Авторский блог Редакция Завтра 03:00 3 сентября 2001

ЧЕЙ КОШЕЛЕК ТОЛЩЕ?

0
ЧЕЙ КОШЕЛЕК ТОЛЩЕ?
36(405)
Date: 04-09-2001
Народ и власть: куда уходят деньги, предназначенные для Ингушетии?
Похоже, на сегодняшний день одна из самых больших тайн многочисленных федеральных органов — документы проверки "Свободной экономической зоны (СЭЗ) "Ингушетия". Так назывался самый натуральный оффшор, действовавший несколько лет на территории Ингушской Республики во главе с отставным генералом Русланом Аушевым. Статус этот был выработан ингушским лидером у тогдашнего президента России Бориса Ельцина как бы в качестве компенсации за временно утраченные территории в Пригородном районе Северной Осетии, откуда несколько тысяч ингушских семей были изгнаны.
Задумано было неплохо: в условиях, когда российское налоговое право буквально "душило" бизнес по всей стране и заставляло уходить его "в тень" (что всегда чревато непредсказуемыми последствиями), в стране появлялась свободная экономическая зона с очень либеральными порядками. Было понятно, что большинство компаний и фирм устремятся туда лишь за налоговыми льготами и многие миллионы долларов попросту уйдут через Ингушетию "налево". Но что-то должно было остаться — тем более, что Руслан Аушев обещал привлечь к возрождению экономики республики всю вайнахскую диаспору.
СЭЗ "Ингушетия" просуществовала вплоть до "чеченской войны". Официальным поводом к закрытию стали боевые действия в соседней республике — тем более, что границы между Ингушетией и Чечней весьма условная. Фактически причиной стали совершенно сумасшедшие масштабы "увода денег" из-под налогообложения и вообще из России — причем практически без всякой пользы для республики. Эту огромнейшую "дыру", наконец, обнаружили и потребовали закрыть и Минфин, и ФСБ РФ. Правда, Руслан Аушев в одном из интервью сказал иное: "Бывший министр внутренних дел Куликов постоянно убеждал президента: дескать, Аушев в своей свободной зоне зарабатывает деньги и на них покупает танки для Дудаева. Я что — сумасшедший? Какие танки?"
Насчет танков судить не берусь: возможно, Аушев действительно пожадничал и боевую технику для Дудаева не купил. Кстати, сегодня в мусульманском мире поднимается волна разговоров о том, что якобы президент Ингушетии, постоянно выступавший "посредником" между исламскими государствами и чеченскими ваххабитами, в эти годы присвоил себе (за посредничество?) не менее 15 миллионов долларов — из тех денег, которые должен был передавать Масхадову и Басаеву. Но это — только слухи, которые распространяются на сайте “Кавказ”. Гораздо интереснее разобраться с тем, сколько же денег было "заработано" на СЭЗ "Ингушетия" в период ее существования, и куда ушли эти деньги?
Первую цифру, похоже, не знает никто. Известно, что уже во второй месяц существования "ингушского оффшора" число регистрировавшихся здесь фирм измерялось сотнями в день. Юридические адреса в Назрани "пачками" получали мелкие посредники и крупные российские заводы, банки, торговые фирмы и т. д. Следом за российскими беглецами от налогов в Ингушетию устремились инофирмы. Экспертные оценки возможных доходов, которые могла получить республика, разнились на порядки, но даже минимальные цифры были восьмизначными (в долларах). И что?
"За то время, когда на территории Игушетии действовали порядки свободной экономической зоны, мы создали более ста предприятий!"— рапортовал Руслан Аушев журналистам. Когда же его просили перечислить хотя бы полтора десятка, выяснилось: с арифметикой у президента "плохо". Ну, построили вокзал и аэропорт. Одну гостиницу. Один домостроительный комбинат и одну типографию. И это — все?
В республике, по собственным заявлениям президента, половина жителей — безработных. Для них тоже построили... кондитерскую фабрику (точнее, достроили то, что было начато еще при "советской власти"). Отрапортовали, что фабрика оснащена итальянским оборудованием ценой в 6,5 миллионов долларов. Но когда пришли проверяющие, выяснилось: красная цена этому "оборудованию" — 500-600 тысяч долларов. А кавычки здесь поставлены потому, что оборудование действительно оказалось итальянским, но 1944 года, выпущенного, согласно клейму, на линиях... фирмой "Муссолини". Проверяющие изумились не столько обману, сколько оборотистости дельцов: где же они сумели отыскать этот металлолом, да еще в рабочем состоянии? И приобрести его по цене антиквариата.
Но большую часть средств, официально вырученных от свободной экономической зоны, президент Ингушетии списал на свою новую столицу Магас. А что? Нурсултан Назарбаев тоже поменял столицу: Алма-Ату на Астану (и сделал благое дело — превратил бывший захудалый Целиноград в более-менее приличный город). В далекой Бразилии власти как-то решили съехать из переполненного Рио-де-Жанейро и соорудили "в чистом поле" новую столицу — город Бразилиа. Правда, в тот момент у страны в бюджете было несколько лишних миллиардов долларов, а по уровню жизни бразильцы занимали первое место в Латинской Америке.
Ингушетия по уровню жизни официально занимает 84-е место в России (всего, как помним, у нас в стране 89 субъектов Федерации). К моменту начала строительства Магаса в республике не имели своего угла около 30 тысяч ингушских беженцев из Северной Осетии — причем было ясно, что на их возвращение в Пригородный район в ближайшие годы рассчитывать не приходится. Не самые лучшие жилищные условия имели и постоянные, "коренные" жители республики (семьи здесь, как правило, большие, а дома — не очень). Не говорю уже о том, что даже в прежней столице — Назрани — центральное водоснабжение имеется не более, чем в 70% жилых домов, а о канализации и говорить не приходится: здесь это считается почти роскошью.
Может быть, именно эта "нецивилизованность" Назрани и не понравилась ингушскому президенту до такой степени, что он решил отстроить для себя совершенно новую столицу — с нуля. С роскошным президентским дворцом (знай наших!), с несколькими вполне приличными зданиями-конторами для чиновников. Немало средств ушло, видимо, и на коттеджи, сооруженные для людей, приближенных к власти.
А простые ингуши остались, с чем были. И в чем были. А поскольку существовать как-то надо, то многие теперь живут на "нефтяном бизнесе": ворованная нефть поступает в Ингушетию из Чечни, здесь на "самоварах" перерабатывается в бензин и разводится на продажу по всему Северному Кавказу. Правда, бизнес получается не очень выгодный: до 60-70% выручки приходится "отстегивать" на взятки, — и до какого "верха" идет "отстежка", — вслух не говорят. Но, по данным ФСБ, у водителей бензовозов, вывозящих "левое горючее" на продажу, зачастую обнаруживаются разрешительные документы, подписанные ближайшим окружением Руслана Аушева.
Впрочем, российские правоохранительные органы заявляют и другое: что до недавнего времени президент Ингушетии не предпринимал серьезных усилий даже для пресечения чеченского "бизнеса" на похищении людей — потому что его подчиненные участвовали в распределении денежных средств, получаемых боевиками в виде выкупа.
Но вернемся к нефтяному и прочему "легальному" бизнесу. У Ингушетии, как известно, имеется и собственная нефть (правда, в ограниченных количествах), но куда идут доходы от нее — тайна за семью печатями. Другой промышленности попросту нет (кондитерская фабрика не в счет — разве что "подсластить пилюли"?). Сельское хозяйство находится в полном загоне, хотя земли в республике плодородные, климат — благодатнейший. Но, как известно, для разворачивания агробизнеса нужны первоначальные капиталы, а их нет — все якобы ушло на Магас (который в этом случае должен быть выстроен из чистого золота).
Тем более, что далеко за золотом ходить бы не пришлось. По данным спецслужб, в Назрани и по сей день существует так называемая "золотая биржа", где можно приобрести любое количество драгметаллов, доставленных из золотодобывающих регионов России. Пару лет назад сотрудники ФСБ задерживали группу ингушей, занимавшихся незаконными поставками в Назрань промышленного золота из Магадана. Контрразведчики арестовали тогда семь человек во главе с родственником президента Ингушетии Гериханом Аушевым. У них изъяли 202 кг промышленного золота. Другая "теневая" ветвь бизнеса — производство фальшивой водки. Здесь заправляет ближайший соратник и товарищ Аушева некто Биоригов. Его брат, кстати, долгое время возглавлял МВД республики. Пока не был арестован.
Между тем бюджет республики и сегодня на 80-85% формируется на дотации, получаемые из Москвы. Хотя здесь снова действует, по сути дела, оффшорная зона, именуемая теперь "Центр международного бизнеса "Ингушетия". Во время недавних выборов депутата от Ингушетии в Госдуму противники Аушева и его ставленника (возглавлявшего эту самую "Ингушетию") пытались объяснить избирателям, что до сих пор рекламируемый президентом республики "Центр международного бизнеса" не принес реальной пользы никому, кроме ближайшего окружения самого Аушева. Более того, было посчитано, что если разделить общую сумму налоговых льгот, федеральных дотаций, доходов от отраслей, контролируемых приближенными к Аушеву людьми, на количество жителей Ингушетии, то в результате получим цифру в 1500-1700 долларов в год! Повторю, на каждого жителя республики, включая стариков и детей. Где эти деньги? "Ответ знают горы"...
Однако об этом в Ингушетии боятся говорить громко. Прозябающая в нищете республика еще верит бравому генералу-президенту. Пока верит.
Александр ДЕНИСОВ



Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x