Авторский блог Редакция Завтра 03:00 8 ноября 1999

"МЕДВЕДЬ" НА РАСПУТЬЕ

0
"МЕДВЕДЬ" НА РАСПУТЬЕ
45(310)
Date: 9-11-99
НА ПРОШЛОЙ НЕДЕЛЕ Центризибирком зарегистрировал блок "Медведь". Этим событием завершился почти полуторомесячный период "эмбрионального" развития "правительственного" блока, вызвавшего своим появлением настоящий переполох в стане "истеблишментских" партий, заранее разделивших будущие места в Государственной думе. Записные "оппозиционеры" из лужковского "Отечества", опомнившись от неожиданности, начали интенсивную информационно-пропагандистскую атаку на новорожденный блок, поспешив окрестить его новой "партией начальников", сравнивая его появление с созданием НДР специально к думским выборам 1995 года. Однако если оценивать "Медведь" реально, то сравнение нового блока с НДР выглядит откровенно натянутым. НДР "раскручивался" в течение полугода, в его центральном списке доминировали поставленные Ельциным чиновники — региональные бароны, черномырдинские министры, и властные структуры в большинстве регионов России из всех сил спасали от поражения В.Черномырдина, складывавшего руки домиком и прижимавшего к груди жалобно кукарекавшего петуха.
"Медведь" же, напротив, ворвался в политику спонтанно и почти незапрограммированно. Инициатива создания блока, исходившая из окружения премьер-министра В.Путина, конечно, получила определенную поддержку региональной номенклатуры, однако ее даже близко нельзя сравнить с тем рвением, которое проявляли губернаторы и государственные чиновники в отношении НДР на прошлых выборах. Сегодня, оглядываясь на стремительный полуторомесячный рывок "Медведя" к его нынешнему 9-процентному рейтингу в избирательных опросах (данные публиковались в газете "Завтра" в конце октября), следует признать, что блок завоевывает симпатии значительной части электората не благодаря содействию всевозможных "начальников", а за счет собственного политического ресурса.
В чем же заключается этот ресурс? Во-первых, рейтинг "Медведя" растет пропорционально рейтингу премьера Владимира Путина. В массовом сознании лидер "Медведя" и Путин образуют нечто вроде тандема, политической связки, и жесткая позиция премьера по отношению к чеченским террористам работает не только на популярность самого Путина, но и дает дополнительные очки Сергею Шойгу. Впрочем, в данном случае общепринятое мнение имеет под собой определенные основания. Путин реально рассматривает "Медведь" как "свой" блок, поскольку если "Единство" покажет на думских выборах хороший результат, премьер получает некую гарантию доверия к себе со стороны будущей Думы. И обратно, в случае "слабого" выступления "Медведя" на выборах Путин может столкнуться с реальной угрозой вотума недоверия, инспирированного сторонниками Примакова и Лужкова, которые в силу логики политической борьбы будут стремиться как можно быстрей отправить Путина в отставку или, по крайней мере, понизить его до статуса "и.о".
Однако было бы ошибкой утверждать, что "Медведь" только стоит на плечах у Путина, не имея собственного политического ресурса. В нынешней ситуации "Медведь" мог бы многого добиться и сам, даже независимо от Владимира Путина. "Номер первый" в списке "медведей" — министр МЧС Сергей Шойгу, всегда представал перед аудиторией в образе "кризисного руководителя", для которого характерен волевой, динамичный стиль руководства. Сегодня люди прочно ассоциируют с Шойгу работу спасателей в оранжевых касках, вытаскивающих людей из-под завалов, вызванных стихийными бедствиями, из-под обломков взорванных зданий.
Последняя политическая "миссия" Шойгу на Северном Кавказе, направленная на то, чтобы решить проблему с беженцами и развеять миф о "гуманитарной катастрофе", с помощью которого американские русофобы во главе с Бжезинским пытаются шантажировать Россию, имеет глобальное, международно-политическое значение для нашей страны. Профессионализм Шойгу, его умение руководить своим ведомством признают даже самые пристрастные критики "Единства". В российской политике Шойгу поставил своеобразный рекорд, продержавшись на своем посту 8 лет и имея неплохие шансы занимать этот пост еще столько же времени при любых возможных будущих политических режимах в России. В то же время решение Шойгу перед думскими выборами конвертировать свой авторитет профессионала, управленца "мобилизационного типа" в реальный политический вес, определяемый тем или иным количеством голосов на выборах, вполне логично — шансов прочно занять определенную политическую нишу у Шойгу сегодня вполне достаточно.
На новый политический блок работает и удачный социокультурный, социально-психологический "портрет" лидирующей тройки блока, в которой выделяется Александр Карелин — олимпийский чемпион, борец, один из лучших спортсменов мира. Архетипически именно Карелин ассоциируется с "медведем" как русским национальным символом, воплощающим в себе базовые качества национального характера. Сдержанный, немногословный, в считанные секунды расправляющийся с любым противником на борцовском ковре, Александр Карелин уже давно перерос рамки "большого спорта" и околоспортивного "шоу-бизнеса", понимает, что его "символическая харизма" обязывает к чему-то большему, чем деятельность его нынешних собратьев по "сообществу чемпионов".
Играет на повышение рейтинга "Единства" и идеология блока, которая прослеживается в выступлениях Сергея Шойгу. Обращают на себя внимание некоторые тезисы, которые никогда не могли бы прозвучать в устах "либерала" или прозападно ориентированного "рыночника". Так, в одном из программных заявлений Шойгу говорится о том, что "нас не должно огорчать, что здесь не работают многие западные рецепты — у России всегда был свой путь". "Патриотизм" и "работу на будущие поколения" Шойгу упомянул в качестве двух важнейших приоритетов возглавляемого им избирательного объединения. Интересны могут быть также и некоторые другие идеи С.Шойгу. К примеру, высказывания типа "четвертая власть" (СМИ) не должна превращаться в диктатуру" или требование возвратить незаконно вывезенные из страны капиталы дают возможность, хотя и с некоторыми оговорками, определить идеологическую направленность единства как "левоцентристскую".В целом же программные установки "Единства" звучат гораздо более патриотично, чем идеологические тезисы "Яблока" или "Отечества", которые переполнены клятвами "не допустить реставрации тоталитаризма", "отстаивать полученные свободы" и.т.д.
Подобные "ритуальные заклинания" вообще являются отличительной чертой столичного политического истеблишмента, на все сто процентов рекрутированного из бывших и нынешних ставленников Ельцина, во многом лично виновных во всем, что сегодня происходит со страной. Выгодным отличием "Медведя" от этой публики выступает ярко выраженное желание дистанциироваться от "престижного клуба столичных политиканов", для которых борьба за власть и политическое влияние превратились в самоцель.
Последние уже успели превратиться в некую особую замкнутую касту политических "небожителей" — и именно в этом своем качестве сильно надоесть избирателям. Представители основных политических сил, кроме лидеров народно-патриотической оппозиции, постоянно находящихся среди своих сторонников на митингах, демонстрациях, живут за своеобразным "стеклянным занавесом", ведут сложные кулуарные игры, "подковерные" интриги.
Публике явно импонируют обещания "Медведя" потеснить "непотопляемых" политиканов и привести в парламент "людей дела", отстаивающих интересы своих избирателей, а не занимающихся интригами. Поэтому основной костяк избирательного списка блока составляют авторитетные региональные деятели, а также — политики "второго эшелона", не желавшие выставлять свои структуры на "политический рынок" и подстраиваться под московских политических магнатов.
Значительная часть политических деятелей, входящих сегодня в "Единство", никогда не стремились к прохождению тестов на демократическую "политкорректность". "Медведь" черпает кадры из самых различных источников, многие из которых вполне могут быть названы "патриотически ориентированными".
Кроме того, большинство кандидатов от "Медведя" — русские, и также представители коренных народов России. Из 7 политический партий, образовавших "Единство", есть партия христианских демократов, основанная православными диссидентами в годы перестройки, и умеренное мусульманское движение "Рефах". Таким образом, "Медведь" выражает и интересы традиционных российских религий, имеет ярко выраженный евразийский цивилизационный вектор. По этой причине, возможно, даже самые пристрастные критики "Единства" не пытались обвинить блок в "западничестве", проамериканской и пронатовской направленности. Гайдары, улюкаевы, мау и прочие большие и малые "светила либеральной экономики" также не в чести у "Медведя".
Что же касается образа "партии власти", создаваемый "Медведю" его политическими конкурентами из "Отечества", то справедливости ради стоит отметить определенную "мифологичность" такого образа. Достаточно сказать, что несмотря на поддержку нескольких десятков губернаторов, примерно в половине российских регионов "Медведь" будет вынужден действовать в прямой оппозиции к ориентирующимся на "Отечество" или НДР губернаторам. Не обладает "Медведь" ни собственным телевизионным каналом, ни подконтрольными СМИ. Поддержка блока "со стороны Кремля" также достаточно относительна — администрация президента, президентское окружение сегодня настроены больше на "информационную войну" с самозваными претендентами на "кремлевский престол", чем на раскрутку "респектабельного патриотического проекта" — "Медведя".
В этих условиях большое значение для "Единства" будет иметь деятельность региональных активистов, которые "никогда не были героями центрального телевидения, но пользуются авторитетом в своих городах" и должны будут донести образы Шойгу — Карелина — Гурова до каждого избирателя, где бы он ни находился — в областном центре или далекой таежной деревне. Кстати, последний из этой тройки уже отправился в предвыборную поездку по российской глубинке и сейчас объясняет жителям Тверской области, как собирается бороться с преступностью не как сыщик, а как законодатель.
Политическое будущее блока "Единство" во многом зависит от того, каким окажется контингент его избирателей. Это — своего рода политический эксперимент, который должен показать и Шойгу, и Путину, какое политическое мировоззрение пользуется наибольшей популярностью в народе. В региональных списках "Единства" есть политики умеренно патриотической направленности, и что принципиально важно, именно они имеют наибольшие шансы попасть от "Медведя" в Госдуму. То же относится и к выставленным от " Единства" кандидатам по одномандатным округам.
Если эта закономерность подтвердится, то вполне можно прогнозировать и дальнейшую эволюцию "Медведя" в трону патриотического спектра. Вариант, при котором "Единство" превратится в чисто либеральную партию, своего рода дублера "Яблока" или "Союза правых сил", имеет под собой гораздо меньшую вероятность.
Поездка лидера, министра МЧС и лидера "Медведя" Сергея Шойгу, по регионам Сибири и Дальнего Востока продемонстрировала ориентацию на "национально ориентированных хозяйственников", среди которых, безусловно, знаковой фигурой является губернатор Приморья Наздратенко. Последнего уж никак нельзя назвать "сторонником режима Ельцина" — напротив, в годы "регентства" Чубайса в Кремле постоянно обсуждалась тема "смещения" Наздратенко, замены его более лояльными и послушным центру губернатором.
В целом же необходимо отметить, что "правительственный" генезис блока (Шойгу — действующий министр) вовсе не является определяющим для его политического будущего. В конце концов даже нынешняя расстановка фигур на "политической шахматной доске", как это ни парадоксально, не зависит их изначального цвета. К примеру, выдвинутый коммунистами Иван Рыбкин в конце концов превратился в усердного и старательного прислужника Ельцина, в то время как приглашенный в правительство "чикагскими мальчиками" Сергей Глазьев стал в итоге главным оппозиционным экономистом, отстаивающим самобытный русский путь в экономике. Еще более яркий пример — Лев Яковлевич Рохлин, который шел в Госдуму в первой тройке НДР, вместе с В.Черномырдиным, и потом стал основателем ДПА, одной из ведущих оппозиционных организаций в России. Так что вполне возможно, что многие сегодняшние участники "правительственного блока" завтра окажутся вместе с представителями патриотических сил. Отмечая эту тенденцию, мы имеем в виду, прежде всего Александра Карелина и еще некоторых других деятелей из списка "Единства", известных своей патриотической позицией. И если в конечном счете таких людей в депутатской фракции "Единства" в Госдуме будет большинство, то движение, несомненно, будет иметь политическое будущее, сможет стать реальным субъектом российской политики.
Александр ГЛУХОВ
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x