Авторский блог Редакция Завтра 03:00 10 июня 2002

КИНО ПРО ВОЙНУ

0
24(447)
Date: 11-06-2002
Author: Владислав Шурыгин
КИНО ПРО ВОЙНУ
Сегодня снимать фильмы о Второй мировой войне и легко и сложно одновременно. Легко потому, что все меньше остается тех, кто эту самую войну видел и помнит, и совсем немного тех, кто в этой войне участвовал и может авторитетно судить об увиденном на экране. Поэтому теперь у зрителя на ура может "прокатить" любая кинофальшивка (типа "U— 570"), а то и вообще стать чуть ли не " настоящей хроникой Второй мировой", как масштабная и зрелищная фантастика оскароносного Спилберга "Спасти рядового Райана".
А сложно потому, что интереса к событиям полувековой давности становится все меньше и меньше. Для молодежи Вторая мировая война уже так же далека, как и походы Наполеона. Она уже никак не воздействует на сегодняшнюю реальность. Итоги ее давно пересмотрены. Большинство государств — участников этой войны — уже раз поменяло и свое государственное устройство, и свою официальную политику по отношению к тем событиям.
Та же Германия из страны агрессора, давно стала одним из опорных столпов НАТО и влиятельнейшей державой Запада. Кто теперь помнит, что за 5 лет Мировой войны немцы уничтожили почти 40 миллионов человек и сами потеряли 10 миллионов?
Увы, но из главного события второй половины XX века Вторая мировая сегодня уже все больше становится предметом военной истории. И потому каждое обращение к ней современного кинематографа особенно интересно.
Советский кинематограф, как ни один другой национальный кинематограф, сделал много для создания образов Второй мировой войны. Именно СССР снял фильмы, ставшие мировой классикой кино о войне: "Баллада о солдате", "Летят журавли", "Отец солдата", "Горячий снег", "Освобождение", "Они сражались за Родину" и еще целый ряд лент.
С самого начала войны и почти до конца 80-х тема Великой Отечественной войны стала одной из самых главных тем советского кино. Из примерно 200 фильмов, выпускавшихся в СССР в год, треть фильмов так или иначе было связано с военной тематикой. Именно поэтому в военных киноархивах Голливуда самое большое количество фильмов на военную тематику именно советских. Современный американский военный кинематограф во многом вырос из советской военной фильмографии. И кинокритики не раз отмечали "похожесть" видовых планов и сюжетных ходов того же "Спасти рядового Райана" Спилберга и "Освобождения" Озерова. Историографы Спилберга отмечали, что приступая к "Рядовому…", Спилберг пересмотрел десятки военных фильмов и особенно интересовался советскими лентами.
Я ни в коем случае не утверждаю, что Спилберг что-либо "слизал" у Озерова или еще у кого-нибудь, но мне кажется достаточно очевидным влияние советского военного кино на "военные" проекты Спилберга. Так же, как трудно спорить с тем, что знаменитые первые "Звездные войны" Лукаса были своеобразным пересказом "Скрытой крепости" Куросавы. Прямого копирования нет, но сюжетное влияние бесспорно.
За последний два года из заметных работ на тему Второй мировой войны можно отметить четыре ленты. Голливуд выдал мегапроект "Перл — Харбор" и боевик " U — 570"; европейцы сняли эпическую мелодраму "Враг у ворот"; в России вышел первый за почти целое десятилетие классический военный фильм "В августе 44-го".
Конечно, напрямую сравнивать все эти работы нельзя. Слишком разные подходы, слишком разные бюджеты и слишком разные цели преследовали авторы этих фильмов. Если "Перл-Харбор" — продукт новых компьютерных технологий, то "В августе 44-го" — классический компактный военный детектив.
Но все же критерии для сравнения есть.
Прежде всего это взгляд режиссеров на войну. Несмотря на то, что он у каждого свой и многое роднит. Все эти режиссеры не видели войну, не участвовали в ней и, как следствие, каждый из них снимал войну так, как он себе ее представлял. Отсюда и кинореальность.
Второе — это цели.
Американцы в "Перл-Харборе" в очередной раз занялись переписыванием собственной истории. Из огромной исторической драмы гибели тихоокеанского флота США в бухте Перл-Харбор утром 11 декабря 1941 года на свет родилась слезливо-сусальная сказка о любви молодого летчика и медсестры под грохот торпед и вой японских пикировщиков.
Попутно зритель уяснил, что атака японцев на главную базу американского флота удалась лишь чудом, случайно. И вообще, как бы "не совсем" удалась. Потому что американские разведчики вовремя раскрыли замыслы японцев, но только "чуть-чуть" опоздали. Но зато отдыхающие плейбои-летчики успели кучу японских самолетов сбить, и даже бравый негр-повар линкора в одиночку из зенитного автомата отбил целый налет на свой "дредноут".
После "Перл-Харбора" становится просто непонятно, как могли после этого японцы еще четыре года отчаянно сопротивляться такой огромной военной махине, как США…
"U-570" — это вообще образец столь махрового вранья, что обсуждать его всерьез просто неудобно. На этот фильм обиделись даже всегда либеральные к проделкам американцев англичане, которые 9 мая 1941 года смогли захватить поврежденную немецкую подлодку U-110 со знаменитой шифровальной машиной "Энигма-М3" на борту. В американском варианте "Энигма" оказалась на "U-570" (эта лодка сдалась англичанам в августе 1941 года около Исландии), которую захватил американский "спецназ" в результате хитроумной операции американской военной разведки, подманившей немцев на переделанную "под немцев" свою лодку. Англичанами в этой "киноэпопее" вообще не пахло. Апофеозом этого бреда стала сцена, где несколько морских пехотинцев и моряков с американской субмарины в считанные секунды овладевают навыками управления захваченной лодкой, погружаются (!), уклоняются от торпед (!!!) и уже через две минуты после погружения браво топят немецкую подлодку, атаковавшую их…
В этот раз американцы не захотели делиться славой даже с союзниками.
Европейский проект "Враг у ворот" — это эпическое полотно об обороне Сталинграда, показанное через дуэль русского снайпера-самоучки Зайцева и немецкого "уберменша" Абста. Режиссер этого фильма считается одним из лучших режиссеров современного европейского кино. И в "Враг у ворот" он попытался вложить весь свой талант.
Вообще этот фильм подкупает попыткой показать европейцам Вторую мировую войну глазами русских, что почти никогда ранее не делалось. Русские в западной военной кинематографии это либо ужасные серые орды диких азиатов, только и мечтающих о том, как умереть под пулеметами арийцев, либо какая-то нелепая смесь пьяного циркового медведя с прусским фельдфебелем.
"Враг у ворот" — картина, снятая, безусловно, с сочувствием к России. И в этом ее главное достоинство. Но, увы, недостатки картины с избытком покрывают ее достоинства.
Главные из них — идеологические. Понимание и оценка режиссера битвы на Волге целиком и полностью находятся во власти идеологических штампов, почерпнутых из западных агиток, мемуаров обиженных немецких "пораженцев" и штампов советских диссидентов. Поэтому фильм буквально напичкан злобными беспощадными "комиссарами", тупыми, трусливыми генералами, которыми командует почему-то Никита Хрущев (на тот момент лишь член военного совета Сталинградского фронта — одного из трех фронтов, участвовавших в этой битве). А русских солдат тысячами гонят на убой "за Сталина", как баранов на бойне, не считаясь ни с жертвами, ни со здравым смыслом. Широко представлен в фильме весь набор антисоветских штампов середины 70-х годов — и генеральские столы, ломящиеся от водки и икры, на фоне черствого хлеба солдат, и беспощадное НКВД, и доносы, и высокопарные комиссарские спичи.
Столь убогая и односторонняя трактовка Сталинградского сражения очень скоро вызывает недоумение, а потом и просто утомляет.
Вторая группа ошибок стилистическая. Режиссер снимал войну, так как он себе ее представлял. А представлял он ее себе так, как ее может представлять французский режиссер, всю жизнь проживший в сытно-спокойном Париже, для которого отсутствие "пипифакса" едва ли не самый страшный признак разрухи.
Поэтому подвальное жилье русской семьи в фронтовом городе — это смесь дома бедняков из "Отверженных" Гюго и парижской ночлежки для бедных. Скромненько, но со вкусом. Ее поочередно посещают то немцы, которым, видимо, интересно изучать жизнь аборигенов, то русские, у которых здесь что-то типа филиала казармы. Русский мальчик совершенно свободно передвигается через линию фронта и обратно. На одной стороне (у немцев) он занят "малым бизнесом" — чистит оккупантам сапоги, на другом (у русских) восторженно наблюдает за становлением главного героя.
Француз себе просто не может представить, что люди могли месяцами жить вообще без света, питаться "отморозками" — выкопанной мороженой картошкой и отрубями, пить воду из луж и талого снега…
Русские позиции — это вообще причудливая смесь кабака и бардака, где в перерывах между самоубийственными атаками русские солдаты бесконечно поют и танцуют с невесть откуда взявшимися солдатками под балалайку и гармошку, лихо пьют и тут же мучительно спариваются прямо среди спящих на полатях товарищей. Ну, видимо, именно так режиссер себе представляет Советскую Армию, ничего с этим не попишешь…
Одной из первых отечественных лент "проклятого десятилетия" о войне стал фильм режиссера Михаила Пташука "В августе 44-го". В нем заняты такие известные актеры, как Евгений Миронов, Владислав Галкин, Юрий Колокольников, Беата Тышкевич, Алексей Петренко, Александр Феклистов, Рамаз Чхиквадзе, Александр Балуев.
Пересказывать сюжет фильма нет смысла. Пожалуй, нет сегодня в России образованного человека, который бы не читал известнейший приключенческий роман Владимира Богомолова "Момент истины".
События фильма происходят в августе 1944 года. На территории уже освобожденной Белоруссии действует разведгруппа противника, которая регулярно выдает в эфир стратегически важную информацию, которая может вскрыть готовящееся наступление. Так возникает дело военной контрразведки "Неман", главную роль в которой предстоит сыграть капитану Алехину (Е. Миронов) и его оперативной группе СМЕРШ.
…Конечно, было более чем любопытно увидеть едва ли не первую экранизацию известного романа, долгие годы считавшегося "неснимаемым", как "Мастер и Маргарита" Булгакова. Действительно, представить себе, что можно перенести на экран всю многомерную ткань романа, с его диалогами, "документалистикой" и изощренной, напряженнейшей динамикой "одного жеста", очень сложно.
Для создания таких фильмов нужен уже не просто талант, а целая режиссерская концепция. Так в свое время гениальный Милош Форман смог переложить на ленту роман Кизи "Пролетая над гнездом кукушки" так, что фильм стал абсолютно самостоятельным художественным явлением.
Такая же задача стояла и перед Пташуком.
Скажу сразу: фильм получился.
Проблема, перед которой стоит сегодня российское кино, это проблема "цивилизационная". Кино сегодня все больше становится уже не просто средством развлечения ("старый" Голливуд), и даже не инструментом идеологии (советский "Мосфильм"), а главным инструментом конструирования реальности. Сегодня кино стало настолько реалистичным, что позволяет зрителя отправлять на машине времени в прошлое или будущее. Бюджеты многих фильмов намного превосходят "бюджеты" реальных событий, которым они посвящены.
Сегодня воздействие кино на зрителя таково, что он все больше представляет себе прошлое и будущее в терминах и образах Спилберга, Лукаса, Скота и других "магов" кино.
В России всегда было великое кино. Наш кинематограф всегда шел ноздря в ноздрю с мировым кинематографом. И только в конце 80-х началась постепенная деградация отечественного кино. Пока Голливуд вкладывал огромные средства в создание новой технологической базы кино, советские экраны заполнило огромное количество дешевых "перестроечных" лент антисталинской и антисоветской направленности. Как итог — кинотеатры опустели. Прокат, приносивший некогда миллионные прибыли, рухнул. Киностудии опустели и развалились. Бюджет кино ужался до смехотворной суммы. И сегодня Россия больше не может конкурировать с Америкой в генерировании кинореальности. Возможности России сегодня не превышают уровня "локального" кино, создания "мыльных" сериалов, боевиков и камерных мелодрам. Но мировую историю и культуру контролируют и конструируют "Дрем Ворк", "Коламбиа", "ХХ век Фокс" в своих "Гладиаторах", "Титаниках", "Звездных войнах" и "Астероидах".
Если Россия не сможет создать собственную индустрию кино, не предложит собственную концепцию кино и его места в обществе, то Россия останется под мощнейшим идеологическим прессом Голливуда и не сможет эффективно контролировать собственное информационное и культурное пространство. А это, в свою очередь, чревато утратой национальной безопасности и идеологии.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x