Авторский блог Редакция Завтра 03:00 26 февраля 2001

ЧЕТВЕРТОЕ КОЛЬЦО

0
ЧЕТВЕРТОЕ КОЛЬЦО
9(378)
Date: 27-02-2001
Четвертое кольцо Москвы — это районы Московской области. И это уже — Россия. Хотя и с поправками на близость к столице.
По старинке мы думаем, что в этой близости есть большое преимущество. Отнюдь. Районы Московской области не имеют никаких льгот, по сравнению с любыми другими. Если они более насыщены промышленными предприятиями, то на них сильнее сказался и кризис. Резче снизился уровень жизни. Безысходнее ощущалась безработица, будучи более масштабной.
Оказалось, что заминка в жизни Подмосковья была временна и преходяща, если измерять беду мерками российской истории, а не годом или хотя бы и пятилеткой.
Почуяв запах возрождения, мы не смогли удержаться, чтобы не узнать поподробнее, как оно происходит.
Выбрали средний (и по населению, и по возрасту, и по удаленности от столицы) — Клинский район. И побеседовали с вице-главой администрации Марией Михайловной САМАРИНОЙ.
Мария САМАРИНА. Клинский район является одной тысячной частью России, если судить по количеству населения — 150 тысяч и 150 миллионов. Район, как говорится, и показательный. Клинчане на выборах распределяют свои голоса среди кандидатов точно так же, как по всей России. Поэтому иногда мы чувствуем себя моделью государства.
Мы находимся на северо-западе Московской области. Имеем в своих границах двести тысяч гектаров. Рождаемость пока что, к сожалению, не превышает смертности. Но динамика позволяет надеяться на лучшее. Уже в 1999 году рождаемость возросла почти в два раза. Это прямой результат улучшения социальных условий жизни клинчан.
Район наш промышленно-сельскохозяйственный. Двадцать восемь крупных предприятий, которые работали до реформ, и сейчас действуют. И шестнадцать сельских.
По итогам 2000 года, все промышленные предприятия сработали с плюсом. Кроме одного. "Химволокно" уже два года в стадии банкротства. Это наша боль.
Три предприятия уже достигли уровня 1991 года. Особенно хорошо идут дела на мясокомбинате и пивокомбинате.
Когда в районе был избран главой Александр Николаевич Постригань, политика администрации сосредоточилась на поддержке перерабатывающих отраслей. Потому что именно там происходит денежный оборот. Мы давали этим предприятиям льготы, отсрочки по платежам в местный бюджет. За это время мясокомбинат, например, провел серьезную реконструкцию.
И пивокомбинату тоже была предоставлена льгота по налогам, отсрочка по платежам в бюджет. И наше доверие коллективы и руководители этих предприятий полностью оправдали. И бюджет района они пополнили затем сторицей. Более сорока процентов всего бюджета района дают перерабатывающие отрасли.
Если в девяносто первом году мы были в Московской области на восемнадцатом месте по объемам промышленного производства, то сегодня — на седьмом.
То есть мы в десятке лучших районов Московской области. Есть все основания, чтобы испытывать чувство удовлетворения от проделанной работы. Просто по-человечески приятно, оглянувшись назад на два-три года, увидеть, что теперь жизнь стала намного лучше. И темпы впечатляют. На двадцать семь процентов выросло производство в 1999 году по отношению к предыдущему. А в двухтысячном еще семнадцать процентов роста. Темп если и снизился, то лишь из-за роста цен на энергоносители. В три раза поднялись затраты на нефтепродукты. Стало труднее выкручиваться, как говорится.
Но зарплата, безусловно, возросла. Практически ни на одном предприятии нет задержек выплат. Люди получают стабильно из месяца в месяц. В промышленности средняя зарплата — две тысячи семьсот.
Корр. Открытые границы. Свободный переток капиталов и прочие нововведения последнего времени как-то касаются вас? Или этим пользуются только пресловутые олигархи в целях собственного обогащения? Например, такое понятие, как инвестиции западного капитала, для вас не пустой звук?
М.С. Инвестиции идут и в наш район. Французская фирма построила завод "Кристалин". Там мы берем из скважины артезианскую воды, очищаем и разливаем. На пивокомбинате большую реконструкцию провели бельгийцы. Еще Высоковская фабрика работает с австрийцами. Немцы построили предприятие по изготовлению пищевых емкостей. Наш район считается благоприятным для инвестиций. Почему? Ну кроме того, что переживает экономический рост, он удобно расположен на трассе Санкт-Петербург — Москва. К тому же мы своим инвесторам предоставляем трехгодичные льготы. В первый год полностью освобождали от местных налогов. Второй год — на семьдесят процентов. Третий — на пятьдесят.
Возьмем "Кристалин". Там мы давали им серьезные льготы. Нам возражали. Зачем? Французы — иностранцы, а вы им еще благоприятные условия создаете. А какие же это были льготы? Мы не брали с них платы за землю. Это около восьмисот тысяч. Но зато в 2000 году мы с них получили в бюджет уже около четырех миллионов рублей. При этом семьдесят клинчан обеспечены там хорошими рабочими местами с весьма достойной зарплатой и отличными условиями труда. Мне кажется, все наши действия оправдались.
Корр. А только на свои, на отечественные, рубли можно поднять производство?
М.С. К примеру, на реконструкцию мясокомбината иностранный капитал вовсе не привлекался. Они брали кредиты и действовали самостоятельно. А результат — нисколько не хуже. Продукция мясокомбината славится далеко за пределами района. Очень высокое качество. Продукция дорогая, но устойчиво держится на рынке. Именно потому, что хорошая. Мясокомбинат не только реконструировался на отечественные капиталы, но и использует только отечественное сырье. Заграничные мороженые блоки мяса десяти-двадцатилетнего срока хранения к нам не поступают. Мясокомбинат заключает договора только с российскими откормочными предприятиями Орловской, Воронежской, Тульской, Тверской областей. В цех приходит парное мясо плюс умелая работа технологов. Вот вам и конкурентоспособная продукция.
Корр. Роль администрации района в связях с инвесторами посредническая? Консультативная? Наблюдательная? Дело директоров предприятий искать инвесторов. Или пускай они, капиталисты, сами поищут, куда им вкладывать свои деньги?
М.С. Роль администрации в привлечении инвесторов самая активная. Мы составили инвестиционный паспорт Клинского района. Определили, на каких предприятиях имеются свободные производственные площади, которые бы инвестор мог взять в аренду или выкупить. Провели переучет земель и нашли много свободных участков. Там можно строить новые предприятия. Вот такой паспорт мы изготовили. Раздали его во все областные структуры. Широко заявили о себе таким образом. Очень заинтересованную позицию в привлечении инвесторов занимает наш глава. Лично сам ведет переговоры. Для усиления привлекательности опять же освобождаем от налогов желающих вложить деньги в наш район. И если так можно выразиться, прикрываем инвестора от излишне агрессивного поведения таких околопроизводственных структур, как санэпидемстанция, пожарные, энергетики. Они готовы сразу выдвинуть сотни условий лишь бы заявить о себе и получить отчисления. Кто хоть когда-нибудь начинал свое дело, пускай самое маленькое, знает, что больше всего неприятностей приносят именно эти вторичные структуры. И такой человек оценит нашу роль защитников от их чрезмерного внимания. Мы обещаем инвесторам, что они будут избавлены от досадных щипков. Стройтесь. Развивайтесь. Ответственность берем на себя. Конечно, если мы видим, что к нам идут неслучайные люди. А как же иначе относиться к тем, кто обновляет наш город, наш район? Ведь все построенные предприятия остаются на нашей земле. Становятся нашими в конце концов. Дают возможность приложить руки нашим жителям, получить зарплату.
Корр. Когда вы перечисляли маршруты поставок мяса для Клинского комбината, то я не обнаружил там самого Клинского района.
М.С. Процент поставок "собственного сырья" незначительный. Почему? Вот посмотрите. Шестнадцать сельхозпредприятий. Большинство из них рентабельные, как ни тяжело им балансировать на этой грани. Но у нас направление скотоводства не откормочное, а молочное. И еще овощное.
Что сказать о наших деревенских тружениках? В прошлом году они надоили по пять тысяч литров молока на корову. Такого никогда не было в советские времена. Было две шестьсот, ну самое большее — три сто. Но пять тысяч — это абсолютный рекорд за всю историю животноводства в Клинском районе, включая самую древнюю и советскую.
Корр. Что это — чудо капитализма и демократии?
М.С. Скажем проще. В советские времена надаивали по две шестьсот. И поголовье было восемнадцать тысяч. А сейчас ровно вдвое сокращенное поголовье дает ровно вдвое больше молока. То есть произошел качественный скачок. И все получилось намного разумнее. Есть хозяйства, которые надаивают уже и более семи тысяч. И это, конечно, не предел. Часть сельхозпредприятий уже смогли полностью переоборудовать свои фермы. Например, в совхозе "Клинский" стоит самое современное шведское оборудование. Облегчился труд доярок, стало чище, и просто краше. Фирма "Лаваль" как инвестор снова ведет с нами переговоры. Просит выделить помещение для выпуска своей продукции по самой современной технологии. По нашей программе в ближайшее время будут переоборудованы за счет инвесторов еще два крупных сельских хозяйства в районе.
Корр. В вашей речи мелькают такие, можно сказать, анахронизмы, как совхоз, колхоз. Что это, привычка, оговорка?
М.С. Нет. У нас есть всякие формы организации труда в деревне. И совхозы, и колхозы даже. Есть и сельхозартели. Товарищества. Самые разные уклады. В прошлом году мы, администрация, выступили гарантами лизинга (это такая сделка, нечто среднее между договором о предоставлении кредита и арендой. — А.Л.), и наши сельские предприятия приобрели много нового оборудования.
Сейчас средняя зарплата в клинском селе — тысяча девятьсот рублей.
Корр. Неужели эти деньги выплачивают? Хотя бы половину?
М.С. У нас нет задержек. А в таких хозяйствах, как "Петровское", уже забыли, как украсть банку молока с фермы.
В прошлом году под размещение муниципального заказа мы дали селу в зимние, весенние месяцы, самые напряженные для аграриев, — четырнадцать миллионов рублей. Потом хозяйства нам вернули эти деньги. Конечно, не в полном объеме и продукцией, но вернули.
Корр. Так теперь выглядят государственные дотации советских времен? Они просто опустились на уровень районной администрации?
М.С. Продукты идут в детские сады, в больницы. Крупным, более сильным совхозам, мы даем очень солидные кредиты. И они нам возвращали в течение года в виде молокопродукции на наши бюджетные предприятия и организации. Овощеводческие предприятия рассчитываются продукцией осенью. На протяжении нескольких лет более семи тысяч человек наших ветеранов, малообеспеченных семей получают овощи практически бесплатно — по рублю за килограмм. Разницу между рыночной ценой и фактической покрывает администрация.
(На этом месте нашу беседу прервал срочный телефонный звонок. С Марией Михайловной повели разговор о банкротстве одного из сельских хозяйств. Видно было, что она крайне встревожена сложившейся там обстановкой и всеми силами желает помочь, найти выход: "Мы уже дважды собирали коллектив, решили, чтобы они заключили с вами договоры и в течение трех лет расплатились. Они все согласны. В вы пойдете на это?" После долгого выслушивания доводов Мария Михайловна переспросила: "Не более года, значит? Нужно решение РАО? Ну что же, будем пытаться всеми способами помочь людям. А они, в свою очередь, обещали и текущие платежи исполнять, и долги аккуратно возвращать. Хорошо. Всего доброго".)
Корр. Вот слушаю про банкротство колхоза и вспоминаю, что на территории района есть еще и такая форма сельского хозяйства, как латифундия, так я для краткости называю владения фабриканта Паникина, создавшего в Замоскворечье свой знаменитый "Панинтер". Здесь у него животноводческие фермы, молокозавод. Продукция в Москве продается в специализированных лавочках. Он сам по себе в своем Мащерове, или в общей упряжке с колхозами и совхозами? Что это — прихоть богатого человека, или часть общего хозяйства Клинского района?
М.С. Сколько-нибудь серьезного влияния на экономику района он не оказывает. Но можно оценить его присутствие в районе как положительное. Он закупает молоко у наших крестьян. Дает десятки рабочих мест жителям глухих деревень.
Корр. Есть такой термин — "дотационные территориальные образования". Проще говоря, районы, которые живут постоянно в долг. Клинский район к таковым не относится?
М.С. Мы — не дотационный район. Хотя у нас в последнюю налоговую реформу много доходов забрали и область, и федерация. Ушли НДС, местные налоги. Пятьдесят пять миллионов на содержание ведомственного жилья забрали. Но все равно мы остались в ранге доноров. За двухтысячный год всех налогов по территории мы собрали свыше миллиарда рублей. Из этой суммы у нас в районе осталось около четырехсот миллионов.
Корр. У вас еще, можно сказать, новый губернатор — Громов. Что изменилось с его приходом? Каков стиль руководства? Какие сложились с ним отношения?
М.С. Нормальные отношения. Слово свое Громов всегда держит. В прошлом году оказал нам помощь в строительстве автовокзала. Обещал — сделал. Профинансировал.
Корр. То есть Громов губернатор-рабочий, а не какая-то недосягаемая фигура в Москве?
М.С. Впечатление совершенно определенное — это хороший хозяин. Он посетил все районы. У нас был уже не однажды. И глава нашей администрации ставил перед ним много вопросов — всегда находится взаимопонимание.
Корр. Мы поговорили о том, что сделано. А что сделать еще предстоит? Вы уже упоминали "Химволокно" как предприятие-банкрот. Может быть, есть еще какие-то "трудные"? Или те, что морально устарели за период реформ и перестали быть нужными стране?
М.С. У нас нет таких предприятий, которые бы можно было закрыть, не нанеся какого-то ущерба национальной экономике в целом. Отмахнуться невозможно. Везде требуется реконструкция. Приходится искать новые методы работы, переоборудовать их для выпуска новой продукции. Например, завод "Стройдетали". Хотим, чтобы завод выпускал не только кирпич, но и керамзит, которому нашли рынок сбыта. Работаем над улучшением качества кирпича. А на "Химволокне" банкротство затянулось не по нашей вине. Думаем, что опять же при помощи областного руководства и лично губернатора Громова в скором времени выйдем из простоя.
Корр. А в продукции "Химволокна" есть потребность?
М.С. Ее можно на экспорт продавать. Спрос немалый.
Корр. И все-таки завод остановился. Что, руководство негодное было? Жестокая конкуренция? Почему вдруг все встало?
М.С. Скорее всего, в этом вина бывшего руководства.
Корр. Распродали? Растащили?
М.С. Можно и так сказать.
Корр. А в инвестиционном паспорте "Химволокно" фигурирует? Кто-то из заинтересованных деловых людей знает о существовании этого предприятия за пределами района?
М.С. Конечно. Оно там записано. Указаны свободные площади.
Корр. Вы уже упомянули о трассе Москва-Санкт-Петербург, проходящей через Клин. Ходят слухи, что скоро она пойдет в обход города. Это благо для Клина?
М.С.Напряженная федеральная дорога разрезает город на две части. Постоянный грохот. Шум. Выхлопные газы. Пыль. В наших интересах — объезд. Уже выбран маршрут. Есть планы. Но когда приступят к строительству — неизвестно.
Корр. Зима, кажется, на исходе. Морозы позади. На фоне дальневосточных трагедий с отключением тепла ваш район как выглядит?
М.С. Александр Николаевич, наш глава администрации, за три года, можно сказать, совершил революцию в отоплении, газифицировав почти весь район, все дома в центральных усадьбах и во многих деревнях. Хотя вроде бы это забота областного руководства. Александр Николаевич нашел силы и средства. И рост цен на мазут нас все-таки не так задел. За три года мы проложили сто сорок три километра газовых труб. Весь район перекопали. Заменили котлы. Когда топили мазутом, выше двенадцати градусов температура в домах не поднималась. Сейчас люди говорят: “Мы валенки, наконец, сняли! Спасибо!"
Корр. А что думает один из руководителей российского района о продаже земли? Вы лично, как относитесь к перспективе торговли землей?
М.С. Главное, не выводить землю из сельскохозяйственного оборота. А все остальное не имеет большого значения. Главное, чтобы пахоту пахали.
Беседу вел Александр ЛЫСКОВ



Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x