Авторский блог Редакция Завтра 03:00 19 марта 2001

В РИЖСКОМ ЦЕНТРАЛЕ

0
В РИЖСКОМ ЦЕНТРАЛЕ
12(381)
Date: 20-03-2001
В стенах Рижской центральной тюрьмы нам удалось встретиться с двумя русскими парнями Максимом Журкиным и Сергеем Соловьем. Теми самыми героями, которые 16 ноября прошлого года, протестуя против арестов в Латвии советских ветеранов, подняли над Ригой красный флаг. Сейчас они дожидаются суда.
Максим ЖУРКИН. Находясь здесь, я себя считаю политическим заключенным и никогда не откажусь от своих убеждений. Сажать наших стариков-ветеранов никому не позволю. О методах нашей борьбы я пока говорить не буду, но та акция, которую мы провели в Риге, дала свой результат. Теперь весь мир знает о происходящих здесь ужасах. Главное, мы свое дело сделали. Цель нами достигнута. Задача, стоявшая перед нами, выполнена. И я твердо заявляю, что все мои действия были сознательными, готов нести ответственность за свои политические убеждения. Сейчас я дожидаюсь суда. Конечно, предъявленное мне обвинение по статье терроризм явно надумано. Зато теперь я знаю, что красный флаг в центре города для властей гораздо страшнее, чем взорванный недавно Центральный универмаг. (За этот взрыв универмага с жертвами обвинение в терроризме никому не предъявлено.) Я так думаю, что на несколько лет они меня здесь упрячут: слишком много у них ненависти за то, что мы предали огласке все происходящее здесь. Сейчас, оглядывась назад, я могу твердо сказать: эту акцию я повторил бы и сейчас. И я твердо знаю, все мы должны совершать подвиги, чтобы победить в нашей борьбы. А определенные жертвы будут всегда. Так пусть они будут хорошо обдуманными и осознанными. Сейчас все остальные должны понять, что без тяжелой борьбы нам ничего не добиться. Не освободить своих ветеранов, свое государство. А история оправдывает нас, ведь так уже было. Нам сейчас очень нужно это героическое усилие и, сделав его, мы победим. Самое тяжелое для меня то, что я полностью оторван от жизни. Ничего не знаю, что происходит. Ведь здесь, в тюрьме, время для меня остановилось, Я так и остался в ноябре 2000 года. Месяцы пролетают тут незаметно. Хорошо то, что здесь у меня очень хорошие сокамерники, вот веду с ними политработу. Ведь все заключенные здесь относятся к властям негативно и зерна пропаганды прорастают. Это приятно. Пользуясь возможностью, а другой связи с миром у меня нет, хочу передать родителям, что у меня все нормально. В тюрьме здесь уже есть определенные движения, пропаганда ложится на добрую почву, как я и думал. Один крупный мошенник и человек, захвативший заложников, сейчас осознав, чего мы добиваемся, стали моими лучшими друзьями. В плане питания у меня здесь вполне нормально, но хотел бы, прежде всего, замолвить словечко за тех заключенных, которые здесь годами живут в переполненных камерах. Это очень тяжело. Хочу, пользуясь тем, что я здесь оказался, помочь несправедливо попавшим в тюрьму людям — такую задачу я сейчас поставил перед собой. Местная охрана относится к нам хорошо, хотя я с ней фактически не сталкиваюсь. С заключенными тоже все нормально, простые люди здесь сидят, без всяких, там, национальных комплексов. Моими хорошими друзьями здесь стали и латыши, и литовцы. Камера моя небольшая, на 19 человек, условия в ней нормальные. Меня посещают работники нашего российского посольства. Они, на данный момент, моя единственная связь с миром, помимо имеющегося в камере телевизора, показывающего лишь местные каналы, плюс НТВ. А переписку мне всю запретили, даже не знаю, что дома происходит. Приняли меня в тюрьме очень хорошо. Здесь простые заключенные, я им всем за этот прием благодарен. Но с латвийскими властями будет разговор короткий: все то, что я раньше слышал о положении русских в Латвии, оказалось еще намного хуже.
Сергей СОЛОВЕЙ. Когда я ехал в Латвию, то не знал всего того, что здесь творится. Когда узнал, это привело меня просто в ужас. Один из ветеранов, Михаил Фарбтух, сидит в тюрьме недалеко от меня. Он получил пять лет за "военные преступления". За то, что освобождал страну. А ведь это очень больной человек. Ему 85 лет и он не может самостоятельно передвигаться. Сейчас за ним ухаживает один из его сокамерников. Но всем понятно, что это заключение для него все равно, что смертный приговор. И то, что мы выступили в его поддержку, это закономерно. Как наследник своей страны, я твердо уверен, что защита наших стариков, нашего Отечества — основная святая обязанность. И на эту акцию я пошел, недолго раздумывая. Если мы не защитим наших дедов, то имеем ли мы право на существование, на старость? Ответ на этот вопрос мне давно известен. Свои убеждения я вынашивал долго. Я счастлив, что теперь смогу за них ответить. А то, что мы попали именно в цель, говорит то абсурдно тяжелое обвинение, предъявленное нам властями. Сейчас я дожидаюсь суда, хотя знаю, что это будет сплошной фарс. Приговор готов заранее, наверняка с нас снимут статью терроризм, проявив так называемый "гуманизм", рассчитанный на общественное мнение. И осудят по менее строгой статье. То, что мы не сломлены и не раскаялись в своих убеждениях, — вызывает в них животную ненависть, но меня им никаким давлением не сломить. И слушая радио, а это мой единственный источник свежей информации, я вижу, как меняется ситуация во взаимоотношениях России с Латвией. Как принимаются все более жесткие заявления, и я надеюсь, что наши российские чиновники и парламентарии не забудут в них и про нас, про молодых патриотов своего государства, сидящих в латвийских тюрьмах.
Условия содержания у меня здесь нормальные. Особенно они хороши в том корпусе, где я сейчас сижу. Он только что после ремонта, хотя человек я, жизнью не избалованный, служил в армии, но могу сказать, что в некоторых частях кормят хуже, чем здесь.
За время своего заключения я по независящим от меня причинам (оперативной работе) сменил много камер, и отношения везде очень хорошие. Сейчас сижу в маломестной камере, нас там четверо. Все мои сокамерники сидят за грабеж. Ко мне здесь относятся, как к какой-то знаменитости. Латвийская пресса про нас очень много написала. Нас показывали неделями все каналы, всем известно о нашем задержании, суде. От сотрудников тюрьмы у меня приятное впечатление. А настоящему допросу с пристрастием я подвергся в полиции безопасности. Их единственный метод вести допрос — это, надев мешок на голову, избивать человека, продолжая допрос целыми сутками. Выбивали они показания против нашего, ничего не знавшего рижского товарища Владимира Московцева, сидящего сейчас с нами в этой же тюрьме. Он молодец, зная, что сидит незаконно, объявил голодовку. Проголодал 47 дней! На этих допросах я понял, как сильно ненавидят власти наших рижских товарищей. Уж очень охота им их всех пересажать, задавить русское сопротивление в Латвии на корню. Я сказал им правду, что Московцев ничего не знал о происходящем — эти показания их явно не устраивали и они долго пытались их изменить. Но это уже дело прошлое, у них я был только один день. Сейчас я в тюрьме, где все хорошо, а нужную информацию о полиции безопасности я уже передал на волю, по каналам, известным только мне. И когда я выйду, еще подниму эту тему. От предложенных услуг полицейских адвокатов отказался. Если посольство не найдет мне подходящего адвоката, буду защищать себя сам. Пользуясь возможностью, я хочу передать привет всем моим товарищам, членам национал-большевистской партии. Своим родным близким людям. Большое спасибо всем патриотам России, оказывающим нам помощь и поддержку. С такой поддержкой, с такими хорошими людьми — ни одна опасность не страшна.
Мария ЧОРНАЯ
Средства на оказание помощи арестованным в Латвии можно отправить почтовым переводом по пдресу: 101000, г.Москва, ул.Мясницкая, д.26, Главпочтамт, до востребования, Тишину Анатолию Сергеевичу



Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой