Авторский блог Андрей Фефелов 03:00 12 марта 2001

НА ПОДЪЕМЕ

0
Author: Андрей Фефелов
НА ПОДЪЕМЕ
11(380)
Date: 13-03-2001
В Суздале была масленица. По морозцу среди искусно вылепленных из снега сказочных львов и полканов гуляет праздный народ, слышен заливистый детских смех. Над маковками церквей и шпилями колоколен поднимается яркий, как клубника, воздушный шар — роскошная затея для туристов.
— Смори, смори, — семилетний мальчик теребит за рукав шубки раскрасневшуюся сестру, показывает на лиловое чудо, возникшее над родным и скромным снежным ландшафтом.
Автомобиль прогрелся — впереди у меня город Владимир. Выезжая на трассу, положил перед отъездом в Москву непременно снова заехать в Суздаль. Чем дальше отдаляюсь от игрушечного Суздаля по засахаренной трассе, тем больше начинаю беспокоиться и нервничать. Говорят, что агропромышленный комплекс Владимирской области начинает оживать. Но так ли это? И откуда взялся впервые наметившийся здесь пятипроцентный рост производства?
Для того, чтобы раскрыть секрет владимирского феномена, направляюсь на конференцию по социально-экономическим проблемам Владимирской области, которая проходит в здании администрации.
Секция "Сельское хозяйство и агропромышленный комплекс". Выступают директора колхозов — везде одно и то же: нет техники и ГСМ. Выступает молодой сотрудник института управления. На нем красивый галстук. Он призывает директоров учиться менеджменту, активнее искать связи с рынками. Но где же пресловутые "точки роста"? Хочется дождаться чего-то новенького, на развал и упадок, слава Богу, мы уже насмотрелись... Но стоп! Вот оно. Выступает директор фирмы "Галея". Вместо жалоб лихо перечисляет достижения и призы, полученные за свою продукцию. Называет астрономическую сумму налогов, которую предприятие заплатило в бюджет области. Позади меня сидит седой директор хозяйства и характерным владимирским "окающим" говорком вполголоса комментирует.
— Понятно, у него солидный инвестор. Нам бы такие деньги...
Действительно, фирма "Галея" — самый крупный производитель натуральных вин в области — является филиалом крупного московского продовольственного предприятия "ЭКСИМА". Но вложенные деньги работают на область, на людей и на производство, которое здесь — в этом я убедился сам — всерьез и надолго.
Директор "Галеи", Сергей Николаевич Пресняков, профессиональный управленец еще с советским опытом. Он с охотой и особым удовольствием показывает мне завод, рассказывает, как удалось на Владимирщине поставить высокотехнологичное производство вин и коньяка, которые не уступают по качеству мировым производителям. Только что мы были в его кабинете, где Пресняков поздравлял с Днем Советской Армии ветеранов, работающих на предприятии. Этим он меня сразу подкупил, растрогал. Оказывается, "классический" буржуазный уклад, в котором между директором и наемными работниками пролегает пропасть, в России не привился.
Директор показывает новое винохранилище на 35000 литров. В ангарах гигантские эмалированные бочки-цистерны образуют небольшой город.
Узнаю, что сырье, из которого посредством сложной переработки получается вино, идет из Италии. Но постепенно предприятие переходит на краснодарские сорта, которые ничуть не хуже. Работать со своими — удобнее и дешевле.
Предприятие "Галея", среднее по Владимирским меркам, дает работу 400 человек.
Выражение лиц рабочих спокойное. Нет в них загнанности и отчаянья. Здороваются с директором с достоинством, без подобострастия и заискивания — сказывается крепкий, "вредный", владимирский тип.
Люди меня интересуют больше всего. По словам директора, воровства и пьянства на винном заводе нет совершенно. Работники держатся за свое место. Средняя зарплата по местным меркам очень большая — 4000 рублей. Спрашиваю Сергея Николаевича про социальные двигатели, как, мол, поощряете людей?
Есть премии, есть и "хитрые" приемы. Так, на праздник каждому работнику выдается продуктовый пакет.
— Работает в основном молодежь, если им деньги, к примеру, подарить на Новый год, они их, скорее всего, потратят не на продукты, а тут в свои дома несут конфеты, шампанское, баночку красной икры. Экзотика, скажете? А на поверку у людей возрастает самоуважение, растет их авторитет в семьях.
Еще одна затея — розарий на территории завода. Сергей Николаевич показывает мне летние снимки. Действительно, все засажено розами...
— Одна работница у нас как-то высадила цветы. Теперь у нее должность вроде цветочницы. Завод ей покупает ростки, а она с увлечением любимым делом занимается.
Пресняков ведет меня в новые, еще строящиеся цеха. Компактное оборудование по спецзаказу изготовлено оборонщиками Тамбова. А над маленьким агрегатом мембранной очистки воды потрудился Владимирский институт синтетических смол.
Слышу слово — "ультрафильтрация".
По словам директора, проблем хватает, но... Кадры решают все.
"Галея" на винодельческих ярмарках завоевала 51 медаль, из них 38 золотых. Также на ее счету 3 гран-при. Вина пестрят этикетками. Это пока разнообразные "Монахи" и "Замки", но уже чудится что-то национальное в дизайне. Специальная форма винных бутылок разработана совместно со стекольщиками Владимирской области.
По цепочке от "Галеи" выхожу на директора огромного свинокомплекса "Владимирский" Владимира Бодрова.
— Журналист из Москвы? Приезжайте. У нас есть, чем похвастать. За два года свинокомплекс восстановлен. Мы уверенно смотрим в будущее.
Комплекс, построенный с советским размахом, представляет собой целый свиной Манхеттен.
Первое, что вижу, — доска почета, с портретами передовиков труда.
Предприятие за годы “реформ” пережило страшный кризис. Поголовье упало втрое. Теперь здесь выращивается 77000 свиней. Можно, конечно, хмыкать по поводу “свиного прорыва” и вспоминать об упадке образования и высоких технологий, но основа продовольственной безопасности государства закладывается на таких вот суперпредприятиях.
Здесь трудятся две тысячи работников. Молоденькие свинарки ходят за поросятами, хохочут: "Да вы, товарищ журналист, не бойтесь свинок, подходите ближе. Ящуром не болеют, чай, не в Англии..."
Большинство туш идет в Москву, на Микояновский мясокомбинат, но есть свой цех переработки. Здешняя продукция лежит и на владимирских прилавках.
Свинокомплекс "Владимирский" — городообразующее предприятие. Поселок "Лесной" еще недавно деградировал. Потерявшие работу люди стали разъезжаться кто куда. Социальная сфера рухнула. Теперь, когда предприятие сделало мощный рывок, Бодров с гордостью показывает отремонтированные за счет комплекса детский сад и клуб. Заводит меня в оборудованный современной техникой медицинский кабинет.
Признаки оживления налицо. В этом, говорят, заслуга председателя Совета директоров свинокомплекса Николая Демина.
Прекрасно отдаю себе отчет в том, что это лишь оазисы относительного процветания в социальной и экономической пустыне. Но и Москва строилась не сразу…
Я снова в Суздале. Номеров в гостинице нет. В заповедный город на масленицу съезжаются семьями. Гуляния продолжаются. Большая русская печка с дымящейся трубой и гримированным оперным Емелей под улюлюканье мальчишек медленно движется по холму. Окунувшись в праздничный гвалт, думаю о том, как понимать все, что удалось увидеть за эти дни.
Да, гнусные разглагольствования о том, что русские не любят и не умеют работать, в очередной раз опровергнуты. Срединные русские земли, которые послужили матрицей великого государства, снова становятся точкой приложения сил и средств. Еще десяток подобных фирм — и миф о заведомой "нерентабельности" центральной России будет развеян.
Разумеется, пока нефтяные деньги крутятся в столичных банках и кочуют по заграничным счетам — надеяться на лучшее не приходится. Зато попавшие на почву, они моментально прорастают экономическими проектами, реальными продуктами и социальными программами.
Управленцы, рабочие, да и все общество как будто приноровились к новым нелегким условиям, ожидают заветного сигнала. Дождутся ли?
Или снова все инициативы, достижения уже нового уклада будут задушены нехваткой энергоресурсов, задолблены дубиной МВФ?
Розовощекие детишки, задыхаясь от мороза, бегут за бутафорской печкой. Падают в снег, вскакивают, отряхиваются и снова бегут… Ловлю себя на мысли, что для меня, как, наверное, и для этих детей, храмы и стены суздальских монастырей не являются некими памятниками. Это не приметы некогда развившейся здесь величественной и древней культуры. Это наше, живое и неотъемлемое. Это наша, так сказать, среда обитания. Мы дома.
Взошел на холм, посмотрел на солнечные ландшафты, поднял рюмку за широкую масленицу, за крепких русских тружеников и их семьи. Выпил за Владимирскую область и за нашу с вами чудесную Россию — страну неограниченных возможностей.



Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x