Авторский блог Андрей Фефелов 03:00 26 ноября 2001

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ФАНТОМ

0
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ФАНТОМ
48(417)
Date: 27-11-2001
Парадоксальный контекст романа Александра Проханова "Господин “Гексоген" заключается в том, что последовательный государственник, "последний солдат империи", редактор радикальной национал-патриотической газеты написал, по сути, антиэтатистское произведение.
Главный герой Проханова, отставной генерал КГБ Виктор Белосельцев, "проходя сквозь века и страны в обличье всех рас земных", сжился с идолами и богами земной цивилизации, сполна платил им дань, и, видимо, для того, чтобы однажды, на исходе своих дней, в дождливых осенних сумерках, оглянувшись, с изумлением узреть мокрое и скользкое пепелище, оставшееся на месте сожженного пантеона.
Одним из поверженных, обуглившихся идолов является в прохановском романе идея государства.
Государственный механизм здесь представлен в виде каскада заговоров, провокаций и преступлений. Кровавой нитью тянутся темы смерти, тления, страданий и деструкции — все это связано с государством.
Его символами в романе являются дерево, на котором вместо плодов развешаны разорванные части человеческих тел; разъятая и иссохшая мумия Ленина, с которой в секретной лаборатории стекает ядовитый химический раствор; написанный на Западной стене храма библейский змей, проевший сердцевину мирового яблока.
Напрасно был "подставлен" учитель Питер, чей "форд" разнесла бомба на далеком шоссе в Мозамбике, ведь "красная империя" рухнула, не оставив и следа своего влияния на юге Африки.
Напрасно было уничтожено цветущее селение в Кадарской зоне Дагестана — ведь таинственный Избранник, ради которого была принесена эта жертва, лишен субъектности, он — не более чем "солнечный зайчик", пущенный на поверхность исторических вод.
Напрасно была убита семья русского пророка Николая Николаевича в октябре 1993 года — ведь, наклевавшись человеческого мяса, державный орел вовсе не воспарил в небеса, а тяжело рухнул под ноги банкира Зарецкого, который вольготно расположился в Кремлевских палатах.
Не случайно, что в романе явным апологетом государственной идеи выступает никто иной как больной, полуразложившийся, окруженный ворами и временщиками кремлевский властитель. Верховный Истукан пытается оправдать кровавые преступления идеей государственной пользы, но его слова звучат неубедительно.
Прототип такого государства, разумеется, не в небесах. Не заоблачный град отражается в сложном узоре града земного. Это подземный мир — мир, испещренный штольнями, скважинами, тайными гробницами и перевернутыми, стремящимися к центру Земли колокольнями, прорастает в образе существующего государства на поверхность. Поэтому его символы пусты, властители мертвы, а верные жрецы его впали в безумие.
Если к этому прибавить еще существующую в романе тему неведомого Избранника, то прохановское произведение можно трактовать в ключе канонической эсхатологии. За образами прохановской прозы незримо стоит тема последнего антихристова царства, в котором нет места праведникам.
По сути, описывается устье истории, времена истончения, умаления всяких чувств и смыслов.
Государственная идея для главного героя романа Белосельцева — есть соблазн и великое искушение. Именно этот грандиозный фантом, который сопровождал советского разведчика во время его многочисленных далеких командировок, именно он загипнотизировал отставного генерала, втянул его таинственный проект "Суахили", в процессе реализации которого сам этот фантом терпит поразительные трансформации, для того, чтобы после раствориться в воздухе, исчезнуть, как светлое пятнышко у переносицы Избранника, померкнуть, как заря над шоссе Лубанго — Порт Алешандро.
Андрей ФЕФЕЛОВ



Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

10 сентября 2020
22
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x