Авторский блог Редакция Завтра 03:00 19 марта 2001

ЗЕМЛЯ – СВЯТЫНЯ

0
ЗЕМЛЯ – СВЯТЫНЯ
12(381)
Date: 20-03-2001
Земля на Руси издревле была чем-то большим, чем "природный ресурс", который может кому-то принадлежать, который можно покупать и продавать. Русский человек называл ее "землей-матушкой", "землей-кормилицей", в какой-то степени даже обожествлял ее. Причина, наверное, заключалась в особом отношении русских к природе, которая воспринималась как часть живого космоса, сотворенного Высшей Силой. Русский крестьянин понимал, что земля — Божья, что это величайший дар, который Провидение может ниспослать человеку. Если европеец, человек Запада, считал, что когда семена, брошенные в землю, приносят урожай — это нечто само собой разумеющееся, для русского человека это было великим чудом. Плоды, которые дарила земля, были чем-то вроде манны небесной, хотя в них и был вложен великий крестьянский труд, а каждый колос пшеницы был полит ведром пота. Народная поэзия, песни, стихи Голубиной книги исполнены самого настоящего поклонения земле, и одновременно — ощущением единства и близости с ней. Именно в этом таинственном единстве русский человек черпал богатырские силы, дававшие возможности совершать невозможное, дойти до Тихого океана, отражать вражьи нашествия. Земля давала и силы терпеливо переносить все тяготы бытия, подниматься в тяжелую годину, нести государеву повинность, бороться с холодным северным климатом.
С другой стороны, каждый клочок русской земли был полит кровью нескольких десятков поколений наших предков, сражавшихся, погибавших и, в конце концов, как бы "воссоединявшихся" с ней, становившихся с ней одним целом. Русский народ никогда не был "народом крови", бережно оберегавшим свой генотип, суровыми запретами ограждавший от смешения с другими народами. Двери в русскую семью всегда были открыты для людей, принадлежавших к другим нациям, а русское дворянство вобрало в себя не только аристократические роды Древней Руси, но и Литвы, Польши, Золотой Орды. Русское сознание мыслило иной категорией — принципом почвы, и именно русское пространство было священной сверхценностью. Русские князья и цари, а за ними советские вожди постоянно расширяли пределы страны, завоевывая все новые и новые пространства. Иван Солоневич писал в своей книге "Народная монархия", что в отличие от европейских "землепроходцев", завоевывавших новые земли и тут же основывавших на них свои "марки", "графства" и т.д., столбивших свои наделы, русские люди, удаляясь от "государевых земель" на тысячи верст, ничего не брали себе, но все слагали к ногам царя, в котором видели помазанника Божия. Ни Демидовы, существовавшие в "автономном режиме" и способные создать собственное государство, ни Ермак, ни Хабаров или Дежнев даже не мыслили о том, чтобы взять открытые или завоеванные земли себе лично. Если земля — Божья, то она и должна принадлежать лишь тому, кто поставлен над ней свыше, кто как бы воплощает в нашем мире волю Всевышнего. Иное было немыслимо.
Возможно, что категория земли вообще является центральной для русской цивилизации, определяющей ее своеобразие и уникальность.
По этой причине русское сознание отвергало западный взгляд на землю, как на "вещь", и видело в ней некий священный источник жизни, дающий человеку энергию и силу. И принципы землепользования, испокон веков установленные в крестьянской общине, были жестко связаны с этой мировоззренческой установкой. Земля распределялась в соответствии с количеством работников, способных ее обрабатывать, она принадлежала общине как таковой. То, что даровано свыше, можно было делить только по справедливости, уделяя каждому по его нуждам, не присваивая себе ничего лишнего. Отсюда же вытекало и особенно бережное, рачительное отношение к каждому клочку земли. Если земля не принадлежала кому-то по отдельности, то это не значит, что она была "ничья". Напротив, вся община, как одна большая семья, отвечала за использование земельного ресурса, за его качество, следила за севооборотом. Все, что досталось в наследство от отцов, должно быть передано детям в внукам, сохранено в неприкосновенности. Видя незасеянные земли, пустыри, крестьянин испытывал настоящую душевную боль, чувствовал себя повинным в грехе небрежения, каялся перед землей.
Нам могут сказать, что все, о чем здесь говорится, относится к прошлому, что сегодня это все уже не актуально. Общество давно атомизировалось, расчленилось на множество обособленных индивидуумов, каждый из которых живет своей жизнью. Конечно, на поверхностный взгляд это так. Но верно и то, что в глубине нашего сознания, нашей родовой памяти мы храним в себе то чувство преклонения перед землей, которое было присуще нашим предкам. Земля как была, так остается для нас святыней.
Александр Сергеев



Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой