Авторский блог Редакция Завтра 03:00 10 июня 2002

ГОРЬКИЕ «ПРЯНИКИ» 42-Й ДИВИЗИИ

0
24(447)
Date: 11-06-2002
ГОРЬКИЕ «ПРЯНИКИ» 42-Й ДИВИЗИИ
Воссоздавая части и подразделения 42-й дивизии, никто ни в Генштабе ВС РФ, ни в штабе Северо-Кавказского военного округа иллюзий и воздушных замков по поводу пребывания в Чечне мотострелкового соединения не строил: это тот самый случай, когда проблемы были, есть и наверняка будут.
Немудрено, что ввиду особого обилия тягот и лишений военной службы в данном неспокойном регионе, государство определило пять стимулирующих "пряников" для офицеров и прапорщиков, осознавая, что только кнутом системы взысканий здесь не обойтись.
Подразумевалось, во-первых, что материальная компенсация в размере до 950 рублей за сутки участия в контртеррористической операции решит все финансовые проблемы постоянного состава 42-й гвардейской.
Вторая "завлекаловка" обольщала тем, что по истечении двух лет пребывания в Чеченской Республике предполагалось заменить каждого отслужившего свое в "горячей точке" кадрового военного в тот район, который выберет он сам.
Третье — оно же основное — это обязательное предоставление бесплатных квартир по месту службы на Большой земле.
Четвертый плюс — достойная оценка ратного труда государственными наградами.
И последнее — незамедлительное оформление досрочных званий. Или, говоря проще, обеспечение стремительной "звездной карьеры".
Два года, пока личный состав 42-й дивизии гонял по равнинам и горам оставшихся бандитов, пролетели незаметно.
Военные свою часть обязательств выполнили. А власти?
КАЖДОМУ — ПО ВОЗМОЖНОСТИ Если говорить про "боевые", то здесь все понятно даже школьнику: их практически нет. В мае прошлого года главный финансист Министерства обороны Любовь Куделина в связи с бедностью государства их отменила, предоставив совсем неадекватную замену. А именно — тройные командировочные, ежесуточная сумма которых была лимитирована 155 рублями.
— А когда командировочные в этом году возросли до сотни целковых, нам почему-то стали выплачивать только удвоенные "полевые" — по двести рублей за сутки в Чечне, — огорчается командир взвода старший лейтенант Алексей Лежнев. — И совсем непонятно, откуда такая несправедливость?
С полуторным денежным окладом и упомянутыми "полевыми", плюс — когда-никогда — мизерными выплатами за участие в боевых действиях у того же Лежнева и равным ему по должности иногда даже "зашкаливает" за десять тысяч рублей в месяц.
— Сумма, конечно, немалая. На Большой земле, то бишь в мирных гарнизонах, многим офицерам приходится "пахать" за такие деньги полный календарный квартал — соглашается командир артиллерийского дивизиона подполковник Эдуард Пархоменко.— Но ведь и новички, а тем более старожилы контртеррористической кампании, прекрасно помнят те горячие дни, про которые как никогда точно сказано: по труду и честь. Я имею в виду те самые "боевые".
Естественно, военным есть с чем сравнивать. И подобные соотношения отнюдь не в пользу нынешней компенсации за службу в "горячей точке". Как бы то ни было , а тогда практически за ту же самую "суету" выплачивали, как минимум, вчетверо больше.
Ждать коренных перемен в июле, когда (не исключено!) осуществится так долго рекламируемое повышение денежного содержания военнослужащим, увы, не приходится.
По этому поводу сотрудники аналитического отдела Генерального штаба ВС РФ провели соответствующие исследования, в ходе которых выяснили, что уже в сентябре-октябре это самое повышение будет добросовестно съедено инфляцией. И, в частности, по этой причине 15-20 процентов кадрового состава Вооруженных Сил уйдут из армии по собственному желанию.
В отношении 42-й дивизии аналитики умножили свои расчеты на два, по количеству и срокам.
ВОЛЬНОМУ — ВОЛЯ Второй "пряник" — свобода выбора дальнейшего места службы — тоже оказался пшиком. И сразу по нескольким позициям.
Сразу оговоримся: замена отслуживших в Чечне два года кадровых военных идет по плану. Дабы не нарушать нарождающихся традиций дивизии, ее было решено провести в три этапа: с мая по август; с сентября по декабрь 2001 года. И крайний — с января по май года нынешнего.
На первом этапе в район проведения контртеррористической операции прибыло вовремя около 30 процентов заменщиков. Второй этап ограничился 25 процентами. Последний прогнозируется заменой опять около трети отслуживших свое в "горячей точке".
Другими словами, вместо десяти ушедших, в батальоны и дивизионы приходят только три офицера или прапорщика.
— Из нашего полка, расквартированного в Ленинградском военном округе, согласие на дальнейшее прохождение службы в составе 42-й дивизии выразили только два командира взвода, — открывает тайны отношения офицеров с Большой земли к службе "здесь" старший лейтенант Владимир Маслов. — Остальные кандидаты "сюда", которых было около двух десятков, тут же написали рапорта на увольнение.
Маслов считает, что в Чечню едут служить только романтики и закоренелые патриоты. Но и тех, и других, судя по его воинской части, становится все меньше.
Романтики в гарнизонах 42-й хватает. И не только боевой. Кадровые военные живут в общежитиях по трое-четверо человек в комнате. И по утрам в такой трехкомнатной квартире, пардон, выстраивается получасовая очередь в туалет и полуторачасовая — в ванную комнату. Перебои со светом и водой стали скорее правилом, нежели исключением.
Да и в родных гарнизонах "чеченцев" отцы-командиры встречают отнюдь не с радостной улыбкой. К примеру, те, кто прибыл из Борзоя (а именно этот высокогорный гарнизон формировал ЛенВО) в большинстве своем были определены на должности на ступень ниже. Мотивация при этом проста: да, ваши заслуги перед армией неоспоримы, но вакансий нет.
Полковник Анатолий Тропин — из тех офицеров Чечни, для которых каждый день был по-настоящему боевым. Его служба в Шали не давала поводов для расслабления. Он и сейчас, после контузии, передвигается с палочкой. Так вот, кадровикам СКВО едва удалось "воткнуть" Тропина в штат расформируемой части.
— Все на первый взгляд понятно, — не теряет оптимизма Анатолий Андреевич. — Армия сокращается, денег на содержание полков — кот наплакал… Но ведь там, наверху, когда два года назад убывающим в Чеченскую Республику обещали райские кущи, разве об этом не знали?
Знали, конечно. Но как всегда понадеялись на наше неизбывное авось: главное — пожар затушить, а потом посмотрим.
И ТОЛЬКО "КВАРТИРНОМУ" — РАЙ Определение места жительства замененных из Чечни офицеров — одна из самых больных тем, которая в идеале должна выглядеть так: куда заменился, там и прижился. Получи свои желанные квадратные метры по месту службы — и будь доволен.
Но в реальности все выглядит не совсем так. Жилье для заменяемых выделили только к третьему этапу замены. На всю дивизию — 30 квартир в Подмосковье и 20 — в районе Минеральных Вод.
Что и говорить: рядом со столицей выбрать место военной службы несложно — придворных частей там еще со времен Ивана Грозного в избытке. А вот что делать военным в Минводах, где нет ни мотострелков, ни артиллеристов — большой вопрос. Для выказавших желание прописаться во всероссийской здравнице есть только три выхода: пойти служить в местный батальон милиции, податься к военным строителям или опять-таки уволиться.
— Угадайте с двух раз: кто-нибудь из взводных и ротных получил жилье? — лукаво спросил командир взвода старший лейтенант Владимир Прищепин. Впрочем, этим вопросом он уже и выдал ответ.
— Выделенное количество квартир — это менее 10 процентов от необходимого заменщикам количества жилья, — констатирует заместитель командира дивизии по воспитательной работе полковник Сергей Цыганенко.— Но "пробить" большее не в силах даже самые высокие военные чины на Арбате.
Относительно спокойно чувствуют себя в этой ситуации лишь те, кто пришел в дивизию уже имея жилплощадь на Большой земле. Почему относительно? Да потому, что по армейско-народной статистике практически каждый шестой "женатик" за годы пребывания в Чечне получил официальный развод. Долгая разлука, как известно, испытание сложное...
"Квартирных" в Чечне не более десяти процентов. Остальным пока приходится лишь грустно разводить руками: пролетают, как фанера над Парижем. И опять приходится уповать на увольнение в запас: лишь тогда есть надежда получить жилищный сертификат.
МОЛОДЫМ — ВЕЗДЕ У НАС ДОРОГА. А "СТАРИКАМ"? Обещания по поводу наград и званий можно объединить в одну главку: в конечном счете, эти две составные выражают отношение государства к воинскому труду (в данном случае — к службе в "горячей точке").
Нет смысла лукавить: невозвратные потери в 42-й гвардейской мотострелковой есть. И, увы, исчисляются они не единичными случаями. Как бы ни именовался проходящий этап контртеррористической операции, назвать его пассивным в плане боевых операций никто не сможет.
"Наградники" 42-й работают в напряженном ритме: только в прошлом году в вышестоящие органы было отправлено свыше тысячи представлений на отличившихся военнослужащих.
А вот в Главном управлении кадров ордена и медали "зажали". И выделили на все развернутое соединение аж… 92 награды.
Логика кадровиков железная и полностью подчинена линии президента РФ. Сказал он, что этап активных боевых действий завершился еще в прошлом году — значит, в нынешнем количество подвигов должно быть строго регламентировано. Под стать налаживающейся мирной жизни в республике. Какие могут быть подвиги, если все официальные лица утверждают, что этих самых бандитов в Чечне — мелкие отряды?!
— У нас в гарнизоне — как в той большой деревне: все знают все, — улыбается старший офицер батареи старший лейтенант Михаил Морозов. — Так вот, доподлинно известно: количество государственных наград на дивизию — по пальцам можно перечесть. В ходу все больше медали министра обороны " За отличие в военной службе".
Заметим, что эту медаль можно получить, не выезжая в "горячую точку". К примеру, по итогам учебного года.
А вот артиллеристы того же Морозова только в течение одной спецоперации уничтожили 15 бандитов.
Многие "богам войны" завидуют: дескать, стоишь себе на огневой позиции — и в ус не дуешь. Но ведь в обязанностях того же Морозова и других офицеров дивизиона — лазить со спецназом по горам в роли арткорректировщиков, выполнять специальные задачи по огневому обеспечению тех же адресных операций.
Особого сожаления по поводу скудного ручейка наград Михаил не выказывает. Хотя в разговоре чувствуется, что офицер относится к этой проблеме болезненно.
Не за себя болит у него душа. А за солдат и сержантов батареи, чье мастерство позволяет ремонтировать самоходную артиллерийскую установку … в движении на марше.
Звездный рост — тоже проблема с острыми краями.
— Все командиры взводов прошлого года выпуска уже стали старшими лейтенантами, — не без гордости за свое поколение говорит командир взвода старший лейтенант Константин Сомов. — Некоторые уже даже ротами командуют. Наверное, и мне скоро роту дадут...
Да, на низовых офицерских должностях есть повод для "звездного" оптимизма. А вот у старших офицеров насчет должностей — не протолкнуться. Ушли в небытие высказываемые ранее призрачные обещания присваивать воинские звания на ступень выше занимаемой должности… Все по той же причине: жизнь в Чеченской Республике стабилизируется...
С последним доводом очень хотелось бы согласиться. Но ведь только по официальным заявлениям командующего ОГВ (с) генерал— полковника Владимира Молтенского, в республике действуют около полутора тысяч активных бандитских "штыков". Засады и фугасы они готовят далеко не шуточные. И война все же продолжается.
Подполковник А. САПРОНОВ

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x