Авторский блог Редакция Завтра 03:00 2 сентября 2003

"ПОПРОБУЙ ЭТОТ БУНТ ОСТАНОВИ!"

0

36(511)
Date: 03-09-2003
Author: Виктор СМИРНОВ
"ПОПРОБУЙ ЭТОТ БУНТ ОСТАНОВИ!"

НА ЗЕМЛЕ — ЧЕЧНЯ!
Три стихотворения
1
Александру Проханову
О, дни мои, вы в жизнь страны войдете,
Как входит в сон с мороза часовой...
Ты помнишь: мы летели в вертолете
Над черной и чарующей Чечней?
Ты был давно сосватан делом ратным,
Ты был в гудящем чреве парень свой.
И я мужал, поверь, с тобою рядом,
И бредил пулеметом, как сохой.
Кричало небо: мне себя доверьте!
Мы были в пляске дьявольских стихий,
Когда под нами погибали дети,
А мы летели им читать стихи,
И ангелы дрожали от озноба,
Вино войны плескалось через край,
Когда несла железная утроба
Певцов любви в облитый кровью край.
Когда страна родная — на распутье,
Как воздух, летописцы ей нужны.
И был средь смертных
Валентин Распутин,
Его глаза суровы и нежны.
Я был Чечней проклятою распятым.
Бродила зорко смерть в горах ночных.
И бойко я читал стихи ребятам,
А после — горько плакал среди них.
Мы вовсе не мечтали об оркестрах,
Мы славу презирали, как молву.
И чудилось, что в цинковых одеждах
Летели с нами мальчики в Москву.
Для подлых пуль их матери растили?
Иль для любви весенней средь ветвей?
И пили мы за здравие России,
И пили мы — за упокой вождей.
И я с тех пор в одном строю с тобою.
И знаешь ты: когда весна придет,
Пойду я вслед за дедовской сохою,
Вцепившись в ручки, словно в пулемет!..
2
Ночь.
Солдатик в смертных муках корчится,
Где вы: память, правда, правота?
Говорят, что скоро время кончится,
И придет к нам с неба пустота.
Человеки, мертвое не сейте!
Ежели не станете людьми,
То настанет в мире эра смерти
Вместо жизни, песни и любви.
Рухнет в бездну солнце, что крылато,
Восходило над цветеньем груш.
Даже дьявол улетит куда-то
Без людских, таких наивных, душ.
Улыбнитесь майской вьюге сада!
Слышите, коль совестью чисты:
На руке у мертвого солдата
Под луною тикают часы.
Лишь они несут вселенной бремя.
И, героя славя одного,
Лишь они отсчитывают время
Злому миру, что убил его...
3
Словно от цветка пчела,
Ты вошла тайком.
То душа моя пришла
В облике твоем.
То пришла моя любовь,
Память и весна.
На земле — зима и кровь,
На земле — война.
Спрятался мой поздний смех.
Ты — смелей, чем я.
На земле — багряный снег,
На земле — Чечня.
Был — у Господа спроси! —
Верь или не верь:
Гроб сосновый на Руси,
Цинковый — теперь.
На земле — метель, озноб,
Зелень льдов речных.
Убивает тяжкий гроб
Матерей родных.
На земле — зима и боль,
Вьюги шелестят.
Не могу идти я в бой:
Мне — за шестьдесят.
И, твоей улыбке рад,
Под твоим крылом
Отпеваю я ребят,
Преданных Кремлем.
Глянет Бог из темноты
Молнией огня.
И, как вьюга, плачешь ты
Около меня.
И кончается страна
Под страду сердец.
И качается сосна,
И летит свинец.
Мед иль яд несет пчела
В улей свой тайком?
Средь зимы — весна пришла
В облике твоем.
На меня бушлат надет,
Ты — нежней, чем я...
На земле России — нет,
На земле — Чечня!
***
Между жизнью и смертью
Дует ветер войны.
Шлю проклятья столетью:
Ни вина, ни вины.
Кулаком небосводу
Угрожаю без слов.
Я — поэт. Но народу
Нынче не до стихов.
У богатых — попойки...
Весь в удавке невзгод,
На вонючей помойке
Нынче русский народ.
Мать не кличет на ужин —
Прах маячит во мгле.
Никому я не нужен
На родимой земле.
Побираюсь, как нищий,
Не чесан, не мыт.
Слезы лью на кладбище,
Где вечность молчит,
Не был модным я мотом,
Тяжкой доли жених.
Я завидую мертвым,
Жалея живых,
Май в объятиях снега.
Мой корабль — на мели.
Бомбы сыплются с неба
На песни мои.
Пахнет порохом воздух,
Гаснут птиц голоса.
И от ужаса звезды
Закрывают глаза.
Скоро сгинет планета.
Но сквозь ночь и грозу
Крест бессмертный поэта
Крест могильный несу.
То смеясь, то рыдая,
Иду по Руси...
Дорогая, родная,
Если можешь — спаси!
***
Когда река могучею волною,
Исполненною гнева и любви,
Во тьме ночной ломает лед весною —
Попробуй, этот бунт останови!
Мятеж созрел. Но волей небосвода
Рабы смиряют гнев свой вновь и вновь.
Как видно, сердце русского народа
Еще не всю истратило любовь...
***
Будут песни и будут люди.
Будет сердце светло оттого,
Только счастья уже не будет,
Хоть убейте, не будет его.
Потому что не будет сини,
Потому что кружит воронье,
Потому что не будет России,
Если я не умру за нее.
***
Боже праведный! Обессилев,
Быть доступною обречена,
Под Швыдкого легла Россия —
И кого же родит она?!
***
Повенчаны землей благословенной,
Какую нынче сбил с пути раздрай,
В аду безумья этой жизни бренной
Мы обрели свой одинокий рай.
Мы обрели, как эти звезда сущие,
Воспетые поэзией земной,
Дедов и прадедов сады цветущие,
Те, что давно уж сожжены зимой.
Пройдя сквозь страшный строй метели острой,
Где бьет шальными крыльями навет,
Мы обрели тот в океане остров,
Где нету зла и даже смерти нет.
Там, где ликует свет любви и чести,
Там, где качают синь колосья ржи,
Мы обрели спасение от лести,
Мы обрели спасение от лжи.
И пусть с тобою мы не вышли в князи,
Но в русской бездне, в буре роковой
Мы обрели спасение от грязи,
Что изменила лик страны родной.
Мы обрели рассветы росяные,
И не дано во тьму нам повернуть.
И, может быть, убитая Россия
От наших душ начнет свой новый путь.
И, может быть, как та во льду травинка,
Чей зов зеленый в стужу не угас,
Спасет родную Русь во ржи тропинка,
Та, что навек соединила нас...
***
Эпоха нынче злая —
С волчицею в душе.
И рыбка золотая
Не ловится уже.
Раздолье нынче горю —
На нем весь мир стоит.
Но ходит, ходит к морю
Моей страны старик.
Бросая вызов рынку,
Ото всего села
Он молит, молит рыбку,
Чтоб сыновей спасла.
Дрожа от черных звуков,
В предчувствии невзгод,
Он молится за внуков,
За весь честной народ.
Ждет дедушка мессию,
Суровый пост блюдет.
За матушку Россию
Поклоны низко бьет.
Бьет, с лютой бабкой в ссоре.
Но с каждым днем лютей
Кипит шальное море,
Беря пример с людей.
Волна ликует злая,
Прогнав голубизну.
И рыбка золотая
Уходит в глубину.
Нет вещего совета
Ни деду, ни стране.
И грозно блики света
Молчат на самом дне.
Но дед, он чудо сможет
Свершить, Господь, гляди.
Пока крестом не сложит
Он руки на груди.
От русского порога
Он, дань отдав войне,
Идет с лицом пророка
К неистовой волне.
Идет с мечтой во взоре,
Горит во мгле заря.
Бушует сине море
И мечется земля...
***
И слышен голос мне Днепра и Волги...
И, может быть, я мрачен оттого,
Что мой народ уже давно оболган
И уничтожен русский дух его.
Взгляни на Русь, поэт, с любого боку:
Страшит переворот в ее судьбе.
Такой народ, он вряд ли нужен Богу,
А главное, что чужд он сам себе.
Я — верный сын земли и небосвода.
Пусть не пророк, пусть вечность не вершу,
Но капельку великого народа
В себе, как светлую слезу, ношу.
Ношу, презренья не страшась ни капли,
В себе размашистость любви, добра.
А вдруг народ начнется с этой капли,
Как с родника — могущество Днепра?
Я, как Россия, сломлен и ограблен,
Но видит Бог: на роковой меже
Нет, не себя я берегу — ту каплю,
Что светится святой слезой в душе...
***
Ты видел, знал, как снег идет и дождь,
Ходил и в господах ты, и в лакеях.
Ты в мир пришел при немцах. А уйдешь,
Прости, но, может статься, при евреях.
Уже ты видишь жуткий взгляд змеи!
Мужайся, друже. Не спеши с ответом.
Остаться русским для святой земли —
Вот всё, чего ты хочешь в мире этом.
О, дьявольская пляска тех теней,
Где, мы, подвыпивши, "семь-сорок" пляшем!
Дай Бог, чтоб над могилою твоей
Звучала речь родных лугов и пашен.
И чтобы сын твой, парясь в русской баньке,
Пил квас ячменный в отчем уголке.
И чтобы гордо говорил о батьке
Не на чужом — на русском языке!
***
Ухожу я. Ударили сроки.
Русь — на дыбе. Роса — на жнивье,
И какие-то жалкие строки
Оставляю на память жене.
Пусть мелькают не лица, а хари —
С ними был я сражаться горазд! —
Может быть, на жидовском базаре
Хоть какую-то рифму продаст.
Может, вспомнит вражду. Но и дружбу
Не забудет на скорбной меже.
И закажет достойную службу
В синагоге по русской душе...
***
Коль зрячие тебя в упор не видят,
Ты это счастье зорко береги!
Жалеют слабых. Сильных — ненавидят.
Спасибо вам за честь, мой враги!
***
Больно жить. Потому и пою.
Лечит раны высокая песня.
Та, что держит крылом поднебесье,
Та, что смотрится в полынью.
Та, что в мире не станет ловчить,
В тухлом омуте лебедем плавать.
Больно жить. Больно быть. Больно плакать.
Больно верить. И больно любить.
Я люблю, как поют мастера —
Я порой даже плачу невольно.
Больно петь. Ну, а если не больно,
Значит, это не песня — мура...
Надо петь, как поют дерева.
А не можешь, непьющий иль пьющий,
Значит, лучше для печки поющей
Расколоть на морозе дрова.
Осушить кружку квасу до дна,
Соловьиным огнем озариться.
И у пламени тихо учиться
Петь Россию до крайнего дня...

Смоленск


Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой