Авторский блог Редакция Завтра 03:00 22 июля 2002

ГКЧП ПО-АМЕРИКАНСКИ

0
ГКЧП ПО-АМЕРИКАНСКИ (Немецкие аналитики считают, что 11 сентября 2001 года в США произошла попытка госпереворота. Окончание. Начало — в №29)
Л.ЛАРУШ О ТРАГЕДИИ 11 СЕНТЯБРЯ
Исходя из данных, приведенных военными специалистами, несостоятельность "исламской версии", изначально вызывавшей сомнения даже на интуитивном уровне, можно считать доказанной: военно-технические характеристики спланированных и осуществленных ударов недоступны ни для бин Ладена и "Аль Каиды", ни для любой иной "внешней" по отношению к США силе. В определенном смысле события 11 сентября 2001 года можно считать продолжением того беспрецедентного политического противостояния, свидетелями которого мы оказались в ходе президентских выборов 2000 года. Джордж Буш-младший, кандидат республиканцев, в итоге стал хозяином Белого дома, но для желающих разглядеть действительную глубину открывшейся трещины между "двумя Америками" внутри США откроется бездна.
В феврале 2002 года известный американский общественный деятель Линдон Ларуш выпустил брошюру под названием "Збигнев Бжезинский и 11 сентября", большая часть которой посвящена именно мировоззренческой альтернативе современного Запада. "Если оставить в стороне роль СССР в ХХ веке, то упрощенно можно сказать, что со времен американской революции в мире шла борьба двух политико-экономических идей: американской системы политического и экономического правления республиканского толка и финансово-олигархической идеей англо-голландского империализма",— утверждает Линдон Ларуш. При этом о последней, корни которой возводятся к субъективному "эмпиризму" Канта и языческим культам Римской империи, в противовес "классической" идеологии Платона, он отзывается весьма негативно: "Не стоит удивляться, что сегодняшнюю доминирующую идеологию, проповедуемую Бжезинским и Хантингтоном, я квалифицирую как культ вселенского фашизма, корни которого в фашистской диктатуре Наполеона III и неоромантической эпидемии культурного пессимизма, следы которого, через Адольфа Гитлера, Мартина Хайдеггера и Теодора Адорно, ведут к экзистенциализму Шопенгауэра и Ницше. Только эта новая эпидемия фашизма гораздо хуже той, что была в 20-х и 30-х годах".
В контексте этих философских экскурсов Ларуш прямо указывает на те общественно-политические силы внутри США, которые могли быть заинтересованы в трагедии 11 сентября, связывая их с фашизмом.
"Мы хотим привлечь внимание к трем моментам в событиях 11 сентября.
Первый. Сама по себе попытка заговора среди военных могла сыграть роль своеобразного "детонатора" для развития операции в целом. Наихудшим результатом могла стать эскалация ядерного соперничества между США и Россией, чему помешал своевременный телефонный разговор между американским и российским президентами.
Второй. Этот заговор, вероятно, является составной частью политики "столкновения цивилизаций", которую проповедуют Збигнев Бжезинский, Самюэль Хантингтон и им подобные. Именно эта политика является причиной и вдохновителем трагедии 11 сентября. Между сторонниками и противниками идеи о "столкновении цивилизаций" давно идет борьба как внутри правительства США, так и в национальных СМИ. По сути, это столкновение мнений по поводу переноса "антитеррористической войны" в Ирак.
Третий момент, на который стоит обратить внимание, это подстрекательская роль Израиля в событиях 11 сентября. Очевидно стремление нынешнего израильского режима к расширению "войны с терроризмом", что может привести к самоуничтожению Израиля как государства. Понимание такой опасности привело премьер-министра Рабина к подписанию "Соглашений" в Осло. Однако именно эти "Соглашения" и послужили мотивом его собственного убийства и последовавшей за ним сменой власти и политического курса.
Сегодняшняя политика Израиля с упором на военные действия саморазрушительна. Только с учетом трех вышеупомянутых моментов, встроенных в более широкий контекст усиливающегося глобального экономического кризиса, можно дать объективную оценку событий 11 сентября...
В подтверждение этого достаточно упомянуть печально известное дело "Мега" (Mega) — обнаружение агентов израильских спецслужб в рядах сотрудников безопасности Белого Дома и президента Клинтона. Вряд ли можно исключить и то, что деятельность спецслужб Израиля тоже сыграла свою пагубную роль в процессе, который и привел к трагедии 11 сентября...
В те минуты, когда объятые пламенем башни-близнецы Всемирного Торгового Центра (ВТЦ) еще даже не обрушились, я, находясь в радиостудии для участия в заранее запланированной беседе, сразу указал, что это не террористическая акция, а заговор, целью которого являлось изменение американской стратегии в определенном направлении через национальный шок, подобный Перл-Харбору. А всего через несколько часов после ударов по Нью-Йорку и Вашингтону администрация Буша без убедительного основания назвала Осаму бин Ладена и его организацию "Аль Каида" главными подозреваемыми, при том, что эта фигура являлась креатурой ЦРУ в Афганистане и "лепилась" при активном участии Бжезинского... Чего же могли ожидать запланировавшие эту операцию люди?
Первое: усиления военной ядерной напряженности.
Второе: возникновения и распространения религиозно-этнических войн...
Очевидно, что стратегической целью попытки государственного переворота было втягивание США в Ближневосточный конфликт на стороне Израиля и развитие глобальной геополитической ситуации по сценарию Бжезинского под названием "столкновение цивилизаций".
Этот сценарий был давно разработан пресловутым Збигневом Бжезинским и его верным "Лепорелло" Самюэлем Хантингтоном. Он пользуется большой популярностью среди не подверженных упрекам совести представителей обеих партий в Конгрессе, финансовых олигархов и даже членов команды Буша. Его откровенно поддерживают такие представители политической элиты, как Ричард Пёрл и Пол Вулфовитц.
Ответом Администрации США на попытку переворота стало обвинение в содеянном талибов и бин Ладена. Единственным политическим плюсом для Президента Буша можно считать то, что он не пошел на поводу геополитических теорий Бжезинского.
После удара по Афганистану продолжает возрастать угроза распространения войны на весь арабский мир. Определенные силы внутри Администрации Буша настоятельно подталкивают Президента к развязыванию войны против Ирака и к втягиванию в "столкновение цивилизаций".
Такие непрекращающиеся попытки и ожесточенная борьба мнений во всех эшелонах политического истеблишмента США со всей очевидностью показывают, что атаки 11 сентября были только частью плана, стратегической задачей которого является "столкновение цивилизаций".
Политика правительства Шарона, направленная на развязывание религиозной войны против палестинцев, в сочетании с нарастанием кризиса в мировой валютно-финансовой системе, может ввергнуть человечество в длительный период широкомасштабных военных конфликтов с применением ядерного оружия.
Именно к разжиганию глобальной религиозной войны стремились авторы трагедии 11 сентября. Только учитывая всё вышесказанное, можно найти заговорщиков. Кроме того очевидно, что именно безумные и извращенные мыслительные установки таких деятелей как Бжезинский, Хантингтон и им подобных, являются одной из первопричин трагедии 11 сентября. Их бредовые идеи уходят корнями к современным "Мефистофелям" типа ныне покойного профессора Вильяма Янделла Элиота, последователя печально известного писателя-утописта Герберта Уэллса".
КТО ВЫ, МИСТЕР ХАНТИНГТОН?
Итак, в качестве подозреваемых по "делу 11 сентября" Ларуш советует рассматривать часть американского военного истеблишмента, его идеологов Зб.Бжезинского и С.Хантингтона, а также произраильское лобби в США. В этой связи полезно обратиться прежде всего к личности и трудам Самуэля П.Хантингтона. Хантингтон является одним из идеологов доктрины "Столкновение цивилизаций" — т.е. основной цели, к которой стремились авторы акции 11 сентября.
Хантингтон — идеологический "гуру" "реакционно-утопичес-кой" школы в среде американских военных и спецслужб. Книга Хантингтона "Солдат и государство" стала своего рода библией для американской военной касты, которая воспринимает себя как "государство в государстве". Она появилась еще в 1957 году и пережила за прошедшее время уже 18 переизданий!
Хантингтон родился в 1927 году в Нью-Йорке, узучал политические науки в Йейльском и Чикагском университетах. В 1953 году он стал помощником профессора в Гарвардском университете. После опубликования книги "Солдат и государство" в 1958 году по неизвестным причинам внезапно покинул Гарвард. В 1962 он снова вернулся туда в качестве профессора и преподает там вплоть до настоящего времени. Как и Генри Киссинджер, Збигнев Бжезинский и Мак Грегори Банди, Хантингтон был воспитанником профессора Гарварда Вилльяма Енделя Эллиота.
Книга Хантингтона "Солдат и государство" не является академическим произведением в обычном смысле этого понятия. Для написания свой книги Хантингтон использовал много других публикаций, изучал различные документы и другие источни-ки, однако его книга в первую очередь основывается на высказываниях и "инструкциях" таких "профессиональных" высокопоставленных военных, которые чувствуют в себе высокое "предназначение" и которых автор в своей книге "Солдат и государство" попросту боготворит.
Слово "профессиональный" является центральным, главным понятием для Хантингтона. Он применяет его как к военным и сотрудникам спецслужб, так и к банкирам и юристам. Причины такого отношения Хантингтона к военным заложены в том, что он считает те части конституции, в которых определяется отношение к военным и спецслужбам, устаревшими и ненужными. Особенно претят Хантингтону концепция так называемых гражданских солдат, заложенная в основном законе всеобщая воинская повинность и наличие армии резервистов. По его мнению, эти положения американской конституции являются "скрытым препятствием на пути создания военного профессионализма". Гражданский солдат, военнообязанный и резервист являются "любителями", которые как по духу, так и военно-технической подготовке не способны обеспечивать национальную безопасность. Обеспечение безопасности страны, согласно Хантингто-ну, должно осуществляться "профессиональной" военной кастой, которая обладает своим собственным, отличным от остального общества "мировоззрением", "своим профессиональным моральным обликом и духовным складом". "Профес-сиональный" военный знает и умеет делать то, на что простые граждане и политики не способны.
Замкнутый в себе мир "профессиональных" военных и выте-кающие из этого статуса максималистские требования к поведению основываются на строгости и безусловном послушании. Человек по своей биологической и психической сущности склонен к насилию, стремится к власти и овладению собственностью. Человеческая картинка "профессионального" военного поэтому "пессимистична". Государства ведут себя как отдельные личности, как это проповедуется Томасом Гоббсом в его трудах, в которых он ищет причины неизбежности войн. Происходят изменения в истории, но в ней нет прогресса. Ход истории цикличен. К этому добавляются "неизменные факторы географии" — подразумевается геополитика — как фундамент для образа мышления и деятельности "профессиональных" военных.
Свою концепцию "профессиональной" военной касты Хан-тингтон стремится обосновать тем, что ее первоначальными ав-торами якобы были немецкие военные теоретики Шарнхорст, Клаузевитц и Мольтке. При этом Хантингтон, очевидно, исходит из того, что его английские читатели не знают трудов Шарнхорста, и потому допускает столь спорные утверждения... Не удивительно поэтому, что Хантингтон бросает упрек немецким офицерам, принимавшим участие в восстании против Гитлера 20 июля 1944 года, что они "отказались от своего военного профессионализма в пользу политики".
...Хантингтон боготворит американский Юг XIX столетия, который славился феодальными отношениями в сельском хозяйстве, рабством и расизмом. Кроме того, Хантингтон любит и "феодальный" романтизм, следование средневековым рыцарским традициям, английское понятие "джентльмена" и т.д.
Он пишет: "Во время гражданской войны только Юг поддер-живал понятие военного профессионализма... Корни американского военного профессионализма уходят в консерватизм Юга XIX столетия." По мнению Хантингтона, именно тогда были заложены идейные основы американской военной касты, которые остаются и сегодня "долговременным интеллектуальным наследством". Хантингтон изображает американскую гражданскую войну как трагическое событие, но не дает никакой ясной оценки предательству и путчу конфедератов против конституции и государственного порядка США...
По Хантингтону, "профессиональные" военные стоят вне по-литики и готовы без возражений выполнить любой приказ. Для него идеалом поведения является американский морской корпус и французский Иностранный легион. "Но,— пишет он,— если политика и общество становятся слабыми и дегенерируют, тогда ультимативную ответственность за государство должна неизбежно взять на себя "профессиональная" военная каста". Он утверждает, что во время Второй мировой войны генеральный штаб в США определял не только военную политику страны, но и фактически контролировал всю внешнеполитическую линию и частично экономику США. Хантингтон цитирует высказывание адмирала Леиса, сделанного им в 1945 году: "Начальники объединенных генеральных штабов в настоящее время не подвергаются никакому предписанному законом гражданскому контролю".
Во время президентства Гарри Трумена было усилено госу-дарственно-политическое доминирование "профессионального" военного руководства. После окончания Второй мировой войны "высокопоставленные военные и военные структуры приобрели еще большее влияние, которое далеко превосходило то, что когда-либо имели военные профессионалы на американской сцене". К этом следует добавить то, что никогда раньше бывшие офицеры так активно не шли в политику и экономику. Но и тогда проблема заключалась в том, что в "определении целей американской политики слишком мало было присутствие военного мышления".
"Профессиональные" военные ненавидят "идеализм", кото-рый делает мир недееспособным. Особую антипатию Хантингтон испытывает к военным, которые чувствуют себя обязанными выполнять духовно-политическую миссию и способствовать культурному, экономическому и социально-политическому прогрессу. Глубокую неприязнь испытывает Хантингтон к генералу Дугласу Мак-Артуру. Он был, несомненно, выдающимся военным ХХ столетия, никто другой, имея относительно ограничен-ные средства (и при минимальных потерях) не смог добиться таких больших военных успехов. Хантингтон ненавидит "гениальное" у военных руководителей, чей ум и практические действия далеко не соответствовали усредненному идеологическому корсету "профессиональных" военных.
Хантингтон испытывал также глубокую антипатию по отношению к генералу Дуайту Д.Эйзенхауэру, которого он упрекал в том, что тот не сохранил верность "профессиональному" военному кодексу. Книга "Солдат и государство" была опубликована за три года до того, как Эйзенхауэр предостерег общественность Америки об опасности, исходящей от военно-промышленного комплекса. Но Хантингтон и его покровители в среде военных и спецслужб, очевидно, уже тогда знали, что Эйзенхауэр увидел, какая опасность грозит Америке с этой стороны.
В заключительной части своей книги Хантингтон описывает различия между военной академией Вест-Пойнт и находящимся поблизости маленьким городком Хайланд Фальс, восторгается военным порядком, боготворит его и пытается показать "преи-мущества" военного уклада жизни перед гражданским...
Збигнев Бжезинский, советник Джимми Картера по вопросам национальной безопасности, ментор министра иностранных дел в администрации Клинтона Мадлен Олбрайт, и проповедник американского "неоимпериализма", в 70-е годы привлек Хантингтона к работе в Трехсторонней комиссии в качестве советника. Здесь Хантингтон работал над аналитическим трудом "Кризис демократии", который был опубликован в 1975 году. Уже тогда Хантингтон писал о том, что Соединенным Штатам грозит "избыток демократии": "Эффективное функционирование демократической политической системы, как правило, требует наличия определенной доли апатии и неучастия отдельных общественных групп и индивидуалов в жизни общества... Маргинальные группы общества, такие, как черные, теперь принимают полное участие в политической системе. Однако есть опасность, что политическая система может быть перегружена очень высокими требованиями, которые слишком расширят ее функции и похоронят ее авторитет... Мы уже признали, что, возможно, есть желаемые пределы экономическому росту. Возможно, есть желаемые пределы для безграничного расширения демократии".
Хотя язык, которым написана книга Хантингтона, намеренно запутан и усложнен для понимания, основной посыл книги всё же ясен: перед лицом "кризиса демократии" — а здесь уместно добавить, что и перед лицом повторяющихся экономических и финансовых кризисов — "тяжелая ответственность" ложится на "профессиональную" военную касту.
На опасность военного "неопрофессионализма" в США ука-зал и немецкий профессор Вильфрид фон Бредов, который считает автором этой модели Хантингтона. Фон Бредов видит опасность в том, что американские вооруженные силы все больше становятся "черным ящиком". Политики в значительной степени потеряли желание и способность контролировать армию и предоставили ей "свое собственное пространство". Поэтому растет дистанцию между военными и обществом.
По словам ученого, американские вооруженные силы все больше становятся "либерально-свободной организацией", которая с презрением и озлобленностью смотрит на гражданское общество. Если идеологи военного "профессионализма" утверждают, что он стоит вне политики и партий, то "неопрофессионализм" девяностых годов уже четко политизирован. Это значит, что для демократического общества есть не очень благоприятная перспектива, состоящая в том, что в вооруженных силах укрепится осознание своей собственной особой роли перед лицом ценностей и норм гражданского общества. Если социальная дистанция достигнет однажды определенной критической величины, то будет все труднее реинтегрировать вооруженные силы в общество...
ИЗРАИЛЬСКИЕ СЛЕДЫ
Линдон Ларуш в своем анализе помимо "преступных элементов из кругов американских военных и сотрудников спецслужб", говорил также о вероятном участии в акциях британских и израильских кругов. По его мнению, стратегической целью этих актов было втягивание американского правительства в войну против арабского и исламского мира. В настоящее время становится ясно, что израильский премьер-министр Шарон и изриальские военные систематически вели линию на начало такой войны, которая одновременно вызвала бы "столкновение цивилизаций".
11 декабря 2001 г. радиостанция Фокс, принадлежащая им-перии медиамагната Руперта Мердока, обнародовала материалы, раскрывающие деятельность шпионской сети израильской разведки на территории США. Можно с уверенностью утверждать, что радиостанция Фокс получила эти материалы от правительственных учреждений США. Американские следственные органы стали проверять полученную информацию о том, что Шарон направил в Северную Америку специальные команды спецслужб, которые могли быть замешаны в событиях 11 сентября. Эта проблема всплыла в связи с выдворением из США пяти граждан Израиля, которые были арестованы 11 сентября. Они вызвали подозрение тем, что с крыши одного из домов в Хобокене (Нью-Джерси) наблюдали за пожаром и обрушением зданий ВТЦ на другом берегу Гудзона. После 11 сентября в США было арестовано более 60 израильтян.
Репортер радиостанции Фокс Карл Камерон 11 декабря 2001 года подготовил передачу под заголовком "В США задержаны израильтяне, которые подозреваются в шпионаже в пользу Израиля". В ней говорится: "В США арестовано около 60 граждан Израиля, которые подозреваются в проведении шпионажа против американского правительства. Они входят в число иностранцев, арестованных после 11 сентября.
Граждане Израиля, большая часть которых являются актив-ными агентами израильских спецслужб, задержаны на основании закона о борьбе с терроризмом. Следователи утверждают, что некоторые из них не прошли проверку на детекторе лжи, когда их допрашивали по поводу их предполагаемой шпионской деятельности против и на территории США.
Нет никаких доказательств тому, что израильтяне замешаны в событиях 11 сентября, однако следователи подозревают, что они собирали информацию перед событиями 11 сентября, но не смогли ее передать дальше. Один из высокопоставленных следователей заявил, что у израильской агентуры есть связи различного характера, но наотрез отказался назвать детали, сославшись на соображения секретности.
Радиостанция Фокс сообщила далее, что недавно в Северной Каролине израильтяне якобы снимали квартиру с целью наблюдения за группой арабов, против которых американские власти вели расследование по подозрению в связях с террористами.
Израильское посольство в Вашингтоне опровергло это сообщение и категорически исключало шпионскую деятельность Израиля против Соединенных Штатов. Представитель посольства по связям с прессой Марк Рогов заявил EIRNA, что часто бывшие израильские военнослужащие приезжают в США на заработки.
Министр иностранных дел США Пауэлл заявил по этому по-воду, что знает об аресте израильских граждан и поддерживает по этому поводу контакты с израильским правительством. Однако любая другая информация в этой связи является компетенцией американских спецслужб и органов дознания.
Радиостанция Фокс сообщила также, что получила "большое количество документов", свидетельствующих о том, что уже в течение многих лет против США проводилась систематическая и активная шпионская работа. Еще до событий 11 сентября в результате секретных расследований было арестовано до 140 израильтян. Следователи из различных правительственных учреждений объединены с рабочую группу, которая с середины 90-х годов собирает доказательства по всему комплексу этих проблем, которые свидетельствуют о том, что речь идет скорее всего о хорошо организованной разведывательной деятельнос-ти... Целью этой работы является проникновение на военные базы, в органы, занимающиеся борьбой с наркобизнесом, ФБР и правительственные учреждения. Многие израильтяне занимались шпионской деятельностью под прикрытием продавцов в американских торговых центрах.
Репортер Камерон делает следующее заключение по мотивам шпионской деятельности израильских спецслужб: "Расследование федерального статистического ведомства показало, что Израиль, по данным американских спецслужб, проводит против США и их союзников активную разведывательную работу. По мнению представителей военной разведки США, Изра-илем движет "сильный инстинкт выживания", и он активно собирает военную, промышленно-технологическую и другую информацию, и в этом смысле США являются основной целью израильтян. Израиль располагает для этого достаточными ресурсами и техническими возможностями".
Другими важными центрами шпионской деятельности Израиля являются две израильские фирмы по разработке и поставке программного обеспечения для компьютеров (Softwaren) — Amdocs и Comverse Infosys, исследовательские работы которых финансируются правительством Израиля.
Amdocs снабжает большинство телекоммуникационных фирм программным продуктом, который автоматически в режиме реального времени обеспечивает расчеты по телефонным переговорам, факсовой связи и пользованию интернетом. (Клиентом фирмы является и немецкий Телеком). По всему миру у этой фирмы работают тысячи сотрудников, которые отвечают за установку и профилактику аппаратуры программного обеспечения. Эти программы позволяют с целью подсчета стоимости телекоммуникационных услуг в режиме реального времени вести постоянный контроль за телекоммуникационными сетями. По свидетельству источников в правительстве США, эти программы позволяют скрытно снимать информацию, проходящую по телекоммуникационным системам.
В частности, существовали подозрения относительно обо-рудования, установленного в главной квартире фирмы Amdocs в Честерфильде (Миссури), с помощью которого можно было передавать "снятую" информацию непосредственно в Израиль.
Другая фирма Comverse Infosys продает полиции и органам юстиции программное обеспечение, позволяющее прослушивать телефонные переговоры подозрительных лиц, против которых ведется расследование.
Первый сигнал о том, что операции полиции по подслушиванию разговоров преступников контролировались самими преступниками, был получен в 1997 году в Лос-Анджелесе. Речь шла о разработке полицией израильского преступного синдиката, занимавшегося распространением в США наркотика "экстази". Как стало известно полиции, ганстеры прослушивали пейджеры, мобильные и даже домашние телефоны полицейских. Когда полиция попыталась установить, как эта закрытая информация поступает к преступникам, она вышла на эти две израильские фирмы, которые снабжали полицейские органы программным обеспечением компьютеров, задействованных в акциях подслушивания.
По сообщению американских органов по борьбе с наркоти-ками (DЕА), израильские преступные синдикаты, которые через русских иммигрантов поддерживают связь с русской мафией, в последние годы поставили под свой контроль экспорт наркотика "экстази" в Северную Америку. По словам сотрудника DЕА, помощника специального агента Михаеля Брауна (май 2000 г.), почти весь рынок "экстази" находится в руках израильской организованной преступности, которая использует для нейтрализации полицейской слежки современные и очень дорогие коммуникационные и шифровальные средства.
По материалам полиции, израильская мафия для доставки таблеток "экстази" в США воспользовалась прошлым опытом контрабанды алмазов из Амстердама и Антверпена. Четыре или пять израильтян, арестованных властями США после 11 сентября вызвали подозрение тем, что отказались эвакуироваться из квартиры, находившейся поблизости от ВТЦ в Нью-Йорке. Выяснилось, что в этой квартире располагалась верхушка "экстази"-мафии.
В соответствии с действующим американским законодатель-ством, телекоммуникационные фирмы должны постоянно иметь в своих сетях возможность для подключения к ним органов следствия, которые в необходимых случаях и по постановлению суда могли бы получить доступ к телефонным разговорам и другим трансакциям подозреваемых лиц. Радиостанции Фокс стало известно, что кто-то из управления ФБР в штате Вирджиния позаботился о том, чтобы эта система прослушивания использовалась фирмой Сomverse Infosys. Кроме того, стало известно, что некоторые правительственные чиновники после увольнения с государственной службы нашли работу на этой фирме. Так, председателем правления фирмы Comverse Governement Systems Co., дочерней фирмы израильской Comverse Infosys, продающей программное обеспечение для компьютерного оборудования системы подслушивания правительственным службам, был Роберт Марш, бывший генерал ВВС США.
По иронии судьбы, этот генерал Марш при президенте Клинтоне был руководителем государственной "комиссии по защите критических структур", в задачу которой входила защита коммуникационных систем, по которым передавались закрытые сведения, от нежелательного подслушивания и создания помех.
21 мая лондонская "Таймс" сообщила, ссылаясь на источ-ники в американском правительстве, что израильское прави-тельство прослушивало интернетовскую почту и другую элект-ронную связь президента Клинтона. Сам президент в беседе с Моникой Левински сказал, что его телефонные разговоры прослушиваются другим государством (он не уточнил, каким). По сообщению "Таймс", израильские агенты якобы проникли в фирму Telrad, которая по поручению крупнейшего телеконцерна Север-ной Америки Nortel занималась установкой в Белом доме новой телекоммуникационной системы.
Ни радиостанция Фокс, ни информационное агентство EIRNA в настоящее время ничего определенного не могут сказать о возможном участии 60 арестованных израильтян в акции 11 сентября. Фокс только дала понять, что израильские агенты, возможно, получили предварительную информацию о нападении, которая не была сообщена американскому правительству. Если дело обстоит так, то это ужасно. Но нужно поставить другой, более важный вопрос: какие службы и лица в американском правительстве в течение многих лет прикрывали шпионскую деятельность Израиля и почему?
С 1993 по 1999 год одним из самых высокопоставленных сотрудников ФБР в деле борьбы с терроризмом в составе засек-реченного подразделения ФБР — Intelligence Devision был некий Нейл Херман. Он руководил особой группой по борьбе с терроризмом в Нью-Йорке как раз во время взрыва в ВТЦ в феврале 1993 года. До сего времени никто не может объяснить, почему ФБР не смогло предотвратить террористический акт, хотя в арестованной после взрыва группе лиц был агент ФБР.
К 1999 году Херман дослужился до руководителя отдела по борьбе с терроризмом в выше упомянутой Intelligence Division, но в этом году он вдруг покинул ФБР и вместо этого стал руководителем "Fact-Finding Division", входящей в состав Anti-Defamation Lеague (АDL) в Нью-Йорке. Этот отдел по сбору и анализу информации тесно сотрудничает с израильскими правительственными учреждениями и дает поручения различным фирмам и отдельным лицам по сбору данных в связи с проведением расследований. Одним из таких лиц был Graham Knowles, связник к агенту в группе, которая была арестована в связи с терактом в 1993 году в ВТЦ, другим — Roy Bullock из Сан-Франциско. Последний использовался в 1993 году Ведомством по охране конституции ФРГ как "эксперт по экстремистским проявлениям". Он как раз находился для переговоров в Берлинском ведомстве по охране конституции, когда полиция провела обыск в его доме в Сан-Франциско. ФБР начало расследование против него в связи с подозрением в передаче секретных правительственных документов иностранной разведке.
Начиная с 1986 года, с известного шпионского дела Джонатана Поларда, который был приговорен к пожизненному заклю-чению как израильский шпион, до недавних арестов в связи с событиями 11 сентября, со стороны высокпоставленных лиц в правительстве США все время саботировались меры по пресечению шпионской деятельности Израиля, часто с помощью мощного политического давления. Подобная ситуация требует как можно быстрее прекратить эту коррупцию и одновременно свидетельствует о том, как трудно это сделать. А так как фирмы Amdocs и Comverse Infosys представлены и в Европе, нужно исходить из того, что европейские учреждения полиции и спецслужбы могли также "прослушиваться" Израилем.

КОММЕНТАРИЙ НАМАКОН: Несмотря на столь “сниженный” финал доклада, сделанного EIRNA (возможный доступ Израиля к секретной информации европейских государств — в дополнение к аналогичному доступу, который почти открыто используют США через спутниковую систему Echelon), приведенные выше сведения вызывают неожиданные аналогии между 11 сентября 2001 года в США и 19-21 августа 1991 года в СССР. И в том, и в другом случае “объектом атаки” служили системы высшей исполнительной власти сверхдержав; и в том, и в другом случае видимым “субъектом атаки” выступали так называемые “силовые структуры” внутри этих систем; и в том, и в другом случае за видимым “субъектом атаки” стоял невидимый “управляющий центр”; и в том, и в другом случае результатом атаки стало желательное для “управляющего центра” изменение идейно-политических приоритетов атакованных с помощью нетрадиционных методов и осознавших свою уязвимость систем высшей исполнительной власти сверхдержав.
Основное расхождение заключается в том, что президент Буш, в отличие от президента Горбачева, проявил достаточную политическую гибкость и сохранил реальный контроль за вооруженными силами страны и ее системой безопасности в целом, не позволив выдвинуться на первый план американскому аналогу Бориса Ельцина (не исключено, что к этой роли после “президентского спектакля” конца 2000 года был готов Альберт Гор и верхушка Демократической партии США в целом). Похоже, именно это обстоятельство заставило “управляющий центр” свернуть сценарий “военного путча”, заменив его сценарием “атаки исламских террористов”. Однако ценой подобного сохранения власти стало постепенное “втягивание” США в военно-политический конфликт с арабским миром, резко снижающий “степени свободы” администрации Буша в предстоящем процессе дробления “однополюсного” мира на “многополюсный”.


Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой