Авторский блог Редакция Завтра 03:00 11 января 1999

УМНОЖЕННЫЕ НА НОЛЬ

0
Author: Капитан Владислав Шурыгин
УМНОЖЕННЫЕ НА НОЛЬ
2(267)
Date: 12-01-99
ПО ПРИХОТИ "РЕФОРМАТОРОВ"
РОССИЙСКАЯ АРМИЯ ДОЛЖНА ЛИШИТЬСЯ
ОДНОЙ ИЗ САМЫХ БОЕСПОСОБНЫХ ЧАСТЕЙ

Приказано уничтожить
…Иногда мне тяжело признаваться самому себе в том, что история последних лет — это история потерь. Я много лет отдал Вооруженным Cилам. Память хранит восторг преклонения перед огромной отлаженной военной машиной, к которой я имел честь принадлежать. Я помню ощущение смятения, когда на учениях ПВО я, находясь на одном из подмосковных КП, впервые увидел на экранах локаторов и плексигласе планшетов бой истребителей, которые они вели в эти минуты за Полярным кругом, в районе Северного полюса. Я видел, как после больших учений в Белоруссии танковые дивизии выстраивались в гигантские, стальные каре на пустых, рыжих осенних полях, и сердце холодело перед невообразимой советской военной мощью, когда вертолет, казалось, целую вечность летит над этими бронированными армадами, которым несть числа. Я помню аэродром "Чкаловское" в дни после землетрясения в Армении, когда десятки огромных транспортных "Илов", как в гигантском улье, выстраивались перед бетонным "летком" и стартовали в хмурое декабрьское небо, унося в себе за тысячи километров сотни тонн продовольствия, медикаментов, бульдозеров, кранов, самосвалов. Великая империя жила, творила, боролась…
А потом начался другой отсчет.
Я помню ощущение горького стыда, когда в июне 1992 года на границе Украины и Приднестровья люди в советской военной форме со звездами на кокардах, пряча глаза, что-то мямлили о том, что прославленная "Железная" дивизия теперь переименована в "национальную гвардию", и вот теперь "ненадолго поставлена" здесь заслоном, чтобы ловить добровольцев, пробирающихся в Приднестровье.
Я помню растерянность и пустоту в душе, когда в Нижних Эшерах при очередном грузинском артналете меня, офицера, выставил за ворота части испуганный российский майор, у которого я попросил укрытия от огня.
Я помню бессильную ненависть к своей армии, когда я наблюдал, как российские танки с русскими экипажами расстреливали в центре Москвы Российский парламент.
И все же я верил в армию. Я искал и находил в ней тех самых героев, которые столетиями составляли ее честь и славу. Я жил в батальонах и ротах, штурмовавших чеченские твердыни, защищавших Цхинвали и Бендеры, Сухуми и Душанбе. И мне хотелось верить, что именно они, доказавшие в самое страшное, смутное время свою верность Родине и присяге, станут тем самым костяком, на котором возродится и окрепнет русская армия. Но тщетно. Разогнана, сокращена 14-я армия, давно канул в лету цхинвальский оперативный батальон внутренних войск, расформирован герой Сухуми и Грозного 901-й батальон специального назначения, сокращен 45-й полк "спецназа" ВДВ, сокращается 201-я дивизия. Уволен Леха Черушев, уволен Онищук, уволен софринский комбриг Васильев. В тюрьму по навету брошены легенды "спецназа" полковник Поповских и подполковник Морозов. И список этот бесконечен…
* * *
Одной из немногих светлых страниц последних лет была наша дружба с разведчиками из отдельной роты специального назначения воронежской армии, которой командует легендарный "Гюрза". "Гюрза" — радиопозывной, с которым несколько месяцев ходил по Чечне невысокий крепкий майор. На его счету —штурм Бамута и деблокада окруженного в центре Грозного Координационного центра. Десятки рейдов по тылам дудаевцев, четыре представления на Героя России — и отписка Юмашева: "…отказать за недостаточностью подвигов". Там, в Чечне, разведрота, которой он командовал, была одним из лучших и самых боеспособных подразделений наших войск.
Но особенно приятно было увидеть, что и после войны его рота сохранилась как боеспособная и крепкая единица. "Гюрза" смог перетащить к себе из разных частей и соединений Сухопутных войск большинство лучших своих офицеров и прапорщиков, с которыми прошел Чечню. За два года рота стала одной из лучших разведывательных частей нашей армии. Пожалуй, нигде я не видел столь интенсивной боевой подготовки, как здесь, у "Гюрзы". Особая заслуга Алексея и его заместителей — это созданная в роте атмосфера дружбы, товарищества, удивительной сплоченности. Рота живет одной семьей, одним боевым единым коллективом.
Как бы восторженно это ни звучало, но "Гюрза" — подлинный национальный герой. Герой нашего смутного, страшного времени. Не случайно его образ попытался вывести в своем фильме Невзоров. На мой взгляд, не очень удачно, потому что живой, неэкранный "Гюрза" ярче, мужественнее и намного интереснее своего телетезки. Чтобы сохранить роту и не дать ей пропасть, Алексей отказался от академии и дальнейшей блестящей карьеры, открывавшейся перед ним, отказался от нескольких заманчивых повышений. Он, что называется, фанатик "спецназа", разведки, не представляющий себя нигде, кроме боевого подразделения.
И мне казалось, что такой роте ничто не может угрожать. За нее горой командование армией и разведотдел. Было очевидно, что в интересах России сохранить этот боевой коллектив, не мешать "Гюрзе" и его офицерам и дальше готовить свою роту к грядущим боям, в вероятности которых мало кто из спецназовцев сомневается. Но громом среди ясного неба стала директива, согласно которой к 1 августа 1999 года воронежская отдельная рота специального назначения должна быть расформирована. Оказалось, что герои не нужны, и одна из лучших частей нашей армии должна лечь под ритуальный топор реформ.
Прошло уже больше полутора месяцев после этого известия, но сознание до сих пор отказывается ее воспринимать. Потеря эта невыносимо саднит сердце. Кто и почему решил уничтожить роту "спецназа"?
…И один в поле воин”
Наверное, многие зададутся вопросом: почему, зачем редакция борется за какую-то там роту? Что такое рота в масштабах сегодняшних миллионных армий и ядерных арсеналов? Пылинка.
Что ж, давайте разберемся. Все началось с разгона в 1997 году главного штаба Сухопутных войск. Остается только гадать, какому "мудрецу" могло прийти в голову в континентальной России ликвидировать опору военной мощи любой сухопутной державы — главкомат Сухопутных войск. Впрочем, это были еще цветочки. Ягодки ждали впереди. Сами войска должны были по планам реформаторов сократиться почти в четыре раза и ужаться до ста пятидесяти тысяч человек. Оправдание всему было найдено самое что ни на есть "железное". Дескать, большинство имеющихся полков, бригад и дивизий укомплектованы лишь на тридцать-сорок процентов, следовательно, надо "посмотреть правде в глаза" и подогнать организационно-штатные структуры под реалии российской действительности. Лучше иметь пять реальных дивизий, чем десять "половинных". Тогда-де и боевой подготовкой можно заняться, и службу по уставу организовать. На бумаге это звучало убедительно. Но наши реформаторы как всегда дальше бумаг не видят. В реальной же жизни от Смоленска до Владивостока развернулась невиданная, со времен шеварднадзевско-горбачевских сокращений групп войск, армейская драма. Рушились округа, разгонялись армии, стирались с карт корпуса и дивизии, списывались "в никуда" десятки военных городков.
Бумажные генералы и асфальтные стратеги не учли главного, что сокращались и уничтожались не просто абстрактные цифры на оперативных картах, а реальные, создававшиеся десятилетиями многомиллиардные государственные военные структуры. Причем уничтожались невосполнимо и невосстановимо. Что влачащая существование "кадрированная" дивизия была все равно боевой единицей с отлаженной десятилетиями инфраструктурой военных городков, казарм, полигонов и учебных центров, на базе которой в любое время можно было за считанные недели развернуть полнокровное соединение. А после "сокращения" вся эта структура превращалась в ничто, в прах, в руины, которые уже невозможно возродить, вернуть к жизни. При этом уцелевшие части и гарнизоны ни в малейшей степени не компенсировали потерь. В лучшем случае их кое-как укомплектовывали до половинной численности по причине того, что разворачивать "запланированные" "полнокровные" части было просто негде. Десятилетиями внутренние округа рассматривались как второстепенные и мобилизационные. Их структура просто не предусматривала создания и размещения на их территории полнокровных частей и соединений, а была рассчитана на разворачивание и комплектацию резервов для передовых округов и групп войск. В итоге с реформаторского конвейера стали вываливаться чудовищные монстры. Дивизии без полигонов, казарм и парков техники с танками, годами гниющими под открытым небом, как, например, в богучарской танковой дивизии. Полки, годами не имеющие стрельбищ даже для стрелкового оружия, с палаточными городками, где под открытым небом ютятся сотни офицерских семей. При этом было сокращено и уничтожено только на территории МВО больше ста военных городков, десятки стрельбищ, полигонов. Распроданы за копейки на дрова и дачи сотни казарм и учебных корпусов, парков для техники.
Уже через полгода этого истребления войск даже самим "реформаторам" из Генерального штаба и Министерства обороны стало ясно, что при принятии решения был допущен грубейший просчет, но остановиться, признать это было никак невозможно. Страшно. Слишком уж все сотворенное тянуло на преступление. За которое, вполне возможно, придется держать ответ.
Тихой сапой стали жать на тормоза. Директиву о сокращении Сухопутных войск до ста пятидесяти тысяч отозвали, остановившись на обтекаемой формулировке: "восемь дивизий и шестнадцать бригад". Главкомат войск формально сохранили, но урезав больше, чем наполовину, и лишив какой-либо самостоятельности, ввели управлением в структуру Генерального штаба, что последний раз было сделано, если не ошибаюсь, известным "реформатором" Павлом I… Должность главкома сократили, передав "вилкой" полномочия одному из заместителей начальника Генерального штаба.
В итоге на сегодняшний день русская армия, а именно так столетиями назывались наши Сухопутные войска, по численности почти в два раза меньше своего уровня 1812 года, когда население России составляло чуть более шестидесяти миллионов человек. При этом полуторамиллионной армии Китая противостоит российская "группировка" численностью около пятидесяти тысяч человек. А центральный экономический район (пять областей от пограничного Смоленска до Воронежа) защищает воронежская армия численностью аж в …пятнадцать тысяч человек! Против нее, без учета нынешних союзников НАТО Польши и Чехословакии (около ста тысяч солдат), только натовцев сосредоточено почти полмиллиона. Но это еще ничего. Всю Карелию, после сокращения здесь армейского корпуса, защищает целая бригада… пограничных катеров. Такие вот невеселые расклады…
При этом концепция "ядерного сдерживания" постепенно перестает быть эффективной, несмотря на слепую приверженность ей аналитиков и стратегов из МО РФ.
Наличие химического оружия у Гитлера, химического и ядерного у Хусейна не остановило войны и не спасло от поражения в ней. Втягивание России через цепь региональных конфликтов в многонедельную воздушную войну на "изматывание" с НАТО и США едва ли позволит нам применить ядерный потенциал, так как потери в подобной войне будут прежде всего качественные. И основной целью этой войны является разрушение стратегической инфраструктуры государства, его политического и боевого управления, энергетической и транспортной инфраструктуры, систем связи, аэродромов, портов, космических систем. Без бомбардировок и разрушений густо заселенных районов, что могло бы послужить оправданием для перерастания обычной войны в ракетно-ядерную. Иными словами, оставшаяся без электричества, связи, дорог парализованная Россия, но не понесшая при этом массовых жертв среди мирного населения, не будет готова решиться перенести еще и ядерную войну только для того, чтобы причинить противнику подобный урон. И предпочтет условия более-менее выгодной капитуляции...
Именно таков сегодня план ведения войны против России, а значит, демонтаж ПВО, проведенный за последние годы, ничем иным как государственным преступлением назвать нельзя. Сегодня боевые возможности ПВО снизились по сравнению с 1991 годом в три раза.
Поэтому, наверное, не стоит удивляться и возмущаться тем, что мы так энергично боремся за какую-то там роту. Увы, но сегодня обороноспособность России измеряется ротами и батальонами. И каждая сохраненная боеспособная часть или подразделение это большая победа и огромная ценность. А здесь целых сто десять великолепно подготовленных спецназовцев!
Блеск и нищета ГРУ
Прежде чем продолжить рассказ о судьбе воронежских разведчиков, мы бы хотели сказать, что с глубоким уважением относимся к ГРУ, как к одной из немногих по-настоящему ГОСУДАРСТВЕННЫХ систем, которая борется с развалом и демонтажем наших Вооруженных Сил. Мы преклоняемся перед заслугами офицеров и солдат ГРУ, помним и не раз писали об их подвигах. Мы писали и о нынешнем начальнике ГРУ генерал-полковнике Корабельникове, мужественно прошедшем чеченскую войну и тяжело раненном на ней. Поэтому мы пытаемся без эмоций и каких-либо оценок разобраться в происшедшем.
…Все неприятности у армейских разведчиков начались после преобразования главкомата Сухопутных войск. С передачей в структуру Генерального штаба его разведывательное управление было реформировано и встроено в ГРУ — Главное разведывательное управление Генерального штаба. Передача эта совпала с пиком сокращений, под которые, естественно, попало и само ГРУ, которому приказали "сократиться" на 20%. И там для сохранения своих кадров нашли "гениальный" ход. Быстро приняли в свой состав разведчиков СухВо со всеми их структурами, среди которых были отдельные разведывательные роты специального назначения. А потом тут же их начали сокращать, загоняя в эти самые пресловутые 20%. Разведывательное управление СухВо было сокращено в три раза до направления, полки и бригады радио и радиотехнической разведки ужали до батальонов, батальоны РРТР сократили до обычных рот радиоразведки. И вскоре после этого родилась директива, "умножающая на ноль" три роты "спецназа" МВО. Смоленскую, Нижегородскую и Воронежскую.
С одной стороны, это решение понятно. У ГРУ есть свои бригады армейского спецназа, причем одна из них на территории МВО — Чучковская, с другой стороны, две из трех упомянутых рот на тот момент также были в сокращенном составе (Смоленская и Нижегородская). В-третьих, опять же, свои кадры сохраняются…
Сначала была идея вообще передать все роты в состав бригад. Потом рассматривался вариант о создании на их основе учебного отряда. Но когда бумаги дошли до "оргмобистов" ГШ, там не стали вникать в эти "мелочи" и попросту все "умножили на ноль", решив, видимо, что так проще. Проблема, правда, в том, что "оргмобисты" — люди, чаще всего весьма далекие от реальной боевой подготовки и обеспечения боеготовности, привыкшие иметь дело с бумажными схемами, планами и оргштатными структурами. И посему заниматься судьбой какой-то там одной роты то ли не с руки, то ли просто лень…
А стоило бы. Ведь даже при первом анализе становится ясно, что воронежская рота спецназа уникальна.
Во-первых, она осталась единственной, способной решать специфические задачи глубинной разведки и диверсий на весь Московский округ, который, кстати, является еще и пограничным с Украиной и Белоруссией.
Во-вторых, рота находится в оперативной близости к Северному Кавказу, Дагестану и Чечне в готовности за считанные часы прибыть и развернуться в любой его точке. Кстати, напомню, что именно воронежская рота все месяцы войны усиливала группировку наших войск в Чечне. Через войну прошло пятьдесят процентов солдат роты и почти две трети офицеров. Если говорить прямо, то, кроме чучковской бригады ГРУ, 45-го полка спецназа разведки ВДВ и воронежской роты спецназа, в европейской части России у нас нет других, столь мобильных подразделений спецназа, способных при любом обострении обстановки усилить войска Северо-Кавказского военного округа, причем переброска роты туда выполняется обычными вертолетами без дозаправки.
В-третьих, за эти годы усилиями командования армии и самих спецназовцев рота развернулась в полнокровное боевое подразделение и укомплектована на сто процентов. Здесь создана мощная учебная база. Неподалеку от места дислокации расположен аэродром и отличный полигон, что позволяет разведчикам, в отличие даже от коллег из бригад ГРУ, отрабатывать своевременно и полностью все программы подготовки — от парашютной до тактико-специальной.
По оценкам специалистов и офицеров разведотдела штаба Сухопутных войск, воронежская рота вполне способна стать базой для целого отряда спецназа. Вместо этого ее "умножают на ноль"…
За сохранение роты бились самые разные люди и инстанции. Неоднократно на соответствующие структуры ГРУ выходили командарм и начальник штаба армии с просьбой сохранить роту, не сокращать. Боролись за роту и разведчики штаба СухВо, убеждали, доказывали. Но все тщетно. Все усилия разбиваются о чиновничий произвол: "приказ обратной силы не имеет", "нам здесь сверху виднее", "не лезьте не в свое дело" — вот и весь ответ. Как грустно пошутил один из офицеров разведотдела: "У "мобистов" в известной фразе "Казнить нельзя помиловать!" запятые после "казнить" на пять лет вперед проставлены".
При этом удивляет логика принимавших решение чинуш и подсунувших эту директиву на подпись. Роту сократили не то, что не разобравшись, а просто "заочно". Ведь ни один представитель ГРУ здесь не был ни разу за все годы ее существования, а куратор от ГРУ из МВО был здесь единственный раз аж три года назад. Кстати, за все эти годы от ГРУ рота не получила ни гвоздя, ни учебника. Даже парашюты были сюда переданы старые, на пределе износа. Все пришлось добывать самостоятельно, строить, разворачивать, покупать.
Роту сократили без каких-либо встреч и бесед с личным составом, без определения дальнейшей судьбы ее офицеров. Вообще без объяснений. И это элиту армии, спецназовцев, фронтовиков, людей, которые даже в нынешнее скотское время, нищие, полуголодные — умудряются поддерживать честь армии и России. Если подобный подход чинуш из мобструктур ГРУ и ГШ можно назвать "кадровой политикой", то тогда чеченских боевиков можно смело называть "специалистами по сокращению российских Вооруженных Сил" и вешать им новые российские ордена.
— Хотите, содержите роту за счет своих штатов. — Таков был последний ответ командованию армией из ГРУ.
Циничность его понятна любому специалисту. Служба в спецназе на несколько порядков труднее, чем в обычных частях, а значит, необходимы особые формы довольствия продуктового и вещевого. Нужны денежные надбавки за риск, "прыжковые" и прочие. Нужны средства на боевую учебу. Содержать такую роту без всего этого невозможно.
…Самое грустное во всем этом то, что на бумаге рота остается в армии. Определена даже ее численность — полтора десятка человек. Остальные девяносто — по "мудрости" оргмоботделов ГРУ и ГШ — будут призваны из запаса "в случае обострения обстановки". Численность "мирной" воронежской армии едва переваливает за пятнадцать тысяч. Остальные пятьдесят тысяч русских мужиков, заложенных в ее "военные" штаты теми же "мудрецами", также предусмотрено "призвать в случае обострения обстановки"…
…В годы Отечественной войны части и соединения, пополненные больше чем на половину запасниками, с 1943 года запрещалось размещать на ключевых участках фронта. Почему это делалось — я понял в январе 1995 года в Грозном, когда набранные с бору по сосенке, наспех сколоченные полки и дивизии бросались в огонь и там несли чудовищные потери, устилая своими телами дорогу к победе. Это было преступление власти — ТАК относиться к своим солдатам, к своим гражданам! ТАК тратить свои полки и батальоны!
…Я спросил у своего старого фронтового товарища, боевого генерала, прошедшего Чечню и Афганистан, как он сам оценивает свою армию, которая "в случае обострения обстановки" будет на четыре пятых набрана из запасников?
Он долго молчал, курил. Потом поднял глаза и жестко отрезал:
— Пушечное мясо!
Рано ставить точку
…Судьба воронежской роты спецназа страшна прежде всего своей типичностью. Именно так, под бравые доклады маршала Сергеева об "успехах военной реформы" и восторги по поводу ее сокращений и хронической нищеты, уничтожается цвет армии. Так ее убивают. Каждый месяц, каждый год уходят в небытие боевые русские роты, батальоны, полки.
Я отказываюсь верить в здравость ума болтунов в лампасах, утверждающих, что все это "реформа". Это преступление против собственного народа, против России.
Мы обращаемся к начальнику ГРУ генерал-полковнику Корабельникову. Товарищ генерал, не дайте уничтожить одну из лучших частей нашей армии. Разберитесь во всем лично.
Мы обращаемся к начальнику Генерального штаба генералу армии Квашнину. Анатолий Васильевич, у нас не так много боеспособных, высокопрофессиональных частей, чтобы наотмашь их разгонять и сокращать. Вы брали с этими офицерами Бамут, они отбивали вероломно захваченный дудуаевцами Грозный. На ваших боевых орденах отблески их славы, в алой эмали кровь этих людей. Они верят вам. Уделите, пожалуйста, им немного своего времени, они это заслужили.
Мы обращаемся к начальнику ГОМУ Генерального штаба генерал-полковнику Путилину. Владислав Николаевич, сохраните боевую роту. Остановите произвол чинуш и бюрократов.
Мы обращаемся к депутатам. К комитету по обороне, к комитету по безопасности. Остановите уничтожение одной из лучших наших частей. Заложите в бюджет, если надо, отдельной строкой финансирование воронежской роты спецназа. Этим вы только укрепите безопасность России.
Мы обращаемся к нашей общественности. На наших глазах уничтожается оборонный потенциал России. Судьба "Гюрзы" и его товарищей типична. В наших силах не дать свершиться еще одному преступлению. Защитим наших воинов!
Москва—Грозный—Дарго—Ведено—Бамут—Грозный—Воронеж—Москва
Фото Василия АЛЕКСАНДРОВА
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x