессмысленной работу розыска делают в прокуратуре и в судах, отпуская на все четыре стороны заведомых преступников. Расценки на подписки о невыезде для бандюков и условные наказания уже можно встретить в интернете. За преступления, которые совершает бандит, находясь под подпиской о невыезде или под приговором с условной мерой наказания, не несут ответственности ни судья, ни прокурор. А ведь условная мера наказания может быть присуждена только в отношении такого гражданина, который явно встал на путь исправления. Подписка о невыезде может быть применена лишь как исключительная мера, если прокурору ясно, что виновный не несет опасности для общества. У нас, находясь под подпиской о невыезде (они уже были задержаны, но отпущены прокуратурой), одна ОПГ, гуляя, замочила двух хозяев квартир и двух детей, обчистив эти квартиры подчистую. В Кирове бандит, находившийся под подпиской о невыезде, убил шесть человек. В Самаре команда таких же подонков совершила девять разбоев, убив шесть человек. Перед родней убитых теми преступниками, которых они выпустили на свободу, прокуроры не отвечают.
В 83% процентах случаев наши суды дают условную меру наказания за кражи. 59% несовершеннолетних получают такие же наказания во всех случаях. Суды и прокуратура целенаправленно наводняют наши улицы преступниками, при любом предлоге отпуская их из изоляторов. Подобная деятельность государственных органов лишь провоцирует преступников на новые преступления, убеждая их в полной безнаказанности.
Многие в оппозиции аплодируют судам присяжных за то, что такой суд оправдал какого-то скинхеда. Может, это и хорошо, но помните, что эти же суды отпускают на улицу откровенных маньяков, от встречи с которыми не застрахован никто.
Интересней всего, что сегодня следователь имеет только три часа на возбуждение уголовного дела. В современных условиях следаку на все формальности, необходимые для возбуждения дела, надо как минимум пять часов, а, учитывая занятость, один-два рабочих дня. И что, надо всех отпускать уже через три часа, не успев возбудить дело?!
В таких условиях милиция ставится в давно знакомые правила, когда проще отказать потерпевшему в возбуждении уголовного дела, чем браться за его расследование. В прошлом году, по самым скромным прикидкам, отказано в возбуждении дела в трех с половиной миллионах случаях!
В областях Центральной России на первое место выходит кража скота. Горячие головы привязывают конокрадов к седлу, отпуская коней в галоп. По-другому наказать конокрадов невозможно. Крадут и свиней и птицу…
Еще один способ ухода от ответственности — ознакомление с делом. Уже семь лет знакомится с обвинительными документами один обвиняемый из Чара-Банка. Он может "знакомиться" еще много лет.
Все эти новшества бьют по рукам тех в милиции, кто все еще пытается сопротивляться бандитскому беспределу и защищать честных граждан от подонков. Становится непонятным, на чьей стороне в этой борьбе милиции и криминала стоит государство. Новые законы наводят на мысль, что государство откровенно занимает сторону бандитов.
Илья Петренко
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x