Авторский блог Редакция Завтра 03:00 9 апреля 2001

РОССИЯ ИЛИ НТВ?

0
Author: БЕСЕДА С “ТЕНЕВЫМ МИНИСТРОМ” ПЕЧАТИ И ИНФОРМАЦИИ
РОССИЯ ИЛИ НТВ?
15(384)
Date: 10-04-2001
КОРРЕСПОНДЕНТ. Все последние дни, месяцы страна наблюдает схватку власти и НТВ. С обеих сторон участвуют деньги, юристы, спецслужбы. Борьба ведется с переменным успехом. Гусинского то арестуют, то освободят. Журналистов НТВ то приглашают в Кремль, то берут в осаду. Казалось, власть победила, Газпром установил контроль над каналом, поставил Коха и Йордана, отстранил Киселева и Малашенко. И вдруг мы увидели яростное сопротивление НТВ. Так отбивается загнанный в угол бешеный зверь. Тут и немедленная интерпретация событий как “борьба за свободу слова”. Тут и нагнетание общественной истерии, начиная с новых параноидальных заставок на телеэкране и кончая “митингами народного протеста” в крупнейших городах России. Тут и контрнаступление на юридическом фронте, когда уже неделю НТВ муссирует “легитимность собрания акционеров”, “казус саратовского судьи” и припоминает все грехи Коха и Йордана. Что происходит? В чем смысл схватки? За что сражаются обе стороны?
МИНИСТР.Происходит грандиозная провокация. Годами обслуживавшее людоедский режим, съедавший по миллиону русских в год, НТВ в одночасье обернулось “выразителем народного гнева”, оппозицией, “сражающейся за будущее России”. Но, спасая свою шкуру, идеологи НТВ не только провоцируют гигантскую вспышку социального напряжения внутри страны, но и активно аппелируют к “мировому сообществу”. Сегодня НТВ стремится во что бы то ни стало интернационализировать конфликт, жаждет остаться у “четвертой власти” на иностранных штыках. Вопрос о “демократии в России” уже поставлен в повестку дня в ПАСЕ и Госдепе США; он будет обсуждаться и на встрече Путина со Шредером, и на заседаниях Парижского клуба. Раньше западного обывателя пугали "русской мафией", прирожденной привычкой к нарушению "прав человека", а теперь стращают и грядущим тоталитаризмом в сфере информации. Ради того, чтобы остаться на плаву еще хотя бы на годик, НТВ согласится даже ядерную бомбу на Россию сбросить.
Обычно такие кампании преследуют сразу несколько целей, причем разных уровней. Поэтому иногда между этими целями даже возникает кажущееся противоречие, что сбивает с толку нормального человека. Не будем пока говорить о международном аспекте — создание общего негативного образа России, как раньше СССР, было и остается важным мотивом в деятельности ряда влиятельных СМИ на Западе. Они вовсе не выражают западного общественного мнения в целом, но создают довольно устойчивый фон, а иногда резко усиливают эту свою активность. Но лучше сначала разобраться со своими СМИ, тем более, что они работают в одной связке с антироссийскими голосами на Западе, поставляют им материал "с места событий". Так что давайте проясним ситуацию дома.
Корр. Дома, повторяю, внимание привлечено к противостоянию власти с "олигархами" СМИ. Гусинский и Березовский хитроумно манипулируют с акциями телекомпаний — то их дарят, то их забирают обратно, то продают американцу Тернеру, то Газпрому.
Министр. Когда фокусник настойчиво привлекает к чему-то внимание зрителя, он это делает для того, чтобы это внимание от чего-то отвлечь. Там — главное. Скандал с Гусинским сам по себе и выеденного яйца для нас не стоил бы — мало ли мошенников попадают под следствие, а иногда и под суд. Но тут замешаны СМИ и шире — сам статус информационного пространства России.
Корр. Как же все-таки трактовать дело Гусинского? Напрямую связанным с судьбой НТВ? Прокурор говорит, что речь идет о преследовании тривиального мошенника, НТВ и целый хор "демократов" — что дело чисто политическое, наступление на "независимые СМИ".
Министр. Проблема в том, что в России сегодня мошенник и политик часто представлены одним "физическим лицом". Чубайс, Шумейко, Ильюшенко, — все они подпадали под уголовное преследование. Такая вот диалектика. Разрушать СССР и Россию прежде всего кинулись мошенники в тесном союзе с политиками, а потом они слились в единое целое. Романтики вроде Сахарова и Гамсахурдиа сошли со сцены, а многие и с лица земли. Так что будем исходить из печальной реальности. И никакого противоречия нет в том, что прокуратура занята мошенничествами Гусинского, но при этом НТВ имеет возможность кричать о том, что обижают политика. Кстати, обижает его такой же политик-бизнесмен — Альфред Кох, захватывающий по наущению Кремля НТВ. По мере того как разграбленная Россия беднеет, подобные свары между мародерами будут все более яростными.
А то, что Гусинский прикидывается обиженным демократом — обычная история, точно так же бандит и наркоторговец любят предстать как "партизаны", борцы за независимость. Наша беда в том, что государство просто не осмеливается предъявить Гусинскому и его команде обвинение в подрывной деятельности против России, а ищет обходные "коммерческие" и "экономические" аргументы. Эта подрывная деятельность называется четким термином "информационная война". Для нас ведь неважно, каковы их мотивы, движет ли ими чистая ненависть к "империи зла", или эта война нужна им для того, чтобы удобнее было мошенничать.
Корр. То есть вы считаете, что суть конфликта именно в этом, а обвинение в мошенничестве — лишь простой предлог, чтобы не ввязываться в тяжелый политический спор?
Министр. Нет, не думаю, хотя такой прием нашими "демократами" используется часто. Ведь никто же не считает, что Скуратова выгнали из прокуратуры за низкий моральный уровень. В его случае политическое дело превратили в грубый фарс. Но в случае с Гусинским положение хуже — власти не решаются не только внятно объясниться с обществом по главному вопросу; они долгое время не оказывали ни малейшего сопротивления той информационной войне, которую ведут Гусинский и его фирма. Они воюют с Гусинским на юридическом и финансовом, но не на информационном поле. Разве что-нибудь изменилось в программной политике НТВ, пока идут юридические баталии? Нет, журналистам изначально дали понять, что никакого политического давления власти на них производить не будут. Так что крики о зажиме "свободы слова" полезны всем участникам этого спектакля. Люди надеются, что под прикрытием борьбы с жуликами власть все-таки приструнит особо изощренные СМИ, которые просто замучили людей; власть от этого обретает патриотический имидж. А жуликам ореол борца помогает получить поддержку Запада и нашего доверчивого общественного мнения.
Я думаю, лучше нам не дергаться на ниточках этих кукловодов и отставить в сторону эту ложную проблему: "жулик — или борец за свободу", а самим разобраться, что происходит в России в информационной сфере. Если в этом не разберется простой гражданин, никогда и власть на конфликт с гусинскими по главному вопросу не пойдет. Не на кого ей будет опереться.
Корр. Хорошо, давайте глянем в корень. Во-первых, в чем вообще проявляется конфликт? Даже самые радикальные СМИ его отрицают. Мы, мол, всего лишь гонцы, которые приносят плохие вести. Еще говорят: "СМИ — лишь зеркало общества". Мол, на зеркало неча пенять…
Министр.Да, сказку про "зеркало" они любят повторять. Но это — примитивная уловка. Познер, Киселев и подобные им деятели целенаправленно и злонамеренно искривляют зеркало, создавая страшные или смешные уродливые образы. Этот вопрос прекрасно разработан и в западной философии: "телевидение не отражает реальности, оно создает ложную реальность".
Теперь о том, есть ли у нас в обществе конфликт вокруг СМИ? Признаков противостояния много, и вряд ли кто-нибудь не чувствует, что по поводу СМИ в России возник невидимый фронт. Не раз проливалась кровь у дверей телецентра — разве пойдут люди под дубинки и на гибель из-за мелких претензий? Созрела ненависть к ряду СМИ множества людей из самых разных кругов общества. Любой честный социолог может эту ненависть выявить и даже измерить. Накал ее очень высок, недаром телецентр охранялся спецназом. Это и есть обстановка войны.
Зачем мучают людей? Каковы цели тех, кто планирует операции? Они совершенно откровенно излагаются в солидных журналах и на спецфорумах. Но тех, кто открыто говорит об этом в России, хозяева СМИ сразу спешат объявить сталинистами, параноиками и т.д. Опять, мол, теория заговора! Хотя сами они, скорее всего, прекрасно знают и доктрины, и полевые уставы информационной войны. Сейчас многие из этих документов переведены, кое-что издано, так что те специалисты, которые готовили "Доктрину информационной безопасности Российской Федерации", исходили из вполне официальных источников, а не из каких-нибудь "Протоколов". Потому-то такое злобное шипение вызвало принятие этой доктрины. И говорить о ней подробно не хотят, чтобы не привлекать внимания, и мимо пройти нельзя. Все-таки первый государственный документ, зовущий нас взглянуть в лицо реальности.
Корр. Что же вы в нем считаете главным?
Министр. То, что при всей мягкости и уклончивости формулировок, впервые заявлено, что действия в сфере информации могут представлять угрозу государственной безопасности России и личной безопасности ее граждан. Наконец-то, отброшен бредовый тезис горбачевской перестройки о полной "свободе сообщений", за которую на нас прольется манна небесная общечеловеческих ценностей. Важен в Доктрине уже сам перечень угроз России, исходящих от источников информации.
Корр. Как вы видите это главное противостояние? В чем истоки? Где проходит "линия фронта"?
Министр. Давайте определим, в чем суть нынешнего состояния России. Говорят, что закончилась "холодная война", в которой потерпел поражение СССР. А что дальше? Что делают "победитель" и его внутренние союзники, эти "власовцы "холодной войны"? Это и не скрывается, теперь задача — вставить Россию в отведенное ей место в "новом мировом порядке". На прагматическом языке это означает лишение России статуса великой державы и всяких "ресурсов независимости" — хозяйственных, военных, культурных и национально-психологических. Среди прочих подзадач в эту программу входит разрушение тех духовных и материальных структур, которые обеспечивают России ее существование как самобытной цивилизации. Но это значит, что война продолжается, Россия даже в ее демонстративно униженном и кающемся "антисоветском" состоянии, остается потенциально опасным геополитическим противником господ мира. Война эта, пока у нас не вполне уничтожено ядерное оружие, ведется в умах и чувствах людей. На всех участках этой "холодной войны" цивилизаций" СМИ играют ключевую роль. Это — ударные силы, оснащенные оружием массового поражения.
Корр. Если перейти на язык войны, то какова ее стратегия? Где она изложена?
Министр. Один из источников угроз, указанных в Доктрине информационной безопасности РФ, — "разработка рядом государств концепций информационных войн, предусматривающих создание средств опасного воздействия на информационные сферы других стран мира". Речь идет о психологическом воздействии на население через прессу, радио, кино, телевидение и т.д. В одном из руководств США говорится, что цель такой войны — "подрыв политической и социальной структуры страны-объекта до такой степени деградации национального сознания, что государство становится не способным к сопротивлению". Как это произошло с СССР, мы сами наблюдали воочию и еще хорошо помним. Но те же удары наносят и по нынешней России, так что коммунизм здесь ни при чем.
На эту тему в последнее время был опубликован ряд исследовательских работ разной степени популярности. Заглавия красноречивы: "Информационная война", "Третья мировая информационно-психологическая война", "Манипуляция сознанием". Сжатое изложение проблемы для военнослужащих можно найти в учебно-методическом пособии "Информационно-психологическое оружие" (1999), изданном Военной академией Ракетных войск стратегического назначения. О специальной западной литературе и говорить нечего. Она очень обширна, и за ней — огромный труд большого сообщества прекрасных специалистов. Большой задел имеется и в публицистике как западной, так и отечественной. Одни пишут с ноткой трагизма об "электронной Хазарии", другие восхищаются "яркой интеллектуальной победой" информационных спецслужб США в Югославии.
Корр. Таким образом, под "свободой слова" наши демократы прежде всего понимают запрет на защиту от информационного воздействия на Россию извне? Мол, глотайте, не отворачивайтесь!
Министр. Война идет сразу на многих фронтах, и внешних, и внутренних. И вряд ли можно сказать, о каком из них противник заботится "прежде всего". То один фронт выходит на первый план, то другой, но мы должны их видеть как единую систему. Этого, кстати, не успели понять наши штабисты во время "холодной войны". Вроде бы и диссиденты были под контролем, и "голоса", а между тем незаметно складывалась система их взаимодействия, которая была многократно эффективнее, нежели каждая часть по отдельности.
Но, отвечая на ваш вопрос, отмечу, что, конечно, требование полной открытости информационного пространства других стран уже полвека как является важным принципом внешней политики США. Раньше этому активно сопротивлялись в ООН и ЮНЕСКО, и социалистические страны, и Движение неприсоединения. Сейчас, понятно, большинство культур в отступлении, хотя вязкое, неявное сопротивление не прекратилось.
Корр. Как осуществляется раскрытие российского информационного пространства?
Министр. Прежде всего людей ошарашили сильнейшей идеологической шумихой, так что они тупо приняли самоубийственный для любой культуры принцип полной информационной открытости. Это как если бы человек сбросил с себя кожу — давай, лезь ко мне всякая зараза, всякие вирусы и спирохеты. Никакая сложная система, в том числе духовная, без определенной степени закрытости и "иммунитета" существовать не может. А наш честный демократ об этом и подумать не смеет. Поэтому никто не возразил, когда режим Ельцина провел теневую, никем не обсуждаемую приватизацию российских СМИ с допуском западных покупателей. Затем был принят фактический диктат иностранных информационных агентств. Именно они сегодня формируют поток сообщений в нашем эфире. По их учебникам готовят наших редакторов. Да посмотрите уже и на дикторов: они освоили американскую тональность и ритм, у них совершенно нерусские интонации, они ушли от нормального русского языка. И все это — не мелочи, это часть большого наступления на язык, в котором скрыт смысл нашей культуры.
Следующий акт — прямое вторжение западных агентств на нашу территорию, активное участие их агентов в создании и рассылке сообщений внутри России. Посмотрите, как активен шеф московского бюро радио "Свободы" Савик Шустер, он же не пропускает ни одной заметной тусовки, везде ему — привилегированное слово, он вещает, как хозяин. Иностранных журналистов никто не осмелится остановить, они шмыгают во всех "горячих точках", ведут репортажи из отрядов бандитов и террористов. Никакая независимая страна такого права никогда не дает.
Корр. Но нас уже приучили к тому, что информация — обычный товар. Не хочешь — не покупай, у тебя в руке пульт от телевизора, нажми кнопку и не смотри.
Министр.Это чушь, которая давно уже разоблачена в самой же западной философии. Информация, особенно представленная телевидением с его мощными художественными средствами, не является обычным товаром. Это такой тип товара, от которого человек при его потреблении становится зависим. А значит, он теряет свободу "покупать или не покупать". Торговля подобными товарами везде строго регулируется государством.
Ваш вопрос напомнил одну старую дискуссию. Тогда США потребовали от Колумбии военной силой уничтожить посевы коки и готовы были предоставить для этого технику и напалм. А то, мол, наркотиками травится молодежь в городах США. Кто-то из колумбийских писателей, кажется, Габриэль Гарсиа Маркес, ответил, что пусть в ответ США уничтожат корпорации, что производят духовную отраву для Латинской Америки — эти подлые фильмы насилия и лживую пропаганду. Или хотя бы поставят на своих границах заслоны для этой отравы. На это возразили именно так: пусть колумбийцы не смотрят эти фильмы, это просто товар. Это было явно слабое возражение, ибо и наркотики — тоже товар, причем чистый экологический продукт. Пусть американские юноши его не покупают.
Корр. Но ведь закрыться от мира невозможно. На это и напирают "демократы".
Министр. Они напирают на такую особенность нашего мышления — перегибать палку то в одну, то в другую сторону. Даже природные системы вырабатывают такой механизм обмена с внешней средой, чтобы получать то, что нужно для жизни и для развития, но ставить заслон болезнетворным агентам. Особенно тем, которые нарушают генетический аппарат организма. А правительство России отдало подготовку учебников на откуп какому-то Соросу. Святая святых — учебники по истории и родной литературе, гены нашей культуры. Вот такая открытость губительна.
О тупой закрытости не может быть и речи, и никогда Россия не была закрытым обществом. Даже в годы обострения "холодной войны" потребление продуктов культуры и информационных сообщений извне было в СССР очень интенсивным. Не только гораздо более интенсивным, чем сегодня, но и по многим показателям оно было богаче, чем на Западе. Например, с мировой литературой средний советский интеллигент был знаком гораздо лучше, чем его западный коллега. А то "раскрытие", которое устроили сегодня в России, очень и очень избирательно. Люди поражаются тому, какая грязь к нам хлынула, и начинают всерьез думать, будто на Западе живут одни дебилы. Да нет, просто те, кто орудуют задвижкой, не о просвещении России заботятся. Другие у них задачи.
Вообще, давайте пока что зафиксируем ту мысль, что требовать полной информационной открытости есть, как говаривали кадеты, "глупость или измена". Тут даже Западу нельзя претензий предъявлять. Если вы оставили автомобиль открытым, да еще с ключом зажигания в замке, то вы сами виноваты, если его угонят, да еще ребенка задавят. Это называется "провоцировать правонарушение".
Корр. Мы все время возвращаемся к внешнему, международному аспекту проблемы. А ведь средний наш читатель или телезритель все же видит не Савика Шустера, а наших, говорящих на русском языке деятелей и журналистов. Какова их роль в информационной войне?
Министр. Разделять внешние силы и их "пятую колонну" нельзя. Дело как раз в том, что это — одна система, ее части по отдельности такой силы бы не имели. Как говорили уже древние греки, "целое больше суммы частей".
Возьмем очевидный случай. В России имеется очаг вооруженного конфликта, сопряженного с терроризмом. Как же ведут себя СМИ? Непрерывно происходят инциденты с журналистами — вчера с Бабицким, сегодня с Политковской. Репортеры вещают из лагерей боевиков, снимают для немецкого телевидения работу похоронной команды. Но дело ведь не в Бабицком или Политковской. Показательна та кампания, которую подняли СМИ в защиту "прав журналистов". Ведь речь о сознательном и оплаченном участии журналистов в антироссийских акциях. Можем ли мы представить, например, чтобы испанский репортер снимал в Пиренеях фильм о террористах ЭТА для немецкого телевидения? Нет, это нонсенс, этот репортер сразу бы попал в тюрьму, а с Германией у Испании возник бы дипломатический конфликт. Никакого права быть в рядах бандитов и вещать оттуда "свободную информацию" у журналиста нет, и Савик Шустер "лукавит".
Корр. Почему вы так часто Савика Шустера поминаете? Это какой-то выдающийся боец невидимого фронта?
Министр. Да нет, наоборот, ничего выдающегося. Это — символическая фигура. Работник иностранной радиостанции, прямо подчиненной ЦРУ, которая активно действовала против СССР, а теперь столь же активно действует против России. Все это знают, но значительная часть российской элиты относится к этому Шустеру с симпатией. Он — "свой" в элитарных кругах деятелей СМИ. Вот корень нашего кризиса в информационной сфере.
Корр. Правомерно ли переходить от инцидентов с отдельными журналистами к такой большой системе, как элита, как СМИ?
Министр. Конечно, мы говорим не обо всех СМИ и не обо всех журналистах, но та часть, о которой идет речь, очень влиятельна, и под ее воздействием оказывается очень большая часть общества. Это — не какое-то маргинальное явление, а важный "срез" нашего кризиса. И в то же время, это — вовсе не "зеркало" нашего общества или, во всяком случае, чрезвычайно кривое зеркало.
Возьмем опять "острый" случай. Все мы помним, как тяжело переживалась первая война в Чечне. Отразили ли СМИ эту трагедию, пусть бы в ее противоречивости? Нет, они вели подрывную антироссийскую работу. И речь не только о разрушительных репортажах Масюк на фоне трупа нашего солдата. Речь о доминирующей линии СМИ. Я не буду здесь ссылаться на оппозиционную прессу, на рубрики вроде "электронной Хазарии". Вот Сборник документов и материалов Специальной комиссии Государственной думы, которая 13-15 мая 1999 г. рассматривала обвинения против Ельцина, в том числе в связи с той войной. Возьмем заявления лиц, далеких от КПРФ и НПСР.
Дает показания В. Рубанов, тогда заместитель секретаря Совета безопасности РФ. Ему задает вопрос Д. Рогозин: "В 1992 г. на территории Российской Федерации происходит государственный мятеж, после чего начинается планомерный геноцид нетитульной национальности на территории Чеченской республики (имеется в виду — русских, славян в принципе как таковых, которых там было немало: по разным данным — до 400 тысяч человек, из которых большая часть либо истреблена, либо, просто спасаясь, бежала на территорию других субъектов Федерации), и практически за весь этот период нет никаких сообщений в средствах массовой информации. Мы видели только физиономии боевиков и Дудаева, который угрожал России, в том числе атомным оружием, но мы не видели того самого мирного населения, которое регулярно и самыми изощренными способами истреблялось. Потом, когда уже началась военная операция, всем стало ясно, что информационную войну вокруг Чечни мы проиграли…".
На это В. Рубанов заявляет: "Что касается вопросов, связанных с тем, что мы проиграли информационную войну. Я могу с вами согласиться: это совершенно точно… В данном случае деятельность средств массовой информации имела целенаправленный характер, но не подчинялась интересам государства. Если какие-то государственные деятели и направляли деятельность средств массовой информации, то они не совпадали с основными интересами Российской Федерации". Уклончиво, но ясно. А "комиссия Говорухина", которая вела расследование в Чечне, делает вывод о "тотальной дезинформации общества со стороны российских средств массовой информации", причем на основании множества конкретных фактов, с фамилиями и документами.
Так что дело не в инцидентах с отдельными журналистами и не в эксцессах "желтой прессы". Речь идет, если хотите, о национальной трагедии и трагедии большинства честных журналистов, которые вынуждены служить в этой корпорации: СМИ, эта "четвертая власть", исключительно важный общественный институт, действуют как разрушительная для страны и государства сила. Проблема фундаментальна, и говорить о ней надо именно на фундаментальном уровне. Тут не о политических или групповых конфликтах речь.
Корр. Вы ввели слово "корпорация". Применимо ли оно к той части СМИ, о которой мы говорим? Разве не ближе была бы аналогия с множеством фирм, конкурирующих на рынке?
Министр. Никакого свободного рынка и свободной конкуренции тут нет. Большая партийно-государственная система СМИ так и осталась большой корпорацией, обслуживающей политические задачи криминально-номенклатурной клики, захватившей собственность. Как возникли все эти газеты и телекомпании? Разве они собирали деньги, покупали оборудование? Нет, эти "фирмы" были созданы в горбачевских кабинетах, "независимых" газетчиков назначали, как в подпольной партии. Одного бросили на "Московский комсомолец", другого — на телевидение. И вся эта весьма небольшая колода политработников тасуется между "конкурирующими" фирмами. О какой-то легитимной собственности, без которой не существует рынка, и речи нет. Павел Гусев стал "собственником" газеты и хвастает, что ему за нее предлагают 60 миллионов долларов. Гусинский — "собственник" НТВ! На какие деньги он его приобрел и на какие деньги содержит? За всеми этими СМИ стоят или выведенные из-под контроля государственные средства, или те же государственные средства, но переданные "олигархам". И нажим теневых сил при создании этой аномальной государственно-криминальной идеологической машины был очень силен. Помните, даже очевидный и законный собственник — Верховный Совет РФ — не смог сохранить у себя газету "Известия". А ведь она изначально возникла как его орган. Ее захотел иметь г-н Голембиовский! Пришел с улицы независимый журналист и отнял газету у парламента.
Нет, мы имеем именно большую корпорацию, с единым, довольно компактным идеологическим центром, скрытой от глаз системой управления и финансирования, со сплоченным привилегированным сообществом и жесткой дисциплиной. Конечно, и внутри этой корпорации, и между нею и государством возникают трения, порой и конфликты — но никогда по принципиальным вопросам. Может, и хотелось бы В.В.Путину что-то сказать по сути, да, видно, опасается. А нарыв в информационной сфере зреет.
Корр. Как же возник этот нарыв? Есть ли надежды, что он сам собой рассосется?
Министр.Надежды нет, потому что прошло уже много времени — и эта уродливая система устойчиво воспроизводится. Свою задачу оболванивания людей она выполняет неплохо — что же еще нужно нынешнему правящему классу. В крайнем случае, посадят за долги Гусинского, для острастки, но никаких существенных изменений в СМИ правящие круги и не хотят. Этих изменений может добиться только гражданская воля самих жителей России.
Чтобы рассуждать о перспективах, надо понять, как возникла нынешняя ситуация, каков "генотип" той системы СМИ, о которой мы говорим. Надо вспомнить конец 80-х годов, когда определялись ее главные контуры.
Корр. Что вы считаете главным в этом ее, как вы выразились, "генотипе"?
Министр. Прежде всего, разрушительный антигосударственный пафос. Вся эта система задумывалась и строилась как таран, который разрушит образ советского государства и общественного строя, сделает их в глазах среднего гражданина нелегитимными, не имеющими права на существование. Под эту задачу подбирались и расставлялись ведущие кадры. Одни более радикальные, как Егор Яковлев или Сванидзе, другие более умеренные. Например, Полторанин был совсем голубем, он так сформулировал задачу: "Мы должны загадить образ социализма, как мухи засиживают лампочку". Мол, забросаем дерьмом, но маленькими порциями, чтобы не так больно людям было. Но так не вышло, пришлось рубить святые образы с остервенением, с садизмом.
Попробуйте почитать сегодня "Московские новости", "Столицу", “Куранты” и им подобные издания 1990-1991 годов. Жутко становится, сколько злобы и ненависти ко всем, даже самым безобидным черточкам нашей жизни. Сколько ненависти к армии, к промышленности и колхозам, к пионерлагерям и школе. А ведь все эти годы наши "демократы" ничего не построили, они питаются остатками того, что было построено и накоплено в советский период.
А вспомните кампанию по очернению образа Зои Космодемьянской. Ведь это — чудовищное явление в мировой истории культуры. Девочка, школьница пошла добровольцем на войну защищать Родину, погибла мученической смертью — и стала объектом злобных издевательств целой своры респектабельных журналистов. Ведь соучастниками этой подлости СМИ сделали массу читателей, молодежь. Люди были ошарашены и ничего не могли возразить. О чем тут говорить!
Так вот, теперь они работают тоньше, измеряют дозы яда, стараются не перебарщивать. Но ведь везде сидят те же люди, их убеждения нисколько не изменились, их страсть не утихла. Этот злобный аппарат был запрограммирован на то, чтобы грызть государство и нормальное жизнеустройство нормальных людей. Он это и делает, и при всей внешней сдержанности нет-нет, да и прорвется та же самая ненависть. Вот потому-то всем революциям приходится "пожирать своих детей", они от комплекса Герострата сами уже отделаться не могут.
Корр. Что же движет этими людьми?
Министр. В принципе для политики этот вопрос неважен. Зачем нам "читать в сердцах"! Важен результат. Но когда начнется конструктивный период, конечно, надо будет учитывать мотивацию. Есть циничные "профессионалы", которые за деньги готовы работать на любую идею, а есть "идейные", которые искренне ненавидят "эту варварскую страну", — так пусть уж они остаются с открытым забралом. Достаточно будет просто лишить их монополии на вещание, и вся сила из них вон. А есть и просто диверсанты, отравители колодцев. Их мотивация вообще неважна, их надо ограничивать законом. Общей мерки в сложной системе быть не может, политика — искусство компромиссов и борьбы.
Корр. Согласен, что лучше нам уйти от личностей и психологии. Но если мы говорим о СМИ как социальном явлении, то понятием "пятой колонны" обойтись не можем. В самом нашем обществе лежат причины того, что большая часть центральных СМИ стала дестабилизирующей силой.
Министр. Да, но, как мы уже говорили, при нынешней открытости России и при резко возросшей интенсивности глобальных процессов разрывать наши внутренние проблемы и внешнее воздействие на них нельзя — просто не поймем, даже верно описать не сможем, не то, чтобы понять. Имея это в виду, взглянем, как СМИ распределились на фронте главного сегодня социального противостояния в России. С кем эти "мастера культуры"?
В результате действий власти в социально-экономической сфере в России кардинально изменены принципы распределения богатства. Это — самая очевидная и понятная сторона смены общественного строя. Разделение общества на богатое меньшинство и сброшенное в крайнюю бедность большинство не имеет аналога в истории. Такого просто никогда и нигде не было. Люди не реагируют потому, что они до сих пор находятся в шоке и плохо осознают, что с ними происходит. Если бы у населения не было старых советских запасов в виде жилья, образования, книг, одежды, то при нынешнем типе распределения доходов большинство просто не смогло бы выжить. Уже сегодня смертность в России беспрецедентна, а тогда бы мы стали свидетелями первого в истории человечества массового социального убийства — без видимого насилия. Тут я не говорю ничего нового, это простая констатация. Наша тема — СМИ. С кем они в этом расколе, на какой стороне пропасти?
Совершенно очевидно, что главные СМИ демонстративно обслуживают богатое меньшинство, они, грубо говоря, на стороне сытых против голодных. И этот отрыв от большинства, от "тела народа", от его истории, традиций и совести настолько радикален, что честному человеку его никак невозможно объяснить и оправдать никакими идеологическими или этическими доводами. Такое состояние разрушает всю систему этических координат той части интеллигенции, что втянута в обслуживание этих политизированных СМИ. У них оказывается один выход — впасть в цинизм, в ерничество, а затем часто и в садизм. Эти люди начинают искренне ненавидеть народ, который они предали. И ненавидеть совесть, которую продали. Возник порочный круг, выхода из которого при нынешней ситуации нет.
Корр. Когда мы говорим "порочный круг", мы имеем в виду, что журналист, обслуживая сытое меньшинство, углубляет раскол в обществе, в результате чего вынужден становиться еще более верным псом своих хозяев?
Министр. Именно так — если мы говорим о социальном процессе. На уровне личности это дело морального выбора. Журналист может найти себе безобидную нишу — писать о собаках, о цветах. А если такой ниши нет, может порвать контракт, вернуть взятку в виде беспроцентного "кредита" на квартиру в 70 тысяч долларов. Но таких, кто на это способен, по-моему, немного. Интеллигентный человек всегда найдет себе оправдание. Мол, Осипа Мандельштама НКВД уморил — так я сейчас на крестьянах отыграюсь. Я допускаю, что Миткова внушила себе, что она — борец со злом. Ум образованного человека изощрен, нам Достоевский это растолковал. Хотя и он вряд ли мог представить себе то, что мы наблюдаем сегодня. Впрочем, Миткова уже сбежала с НТВ. Видимо, чтобы “бороться со злом” на другом канале.
Корр. Но разве нельзя ждать смягчения этого противостояния при улучшении дел в экономике? Повысятся доходы — и все станут добрее.
Министр. Порочный круг устойчив, мелкие изменения обстановки на него не влияют. О каком улучшении вы говорите? Разрыв между богатыми и бедными растет, это закон "нового мирового порядка". Власть отказалась от прогрессивного подоходного налога — невиданное дело для гражданского общества. В прошлом году, при самых высоких ценах на нефть, оставили без отопления массу людей — им просто показали, что право на жизнь отменено. Впереди — повышение платы за жилье и самые необходимые условия жизни. И при этом затягивается удавка внешнего долга. Как тут можно ожидать смягчения?
СМИ — это оружие в той "холодной" гражданской войне, что идет в России. А применение оружия не может вести к смягчению обстановки. Такое смягчение возможно только при прекращении огня и проведении переговоров — хотя бы о перемирии. Но ни олигархи, ни власть не могут прекратить даже на день бомбардировку сознания граждан. Их сознание должно постоянно находиться в состоянии шока или хаоса. Это резко повышает внушаемость, а ведь главные цели воздействия СМИ — внушение нужных правящим кругам мнений. В условиях раскола и глубокого противостояния это губительно для самих людей, для народа и страны.
Сегодняшний конфликт с НТВ не способен разрешить этого фундаментального противоречия. Кох и Йордан не лучше Киселева и Малашенко. Новые хозяева будут защищать новых олигархов, подавляя духовное и политическое сопротивление народа. Государство Путина — это государство Мамута, Абрамовича, Фридмана. Их интересы будут защищать "обновленные" СМИ. На НТВ приходят американцы Тернер и Йордан. Будут ли их деньги работать в интересах России, или в интересах НАТО и ЦРУ? Ответ ясен.



Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x