Авторский блог Редакция Завтра 03:00 26 ноября 2001

ПРОГНОЗ ДЛЯ РОССИИ

0
Author: Петр Соколов
ПРОГНОЗ ДЛЯ РОССИИ (Возможные варианты развития страны на период до 2008 года)
48(417)
Date: 27-11-2001
Предлагаемая ниже вниманию наших читателей статья, посвященная вопросу о природе путинской “властной вертикали” и перспективах ее развития, откровенно вызывает на спор, на дискуссию. Надеемся, что в ходе такой дискуссии многие моменты нынешней общественно-политической ситуации в России, до сих пор имеющие среди патриотов статус “невыясненных” и даже “больных” вопросов, получат более однозначное толкование.
Во всяком случае, вопросы о сходстве и различии социальной природы режимов Ельцина и его “преемника”, о государственной роли так называемого “национального капитала”, о возможном переходе к авторитарной модели власти и, главное, о новом месте Российской Федерации в международных отношениях XXI столетия — больше не могут оставаться предметом вялотекущих “консультаций” внутри нынешней “политической элиты”.
ЭВОЛЮЦИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОЯ
В настоящее время происходят важные качественные изменения в политическом и экономическом устройстве России, результаты которых будут определять облик нашей страны в XXI веке. Для понимания этих преобразований необходимо проанализировать основные параметры государственного строя, сложившегося в нашей стране после распада СССР.
Следует отметить, что после падения социализма и вплоть до конца 1990 годов капиталистические отношения не являлись в нашей стране господствующими, хотя и можно было наблюдать медленное и неустойчивое развитие капиталистической рыночной экономики в отдельных областях. Существовавший в России на протяжении 1990-х годов режим, связанный с именем Бориса Ельцина, не обеспечивал капиталистической эксплуатации имевшихся в стране ресурсов. Вместо этого режим Ельцина создавал условия для расхищения ресурсов прослойкой лиц, способных оказывать влияние на систему государственного управления. Основой сложившейся в этот период структуры власти было не зафиксированное законодательно, но общепризнанное право должностных лиц извлекать из своего служебного положения доходы помимо официальной заработной платы.
Чиновник, получавший должность в "кормление", был заинтересован в стабильности режима и предотвращении крупных реформ государственной администрации, которые могли бы непредсказуемым образом сказаться на его общепризнанных, но не зафиксированных законодательно правах и привилегиях. Таким образом, социальной опорой ельцинского режима являлись:
— бюрократия среднего и высшего звена;
— прослойка влиятельных бизнесменов и криминальных авторитетов, целиком обязанных своим положением наличию связей в госаппарате;
— высокооплачиваемые специалисты, обслуживающие потребности этих двух групп (от дорогостоящих проституток до политтехнологов).
Основные формы обогащения этих слоев, при всем их многообразии, могут быть сведены в три группы по первоисточникам присваивавшихся ресурсов:
— расхищение и продажа материальных ценностей, накопленных в период существования СССР;
— присвоение части выручки работающих предприятий без вложений в их производство, т.е. паразитирование, приводившее к умиранию субъектов экономики;
— хищения зарубежных кредитов и помощи.
Исходя из вышеизложенного, господствующий класс России 90-х годов можно условно назвать классом паразитов, поскольку его формирование происходило не за счет традиционной капиталистической эксплуатации, а главным образом путем расхищения и проедания имевшихся в стране ресурсов. Существовавший в стране государственный строй может быть с полным основанием назван паразитическим.
Из трех указанных выше основных источников обогащения правящего класса ни один не являлся возобновляемым. Уже ко второй половине 90-х годов большая часть экономического потенциала страны была безвозвратно разграблена и уничтожена, а количество работающих крупных предприятий свелось к минимуму. Развитые страны все неохотнее давали кредиты Кремлю и требовали возврата предыдущей гигантской задолженности. Паразитический государственный строй вошел в стадию глубокого кризиса, который завершился коллапсом в августе 1998 года. Возникли условия для формирования в России новой политико-экономической системы, в рамках которой происходит переход от расхищения и уничтожения ресурсов к их капиталистической эксплуатации. Не имея возможности и далее извлекать в прежних масштабах доход от расхищения общенационального достояния, наиболее дальновидные представители класса паразитов переходят к инвестированию накопленных средств в производство, чтобы в дальнейшем существовать на прибыль от реализации продукции.
Предпосылки для эволюционного перехода к этой первой в истории посткоммунистической России капиталистической модели хозяйства начали созревать в середине 90-х, а августовский обвал привел к ускорению данного процесса, который в настоящий момент входит в решающую стадию. По существу, мы являемся свидетелями смены государственного строя и торжества капитализма в его специфической форме, которая, вероятно, будет ассоциироваться с именем Владимира Путина, так же как паразитический строй — с именем Бориса Ельцина.
Главной задачей путинской системы будет обеспечение капиталистической эксплуатации правящим слоем оставшихся в России ресурсов (в том числе человеческих). Решение этой задачи потребует создания условий для развития в стране рыночной экономики, и прежде всего для осуществления инвестиционной деятельности.
На протяжении последних 10 лет главным врагом российской экономики был российский чиновник, делавший все возможное для ее разграбления. Таким образом, первейшей задачей нового режима является упорядочение системы государственного управления и введение коррупции в приемлемые, не создающие угрозы стабильности общества рамки.
Следовательно, коррумпированное чиновничество перестает быть главной опорой нового режима. Представители бюрократии, накопившие значительные богатства в ельцинскую эпоху, вероятно, инвестируют их в легальный бизнес и пополнят ряды единственного теперь правящего класса — капиталистов, даже в том случае, если сохранят при этом государственные посты. Чиновничеству придется смириться с урезанием своих прав и привилегий, оно будет целиком поставлено на службу национальному капиталу. Коррупции будет придан упорядоченный характер, и она станет уделом высшей бюрократии.
Для нового российского капитализма, выросшего на базе паразитической системы, будут характерны многие типично азиатские черты, в том числе тесное переплетение власти и крупного бизнеса. В жизни страны будут доминировать несколько десятков крупнейших корпораций, в интересах которых и будет строиться государственная политика. На региональном и муниципальном уровнях средний и мелкий бизнес также будет встраиваться в систему местного управления, оказывая влияние на ее функционирование.
Важнейшим фактором неопределенности, который будет оказывать влияние на развитие России в текущем десятилетии, станет исход борьбы между новой капиталистической элитой и той частью класса паразитов, которая в силу ряда причин не способна или не желает вставать на путь капиталистического ведения хозяйства. В настоящее время капиталистические силы в нашем обществе олицетворяет В.Путин, а противостоящие ему паразитические — т.н. "семья" и ряд региональных лидеров. Хотя дни паразитической элиты сочтены, она вполне способна добиться временного успеха и на какой-то период вернуться к управлению страной. Последствия этого для России были бы ужасны. Страна была бы вновь отброшена к началу пройденного ею кошмарного 10-летнего пути.
ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В РОССИИ К 2008 ГОДУ
К середине 90-х ельцинский режим столкнулся с полной утратой авторитета в глазах населения России. Обеспечить выживание режима в этих условиях смогло то, что почти все политическое и военное руководство страны, а также большинство крупных общественно-политических лидеров уже было включено в господствующий класс паразитов. Среди влиятельных государственных и политических деятелей находились лишь единичные фигуры, готовые вопреки узкокорыстным интересам пойти на решительную борьбу с режимом. Ввиду их малочисленности Кремль, мобилизуя ресурсы, всегда мог их устранить различными способами, вплоть до физической ликвидации (что и произошло со Львом Рохлиным).
Вместе с тем президентское окружение, сознавая свое неустойчивое положение, было вынуждено внимательно учитывать настроения общественности, избегая любых шагов, которые привели бы к консолидации общества на антикремлевской основе.
В этих условиях главная оппозиционная сила, КПРФ, при всех ее очевидных слабостях оказывала большое влияние на государственную политику, годами блокируя реализацию многих приоритетных пунктов программы президентского окружения, таких, как введение собственности на землю, принятие нового КЗОТа, ратификация договора СНВ-2 и т.д.
Новый режим, в отличие от ельцинского, вероятнее всего, будет располагать мощной базой поддержки в российском обществе, к которой, помимо крупного и среднего капитала, будет относиться разрастающаяся по мере развития экономики прослойка относительно обеспеченных людей. Обладая массовой поддержкой, новая капиталистическая система будет готова отбросить многие внешние атрибуты демократии и политического либерализма.
Правящий режим будет в состоянии жестко и последовательно проводить намеченные им преобразования общества, в том числе и непопулярные, связанные с отменой социальных гарантий и льгот, ограничением прав трудящихся и т.д. Уже сейчас можно наблюдать, как после многолетнего топтания на месте при Б.Ельцине путинскому окружению удается добиться реальных результатов в проведении через законодательные органы новых КЗОТа и Земельного кодекса.
В настоящее время можно видеть, как новая российская элита стремится создать подконтрольные себе массовые политические организации ("Единство", "Идущие вместе"). Предположительно, через 7 лет в результате масштабных финансовых и организационных усилий они смогут эволюционировать в гигантские разветвленные структуры, членство в которых будет обязательным для любого крупного руководителя. Такие номенклатурные организации будут обладать монополией на исполнительную власть в центре и большинстве регионов. Присутствие оппозиции будет допускаться в представительных органах власти, а также в руководстве отдельных субъектов РФ (тем более, как показывает опыт, победившие кандидаты в губернаторы от оппозиции в дальнейшем вынуждены сотрудничать с федеральными властями). Попытки оппозиционных партий выйти за эти рамки будут блокироваться с использованием всех имеющихся административных и информационных ресурсов.
Оппозиционным партиям придется смириться со своей декоративной ролью, либо осуществить коренную перестройку своей деятельности, обратив основное внимание на работу в регионах и борьбу за удовлетворение конкретных потребностей конкретных групп населения в ущерб общим лозунгам.
Роль оппозиционных партий, прежде всего левого толка, начнет повышаться через 10-15 лет, когда новый российский капитализм начнет исчерпывать внутренние резервы роста и станет постепенно назревать новый этап изменений в российском обществе.
ВЛИЯНИЕ ВНЕШНИХ ФАКТОРОВ НА РАЗВИТИЕ РОССИИ
Деятельность ельцинской администрации на международной арене носила внешне противоречивый характер. Курс уступок и полного разоружения перед лицом Запада, проводившийся в начале 1990-х, сменился попытками вернуть России статус сверхдержавы и бороться с США за влияние на решение мировых проблем. Однако, исходя из интересов господствующего паразитического класса, здесь нет противоречия: внешняя политика России начала 90-х определялась ожиданиями неограниченных финансовых вливаний со стороны Запада, которые было бы можно разворовать. Когда же ожидания не оправдались, Кремль обратился к державной риторике, позволявшей обосновать предельную раздутость всех государственных структур. Кроме того, это давало возможность несколько повысить авторитет режима в обществе и торговаться с Западом, обменивая политические уступки на новые кредиты и снисхождение западного правосудия к финансовым шалостям российского бомонда.
У новой капиталистической системы во внешнеполитической сфере будут две основные задачи: создание благоприятных внешних условий для развития национального капитала и укрепление авторитета правящего режима внутри страны. Вторая задача, естественно, носит второстепенный характер по отношению к первой.
Исходя из этого, можно предположить, что, в отличие от ельцинской, нынешняя российская администрация будет вполне последовательно проводить курс ориентации на Запад, хотя и с определенными оговорками. Например, если интересам национального капитала будет и далее отвечать продажа оружия и технологий государствам третьего мира, сотрудничество со странами-изгоями, партнерство с Китаем и Индией, то этот курс будет проводиться, невзирая на противодействие США и Европы. Однако по всем вопросам, которые не затрагивают напрямую безопасность и карманы новой российской элиты, Москва будет после непродолжительного торга принимать западную позицию, снимая этим возможные препятствия для экономических отношений с развитыми странами.
Таким образом, можно ожидать прекращения попыток установить равный диалог с США по мировым проблемам, полного отказа от паритета в ракетно-ядерной сфере, фактического согласия с американскими планами развертывания ПРО. Вероятнее всего, Кремль пойдет на территориальные уступки Японии. Одновременно будет по-прежнему уделяться большое внимание внешним атрибутам великодержавности и всячески декларироваться независимость внешнеполитического курса Москвы от Запада. Эти усилия будут в основном адресованы российской аудитории.
Россия и далее будет активизировать политику в отношении стран СНГ и Восточной Европы, причем можно предположить усиление интеграционных тенденций в рамках Содружества. Двигателем для этих процессов будет выступать наблюдающийся уже сейчас рост интереса крупнейших российских корпораций к расширению своей деятельности на территории бывшего СССР, а также бывших соцстран.
Одновременно изменит свою политику в отношении России и Запад, прежде всего США. Плохо скрываемая враждебность к Москве стала проявляться американцами после того, как в начале 90-х события в нашей стране стали развиваться неуправляемым, с точки зрения Вашингтона, образом. Разочарование в ельцинской России, не оправдавшей американских ожиданий, привело к возрождению ряда комплексов времен "холодной войны". Этому способствовало и то, что другие потенциально опасные для США центры силы: Китай, Индия, исламские государства,— имели в американских политических кругах действенные лоббист- ские группировки и, в отличие от России, могли реально влиять на формирование внешней политики Соединенных Штатов.
В этот период на американский курс в отношении РФ оказывали серьезное влияние идеи ветеранов "холодной войны", зачастую принимавшие форму старческого маразма. Примером могут служить работы Зб.Бжезинского, где Россия описывалась как "геополитическая черная дыра", различные регионы которой должны перейти под влияние соседних государств, готовых стать элементами "нового мирового порядка", причем Сибирь должна была перейти под контроль Китая. Всякий, кто имеет хотя бы общее представление о современном Китае, знает, что КНР, получив ресурсы Сибири, в течение весьма короткого срока неминуемо превратится в сверхдержаву, многократно превосходящую по могуществу Соединенные Штаты.
Однако время расставляет все на свои места. В последние годы произошло существенное ухудшение американо-китайских отношений, и Пекин теперь однозначно рассматривается американцами как конкурент в борьбе за мировое лидерство. К еще более драматическим переменам в мировоззрении Вашингтона привели террористические акты 11 сентября, когда Соединенные Штаты вступили в войну с силами исламского экстремизма, а потенциально — и со значительной частью исламского мира.
В нынешних условиях в Вашингтоне неизбежно должно окрепнуть убеждение, что Россия для США — слишком ничтожный соперник, от которого едва ли могут исходить серьезные угрозы. Экономическому, военному и научно-техническому потенциалу РФ нанесен за последнее десятилетие катастрофический и невосполнимый урон. Единственным фактором, придающим России вес во всемирном масштабе, является ее ядерный арсенал, который, однако, неуклонно сокращается и устаревает. Таким образом, США на данный момент ничего не выигрывают в случае дальнейшего ослабления и дезинтеграции России, зато приобретают массу политических и военных проблем.
С другой стороны, Москва может стать ценным союзником в борьбе за переустройство мира. В случае успешного реформирования новой элитой Россия представляет большой потенциальный интерес в качестве объекта инвестиций, а по мере экономического роста — и как рынок для американской продукции. Практически любой вероятный сценарий успешного развития России подразумевает расширение ее связей с Западом, что означает и привязку к западной экономике. Таким образом, даже если РФ через несколько десятилетий вновь приблизится к статусу великой державы, конфликт уже будет совершенно невозможен.
С учетом складывающихся условий Кремлю, вероятнее всего, уготована роль очередного "нашего сукиного сына" американской внешней политики. Запад будет снисходительно смотреть на нарушения Москвой либеральных принципов внутри страны в обмен на полную поддержку усилий США по установлению своей гегемонии в Азии и других частях мира. России будет также позволено расширять свой экспорт в страны Запада и привлекать западные инвестиции.
В случае конфликта Запада с Китаем, Индией либо другими важнейшими российскими партнерами в Азии Москва, вероятнее всего, будет всеми силами избегать четкого заявления своей позиции и до последнего искать компромиссное решение. Если же объектом западной враждебности станет экономически и политически не столь значимое для РФ государство, Кремль будет, как правило, поддерживать развитые страны в политическом и даже военном отношении (участие в "миротворческих" операциях и т.д.).
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В РОССИИ
В рамках данной работы нет возможности дать подробный макроэкономический прогноз развития России. Ограничимся лишь общими замечаниями.
Негативные факторы политического характера, которые прежде всего и вызвали крах российской экономики, будут в основном сняты (иначе говоря, российское руководство уже не будет целенаправленно создавать условия для расцвета коррупции, расхищения общенациональной собственности и подавления производства). Поэтому можно предположить, что даже в случае неблагоприятных внешних условий, в том числе падения цен на нефть на мировом рынке, российская экономика будет длительное время сохранять тенденцию к росту примерно на нынешнем уровне. Рост может даже ускоряться по мере успешного реформирования государственной администрации.
Тесно связанное с крупным бизнесом федеральное правительство будет нередко использовать различные тарифные и административные барьеры для защиты отдельных сегментов внутреннего рынка даже после вступления России в ВТО. К подобным же мерам будут прибегать и власти регионов, оберегая позиции местного бизнеса.
Экономический рост приведет к постепенному повышению уровня жизни большей части населения России. Вместе с тем, благосостояние отдельных групп населения, возможно, не только не повысится, но и напротив, подвергнется новому падению, так как власти смогут добиться ликвидации большинства социальных гарантий и льгот, сохраняющихся со времен социализма. Одновременно усилится эксплуатация трудящихся работодателями.
Снизятся расходы государства на поддержку экономически неблагополучных регионов, в результате неравномерность экономического развития разных частей России возрастет, что приведет к увеличению внутренней миграции.
НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ И ОБОРОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ РОССИИ
Исходя из вероятных экономических условий в России к 2008 году, можно предположить, что падение научно-технического потенциала к этому моменту прекратится. Более того, он начнет поступательно развиваться в тех областях, где это развитие сможет финансироваться за счет доходов ВПК, поступлений от образовательной деятельности и выполнения заказов иностранных и отдельных российских компаний. Следует отметить, что уже в настоящее время наблюдается нарастающая тенденция к открытию в нашей стране проектных и исследовательских подразделений транснациональных корпораций.
Вместе с тем, Россия не сможет восполнить урон, нанесенный ее научно-техническому потенциалу в период демократического правления. В частности, маловероятно, чтобы новый российский режим уделял большое внимание финансированию фундаментальных исследований. Наша страна, вероятнее всего, останется одним из крупных мировых центров развития науки и технологий, но уже не будет занимать принадлежащего СССР места мирового лидера.
Космическая деятельность России, вероятно, несколько оживится благодаря военным и коммерческим заказам, а также участию в международных проектах. Дефицит госфинансирования и существование космической отрасли главным образом за счет зарубежных заказов приведет к утрате технологического отрыва от соперников. Таким образом, Россия уже не будет космической сверхдержавой, а станет одним из крупных центров освоения космоса наряду со странами ЕС и Китаем.
Российский ВПК, также финансируемый главным образом за счет экспортных доходов, сможет сохранить значительную часть своего технологического потенциала, но не будет иметь значительного отрыва от западных конкурентов, как это было во времена СССР. Россия вынуждена будет привести Вооруженные Силы в соответствие со своими весьма скромными финансовыми возможностями, чтобы избежать дальнейшей деградации армии и флота. Вероятно, сокращение численности ВС до уровня 600-850 тыс. человек при 600-700 боевых самолетах, 5-7 тыс. танков, до 500 МБР, до 7 атомных ракетных ПЛ с баллистическими ракетами, не более 15 атомных ПЛ других типов. Россия будет вынуждена отказаться от развития надводного океанского флота и прекратить строительство крупных надводных боевых кораблей.



Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x