“К-19”. ВЕРСИЯ ГОЛЛИВУДА
Авторский блог Редакция Завтра 03:00 11 ноября 2002

“К-19”. ВЕРСИЯ ГОЛЛИВУДА

0
46(469)
Date: 12-11-2002
Author: капитан I ранга Владимир Заборский
“К-19”. ВЕРСИЯ ГОЛЛИВУДА
Во время открытой схватки между государствами, между разными социально-политическими системами, когда решается вопрос: “Кто кого?”, когда речь идет о жизни и смерти, “образ врага” неминуемо подается в самом отрицательном и неприглядном, “нечеловеческом” виде, чтобы не так страшно было против него воевать, чтобы можно было заранее чувствовать свое превосходство. И лишь после победы, когда острота противостояния спадает и уходит в историю, когда победители сталкиваются с новыми проблемами, ничуть не уступающими прошлым по своей опасности, образ побежденного врага претерпевает серьезную трансформацию. Вопрос: “Кого, как и зачем мы победили?” — становится актуальным, и те самые враги, которых еще не так давно малевали в жанре карикатуры, обретают более-менее реальные черты и (порой даже преувеличенную) силу. Для иллюстрации этого тезиса достаточно сравнить, как подавались образы гитлеровцев в “Подвиге разведчика”, и как — в “Семнадцати мгновениях весны”. Надо сказать, что пионеры середины 70-х после премьеры этого фильма играли не только “в Штирлица”, но и “в Мюллера”. Не исключено, тем же психологическим механизмом обусловлены и ставшие относительно популярными среди постсоветской молодежи идеи “правого радикализма”. Сходные процессы, судя по всему, начинают происходить после событий 11 сентября прошлого года, и в американском общественном сознании, одним из первых свидетельств чего, на наш взгляд, является выход в мировой прокат голливудского фильма, посвященного героической эпопее советской подводной лодки “К-19”. Острое столкновение традиционных голливудских штампов времен “холодной войны” и нового взгляда Америки на “советскую империю” анализируется в статье нашего постоянного автора.
На российский киноэкран вышел очередной голливудский триллер под названием "К-19. Оставляющая вдов" — о трагических аварийных происшествиях на первой советской атомной ракетной подводной лодке с баллистическими ракетами. Выход этого триллера на российский кинорынок сопровождался обычной рекламной шумихой, а его созданию сопутствовали яростные протесты в адрес кинематографистов из среды наших ветеранов — военных моряков. Состоялась даже встреча членов экипажа "К-19" со сценаристами и съемочной группой фильма, после которой в ленту были внесены некоторые коррективы. Зная все это и внимательно изучив блестящую статью-хронику съемок консультанта от российского ВМФ капитана I ранга Сергея Апрелева ("Советская Россия" за 10 октября 2002 г.), я решил посмотреть на результат своими глазами. Заранее предполагал, что увижу обычную голливудскую "развесистую клюкву".
Подтвердились ли мои предположения? В общем-то, и да (в меньшей степени), и нет (в гораздо большей). Но прежде чем поделиться своими впечатлениями об увиденном, следует, наверное, напомнить реальную историческую канву событий, послуживших основой для создания фильма.
"К-19" оказалась в нашем флоте на редкость несчастливым, если можно так выразиться, кораблем. Различные ЧП начали преследовать его уже в ходе строительства, а уже в первом боевом походе корабля летом 1961 года произошла тяжелая авария — разрыв первого контура одного из ядерных реакторов. Авария была ликвидирована личным составом, но при этом от лучевой болезни сразу погибли 8 членов экипажа, а впоследствии — еще 22 человека. После этого за "К-19" на флоте закрепилось прозвище "Хиросима". Вторая тяжелейшая авария — объемный пожар в одном из отсеков лодки — произошла в феврале 1972 года при боевом патрулировании в Центральной Атлантике. Погибли 28 человек. Я в то время служил на 5-й (Средиземноморской) эскадре ВМФ и хорошо помню, как все советские боевые корабли и гражданские суда, находившиеся западнее Гибралтара в операционной зоне эскадры, приказами главкома ВМФ и министра морского флота были брошены на помощь аварийной лодке. В фильме, правда, обе эти аварии совмещены — видимо, для получения пущего "триллер"-эффекта.
Так что бутылка шампанского, брошенная неуверенной рукой "крестной матери" подводной лодки и не разбившаяся о форштевень корабля при церемонии его спуска на воду (эта сцена показана в фильме), — как бы предсказала "К-19" все будущие несчастья. Странно, ни при "крещении" атомного ракетоносца "Курск" бутылка шампанского также не разбилась с первого раза. Вот и не верь после этого морским приметам.
Впрочем, то, что корабли, как и люди в жизни, бывают счастливыми и неудачниками, хорошо известно морякам. Это что-то вроде мистики, но такая особенность реально проявляется в "биографиях" боевых кораблей. Приведу только один пример из прошлого, хорошо мне известный: два однотипных ракетных крейсера "Грозный" и "Адмирал Головко" были построены на одном и том же заводе буквально друг за другом, оба несли службу в составе одного и того же флота — сначала Северного, потом Черноморского. Но "Грозный" — вечный передовик, а на "Адмирале Головко" происходили крупные ЧП и всякие неприятности.
Режиссером триллера "К-19" оказалась почему-то женщина (Кэтрин Бигелоу), что, в общем-то, тоже, согласно неписаным морским законам, — дурная примета. Но я лично впервые увидел голливудский боевик о нашем флоте, где главные его герои, да и большинство других персонажей "К-19", представлены не дуболомными и тупыми иванушками-дурачками, как это обычно делали американские киношники, а в целом (подчеркиваю: в целом) вполне соответствуют реальному облику офицера плавсостава советского ВМФ.
Командир, роль которого исполняет Харрисон Форд, — решительный, волевой, готовый выполнить любой приказ командования, жестко-требовательный, интенсивными учениями добивающийся отработки действий экипажа до "высшей кондиции". В то же время он заботится о личном составе, стремится сплотить экипаж, утверждает и поддерживает его высокий морально-боевой дух.
Старпом (Лим Ниссон) — энергичный, деятельный, тоже требовательный, зачастую строптивый, не подлаживающийся к командиру, имеющий свое мнение по тем или иным вопросам, выступающий с предложениями к командиру для принятия тем текущих решений. Таким и должен быть настоящий старпом. Безвольного, слабохарактерного, подобострастного старпома экипаж уважать не будет. Такой старпом потенциально опасен для корабля. И командиром ему не быть. Иного "качества" и отношения к службе офицеры просто не способны служить на военном флоте. Представители этого "меньшинства" или уходили сами, или их с позором убирали с боевых кораблей.
В "К-19" много внимания уделено показу героизма и самопожертвования экипажа, устраняющего аварию реактора (правда, зрителю остается не совсем понятным, что именно делается для этого). В значительной степени соблюден и приближен к реальности исторический антураж фильма. Например, форма одежды личного состава: офицеры в кителях и тужурках с золотыми погонами. Действительно, в 1961 году такие погоны еще сохранялись (заменены на черные с просветами в 1963 году). Удивляет и радует обилие чисто славянских (русских) лиц среди статистов, исполняющих роли членов экипажа подлодки.
Думаю, что консультант фильма Сергей Апрелев проделал колоссальную работу не только в этом "антуражном" компоненте фильма, но и в тренинге артистов, "вписывая" их игру в рамки правдивых, соответствующих реалиям советского ВМФ того времени типажей и ситуаций. Но, разумеется, последнее слово в большинстве случаев оставалось все-таки не за ним, а за голливудской "командой". Я не стану перечислять все "ляпы", очевидные для моряка и не слишком важные для "рядового" зрителя. Скажу, что без "развесистой клюквы" все-таки не обошлось.
Так, дважды показан непонятный, наверное, для гражданского зрителя эпизод: корабельный врач с тампонами ваты на подносе обливает их какой-то жидкостью и предлагает матросам "сделать утренний туалет". В обоих эпизодах этот поднос с флаконом у него выбивают из рук в начавшейся сумятице боевой тревоги. Наверное, в качестве кинотрюка, "гэга" подобное допустимо. Но правды ради следует сказать, что такой "туалет" личного состава проводится на дизельных лодках, где пресная вода в дефиците и на умывание ее не всегда отпускают. В этом случае санитар или врач обходит личный состав и ватным или марлевым тампоном, смоченным в медицинском спирте, протирает лицо, руки, подмышки и прочие части тела каждого члена экипажа. На атомных лодках такая процедура, как правило, не практикуется, поскольку пресной воды там достаточно и для умывания, и для помывки в душе.
Но этот и другие эпизоды (вроде невообразимой мохнатой шапки на голове командира, каких отродясь на нашем флоте не было) блекнут по сравнению с тем, что происходит в завершающей трети триллера. Тут уже фантазия сценаристов и режиссера доходит до степени полного голливудского бреда. Здесь и "взбрыкивание" и самовольный уход из центрального поста старпома, недовольного командиром, и нелепый "бунт" минера и замполита, который, направив на командира дуло пистолета, патетически произносит следующую ахинею: "волей и правом, данным мне партий, я отстраняю вас от командования кораблем"(?!). Далее следует подавление бунта "прозревшим" старпомом, трибунал над командиром с напоминанием ему о репрессированном отце, якобы то ли отправленном в ГУЛАГ, то ли расстрелянном, — в общем, стандартный набор голливудских штампов о советской "империи зла".
Демонстрация голых задниц экипажа облетающему лодку американскому вертолету тоже вставлена в фильм "по прецеденту", не имеющему никакого отношения к нашим морякам. Такое в адрес иностранных судов практикует именно личный состав ВМС США. Я перерыл свой архив в поисках фотографии (хотел приложить ее к этой статье), сделанной в 1974 году в Средиземном море: огромный негр на палубе американского авианосца, сняв штаны и приняв соответствующую позу, показывает свою "филейную часть" облетающему авианосец нашему корабельному вертолету. К сожалению, не нашел — где-то затерялась. На нашем флоте матросы таких выходок себе не позволяли никогда — разве что кулаком погрозят.
Как рассказал Сергей Апрелев в своей статье, на его протесты по этому поводу режиссер Кэтрин Бигелоу и продюсер Эд Фелдман постоянно заявляли одно и то же: "Мы не делаем документальное кино. Наш фильм адресован главным образом тупой подростковой аудитории, приносящей не менее 80% кассового сбора". Так что "законы голливудского жанра" в конце концов восторжествовали над здравым смыслом.
И все же, все же… Давайте вспомним, что мы видели за последние 10-12 лет на наших кино- и телеэкранах? Прежде всего они оккупированы примитивными импортными, в основном американскими, боевиками для тех же "тупоголовых подростков", слюнявыми сериалами, эротическими и откровенно порнографическими фильмами. А что же отечественный кинематограф? Да, конечно, уже по три или четыре раза прокрученные по разным телеканалам серии про "ментов", где мастера-сыщики лихо расправляются с преступниками и, кстати, еще более лихо распивают водку в служебное время прямо в собственных кабинетах, "юнцам подавая ненужный пример", как пелось в одной белогвардейской песенке. Или тоже неоднократно показанный по телевидению сериал про "агента национальной безопасности", где шефы-чекисты этого "джеймсбонда" почему-то представлены как люди в разной степени умственной неполноценности.
Крутятся на нашем телевидении и другого рода сериалы про новорусских "буржуев" или "приключениях" неких "леди Бомж" — с наглым показом обнищавшему народу потрясающей роскоши быта современного жулья, бандитских разборок, "респектабельных" воров-бизнесменов, шикарных проституток, продажной милиции, прокуратуры, судей и прочих представителей власти разных уровней. Запускают на ТВ еще и документальные телепередачи типа "Растительная жизнь", опять же демонстрирующие ошарашенному от увиденного трудовому народу России умопомрачительные "поместья" и "бунгало" различного рода "звезд" эстрады и шоу-бизнеса: с громадными бассейнами, соляриями и чуть ли не "садами Семирамиды", — какие соорудили себе, к примеру, Буйнов или Аллегрова. Сам собою возникает вопрос: что сделали полезного для страны эти эстрадные лицедеи, кроме посредственного исполнения примитивных "шлягеров"? За что, за какие заслуги и с какой стати им выплачивают бешеные "гонорары" за их "концерты"? Чем они ценнее для страны по сравнению с солдатами и офицерами, космонавтами, учеными, инженерами, рабочими, врачами, учителями? Между тем, эти эстрадные "шуты" обречены на беспардонно-роскошную жизнь, а большинство нашего общества, своим трудом создающего богатство страны, настоящая "соль земли Русской", осуждено правящим режимом на постоянные невыплаты даже заработанного и на полную беспросветность в будущем? Поистине, мы живем в перевернутой с ног на голову действительности. Но народ все это видит и, как сказано в стихотворении одного военного моряка, опубликованном в еженедельнике "Патриот", "молчит и люто копит злобу…" Поневоле создается впечатление, что наша власть, а вернее, те, кто за ней стоит, сознательно толкают страну к новой гражданской войне между "сытым" меньшинством и "голодным" большинством.
В недавней эпопее с заложниками, захваченными чеченскими террористами на представлении мюзикла "Норд-Ост", как в капле воды, отразилось это противостояние "двух Россий": живущей в "виртуальной реальности" телеэкранов, финансовых и информационно-управленческих манипуляций — и живущей в реальности реальной, где отключают электричество, не выдают зарплат и бесконечно повышают цены на все необходимое для жизни. Пока "звезды эстрады" демонстрировали фактическую солидарность с террористами, возможность и необходимость "диалога" с ними, по одному выводя заложников из зала, как это сделал, например, Иосиф Кобзон, военные готовили штурм, который фактически спас уважение общества к нынешней кремлевской власти. Те самые военные, которые на телеэкранах представлены в виде тупоумных и жестоких офицеров, забитых, жалких солдат, продажных генералов и т.п.
Что уж говорить о военно-морской тематике? Со времен выпуска кинофильма "Командир счастливой "Щуки"" наши кинематографисты и телевизионщики так ничего путного о флоте и не сделали, не считая нескольких "выкидышей". Так не пора ли им отдать этот долг, озаботиться оживлением флотской (и армейской тоже) проблематики на российском кино- и телеэкране? Это нужно не нам — старому и старшему поколению военных моряков: мы свое повидали и в фильмах, и на службе, и в жизни. Это необходимо нашей молодежи, которая пока находится под пятой идеологического, нравственного и морально-психологического насилия со стороны владельцев телеканалов и сети кинопроката. В противном случае мы можем по этой и по ряду других известных причин потерять не только молодежь, но и Россию.
И последнее. Видимо, по триллеру "К-19", который вовсе не является рядовым голливудским проектом, будут проходить обсуждения, пресс-конференции, встречи с актерами и т.д. Для их возможных устроителей сообщаю, что живы еще такие свидетели аварийных происшествий на подлодке:
— капитан I ранга в отставке Владимир Першин, второй командир в первом боевом походе "К-19" в 1961 году, получивший изрядную дозу радиации, перенесший несколько сложных операций по замене (пункции) костного мозга;
— адмирал Виталий Зайцев, командир электромеханической боевой части корабля во время второй аварии в 1972 году, принявший решение и приказавший по закону, известному всем подводникам, задраить аварийный отсек. Этим решением, которое обошлось ему микроинфарктами, нервными стрессами и ранней сединой, он ценою жизней расчета отсека спас корабль и остальных членов экипажа.
Не забудьте их пригласить — они могут рассказать немало интересного!

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой