Авторский блог Редакция Завтра 03:00 26 февраля 2001

ЛОМОВОЙ ИЗВОЗ

0
ЛОМОВОЙ ИЗВОЗ
9(378)
Date: 27-02-2001
Дорога в Питер на "Красной стреле" скучновата. Публика в мягком купе не склонна к беседам. Обратно поехал в плацкартном. Расчет оправдался. Сосед — новгородский фермер, он же — купец, он же — водитель КамАЗа. В общем, деловой человек из глубокой провинции — из поселка Скорняково. Николай Ведякин. Привожу его рассказ почти дословно.
"Телят держу плюс-минус двадцать голов, только на откорм. У меня родственник на мясокомбинате технологом. Он зеленый свет открывает моей продукции. Потому сбыт постоянный был все восемь лет. И я у них КамАЗ купил подержанный — тоже не без помощи родственника. Ну они все равно хотели продать и новый себе купить. Кто-то бы все равно попользовался скидкой. Почему не я?
И я сразу, в ту же зиму, поехал, как раньше говорили, в "бурлаки", в "отход", в "ломовой извоз". В Архангельскую область — от нас день пути на грузовике. Узнал от знакомых ребят, что там требуется лес возить для Котласского целлюлозно-бумажного комбината. Там Клондайк, можно сказать.
У меня охотничье ружье всегда в кабине. Ночевал первое время тоже за сиденьями.
Нанял пятерых мужиков за тысячу аванса. Купил им новые цепи для бензопил, горючего — для пил и внутрь. Они три дня попили, и я их завез за семьдесят километров в тайгу.
Фургон у меня был в кузове. Его скинули. Снегом забросали для тепла. Внутри бочка с дымоходом — готова бытовка. Мужикам никуда не деться — семьдесят километров по морозу — не дураки.
Стали работать. Навалили. Загрузили меня под завязку.
Я говорю, чтобы к моему возвращению не меньше двухсот кубов было заготовлено на катище.
Погнал в Котлас. Один. Опасно, конечно. Потом напарника стал с собой брать. А первый раз решил один. Да и мужиков не знал. Нужен надежный. На комбинате браковщику заплатил. Больше никаких поборов.
Поехал на биржу, встал под козловой кран — и в тот же день обратно. Двое суток без сна и отдыха.
Приезжаю к своим "рабам" — они и половину не навалили. Не ждали, говорят, тебя так скоро.
Я психанул, сам пилу схватил — и под комель. Но усталость свалила. Бросил. Спать пошел.
Так устал, что даже свечи выкрутить из мотора и спрятать не было сил. Засыпал, думаю, вот они сейчас меня грохнут, деньги заберут и на машине уедут. Я проснусь — один без еды, без валенок. Конец. Но уже не было никаких сил. Свалило меня буквально.
Просыпаюсь — живой! В балке тепло. Варевом пахнет. Слышу — обе пилы в работе. Ну все, так и пошло. В конце марта я сделал тридцать пять рейсов. Две поломки. Одна крупная. Шестеренка распредвала полетела. Хорошо, не на зимнике — на шоссе. И мороз не больше десяти. Крышку снял. Прямо так оставил открытым картер. На попутке съездил в Приводино, купил новую шестерню. Это у меня заняло где-то часов шестнадцать. Замотался, конечно, на том рейсе, но ничего, организм выдержал.
Мужикам на руки я деньги не давал. Каждому открыл счет в Приводино. И после рейса показывал — на книжке приход.
Когда уже таять стало и зимник поплыл, всех их загрузил в кабину и, как в консервной банке, доехали до Приводино. Они пошли в банк деньги снимать. А я — домой.
Им зарплата, на солярку, лесничему, браковщику — остальное мое. Налогов, конечно, никаких не платил. Привязывались двое. Хотели за крышу свой процент взять. Но я ствол показал — они отвалили. Ждал, думаю, прихватят в следующий рейс. Я готов был отстегнуть, сколько скажут. Но они больше не показались.
За четыре месяца вышло у меня наличными на новый КамАЗ. Но мне и этот пока годился.
Я у себя дома в Скорняково мужиков нанял, и они срубили мне трактир на Московском тракте. Я двух баб нанял — раскрутили к лету обеды с первым и вторым. Пятьдесят рублей в день повару и подавальщице плачу. Кормежка бесплатно. Ребятишки прибегут ихние — тоже обед бесплатно.
Навар невелик от трактира, но мне он больше всего нравится. Чувствуешь себя хозяином. Люди сядут покушать — поговоришь, узнаешь много чего нового. Они по трассе ездят — где какой спрос знают.
Ну и подкидываю по точкам кой-какой товар. У меня для этого УАЗ есть. В самые дальние деревни могу добраться. Водку мне дальнобойщики скинут дешевую, летом — овощей, фруктов бракованных. Все это хорошо идет в деревнях.
А начинал я с тюля. Это было в 91-м. Я за тюлем ездил в Иваново. Продал семнадцать километров.
Тогда тюль еще дефицитом был"...
Павел ИЛЬИН



Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x