Авторский блог Редакция Завтра 03:00 12 февраля 2001

«ЖЕЛЕЗНАЯ ПЯТА» – ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

0
«ЖЕЛЕЗНАЯ ПЯТА» – ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ ("Второе издание" антиутопии Джека Лондона в России)
7(376)
Date: 13-02-2001
Десять лет тому назад книга Джека Лондона "Железная пята" никому не казалась пророческой. Вместе с "1984" Дж.Оруэлла ее причисляли к жанру тех антиутопий, которые не сбылись или, по крайней мере, пока не сбылись. В лучшем случае на нее смотрели как на политический памфлет, отражавший реалии социальных конфликтов первой половины ХХ века, но не как на удачный прогноз. В те времена, кстати говоря, "Железная пята" Дж.Лондона была "культовой" книгой европейских и американских левых, в том числе и коммунистов. В Советском Союзе "Железная пята" была малоизвестна и выходила только в больших собраниях сочинений знаменитого американского писателя. Несмотря на свою радикальную "антикапиталистическую" направленность, книга была наполнена зарядом исторического пессимизма, плохо вязавшегося с верой в поступательное движение мирового прогресса, который должен был наступить после победы Октябрьской революции. Между тем, в "Железной пяте", написанной в 1098 году, Дж.Лондон обещал победу социализма не менее, чем через несколько веков. Ближайшие же столетия, по мнению американского писателя, в мире будет править чудовищная по своей жестокости и несправедливости система, которая явно не вписывалась в привычные представления о капитализме. Как известно, до последнего времени история ХХ века опровергала мрачные прогнозы "Железной пяты". Однако история капитализма в Российской Федерации (период 1990-2000 гг.) заставила взглянуть на книгу Дж.Лондона другими глазами.
Сюжет книги Джека Лондона таков: в Соединенных Штатах на рубеже первого и второго десятилетий ХХ века набирает силу левое движение, которое достигает крупных политических успехов. Рабочие, объединенные в профсоюзы, стремительно революционизируются, и кажется, что недалек час "смены элит". Представители правящего класса, инертные и тяжелые на подъем, в растерянности и панике. Однако среди магнатов-капиталистов оказывается некий м-р Уиксон, выступивший с теорией "нового порядка". "В наших руках власть. Силой этой власти мы власть и удержим", — заявляет он в полемике с рабочим лидером и начинает сколачивать из числа своих наиболее "отмороженных" братьев по классу сплоченную политическую группировку, напоминающую нашу "семибанкирщину", удержавшую Ельцина у власти в 1996 году.
"Уж не думаете ли вы, что мы отдадим вам власть после вашей победы на выборах? Как только вы протянете ваши руки к нашим дворцам, мы ответим снарядами, пулеметами и картечью", — вещает идеолог Железной пяты, и от слов немедленно переходит к делу. Объединившись в "профсоюз олигархов", Железная пята совершает в Америке госпереворот, сажают в тюрьмы конгрессменов-социалистов и устанавливают диктатуру. Сценарий переворота очень напоминает октябрьские события 1993 года в Москве: мы видим ту же провокацию массового протеста, заманивание наиболее активной части сопротивления в ловушку и, как финал, — жуткая массовая бойня. Вот как описывает его Джек Лондон: "Чикаго стал ареной преждевременного разразившегося восстания. Тут действовал хитрый расчет. С некоторых пор олигархи стали вести себя вызывающе, не делая исключения даже для верхушки рабочих каст. Все усилия были направлены на то, чтобы раздразнить народ, вывести его из обычного состояния апатии. Железной пяте явно не терпелось услышать его рев. О мерах охраны города почему-то забывали — в этом отношении Железная пята стала вдруг проявлять несвойственное ей легкомыслие. Много войск было выведено из Чикаго и отправлено на новые квартиры во все концы страны. Газеты были составлены с таким расчетом, чтобы навести на мысль, будто восстание уже началось. Трудно было, не зная всей подоплеки дела, уберечься от этой ловушки". Разгромив левых и уничтожив заодно наиболее активную часть рабочего класса, Железная пята для основной массы населения установила такие порядки, которые напоминают рабовладельческий строй: "Огромнейшие массы населения все больше погружались в скотскую апатию смирения и безнадежности. Положение масс было крайне тяжелым. Обязательное школьное обучение на них не распространялось. Они жили, как скот, в обширных рабочих гетто, обреченные на нищету и вырождение. Труд стал для них рабской повинностью. Они лишены были права выбирать себе работу, свободно передвигаться по стране, хранить и носить оружие". В то же время олигархам удается расколоть рабочий класс, просто "купив" часть его представителей и исключив их таким образом из политической борьбы: "Ведущие отрасли промышленности процветали. Рабочие, члены привилегированной касты, усердно трудились. Они жили в удобных домах, в специально для них построенных уютных поселках, которые казались им сущим раем по сравнению с трущобами и грязными гетто, где они раньше ютились.
О своих братьях и сестрах, обитателях бездны, они и думать забыли. В человеческом обществе началась новая эра — эра эгоизма". В то же время сами олигархи "считали себя как класс единственными носителями цивилизации. Они верили, что стоит им ослабить узду, как их поглотит разверстая пасть первобытного зверя, без них водворится анархия. Человек водворится в первобытную ночь".
Даже нескольких приведенных здесь цитат достаточно для того, чтобы увидеть, насколько похожим оказался нарисованный Джеком Лондоном мир под властью Железной пяты на тот социальный порядок, который сложился сегодня в России.
В американской литературной энциклопедии написано, что в "Железной пяте" Джек Лондон выступил "с предвидением ужасов фашизма". Такое определение не совсем точно: в Германии и Италии в известный исторический период установилась лишь некая разновидность "расового социализма", когда справедливое распределение продуктов труда предполагалось хоть для избранных. Другое дело, что другим, "не избранным", отводилось место "вспомогательных этносов", обслуживающих высшую расу. Нечто подобное, хотя и в несколько смягченном варианте, происходит и сегодня с "цивилизованным Западом", где классовые конфликты и проблемы социального неравенства были решены за счет стран "третьего мира", куда было перенесено все тяжелое и трудоемкое производство и где сколь угодно долго можно эксплуатировать дешевую рабочую силу. Но, по крайней мере, за счет этого в "третьем мире" рождаются островки современной индустрии, и западному капиталу приходится проявлять определенную изворотливость и гибкость для решения своих задач. Вариант развития капитализма, описанный в "Железной пяте", совсем другой и куда более худший. Здесь интересно привести еще одну цитату из произведения Джека Лондона: "Для историка и философа победа олигархии навсегда останется неразрешимой загадкой. Чередование исторических эпох было обусловлено законами социальной эволюции. Это были правомерные этапы эволюции. Первобытный коммунизм, рабовладельческое общество, крепостное право и наемный труд были необходимыми ступенями общественного развития. Но смешно было бы утверждать, что такой же необходимой ступенью явилось господство Железной пяты. В закономерном течении социальной эволюции ей нет места. Ее приход не был исторически оправдан и необходим. Он навсегда останется в истории чудовищной аномалией, историческим курьезом, чем-то неожиданным и немыслимым".
Наверное, если бы книга Джека Лондона стала предметом политологического исследования, "Железную пяту" определили бы как систему тотального подавления с жесточайшим репрессивно-полицейским аппаратом, обслуживающим интересы нескольких крупных магнатов-монополистов, связанных между собой не просто корпоративными узами, но кристаллической решеткой очень жесткой внутренней дисциплины, как особый режим, сочетающий в себе рабовладельческие порядки древности с современными технологиями политического подавления и террора. Пока что социальный порядок современной России далек от того, чтобы воплотить в жизнь все ужасы этого террористического режима, хотя все предпосылки для формирования такой власти — налицо. Не зря Березовский и Гусинский уже сегодня публикуют политические заявления с обещаниями реванша, угрожая привести в действие "разветвленную сеть своих сторонников", угнездившихся на всех этажах власти и на всех ступенях социальной лестницы.
Кстати, само слово "олигархи", которым Джек Лондон называет правящий класс эпохи "террористического капитализма", в нашей стране, кажется, успели выучить наизусть даже дети. В принципе вполне возможно, что кто-то из "продвинутых" в интеллектуальном плане вождей нашего крупного бизнеса сам читал "Железную пяту" и просто ухватился за понравившийся ему термин и решил сделать его своим самообозначением.
Ведь статус "олигарха" в нашей стране — это нечто большее, чем просто констатация факта огромных политических, финансовых и информационных возможностей, которые были, да и сегодня остаются у нескольких всем известных лиц. Это претензия на личную и политическую экстерриториальность, на право стоять над страной, народом, государством и смотреть на людей как на "биомассу", с которой можно делать все, что угодно.
Если это так, то, прочитав "Железную пяту", мы можем хотя бы приблизительно представить себе, как они планируют будущее нашей страны и, с оответственно, наше будущее.
Федор ЛИХОВ



Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой