Авторский блог Редакция Завтра 03:00 16 июля 2001

БОЛЬ О ЧЕРНОЗЕМЕ

0
БОЛЬ О ЧЕРНОЗЕМЕ (Останется ли русской проданная земля?)
29(398)
Date: 17-07-2001
ПОКА В СТОЛИЦЕ органы федеральной власти кое-как пытаются “привести к общему знаменателю” земельное законодательство России, а левооппозиционные фракции борются за недопущение или хотя бы ограничение свободной купли-продажи сельскохозяйственных угодий, за пределами МКАД, в каждом из 88 “субъектов Федерации”, эти вопросы решают по своему разумению — тем более, что президент Путин, выступая с посланием 3 апреля, передал их в компетенцию регионов, одобрив тем самым “по умолчанию” более чем сомнительные эксперименты губернатора Аяцкова и иже с ним. А многие “сильные люди” на местах о “направлении законодательного ветра”, несомненно, знали заранее, успев разработать и даже начать реализацию собственных моделей “приватизации земли”.
Особенно это касается “инвестиционно привлекательных” регионов, среди которых, по данным экспертов, сразу после Москвы, Санкт-Петербурга и республики Татарстан, идет Белгородская область (средневзвешенный индекс риска инвестиций в 1999 году — 0,748), расположенная в одном из самых благоприятных для земледелия почвенно-климатических районов России. Дело, конечно, не только в климате — с начала 70-х годов здесь началось создание мощного комплекса черной металлургии на базе месторождений Курской магнитной аномалии, и рачительный “хозяин области”, первый секретарь обкома А.Ф.Пономарев часть инвестиций всеми правдами и неправдами направлял на создание инфраструктуры села, заложив добрые традиции “хозяйствования по-белгородски”.
Именно сочетание крупнейших промышленных предприятий (Лебединский и Стойленский горно-обогатительные комбинаты, Оскольский электрометаллургический завод) с хорошо развитым сельским хозяйством позволило Белогорью, как именуют свой край жители области, меньше других регионов Черноземья пострадать от разрушительного “ельцинского” десятилетия, хотя страсти и здесь кипели нешуточные — особенно вокруг акционирования и приватизации названных выше гигантов индустрии. Показательно, что свою последнюю выборную кампанию, 1996 года, “всенародноизбранный” начал именно с поездки в Белгород и Старый Оскол, “в русскую глубинку”, которая хоть и делегировала в Думу депутатов-коммунистов, но жила более-менее сносно. По рассказам очевидцев, люди из коржаковской охраны везде и всюду требовали убрать со столов спиртное — чтобы “не провоцировать Бориса Николаевича”. Белгородцы на Ельцина посмотрели, послушали, но проголосовали все-таки за Зюганова...
Основательность и рассудительность у моих земляков в крови, хотя поговорка “семь раз отмерь — один отрежь” не совсем про них: здесь и режут раз, и мерят раз, но точно. Тем удивительнее было узнать о том, что в области фактически дан “зеленый свет” земельному рынку. Ведь еще два года назад, накануне выборов, сам губернатор Е.С.Савченко говорил, что он категорически против свободной купли-продажи земли. “Торговать землей — значит торговать матерью”,— заявлял он и пояснял: “В мире сегодня господствуют две концепции формирования земельных отношений. Концепция социализации землевладения, при которой права земледельца на землю все больше сводятся к функциям землепользования. этим курсом следуют США, развитые страны Европы и такие страны, как Китай и Вьетнам. Другая концепция — модернизация земельных отношений в плане усиления частной собственности на землю. Этим курсом следуют арабские, латиноамериканские, азиатские и африканские страны, а также государства постсоветского пространства, ранее не знавшие частной собственности на землю как таковой. Результат первого курса — рост эффективности сельскохозяйственного производства, итоги второго — спад, продовольственная зависимость от импорта”.
Это были не только слова. В области многое делалось для поддержки села, продолжалась газификация, строительство асфальтированных дорог, внедрялись эффективные технологии. Что же заставило изменить или скорректировать однажды выбранный и выверенный курс? Если проанализировать появившуюся в “Независимой газете” (“НГ-регионы” от 15 мая с.г.) статью “Объединение капитала с землей” и сопоставить ее с другой информацией, то могут обнаружиться удивительные вещи. Впрочем, прежде стоит представить читателям героя публикации, Федора Ивановича Клюку. Он, пишет журналистка Н.Попова,— “руководитель Стойленского горно-обогатительного комбината, он же — так вот получилось — и президент агропромышленного комплекса “Стойленская Нива”. За этим “так вот получилось” скрывается немало интересного, тем более что, по словам самого Ф.И.Клюки из той же публикации, “на горно-обогатительный комбинат я вернулся пять дней назад. Раньше думал полностью сельским хозяйством заняться, теперь вот решил совмещать. Времени хватит на все. Уверен...”
Почему же уходил со своего “маршальского” поста в Стойленском ГОКе и как вернулся туда Ф.И.Клюка, которого по праву считают одним из людей, реально руководящих областью? Все до банальности просто. После дефолта 1998 года объявил о своей неплатежеспособности банк “Русский кредит”, который, по сути, владел двумя из трех промышленных китов, дававших свыше 40% бюджетных доходов области: Лебединским и Стойленским ГОКом. В списке самых убыточных банков России по состоянию на 1 апреля 2001 года он занимал “почетное” второе место, уступая лишь “СБС-Агро” А.Смоленского (третьим шел “Мост-банк”). Естественно, у ГОКа поменялся (не без конфликта) хозяин, и, несмотря на то, что Клюка номинально владел крупным пакетом акций “своего” комбината, ему пришлось уйти. Именно в это время он и решил заняться сельским хозяйством — “губернатор уговорил”.
Рассказывает о своих успехах глава “Стойленской Нивы” эпически: “Сначал взял один совхоз. Мне понравилось. Потом взял второй, третий. И за полгода таким образом получилось 36 хозяйств... Теперь 124 деревни живут иначе”. В среднем, выходит, по 6 совхозов и по 20 населенных пунктов за месяц, и это не считая перерабатывающих предприятий, типа крупнейшего в области Оскольского комбината хлебопродуктов. Завидные темпы роста! Объединение капитала с землей налицо. Только вот вопрос, откуда и чьи эти капиталы? Официально учредителями корпорации “Стойленская Нива” являются все тот же ГОК и холдинг “Металлоинвест”. Значит, они и дают капиталы “на объединение”? А в какой пропорции, на каких условиях? Коммерческая тайна...
Зато, наверное, не тайна, что официально Стойленский ГОК довольно долго “лежал на боку”, и “свободные” средства на развитие “подсобки” у предприятия вряд ли найдутся. Как, наверное, не будет особой тайны в том, что “наследник” “Российского кредита” “Импэксбанк”, законно оставивший долги и кредиторов своему неплатежеспособному прародителю, занимает среди банков России 30-е место по размерам собственного капитала. Не будет особой тайны и в том, что сам “Российский кредит”, с начала 90-х годов располагавшийся в комплексе особняков неподалеку от МИДа, пользовался благосклонностью Э.Шеварднадзе. Не будет особой тайны также в том, что его реальных отцов-основателей некоторые специалисты, не желающие связывать себя судебной ответственностью за сказанные слова, не только рекомендуют искать сегодня где-то невдалеке от столицы туманного Альбиона, но и намекают на их связи с “грузинскими” ОПГ.
Кстати, и сама форма работы “Стойленской Нивы” с земельными паями крестьян, именуемая пока арендой, на деле, скорее, ближе к трастовой сделке: пакет паев совхоза или колхоза передается в доверительное управление корпорации, за что выплачивается вознаграждение и владельцам пая, и руководству хозяйства. Причем, по свидетельствам с мест, делается это добровольно-принудительным путем: или забирай землю фермерствовать, или отдавай пай. А как фермерствовать — без техники, без горючего, на самых неудобьях? “Мы думаем брать отстающие хозяйства не только в своей области, но и в Воронежской, Курской, Тамбовской областях... Люди должны прийти к нам и отдать свои паи. Наша программа — дойти до миллиона гектаров земли...”,— рассказывает Ф.И.Клюка. Неужели и деньги уже выделены? (Для справки: вся территория Белгородской области — 2,7 млн. га.— К.К.).
Думаю, история с другими “трастами”, типа “ваучерных фондов” и “МММ”, хорошо демонстрирует, с какими опасностями сопряжена подобная практика. Подоспеют из Москвы законы — и... Но пока Клюка гордится тем, что его “хорошо знают на Белгородчине как руководителя горно-обогатительного комбината” (это правда), а на вопрос о сложностях в работе отвечает запросто: “Да вот местные наши коммунисты меня не поняли, думают, что скупил я всю землю”. То есть знать-то знают хорошо, но вот не поняли... Или все-таки поняли — даже то, чего не хочет понимать сам Федор Иванович? Ведь понимать порой бывает и сложно, и даже страшно — как, например, такую его проговорку: “А всего на территории корпорации проживают 45 тысяч человек”... Интересно, пройдет ли по Белгородчине российско-грузинская граница? Или, может, российско-британская?
Константин КОШКИН



Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой