ОТВЕТ НА “ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС”
Авторский блог Редакция Завтра 03:00 5 февраля 2001

ОТВЕТ НА “ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС”

0
ОТВЕТ НА “ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС”
6(375)
Date: 06-02-2001
К данной работе мы, признаться, приступали с некоторой опаской — глядишь, еще причислят к антисемитам, обвинят в разжигании национальной розни и так далее. Опасения остались и тогда, когда работа была закончена. Мы ведь прекрасно понимаем, что "еврейский вопрос" — дело тонкое. И целиком поддерживаем мнение, согласно которому "каждый, кто попробует заняться еврейским вопросом, должен будет выслушать упреки и обвинения в антисемитизме" (Г.Форд. "Международное еврейство", М., 1995, с.71).
Естественно, что некоторые люди с обостренной чувствительностью, особенно если они сами или их близкие когда-либо пострадали от проявлений антисемитизма, могут считать, что "всякое сочинение, в котором отсутствует слащавое отношение ко всему еврейскому, основано на предрассудках и ненависти" (там же).
Нам, однако, не хотелось бы идти на поводу у тех, о ком с такой злой иронией говорит один из основателей и руководителей российского сионизма этнический еврей В.Е.Жаботинский: "...евреев превратили в какое-то запретное табу, на которое даже безобидной критики нельзя больше навести, и от этого обычая теряют больше всего именно евреи, потому что, в конце концов, создается такое впечатление, что и само имя "еврей" есть непечатное слово, которое надо реже произносить..." (Жаботинский В.Е. (Зеев). "Избранное", СПб., 1992).

Аналитический центр "НАМАКОН"
"...Будущее Запада — вырождение и гибель. Будущее России, как ни странно — укрепление сил, подъем, выживание, преодоление. Это молодая нация, нация... с колоссальной энергией..."
В качестве эпиграфа использованы слова Элиезера Воронель-Дацевича — бывшего тамбовского жителя, ныне ведущего спецкурс "Основы русской культуры" в израильском университете Бар-Илан. Взяты они из текста вводной лекции с интригующим названием "Разбитое зеркало", прочитанной 1 сентября 1999 года, в день 60-летия начала Второй мировой войны. Правда, мы позволили себе сделать в авторском тексте две небольшие купюры, которые в корне меняют весь смысл высказывания, напрочь уничтожая всю его комплиментарность по отношению к русской "нации".
Там, где стоит первое многоточие, следует читать: "нация без царя в голове, но с колоссальной энергией". Казалось бы, этой оговорке не следует придавать особого значения. В самом деле, общие перспективы нам предсказывают блестящие, а быть на первых порах "без царя в голове" — естественное свойство молодости, которое уходит вместе с нею. Все дело — во второй купюре, текст которой звучит так: "Их энергию кто-то должен направлять. Без еврейской мудрости русские увязнут в болоте и утонут". Простенько и без затей. А вот это заставляет серьезно задуматься: кто же на самом деле МЫ, и какую роль в нашей жизни играют (или хотят играть) ОНИ.
Но об этом несколько позже, а сейчас немного истории.
Еще сто лет назад (до конца XIX века) евреев почти никто в мире не считал нацией. А в России такое отношение к евреям продержалось еще дольше (практически еще и всю первую четверть XX века). Так, И.В.Сталин, опубликовав в 1912 году свою брошюру "Марксизм и национальный вопрос", логически доказывал, что "еврейской нации в принципе не существует". Что, кстати, отнюдь не было проявлением антисемитизма: Сталин лишь изложил преобладавшую в то время в мировой науке точку зрения. Парадоксально, но многие евреи (особенно верующие) были с ним вполне согласны, формулируя тот же тезис несколько другими словами: "Израиль вне своей веры — не народ". А это означало, что группы евреев, живущих на территориях различных стран, можно было рассматривать как обычные религиозные секты. Как, например, старообрядцев в России, мормонов в США или караимов в сегодняшнем Израиле. Всякий, принявший иудаизм, становился евреем. Всякий, изменивший вере предков — считался покойником (разумеется, не в буквальном, а в религиозном смысле), и по нему держали траур.
Cпоры продолжаются и по сей день. Так, в журнале "Свободная мысль" была напечатана статья Д.Фурмана "Массовое сознание российских евреев и антисемитизм", из которой мы с изумлением узнаем, что "евреев как народа, соединенного особой культурой, не существует", а есть просто некое "диссидентское течение, лишенное этнической общности и соединенное лишь внешним фактором — угрозой со стороны враждебной среды" (под "угрозой", конечно же, подразумевается антисемитизм). И еще, по Д.Фурману, поведенческие мотивации евреев определяются той средой, в которой они в данный момент находятся.
Вне своей среды, т.е. в окружении коренного населения, они являются "разъединяющей, рыночной и демократизирующей силой", как, например, "в России в годы перестройки и реформы". А вот "внутри себя евреи распыляющего действия демократии не допускают и сохраняются именно как община. Да это и понятно: впусти евреи в свою среду разъединяющую силу гражданского общества, они бы растворились в больших нациях без следа. Весь механизм соединения евреев тысячелетними традициями и праздниками, ритуалами и запретами (даже в пище) охраняется самым тщательным образом...".
Впрочем, говоря о самоизоляции еврейских общин, Д.Фурман зря старается представить себя в роли первооткрывателя. Об этом писал еще видный деятель российского сионизма В.Е.Жаботинский: "Я тут разочарую наивного читателя, который всегда верил, что в гетто нас силой запер какой-то злой папа или злой курфюрст... Гетто образовали мы сами, добровольно, по той же причине, почему европейцы в Шанхае селятся в отдельном квартале".
Но самое, на наш взгляд, интересное определение евреям дал считающийся сегодня высшим авторитетом еврейства А.Штайнзальц, который утверждает, что "с этнической точки зрения, евреи — это не этнос, а... семья"(?!) Естественно, столь необычная интерпретация еврейства не могла остаться незамеченной исследователями "еврейского вопроса".
Автор книги "Евреи в постсоветской России — кто они?" (М.,1993) Р.Рывкина пишет: "Семья! Это — очень сильное утверждение... Одно дело народ — в нем всегда есть "хорошие" и "плохие", причем они друг другу противостоят. Иное дело — семья. Семья спаяна слишком сильно, и если ее старшие преступны, младшие не могут против них выступить — или семья разрушается. Если евреи — семья, то кто в ней сегодня "старшие братья"? Не физик Зельдович и не авиаконструктор Миль. Они представляли еврейскую семью в советское время, но их время прошло. Сегодня "старшие братья" — банкиры. По общему мнению, они обобрали Россию и безжалостно довели половину народа до голода. Неприязнь к этой семье, которая, похоже, беспрекословно следует за своими новыми "старшими", становится естественной. Для этого русским не надо даже становиться националистами, ибо евреи — не народ, а клан (не назовут же шовинистом в Италии того, кто выступает против мафии)".
Вот такая головоломка. Мы, однако, не будем над ней особенно задумываться, поскольку твердо убеждены, что евреи — тем более теперь, когда у них есть свое государство,— с полным правом могут называться народом. И отнимать у них это право никто не со-бирается. Однако вернемся к истории.
Особую часть еврейства составляло "поколение Хаскалы (Просвещения)", искренне увлекавшееся либеральными веяниями свободы, равенства и братства и не отделявшее себя от народов, рядом с которыми они жили. Последователи Хаскалы, практически утратившие веру предков, называли себя "французами Моисеева закона".
За то, что в ХХ веке еврейство возродилось как НАРОД, оно должно быть благодарно исключительно историкам (и в первую очередь немецкому историку Грецу), которые доказали, что евреи — не просто группа людей, объединенных общей религией, а часть народа, как раз и создавшего эту еврейскую религию.
А если еврейство — не секта, а народ, то оно имеет право менять существующие приоритеты, в том числе приоритеты религии и культуры. Следовательно, "добрым евреем" стало возможным оказаться и без Торы, и без Талмуда. Постепенно главным атри-бутом "доброго еврея" стало не исполнение религиозных ритуалов, а верность национальному долгу. А в чем состоит национальный долг еврея, определяли уже не религиозные, а политические инстанции, которые поставили во главу угла три основных принципа существования народа Израилева, сформулированных еще во времена семидесятилетнего "вавилонского пленения", но теперь переосмысленных и модифицированных в соответствии с велениями нового времени и целями этих самых "политических инстанций":
— изоляция от остального человечества и понимание себя как "народа избранного";
— стремление к власти и мировому господству путем подчинения себе других народов и навязывания им своей философии и системы управления;
— месть всему и всем даже за несовершенные против евреев преступления (за совершенные — тем более, поскольку здесь уже действует другой, изначально исповедуемый евреями принцип: "око за око...") (из книги В.И.Большакова "По закону исторического возмездия", М., 1998)
Так были низвергнуты основы, на которых почти два тысячелетия строился быт "ам-исраэль" — еврейских общин мира, и еврейство вступило в новый (как считают его идеологи,— решающий) цикл своего существования.
Сегодня все большее число евреев отказывается от старых религиозных догм и переходит в стан неверующих. Теперь для них на первый план выходит близость по признаку этническому, а не религиозному. Даже в Израиле процент веруюших, согласно выво-дам Иерусалимского социологического института Гутмана, не превышает 14%. А на территории бывшего СССР (включая Россию) число евреев, соблюдающих Галаху (религиозный закон), ничтожно мало. Например, в Московской хоральной синагоге на ул.Архипова каждый день с трудом удается собирать на молитву миньян — десять мужчин, необходимых для ее осуществления.
Но в офисах еврейских организаций висят карты России, сплошь утыканные разноцветными флажками, которые наглядно демонстрируют охват разнообразной деятельностью ее городов и населения. Эта наглядность, разумеется, рассчитана на представителей зарубежных еврейских организаций, которым нужно показать, что евреев в России много, и им нужны средства для существования.
ХАСИДЫ
Помимо той части еврейства, которая была объединена общими религиозными ритуалами и традициями, а также сравнительно малочисленного "поколения Хаскалы", была и еще одна часть "народа Израилева", которая соблюдала иные ритуалы, придерживалась иных традиций и ни в коей мере не разделяла взглядов сторонников "еврейского просветительства". Представители этой части еврейства называли себя хасидами.
В рамках иудейского вероучения хасидизм как "тайное учение" возник в начале нашей эры. Уже в Мидра-шах — правовых и религиозных установлениях иудаизма и Талмуде — своде законов, регулирующих жизнь евреев, встречается название "хасидим ришоним". Но собственно хасидское движение, выделившееся из ортодоксального иудаизма и противопоставившее себя ему, появилось в Германии XII-XIII веков. За многие годы исследователи так и не пришли к единому мнению о том, что же представляет собой хасидизм и как к нему следует относиться. Впрочем, одна точка соприкосновения у большинства исследователей разных времен и разных направлений все же имеется: почти все они сходятся во мнении, что хасиды — это секта, объединяющая самых ортодоксальных евреев крайне радикального (если не сказать, экстремистского) толка.
В России хасиды изначально снискали дурную славу и в течение долгого времени вели полуподпольное существование. Именно с ними связывают время от времени возникающие в той или иной стране скандалы по поводу "ритуальных убийств", первое упоминание о которых датируется еще I веком нашей эры (в работах греко-египетского историка и писателя Апиона). До сих пор никто не смог представить убедительных доказательств того, что хасиды действительно замешаны в ритуальных убийствах, как, впрочем, никто пока не доказал и того, что это — не более чем миф, порожденный больной фантазией Апиона и других "антисемитов".
Самый громкий процесс в России, связанный с "ритуальным убийством", известен под названием "дела Бейлиса". Коротенько напомним, в чем его суть. 12 марта 1911 года в Киеве был убит двенадцатилетний мальчик Андрей Ющинский. В убийстве мальчика с целью ритуального употребления христианской крови был обвинен управляющий одного из киевских кирпичных заводов Бейлис. Весть о "ритуальном убийстве" быстро распространилась в городе, и Киев захлестнула волна еврейских погромов. В ответ мировое еврейство подняло, как писали тогдашние газеты, "страшный гвалт". На российское правительство обрушился водопад обращений, призывов, просьб со стороны раввинов, российских и международных еврейских организаций, "передовой российской общественности" и т.д. Начались чрезвычайные моления в синагогах, протесты революционных студентов и курсисток против "кровавого навета" на евреев. В защиту Бейлиса выступил русский писатель В.Г.Короленко, пытавшийся доказать, что обвинение против Бейлиса сфальсифицировано. Судебное разбирательство закончилось только в октябре 1913 года. Бейлис был освобожден. Кстати, вопреки мнению многих историков, Бейлис был не оправдан, а лишь не осужден за недостатком улик. При этом голоса присяжных ("за" и "против" осуждения) разделились поровну. Вердикт суда освободил Бейлиса из-под стражи, но не освободил евреев от "кровавого наговора".
В России апионовскую версию об использовании евреями крови христианских младенцев для приготовления мацы поддерживал, между прочим, выдающийся русский ученый Владимир Иванович Даль — врач, лингвист, этнограф и фольклорист, составитель "Толкового словаря русского языка". По этому поводу еще в 1844 году им была составлена служебная записка на имя министра внутренних дел. Кстати, именно в ней он дает и свою характеристику хасидов, из-за которой последователи хасидизма до сих пор считают его одним из самых отъявленных антисемитов: "Хасиды — это чудовищная секта, которая, смеем надеяться, замирает в настоящее время в каких-нибудь захолустьях нашего западного края..." (В.И.Даль, "Записка о ритуальных убийствах", СПб, 1913, стр.17).
Увы, В.И.Даль ошибался. "Она не только не замерла, она легализовалась и превратилась сегодня в весьма влиятельную международную организацию, имеющую свои отделения по всему миру, и к ее требованиям внимательно прислушиваются даже российские руководители эпохи перестройки... К еще большему нашему сожалению, выходцев из того же "захолустья нашего западного края" очень уж много оказалось в свое время среди лидеров большевистской революции, а их потомки стали затем прорабами и мастерами этой самой перестройки" (В.И.Большаков. "По закону исторического возмездия", М., 1998 г., с.143).
Хасиды, впрочем, не согласны ни с В.И.Далем, ни с В.И Большаковым. Они придерживаются о себе совершенно противоположного мнения и относят себя к "сливкам современного еврейства". Так, новый главный раввин России Берл Лазар (у нас теперь два главных раввина — А.Шаевич и Б.Лазар) считает, что "...сегодня хасидизм — это одно из самых важных философских течений внутри иудаизма. Сегодня во всем мире и те, кто был против хасидизма, и те, кто был за, признали, что хасидизм поднял еврейство на совершенно новый уровень". Берл Лазар, к тому же, совершенно отрицает раскол среди евреев на религиозной почве, наличие в среде еврейства нескольких совершенно несхожих субконфессий: "Внутри еврейства нет такого понимания, как разные течения,— сказал Берл Лазар.— В других религиях я знаю, что есть различные течения. Но в иудаизме такого нет. Есть Тора — книга, которая была передана Моисеем, и это основа всего.
Есть два пути в еврействе — сефардский и ашкеназский,— это географическое разделение на восточный и европейский. Но в чем между ними разница? Разницы нет никакой. Вера одна.
Различия заключаются в каких-то традициях, одежде, но разногласий никаких нет и быть не может. Есть люди, которые больше соблюдают традиции, есть те, кто меньше соблюдает традиции. Были люди очень религиозные, которые соблюдали все законы и традиции, а были те, кто их не соблюдал. Первые стали смотреть на других, как на неевреев. Они говорили: эти люди не соблюдают традиции, значит, они уже не евреи, они нам не нужны. В это время появился раввин, которого звали Израиль Ба-ал-Шем-Тов, который учил, что истинная религиозность заключается не в формаль-ном выполнении всех обрядов, а в искренней молитве, идущей от сердца. Молитва неискушенного в вопросах веры еврея, раскрывающая его душу, может быть ближе Богу, чем молитва раввина, знающего Закон наизусть.
Нельзя говорить, что еврей — не еврей. Если даже он грешник, то он все равно остается евреем. Человек может быть неграмотным, но это не мешает ему быть искренним и молиться... Евреев нельзя делить на хасидов и нехасидов. Все мы — одна большая семья" (из интервью Берл Лазара "Комсомольской правде").
Здесь Берл Лазар, конечно же, грешит против истории еврейства. Делят евреев "на хасидов и не-хасидов" вовсе не коренные нации тех стран, на территории которых обосновались еврейские диаспоры, а только сами евреи. И именно евреи говорят о том, что членов секты Хабад-Любавич (любавических хасидов) "и в Израиле не слишком привечают, поскольку хасиды... не признают государства Израиль. Как следствие — они не платят налоги, а их дети не служат в армии" (М.Дейч, "МК", "Президент без вуали"). И если, как говорит главный раввин России, "вера у всех евреев одна", то куда можно отнести последователей Хаскалы, не приемлющих ни Торы, ни Талмуда? Или караимов, которые отвергли фарисейский Талмуд и стали последователями писаного закона Моисеева (Cara)? По Берл Лазару выходит, что караимы — не евреи? Разумеется, евреи. Но как раз о них главному раввину, естественно, хотелось бы забыть, потому что отношение к караимам и в Западной Европе, и в России совершенно не такое, как к его родной секте. "Ненависть их к евреям-талмудистам, жестоко их преследовавшим, хорошо всем известна. Они дружелюбно относились к христианам и в своей частной жизни никого не ущемляли" (В.И.Большаков. "По закону исторического возмездия", М., 1998, с.143).
Но давайте условно согласимся, что караимы — все же не основная, а побочная линия в историческом развитии еврейства, и вернемся к тому, что раввин Лазар определил как "сефардский и ашкеназский пути" в еврействе. Разве тут все ясно и определенно? Разве эти пути ведут к одному и тому же храму?
В этом как раз есть большие сомнения. Во всяком случае, здесь с ним решительно не согласен председатель Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений в России (КЕРООР) раввин Зиновий Коган: "В 1995 году из КЕРООР вышли несколько организаций, раввинами которых были "посланцы" любавического ребе Менахем-Мендл Шнеерсона, представляющие движение Хабад-Любавич, центр которого находится в Америке, в Бруклине. В 1998 году несколько организаций этого движения... учредили ФЕОР. В газетах данного движения, поступающих в Россию из Америки, на наш взгляд, видны опасные тенденции. Они называют человека — раввина Шнеерсона — Мессией. "Да живет наш Ребе — Б-г, наш Учитель, Король Мошиах вечно!" Мы не знаем, насколько ФЕОР связана с американскими организациями Хабад-Любавич, насколько разделяет их идеологию. Для нас тут много вопросов. Мы не можем считать иудеями тех, кто одаренного, праведного, но все-таки человека называет богом."
Говорят, что хасидов в России всего-то около десяти тысяч. А вот, поди ж ты, именно их представитель стал главным раввином России. Это немедленно было расценено как очередная интрига Кремля, несомненно, имеющая политическую подоплеку. Очень возможно, что такая подоплека в самом деле существует. Во всяком случае, почти все средства массовой информации отреагировали на избрание Берл Лазара одинаково. "Раввин от власти. Кремль пытается взять под контроль организации российских евреев" — таков заголовок материала, напечатанного в газете "Сегодня". Заголовки информационных материалов по этому вопросу в газетах "Известия", "Коммерсантъ", "Московский комсомолец" — всего лишь вариации на ту же тему. Что же произошло на самом деле? Попробуем разобраться.
Жизнь евреев в сегодняшней России регламентируется тремя центральными еврейскими религиозными организациями — Конгрессом еврейских религиозных организаций и объединений (КЕРООР), Федерацией еврейских общин России (ФЕОР) и "ВААД" (что переводится с иврита как "Совет". "ВААД" — это еврейская организация не только России, но и СНГ). КЕРООР существует уже более 10 лет, а ФЕОР получила официальный юридический статус лишь в ноябре прошлого года (первый съезд ФЕОР состоялся 15-16 ноября 1999 г.), хотя фактически была учреждена еще в 1998 году.
Аналитики не без оснований полагают, что за созданием ФЕОР маячит фигура Б.Березовского, который хотел его возглавить, но почему-то не сумел. А на примере В.Гусинского Борис Абрамович наглядно убедился, что "быть еврейским политическим деятелем в России крайне выгодно с финансовой и политической точки зрения" (Борис Винер, "Кому доверяют простые евреи", "Независимая газета", 19.01.2000). Гусинскому же в этом деле по праву принадлежит слава первопроходца. Он первым понял, что "двери влиятельных банкиров и бизнесменов на Западе будут открываться перед ним чаще, если он станет контролировать деятельность еврейских организаций России". Возглавить уже существовавшие КЕРООР и "ВААД" он не мог, там были свои руководители. Значит нужно было создавать новую организацию.
Деньги и политическая активность Гусинского сделали свое дело, и 10-11 января 1996 года в конференц-зале гостиницы "Рэдиссон-Славянская" состоялся объединительный съезд Российского еврейского конгресса (РЕК). Основной задачей съезда было объявлено создание единой общественной (заметьте, не религиозной, а общественной) организации российского еврейства. Мы специально подчеркиваем тот факт, что РЕК — общественная организация, которая создавалась не для замены уже существовавших религиозных еврейских объединений, а для автономного существования параллельно с ними. Следовательно, члены еврейских религиозных организаций могли одновременно работать и в РЕК, занимаясь там вопросами развития культуры и национальных традиций еврейского народа, защиты гражданских и политических прав российских евреев и решая другие проблемы, отнесенные съездом к разряду приоритетных.
Но для Гусинского вся эта работа была на втором плане. Создавая РЕК, он имел в виду главное — то, что теперь именно через РЕК богатые евреи станут обеспечивать финансовую поддержку российского еврейства. До создания РЕКа финансирование российской еврейской общины целиком и полностью осуществлялось зарубежными еврейскими организациями. Объединительный съезд постановил, что отныне активное участие в нем будут принимать российские финансисты и предприниматели еврейской национальности. Таким образом все деньги — и от зарубежных еврейских организаций, и от российских предпринимателей — будут проходить через его (В.Гусинского) руки, поскольку он нисколько не сомневался, что руководить новой организацией будет он и никто другой.
Разумеется, даже будучи твердо уверенным в своем избрании, В.Гусинский не мог пустить процесс на самотек. Объединительному съезду предшествовала тщательно спланированная PR-кампания, в результате которой мир узнавал о нависшей над российскими евреями угрозе антисемитизма, о тяжелом материальном положении еврейских общин, об отсутствии денег на культурно-образовательные программы, о нехватке кошерных продуктов.
Результат налицо. Случилось то, что и должно было случиться. В.Гусинский был избран президентом РЕК, а в число учредителей, кроме него, вошли В.Малкин (банк "Российский кредит"), М.Фридман ("Альфа-банк"), главный раввин России (в то время — единственный) А.Шаевич и главный раввин Израиля (заметьте, сефардский, а не ашкеназский, т.е. не хасидский) Элиах Бакши-Дорон.
И денежки рекой потекли в РЕК, а если быть точнее, то в МОСТ-банк, поскольку никакого другого банка у РЕКа не было.
Мы не можем отследить ежегодные траты этой организации, но, по крайней мере, данные по одному году нам любезно предоставила "Независимая газета" в уже однажды упомянутой нами статье Б.Винера "Кому доверяют простые евреи": "Несмотря на то, что еврейские организации постоянно и как бы стыдливо намекают на свою нищету, порядок уже вложенных в них средств исчисляется восьмизначными цифрами. Так, только Российским еврейским конгрессом (РЕК), в соответствии с его годовым отчетом, потрачено в 1998 году 10 миллионов 28 тысяч 126 долларов США".
Было бы, однако, несправедливо говорить, что РЕК служил лишь прачечной для отмывания денег В.Гусинского и ничего не делал для российского еврейства. Он обеспечил реальные возможности претворения в жизнь многих гуманитарных программ, благодаря ему еврейские общины России перестали зависеть от международных еврейских организаций. На Поклонной горе была построена новая, самая роскошная на всем постсоветском пространстве синагога.
Совместно с КЕРООР РЕК создал мощную лоббистскую группу в Госдуме, благодаря которой в новом законе РФ "О свободе совести и о религиозных объединениях", принятом в 1997 году, появилась одинаково поразившая и сторонников и критиков закона фраза о том, что иудаизм является традиционной религией нашей страны. При том, что по официальным данным российских демографов, еврейская диаспора России насчитывает не более 400 тысяч человек!
Из всех еврейских религиозных организаций, принимавших участие в создании РЕК, последний стал оказывать поддержку практически одному КЕРООРу. Оказавшись богаче других и попав в центр внимания столь могущественного спонсора, как Гусинский, КЕРООР стал претендовать на роль главной еврейской организации страны, что было крайне негативно воспринято "заклятым другом" В.Гусинского Б.Березовским. В 1999 году положение и вовсе усугубилось, поскольку в России началась предвыборная кампания, и между Гусинским и Березовским пробежала черная кошка. СМИ, контролируемые тем и другим, начали "кровопролитную информационную войну", красочное описание которой в исполнении В.Черномырдина памятно многим телезрителям: "Два еврея на экране дерутся, а мы каждый день это смотрим" (за точность цитаты не ручаемся, но содержание ее было именно таким.— автт.).
Масла в огонь подлил и главный раввин России Адольф Шаевич, позволивший себе совсем неуважительно высказаться о Борисе Березовском: "Можно по-разному относиться к предпринимателям, которые стали "серыми кардиналами" нашей политики. Но важно понимать, что эти люди представляют самих себя, а не ев-рейский народ, и их поступки — не повод для того, чтобы вешать на евреев собак".
Такого "главный" (в то время) олигарх России простить не мог. Б.Березовский не зря был исполнительным секретарем СНГ. Его способность устанавливать нужные связи в любом месте, куда его забрасывает судьба, общеизвестна. И хотя, в принципе, верующие евреи (в том числе и хасиды) не должны контактировать с людьми, предавшими веру предков (а Березовский как раз таковым и является, поскольку он — крещеный еврей), глава Объединения раввинов СНГ Берл Лазар в случае с Б.Березовским этот принцип игнорировал. "И это правильно",— как любил говорить наш последний Генеральный секретарь. Потому что в ноябре 1999 года Берл Лазар при явной финансовой поддержке Березовского и неявной (хотя и не особенно скрываемой) моральной (и административной!) поддержке Администрации президента РФ смог созвать первый съезд Федерации еврейских общин России (ФЕОР), который узаконил создание массовой религиозной организации любавических хасидов России. Президентом новой организации стал народный артист России Михаил Глузский. А всего через полгода Федерация избрала Берл Лазара главным раввином России.
РЕК, естественно, не признал Берл Лазара в этом качестве и заявил, что главным раввином по-прежнему остается Адольф Шаевич. Руководство РЕКа мотивирует свою позицию тем, что на съезде ФЕОР присутствовало всего четыре представителя КЕРООР, а РЕК вообще не был на него приглашен. "Мы с огромным уважением относимся к ФЕОР и к хасидам любавического толка как к одной из серьезных субконфессий, к которой принадлежат приблизительно 4-7% иудеев,— заявил исполнительный вице-президент Российского еврейского конгресса Александр Осовцов.— Мы поддерживали и будем поддерживать их, в том числе и материально. Но при этом ни одна из субконфессий не может выбирать главного раввина России, не обсудив этот вопрос с представителями других субконфессий".
Но, как говорится, поезд ушел. Берл Лазара признала российская власть, что наглядно продемонстрировал президент РФ В.Путин, появившись 18 сентября 2000 года на церемонии открытия еврейского общинного центра "Бейс Менахем" (построеного, кстати, под патронажем руководителей хасидской общины) в сопровождении нового главного раввина России Берл Лазара и президента Федерации еврейских общин СНГ Льва Леваева. Можно сказать, что открытие еврейского центра и приветственное выступление на нем президента Путина "стало кульминацией морального разгрома Российского еврейского конгресса, а значит, и его основателя — Владимира Гусинского" (В.Иванидзе "Гусинский — плохой еврей", "Совершенно секретно", декабрь 2000)
В предыдущем абзаце мы специально выделили слово "признала", потому что в самом этом слове есть некоторая доля лукавства. Фактически власть не только признала, но сама посадила Берл Лазара на место главного раввина, даже не позаботившись о том, чтобы сперва сделать это место вакантным. В итоге страна получила два главных раввина — "одного,— как пишет "Газета.Ru",— по версии РЕК, другого — по версии ФЕОР. И в православной стране настал большой еврейский плюрализм".
Случилось это с подачи опального ныне олигарха Березовского или нет — теперь уже не имеет значения. Дабы исключить всякие пересуды, Лазару буквально за несколько дней до избрания главным раввином любезно предоставили российское гражданство, хотя до этого Лазар Пинхос Берл уже десять лет жил в Марьиной Роще как гражданин США, и вопрос смены гражданства его нисколько не волновал. Так что г-ну Шаевичу надо бы остыть и успокоиться. Шансы вернуть себе былое положение у него абсолютно нулевые. Даже если все остальные (кроме ФЕОР) еврейские общины России и зарубежные еврейские организации, поддерживающие Всемирный еврейский конгресс, будут по-прежнему считать его главным раввином России. На этом можно было бы и закончить разговор о Берл Лазаре, но хотелось бы еще буквально несколько слов сказать о некоторых новых проблемах, возникших в результате его выхода на российскую политическую сцену и создания им Федерации еврейских общин России (ФЕОР). В российском еврействе появились новые серьезные причины для дальнейшего раскола.
Сразу же после объединительного съезда Федерации между нею и Конгрессом еврейских религиозных объединений и организаций в России (КЕРООР) возник конфликт по вопросу передачи в российские синагоги из Росархива свитков Торы, конфискованных ЧК в годы революции и гражданской войны. Переговоры об этом, КЕРООР вел с Росархивом уже довольно долго и вполне успешно. Передача 61 свитка должна была состояться на IV съезде Конгресса 15 декабря 1999 года. Но буквально за месяц до этого возникла ФЕОР и предъявила собственные претензии на свитки Торы. В результате передача не состоялась.
Две организации, представляющие верующих одной конфессии, независимо друг от друга захотели получить свитки, без которых невозможна полноценная служба в синагоге. Свитков хватило бы на всех: только в архивах и музеях Москвы и Санкт-Петербурга их насчитывается несколько сотен, а по словам председателя КЕРО-ОР раввина Зиновия Когана, если учесть еще и то, что хранится в библиотеках и архивах академических институтов, их наберется несколько тысяч. Но вместо того, чтобы договориться между собой и пропорционально разделить документы, переданные им из Российского государственного архива древних актов (РГАДА), КЕРООР и ФЕОР превратили дележку в дикую потасовку, да к тому же попытались вовлечь в нее представителей российской власти.
Кстати, передача свитков IV съезду КЕРООР была отменена по указанию вице-премьера (бывшего) Н.Аксененко, получившего письмо от ФЕОР о том, что эти свитки должны быть использованы только в их организации, а не в какой-либо другой.
Тогда Адольф Шаевич пишет свое письмо, но поскольку вице-премьерский уровень его уже не устраивает, он адресует его председателю правительства (напоминаем, что речь идет о конце 1999 года) В.В.Путину. Шаевич пишет, что ФЕОР " не выражает интересов российского еврейства и занимается изъятием из русских архивов религиозной литературы с целью передачи ее за рубеж (в США). Свитки,— настаивает главный раввин России,— нельзя передавать ФЕОР, поскольку они тотчас же уедут за рубеж".
ФЕОР считает эти обвинения оскорбительными и бездоказательными и, в свою очередь, пишет опровержения. Похоже, эта "переписка" может продолжаться до бесконечности. Но пресс-атташе ФЕОР Борух Горин уверен, что победа будет на их стороне, и добыть эту победу им поможет Кремль: "Почему Кремль не должен поддерживать еврейскую организацию? Президент Борис Ельцин нас поддерживает. Мы хотим, чтобы это сделали все чиновники всех уровней в России".
Вот так, и не меньше! Беда только, что в данном случае речь идет не просто о поддержке российского еврейства, а о поддержке одной еврейской организации в ущерб другой такой же еврейской организации. Какую выбрать? Впрочем, вопрос риторический: судя по истории с главным раввином, Кремль свой выбор сделал.
А то, что какая-то часть свитков может действительно уйти за рубеж (стоимость некоторых из них достигает 100 тысяч долларов), отнюдь не исключено. И моральное оправдание у хасидов для этого есть — ведь самая большая хасидская община находится в США, и тамошним хасидам тоже хочется обеспечить полноценную службу в своих синагогах. Но в американских синагогах подобных свитков нет, как нет их и в музеях Америки, поскольку хасидизм возник в XII-XIII веках в Европе (на территории Германии), постепенно угас, а в XVIII веке возродился уже в качестве крупного мистического и националистического движения в Подолии (на нынешней территории Украины). В Америку же центр хасидского движения переместился, когда все свитки Торы уже оказались в музеях и библиотеках Западной Европы и России.
Второй скандал, который тлеет уже довольно долго, связан с хранящимися в Российской государственной библиотеке фондами Шнеерсона. Правда, то время, когда хасиды пытались овладеть фондами Шнеерсона, используя чуть ли не силовые методы, кануло в прошлое. В Российской государственной библиотеке нет хасидских пикетов с требованием вернуть "достояние еврейского народа", нет по этому поводу и шума в контролируемых евреями-олигархами средствах массовой информации.
Но избрание лидера хасидов Берл Лазара главным раввином России дает новый мощный толчок дальнейшему развитию этого скандала. Если раньше процесс носил в какой-то мере стихийный характер, то теперь в ход могут пойти мощные политические аргументы. Главный раввин имеет право действовать от имени всего российского еврейства. И Берл Лазар уже высказал такое намерение в интервью корреспонденту газеты "Труд" Дмитрию Славину (21.07.2000): "Пока я не могу вам точно и четко ответить, что мы будем действовать так-то и так-то. Мне действительно прежде не приходилось сталкиваться с этой проблемой. Но теперь, конечно, придется заниматься этим. Сегодня я могу говорить лишь о своем видении этой ситуации, а не о своей позиции как главного раввина России. Я считаю, что отобранное силой у еврейского народа надо вернуть. Речь идет, конечно, о культурных ценностях.
В фондах Шнеерсона хранилось бо
лее 10 тысяч священных книг. Были среди них и уникальные старинные издания. Нужно отдавать себе отчет в том, что эти уникальные книги собирались хасидами 200 лет. Для евреев это огромная потеря. На этот счет было решение суда, затем первый президент России Борис Ельцин издал свое распоряжение о возвращении этих ценностей. Но проблема, насколько нам известно, до сих пор не разрешена.
Я понимаю позицию, которую занимают сегодня власти. Речь идет о культурных ценностях. Если создать один прецедент и вернуть то, что было отобрано во времена советской власти, прежним владельцам, то в суд посыплются тысячи исков. Вернуть все и всем невозможно. Тогда государственные музеи могут опустеть. Начавшийся же процесс невозможно будет остановить. Это позиция властей, и я ее прекрасно понимаю, но принять не могу. Для всех евреев фонды Шнеерсона — это прежде всего культурные и духовные ценности..."
Можно было бы, конечно, возразить, что это культурные и духовные ценности не для всех евреев, а лишь для евреев верующих и в основном для последователей движения Хабад-Любавич (любавических хасидов). Но это было бы, во-первых, в какой-то степени натяжкой, а во-вторых, совершенно не отражало бы главной причины того, почему идея возвращения фонда Шнеерсона российским хасидам встречает столь жесткое сопротивление, несмотря на решение суда, распоряжение Бориса Ельцина и решение правительства РФ N 157-р от 29 января 1992 г.
Главная причина, несомненно, кроется в том, что центр этого движения находится в Бруклине (США), а в соответствии с логикой основные духовные ценности любой конфессии должны храниться (и, как правило, хранятся) именно в центре, а не в каких-то периферийных отделениях. И еще нужно иметь в виду тот факт, что инициатива борьбы за возвращение библиотеки Шнеерсона принадлежит не российской хасидской общине, а именно бруклинскому центру. Мало того, требование о возвращении фонда было поддержано американской властью в лице вице-президента А.Гора. Так что шансы на то, что бесценные документы после передачи их российским хасидам по-прежнему останутся на территории России, ничтожно малы.
Что касается поддержки хасидских требований А.Гором, то на это есть свои вполне понятные причины. Мы, правда, не можем сказать, принадлежит ли к хасидам сам А.Гор, но знаем, что хасидизм — сегодня стал достаточно распространенным и влиятельным движением в США. Большинству евреев, не входящих в одно из тайных или явных обществ хасидов Америки, практически закрыта возможность сделать серьезную карьеру. Мощное закулисное влияние хасидов осуществляется в финансовой и внешнеполитической областях, в искусстве и литературе, средствах массовой информации, кинематографе и на телевидении.
Несмотря на решительное сопротивление работников Российской государственной библиотеки (заведующий отдела рукописей В.Я.Дерягин — принципиальный противник передачи — даже пригрозил, что, если с его мнением не посчитаются, он совершит акт самосожжения), хасиды все же надеются, что, как и в случае со свитками Торы, окончательное решение по фондам Шнеерсона будет в их пользу. И для подготовки такого решения они используют любую возможность, в том числе привлечение крупных государственных чиновников в качестве лоббистов своей общины.

Продолжение следует



Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой