Авторский блог Александр Арцибашев 03:00 26 марта 2001

ЗЕМЛЯ ЛЮДЕЙ

0
Author: Александр Арцибашев
ЗЕМЛЯ ЛЮДЕЙ
13(382)
Date: 27-03-2001
ПРОШЛОЙ ОСЕНЬЮ, КОПАЯ НА СВОЕМ ОГОРОДЕ КАРТОШКУ, я обратил внимание на урчащий невдалеке трактор. Его почти не видно было в высоченном бурьяне, лишь верх синей кабины мотался то на одной стороне поля, то на другой. "Что он там делает?" — заинтересовало меня, ведь с самой весны никто тут не показывался. Подошел поближе. Знакомый пожилой тракторист косил пересохшие сорняки. На корм скоту трава, конечно же, не годилась — одни колючки да жесткие стебли, но и жечь напрасно солярку мужик не стал бы. Спрашиваю тракториста:
— Перепахивать, что ли, собрался?
Он, как мне показалось, сконфузился, захлопал выцветшими от солнца ресницами и глухо выдавил:
— Дак здесь ведь картошка посажена.
— Где? — оглянулся я вокруг, недоумевая.
— Вот же грядки... Разве не видите?
И правда, среди кошенины чуть выдавались бугорки с торчащими остьями картофельной ботвы.
— Что же тут выросло? Ни разу не пололи, не окучивали, да и колорадского жука нынче было густо...
Тракторист пожал плечами:
— Что-нибудь да выросло... А полоть и окучивать — это же сколько надо горючего! Не захочешь такой картошки...
Увиденное меня потрясло: в спорах о земельной реформе мы, по сути, довели русскую деревню до полного разорения. А, может, оно так и задумано было "реформаторами" ельцинского призыва? В России нынче заброшено порядка 100 миллионов гектаров сельскохозяйственных угодий, 90 % хозяйств имеют долги. В целом эта сумма составляет 220 миллиардов рублей. Ну не все же дураки! Диспаритет цен привел к тому, что уже невыгодно производить ни зерно, ни мясо, ни молоко, ни овощи, ни ту же картошку. Если десять лет назад картофельные плантации в колхозах и совхозах занимали 1 млн. 850 тыс. гектаров, то нынче — всего 230 тысяч, Вся надежда на частника с лопатой: авось голод заставит чего-нибудь посадить... Свеклы собирали 32 млн. тонн, сейчас — втрое меньше. Ну и главное — Россия перестала быть зерновой державой. То, что сообщается о намолотах пшеницы, ржи, ячменя, — не соответствует действительности. Есть ли в закромах 50-60 млн. тонн зерна? Кто скажет? И сколько у американцев его закупаем? В 1990 году производили 38 млн. тонн комбикормов, ныне — 5 млн. тонн. Кормить скотину нечем, хозяйства продолжают избавляться и от коров, и от свиней, и другой живности.
Всем известно, что каждый год население страны сокращается на один миллион человек, но мало кто знает: на один миллион ежегодно убывает и коров, а свиней, овец, коз — по 3 миллиона!
Сколько же сейчас скота в России? Коров — 13 миллионов (7 млн. в хозяйствах и 6 млн. у частников), свиней — 16 млн. (соответственно: 9 млн. и 7 млн.), овец и коз — порядка 15 млн. голов. Если спад поголовья животных будет продолжаться такими же темпами, то, выходит, еще пяток лет — и у нас не останется ни одной фермы...
Перед глазами русского крестьянина: кровь, пот и слезы. Люди теряют смысл самого своего существования на земле. Лишь десять процентов бывших колхозников получают какие-то деньги за работу, 40 процентов довольствуются натуроплатой (мешок зерна, мешок сахара), остальные — вообще не у дел. На селе нет ни одной стройки. Это геноцид. В свободные фермеры тоже особо не рвутся, хотя Ельцин, Силаев и Гайдар рисовали такие уж радужные перспективы российскому фермерству! И земля, за которую чуть ли не дрались с колхозниками, многим фермерам оказалась не нужна — зарастает бурьяном, кустарником, мелколесьем.
Не так давно я побывал в Орехово-Зуевском районе Московской области. За исключением местной птицефабрики, тут все бывшие совхозы и колхозы (ныне — акционерные общества) — на мели. Начальник управления сельского хозяйства Александр Михайлович Пустов повез меня в село Озерское к фермеру Федорчуку — видимо, больше показать было нечего. По дороге спрашиваю:
— Сколько у вас фермерских подворий?
— По бумагам числится сто шестьдесят два, — отвечает Пустов, доставая из папки какие-то сводки. — Но, по правде сказать, работает около десятка.
— А что ж у остальных?
— Да ничего...
— Кредиты, наверное, брали у государства?
— Брали... Теперь судятся за эти кредиты. Отдавать-то не с чего, продукции нет.
— Почему ж не получилось ничего из ельцинской затеи?
Пустов помрачнел лицом, зло ухмыльнулся:
— Одной рукой давали ссуды на обустройство, а другой — забирали.. Тарифы на электроэнергию, газ, горючее — сами знаете, на сколько подскочили! Разве тут вырулишь?
ФЕРМЕР АНАТОЛИЙ КСЕНОФОНТОВИЧ ФЕДОРЧУК оказался человеком разговорчивым, приветливым. Сначала накормил бычков (их у него восемьдесят голов), и только потом согласился провести по хозяйству. Скотный двор он взял в аренду у бывшего совхоза "Озерецкий". Ни воды, ни света, ни механизации. "Кнопку нажал и спина мокрая!" — шутит на ходу. Пробовал разводить овец — не получилось, не было сбыта продукции, до сих пор шкуры в сарае валяются. Прогорел и со свиньями. Наконец, решил заняться откормом бычков.
— Ничего не пойму, — сокрушался фермер. — Мы с женой Оксаной за день не присядем — все какие-то дела: две коровы, поросята, куры, те же бычки, сорок гектаров земли... Ворох забот! Но как были нищими, так ими и остаемся. Дом вот не можем уж несколько лет достроить. А рядом сосед, перекупщик скота, — тот деньги не знает куда девать. С меня, значит, налоги до копеечки отдай, а тем, кто живет обманом, — вольница.
— Ну уж не прибедняйтесь, — пожурил Федорчука начальник управления сельского хозяйства, — четыре трактора на дворе...
— Списанные в утиль, — усмехнулся фермер.
— У других и этого нет.
Выяснилось, что в 1997 году фирма "Вакакис-интернейшнл" через ассоциацию крестьянских (фермерских) хозяйств ссудила Федорчуку на обустройство 50 тысяч долларов.
— Самих денег я не видел, — рассказывал Анатолий Ксенофонтович, — построили сенной сарай, заасфальтировали двор, привезли косилку, сеялку, трактор. Составили договор: через четыре года деньги возвращай! Я потом прикинул: машина песка, по их смете, обошлась в полторы тысячи рублей, а халтурщики за эти деньги привезли бы мне пять машин. То есть "накрутили" будь здоров! Теперь жмут: отдавай доллары. А где они у меня? Всю ферму продам и столько не наберу...
Грустно было слушать эту историю. Еще недавно в Озерецком был крупный откормочный совхоз и, как оказалось, возглавлял его... нынешний начальник управления сельского хозяйства. Имелось пять с половиной тысяч бычков, почти три тысячи гектаров пашни. Жили богато, производство мяса считалось высокорентабельным делом. И что же? Совхоз полностью развален. Вместо него на совхозных землях — фермер с восемьюдесятью телятами, да и тот клянет судьбу. Тем временем молоко, мясо, другие продукты в Орехово-Зуевский район завозят из соседней, Владимирской области. Пока завозят.
— Кого обманываем? — задал вопрос Пустову.
— Да разве только у нас такая картина? — отвел он взгляд в сторону. — Во всей Московской области десять лет тому назад было полмиллиона коров, получали два миллиона тонн молока. Сейчас и половины скота нет. Своего зерна намолачивали миллион с лишним тонн, нынче имеем крохи, в основном — фураж привозной. А зерно дорожает и дорожает, уже просят за тонну три тысячи рублей. Это мировая цена! Кто бы зарплату подтянул до мирового уровня? Ведь многим людям уже недоступны ни мясо, ни сыры, ни колбасы...
Это рядом-то с Москвой такое положение! А что в провинции? Знают ли о крестьянских бедах в Кремле? Конечно, знают, но каких-либо серьезных мер по возрождению русской деревни не принимается. Поток импортного продовольствия все возрастает и возрастает. Вся Европа сейчас взбудоражена так называемым "коровьим бешенством". В "черном" списке: Великобритания, Ирландия, Португалия, Франция, Германия, Швейцария, Бельгия, Италия, ряд других стран. А в Англии еще и ящур! Люди отказываются покупать говядину. И в это время Москва закупает ее у немцев 100 тысяч тонн! Как бы ни заверял господин Лужков, что это мясо совершенно безопасно, но я уверен: ни сам мэр, ни его семья импортную говядину есть ни за что не станут. Впрочем, как и другие высокопоставленные чиновники. Потребность Москвы в мясе — 600 тысяч тонн. Проверить всю продукцию просто невозможно. У нас даже нет таких лабораторий, в которых ветеринары могли бы сделать анализ на предмет губчатой энцефалопатии! Разве что в Казанском НИИ ветеринарии? Оборудование экспресс-лабораторий весьма дорогостоящее, и охотников покупать его за рубежом не находится. Опять вся надежда на русское "авось": небось, пронесет и на этот раз... Кроме России согласилась покупать говядину на Западе лишь Северная Корея, где, как известно, повальный голод. Какая разница, отчего умирать: от "коровьего бешенства" или от недоедания? Болезнь проявляется через 20-30 лет, и вполне возможно, что в будущем и Россию ожидает эпидемия. Ученые в недоумении: откуда напасть? Одни утверждают, что причиной заражения животных явилось скармливание скоту мясокостной муки, другие склоняются к мнению об инфекционной природе возникновения очага заболеваний, третьи высказывают версию: "коровье бешенство" — продукт секретных биологических лабораторий. Во всяком случае те эксперименты, которые ведутся нынче в западных странах по клонированию животных, созданию трансгенных продуктов, — понятно, добром для человечества не закончатся. Их уж полторы сотни таких продуктов: соя, рис, кукуруза, хлопок, тыква, огурцы, перец, яблоки, персики... Урожай, конечно, больше, нет спору. Но как это скажется на здоровье людей? Не случайно канадский профессор микробиологии Джон Фейган заявил: "Употреблять в пищу трансгенные продукты — все равно что играть в "русскую рулетку" всем миром..."
Казалось бы, при таком тревожном положении на мировом рынке продовольствия правительство России должно было в спешном порядке проинвентаризировать всю материально-техническую базу агропромышленного комплекса (что не удалось развалить за минувшее десятилетие) и уже к весне 2001 года создать все предпосылки для роста производства основных продуктов питания. Увы, посевная кампания премьера Касьянова и его министров, похоже, не волнует. На сев нет денег. Не слыхать и голосов защитников крестьян в Государственной думе.
Что ж имеет накануне посевной деревня? Парк тракторов в хозяйствах насчитывает 800 тысяч единиц. На каждые 100 гектаров приходится по шесть тракторов (в Канаде этот показатель вдвое выше, в США — вчетверо!). Тут надо еще учесть то, что 60 % техники давно пора списать как отслужившую положенный срок. Комбайнов имеется порядка 200 тысяч единиц, на 1000 гектаров посевов зерновых — по пять машин (в США — втрое больше, в Германии — вчетверо!). Отечественное сельхозмашиностроение, можно сказать, в руинах. Вот цифры статистики. В 1990 году было произведено 214 тысяч тракторов, в 1998 году — всего 9, 8 тысяч. Зерноуборочных комбайнов соответственно 65,7 тысяч и 1,0 тысяча. Кормоуборочных комбайнов 10,1 тысяча и 200 единиц. Картофелеуборочных машин выпускали 6,4 тысяч в год, сейчас — ни одной. Плугов 85,7 тысяч и 1,1 тысячи. Сеялок: 51,1 тысяч и 1,2 тысячи единиц. Если вспомним еще и о качестве поступающей в хозяйства отечественной техники, то работу крестьян на полях и фермах впору сравнивать с каторгой. Оно так и есть: каторга. В крестьянах напрочь убили всякое желание трудиться на земле, удерживает лишь то, что некуда больше податься. Мужик нынче не верит никому.
А ВСПОМНИМ, КАКИЕ НАДЕЖДЫ возлагали мы на Аграрную партию во главе с Михаилом Ивановичем Лапшиным! Я сам был делегатом III съезда партии. В Колонном зале Дома Союзов, где он проходил, присутствовали: Юрий Бондарев, Михаил Алексеев, Валентин Распутин, Петр Проскурин, Владимир Крупин, ряд других известных личностей. Аграрии могли бы стать мощной силой и повести за собой весь народ. Но этого не произошло. Чиновники из Минсельхоза и его структур взялись решать свои задачи и от рядовых крестьян отгородились высоким забором. Потому-то и потеряли доверие в народе.
Вскоре после съезда я вместе с Михаилом Ивановичем Лапшиным поехал на конференцию Рязанской областной организации аграрной партии, и там, возьми да выступи с критикой в адрес мафиозных деятелей, подрывающих основы государства, угнетающих русский народ. Смотрю, Лапшин занервничал... Возвращаемся домой, помощник Михаила Ивановича, сидевший на переднем сиденье "Волги", спрашивает меня:
— А как относятся к вашим прорусским выступлениям в других аудиториях?
— Каких, например? — не понял я.
— Ну, допустим, в среде писателей.
— Нормально относятся, если это русские люди...
Сказал это, и меня вроде как подхлестнуло:
— А, собственно, почему возник такой вопрос? Сами-то вы какой национальности?
Помощник Лапшина аж подскочил на своем сиденье — настолько переполняли его душу ярость и злость. Больше за всю дорогу он не проронил ни слова. Зато Михаил Иванович разговорился.
— И верно, Александр Николаевич, надо бы поосторожней с критикой. У нас в партии разные люди... Не поймут...
— Но ведь я говорю о том, что на виду. Оглянитесь, ведь вас, как и Горбачева, подхалимы быстро охмурят, если не займете принципиальную позицию...
Уж очень хотелось Лапшину стать президентом России на очередных выборах, и, видимо, в эйфории он потерял ощущение реальной жизни. Итог известен.
Очень вяло выступает нынче оппозиция против чудовищного намерения: ввести частную собственность на землю. Ельцин так и не решился на эту авантюру. Кое-кто, рассуждая о страшном десятилетии конца ХХ века, пытается оправдать действия тирана, дескать, удалось избежать худшего: гражданской войны... А сокращение населения России почти на десять миллионов человек — кому в заслугу поставить?
Почему бы не предостеречь власть от опрометчивого шага экс-президенту СССР Горбачеву? Ведь он сам крестьянского роду: пахал, сеял, убирал урожай. Знает, как тяжко нынче на сердце у селянина. Нет, Михаил Сергеевич, за русскую землю не вступится, про замасленный комбайнерский ватничек давно забыл, ему претит общение с "быдлом", а вот отужинать в одном из лучших ресторанов Москвы "Царев сад", справляя свой юбилей, со столичным бомондом — это совсем другой расклад... Интересно: откуда у Горбачев-Фонда деньги на водопады шампанского, дорогие закуски, многоэтажные торты? Неужели еще не иссякла казна ЦК КПСС?
Закон о купле-продаже земли нужен нынешним властям лишь с единственной целью: прикрыть произвол над народом. Государственная дума не выражает чаяния большинства российских граждан. Это хорошо понимают кукловоды в Кремле и спешат. Очень спешат. Выборы в Молдавии показали, насколько "конституционны" демократические реформы; там и заводы, и фабрики, и земля давно в частных руках, но жить от этого не стало легче.
Помнится, по осени президент России Владимир Владимирович Путин высказывался за референдум о свободной продаже земли. И еще: о приоритете моральных ценностей. Ему, видимо, докладывали о здоровье нации. По некоторым данным, у нас в стране чуть ли не половина людей страдает сильнейшими психическими расстройствами. От недоедания, наркотиков, водки, бандитизма, безысходности. И вот вопрос: морально ли спрашивать больных людей: вы "за" частную собственность на землю или "против"? Ведь большинству этих горемык — всего-то требуется ее по два аршина...
А кому нужна земля? В одном из телевизионных интервью (это было в октябре 2000 года) я спросил руководителя аграрно-промышленной группы Госдумы России Николая Михайловича Харитонова:
— В разрабатываемом законе речь идет только о сельскохозяйственных угодьях или в целом о земле?
— Нет никакого разграничения, — ответил Харитонов.
— Стало быть, можно будет скупить месторождения нефти, газа, золота, алмазов и прочее?
— Выходит, так, — согласился Николай Михайлович. — Олигархи тут же принялись обзванивать регионы. Глава моего родного Мошковского района Новосибирской области (а это огромнейшая территория!) рассказывал: "На другой же день после заявления президента в пользу референдума о земле раздался звонок от Бориса Абрамовича Березовского. Интересовался: чем богаты и куда можно вложить деньги”.
— Вот она, истинная цель авантюры. А ведь как искусно подбирались к этому! Сначала распалили воображение обывателей перспективой приватизировать дачные сотки, участки под коттеджами, а потом обвинили крестьян вообще в неспособности обрабатывать поля. Раз земли пустуют — значит нет хозяина! Отвлекали внимание от главного: желания скупить участки под заводами и фабриками, домами, дорогами, коммуникациями, рудными залежами...
Кстати, во всем мире большая часть земель отдана в аренду. В Нью-Йорке, например, в частной собственности только 7 % городской территории. Есть неплохой опыт и в России. Та же Москва получает от аренды земли до 5 миллиардов рублей в год. Зачем же так спешить с введением частной собственности? Что это даст, кроме излишней головной боли для простых людей?
МЕЖДУ ПРОЧИМ, МОЕ ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ О ТОМ, что сельскохозяйственная земля менее всего интересует толстосумов, подтвердилось. На недавнем заседании Госсовета было решено вынести вопрос об обороте сельскохозяйственных земель за рамки нового закона. Нетрудно догадаться, в чьих руках окажутся участки под линиями ЛЭП? Российской ЕЭС, у Чубайса со товарищи. Чья земля будет под нефтепроводами? ЛУКОЙЛА: Аликперова и К°. Под газопроводами? Газпрома: Вяхирева и иже с ним. В принципе понятно, кто будет хозяином и двухсот крупнейших рудных разработок, которые в "плане" у реформаторов. Уже есть проекты. Для этого упразднили Министерство экологии, Госкомитет по лесу, чтобы не путались под ногами с экспертизами.
Такой циничности, с которой нынче добивается государство, история России не знала. Причем, под усыпляющие патриотические лозунги о величии России, ее светлом будущем. Взгляните на лица министров касьяновского правительства и не мучайтесь вопросом: а может, все-таки Путин отстоит Отечество? Разве президент не знал, что в 2000 году поставки газа и нефти на Запад увеличились на 30-40 процентов? При том, что заморозили Приморье, Хабаровский край, ряд городов и поселков в Сибири. Все знал. И куда пошли деньги от экспорта сырья — тоже был осведомлен. Отставка министра топлива и энергетики А. Гаврина — лишь повод свести дело к частному случаю.
"Преемственность" президентов брать кредиты у зарубежных банков ошеломляет. Под какие такие великие стройки занял Горбачев 60 миллиардов долларов в период с 1985 по 1991 годы? Неизвестно. За годы ельцинского правления внешний долг возрос до 144 миллиардов долларов. И опять — незнамо на что. Сейчас подошел черед расплачиваться. Чем? Уж не землей ли?
Все продумано до мелочей. Почему господин Абрамович возжелал стать губернатором Чукотки? У американцев готов проект подземного тоннеля через Берингов пролив. Окончание строительства — 2010 год. Зачем этот тоннель, если на Чукотке 130 тысяч жителей? Чтобы выкачивать природные ресурсы Восточной Сибири. Там нужен сильный руководитель, который бы осуществил этот проект. Нашли Абрамовича — он, думается, успешно справится с этой задачей. А уж коль американцы закрепятся на Чукотке, то это надолго.
Япония недавно объявила, что дает деньги на строительство аналогичного тоннеля с острова Хоккайдо на Сахалин и далее — с материковой частью, чтобы соединить свою железную дорогу с Транссибом. Японцы, по сути, перестали талдычить о своих претензиях на спорные территории. Зачем? Надо использовать китайскую "тактику": без лишних слов "обживать" дальневосточное побережье. В течение 10-15 лет в Приморье перестанет звучать русская речь.
Китай будет довольствоваться Казахстаном и Западной Сибирью. Зачем он так активно вооружается? Десять миллионов китайцев, правдами и неправдами, уже осели в Забайкалье. Для сравнения: у нас за Уралом все население составляет 18 миллионов человек.
Это не мистика. Мир вплотную подходит к перенаселению. Через 40-50 лет на Земле будет 12 миллиардов людей. Столько, сколько сможет она прокормить. То есть наши дети столкнутся с неимоверными испытаниями. Если в России, так же, как и сейчас, будет вымирать по 1 миллиону человек, то 50-70 миллионам русских (голодным, без сильной армии) ни за что не удержать шестую часть суши!
Я удивлялся раньше: с какой стати Запад так охотно дает кредиты под строительство дорог и мостов? Не так давно на Саратовщине пустили в эксплуатацию мост через Волгу. Премьер Касьянов сказал, что на пятьсот километров сократился путь из Европы в Азию. Правильно, эти дороги пригодятся НАТО для стремительного рывка вглубь России. Тылы пятой колонны и в Поволжье, и на Кавказе, и в Азиатской части уже готовы. Все будет сделано в рамках ООН. Раз земля, став частной собственностью, окажется в руках иностранцев, Запад не преминет защитить "свои интересы" в любой точке России.
Жаль, но история нас ничему не учит. Вспомним: сколько на Руси было землевладельцев? Долгоруковы, Голицыны, Морозовы, Салтыковы, Воронцовы, Апраксины, Шереметевы и т.д. Где ныне их земли? "Черные" переделы следовали один за другим, вотчины переходили из рук в руки. И вот уже XXI век, а порядка на земле как не было, так и нет...
Мне кажется, задумана очередная гигантская финансовая "пирамида": пустить в оборот земельные ресурсы, нажить на этой афере фантастические деньги, а дальше — что будет, то и будет.
В чьих руках нынче пашня? Она была разделена на паи в результате акционирования колхозов и совхозов. Ну а хитрость-то какая! Мужикам и бабам десять лет назад было по 50-60 лет. Пока они работали — они числились акционерами. За эти годы большинство ушло на пенсию. А их паями завладели руководители хозяйств. То есть практически пашней распоряжаются 25-30 тысяч человек! Да, они хотели бы, чтобы земля имела цену. Дескать, под это можно было бы брать у банков кредиты, строить фермы, развивать переработку, но где гарантия, что полученные кредиты опять не окажутся в швейцарских банках?
Возрождение сельского хозяйства под силу лишь государству, а не отдельным землевладельцам. Тут нужен лидер типа Столыпина, который взял бы на себя всю ответственность перед народом за проводимые реформы. Увы, такого человека в России пока нет.
РУССКАЯ ЗЕМЛЯ — В БЕДЕ. Следовало бы в первую очередь разобраться, в каком состоянии нынче пашня, а потом уж думать: пускать ее в оборот или нет? Недавно я столкнулся с вопиющим фактом. В целый ряд подмосковных хозяйств нагрянули представители СЭС и прокуратуры. Что их заинтересовало? Оказывается, вот уже двадцать с лишним лет на складах бывших колхозов и совхозов хранятся десятками тонн различные ядохимикаты с просроченным сроком годности. В свое время брали их про запас — для протравливания семенного зерна, борьбы с капустной блошкой, колорадским жуком и фитофторой на картофеле, корневой гнилью томатов и огурцов. За эти годы перепутали содержимое мешков, сейчас и не поймешь, что за ядовитая смесь в закромах? То ли хлорофос, то ли гиксохлоран, то ли граназан, то ли еще что-то... Раньше все это "богатство" забирали на утилизацию заводы-изготовители. Ныне предприятия развалены: некуда девать отраву. А просроченных ядохимикатов в Московской области немало: аж 400 тонн! В хозяйствах Можайского района — 14 тонн, Талдомского — 15, Подольского — 20, Зарайского — 22, Коломенского — 24 тонны. Представьте себе, что произойдет, если в паводок вместе с талой водой тот же граназан (с содержанием ртутного порошка) попадет в какую-либо речку... Страшно подумать, какими последствиями это может обернуться. Потому и засуетились санэпидемиологи и прокуроры. Но что делать с ядохимикатами — никто не знает.
Звоню генеральному директору "Моссельхозхимии" Виктору Григорьевичу Муленкову:
— Неужели нет выхода из создавшейся ситуации?
— Есть. Закопать яды... Лет десять тому назад так и сделали. На территории совхоза "Константиново" Сергиево-Посадского района было выделено под могильник пять гектаров земли, свезли туда со всей Московской области около сотни тонн вредных веществ и таким образом вышли из трудного положения. Там же недалеко и известная фирма "Родон"...
— Но ведь яды могу проникнуть с водой в реки? — возразил я Виктору Григорьевичу.
Он на какое-то мгновение задумался, но затем продолжил в том же духе:
— Нашли такое место, где глина в глубину чуть ли не на сотню метров. Вряд ли возможна утечка.
Мне не верилось, что наряду с радиоактивными отходами рядом с Москвой додумались создать еще и могильник ядохимикатов. Каково жить людям в соседних деревнях? Если раньше забирали отраву на переработку, значит в принципе-то существует методика утилизации токсичных веществ.
— В Рязанском ВНИПИ "Агрохим" одно время пробовали сжигать ядохимикаты в специальной установке, — разъяснил Муленков. — Но тут завопили "зеленые"... Оказалось, что в результате сжигания ядов образовываются канцерогенные соединения в тысячу раз опасней тех, что утилизировали. Потому отказались от затеи...
— А к военным не обращались? — поинтересовался.
— Использовали и этот вариант, часть ядохимикатов отправили куда-то в Сибирь, но сейчас это сделать сложно.
— Почему?
— Кто согласится везти опасный груз за три тысячи километров? Да и бензина сколько сожжешь? Эта проблема российская — в других регионах тоже не представляют, что делать с ядами...
Вот уж действительно: не знаешь, где тебя подстерегает беда. Что разбросано вокруг нас? Какую пьем воду? Чем дышим? Расхлябанность, безответственность, безразличие — считай, на каждом шагу. Не думаю, что с принятием закона о купле-продаже земли найдется много охотников приобрести зараженные участки типа Сергиево-Посадского могильника ядохимикатов. А разве власти признаются в том, что в свое время тысячами тонн закапывали в оврагах запрещенный к использованию дуст? Да никогда!
Для кого-то поле за околицей — это пыль и грязь, а для крестьянина — мать-кормилица. Но что сотворили с пашней? За последние десять лет сельскохозяйственные земли истощены до предела. Свыше 60 % пашни и 33 % лугов эрозированы и нуждаются в осуществлении мер защиты от разрушительных процессов. Треть угодий составляют кислые почвы. В целом баланс питательных веществ, по данным Минсельхоза России, — отрицательный. То есть из земли забирается больше, чем она получает. А откуда что возьмется! Почти 90 % минеральных удобрений, производимых в нашей стране, вывозится за рубеж. По оценкам специалистов, только за счет сокращения применения удобрений мы недополучаем ежегодно 40-45 миллионов тонн зерна! Производственные мощности химкомбинатов используются лишь на 30-35 процентов, многие предприятия — вообще остановлены.
Господа министры, разъясните народу, почему после приватизации российские заводы и фабрики не только не стали работать лучше, но в большинстве своем потерпели финансовый крах? Обманули людей раз — и думаете, тот же финт пройдет и с распродажей земли? Напрасно. Всякому терпению есть предел.
Неймется олигархам, стараются запустить свои щупальца во все сферы. В январе этого года за одну ночь были скуплены акции крупнейшего в Подмосковье Раменского элеватора. Директор предприятия, старейший работник отрасли Владимир Яковлевич Печенов, рассказывал мне:
— За каждую акцию выкладывали по две с повинной тысячи рублей. Кто устоит? В общей сложности на подкуп ушло три с лишним миллиона долларов. Спрашивается, а с какой целью сделали это? Чтобы контролировать хлебный рынок. Зерно — это ведь еще и комбикорма для скота. Вздуют цены на фураж — и, считай, оставшееся поголовье коров и свиней в хозяйствах пустят под нож. Тут дальний прицел...
Кто же скрывается за этой аферой? У кого нашлись свободные миллионы долларов? Говорят, очень активно в последнее время интересуется российскими элеваторами... "Сибирский алюминий", за которым маячит тень небезызвестного Романа Абрамовича. Если это на самом деле так, то ничего хорошего не жди. России не хватало еще и голода, который могут спровоцировать враги Отечества в любую минуту. Меня поражает равно как и молчание простых крестьян, смирение городской бедноты, так и безмолвие мыслящих людей, когда речь идет о главном для России вопросе: что будет с землей? Это похоже на прилюдное раздевание сыновьями родной матери. Для господ Аяцкова, Немцова, Травкина, Черниченко в этом, может быть, действительно ничего страшного нет. Впрочем, как и для многих других новоявленных кромешников, не имевших от роду ни ума, ни стыда, ни совести. Но ведь ответ перед потомками за роковую ошибку держать придется всему русскому народу. И еще не поздно отвести беду...



Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x