Авторский блог Редакция Завтра 03:00 6 октября 1997

КТО ВЫИГРАЛ В ПОЛЬШЕ

0
КТО ВЫИГРАЛ В ПОЛЬШЕ
Author: Э.Крюков
40(201)
Date: 7-10-97
21 сентября — В Польше состоялись парламентские выборы, в результате которых в Сейм прошло 5 политических объединений: движение “Акция выборча “Солидарность” — 33,8%, Союз демократических левых сил — 26,8%, Союз свободы — 13,4 %, Польская крестьянская партия — 6,9%, Движение за возрождение Польши — 5,5%.
30 сентября — Первый тур политических консультаций, посвященных формированию нового правительства Польши, не дал никаких результатов. Неизвестны ни коалиционно-партийный расклад в парламенте, ни имена возможных кандидатов на посты в правительстве.

Политические выборы в Польше преподнесли очередной сюрприз. Профсоюз “Солидарность” возвращается в “большую политику” во главе движения “Акция выборча “Солидарность” (АВС). Второе место СДЛС с отставанием в 7% — крупное поражение “партии власти”, если учесть, что еще в конце августа рейтинги конкурентов были одинаковыми.
“Хроника борьбы” двух властных группировок после президентских выборов 1995 года состоит из вереницы схваток, перевес в которых остался у “Солидарности”. В самом деле, президентство А.Квасьневского началось со скандала — кандидат соврал избирателям насчет своего высшего образования. Затем всплыло “дело Олексы” — о связи премьер-министра страны с российскими спецслужбами, в результате чего премьер ушел в отставку. Потом были кадровые чистки в спецслужбах и на телевидении — “Солидарности” пришлось потесниться, но в ответ СДЛС была навязана дискуссия о наследстве ПОРП: на него претендуют “левые”, отказываясь при этом платить долги партии-предшественницы.
Теряя властные рычаги (спецслужбы, СМИ), лидеры “Солидарности” для расширения избирательной базы пошли в 1996 году на небезопасный объединительный процесс. Вокруг “Солидарности” собралось 37 мелких правых партий, создав предвыборное движение АВС. Единственное, что объединяло эту разношерстную компанию — недовольство пришедшими к власти экс-коммунистами.
Первое “боевое крещение” новый союз получил в марте 1997 года, когда АВС организовало мощную акцию протеста в связи с закрытием Гданьской судоверфи. В забастовку включились судостроители, шахтеры и таможенники. Волна протестов докатилась до Варшавы и привела к погромам в трех министерствах. Правительство В.Чимошевича пошло на компромисс, гданьские корабелы получили заказы с других верфей страны. В ответ лидер “Солидарности” Кшаклевский предусмотрительно отказался от идеи всеобщей политической забастовки, заявив, что главный результат проведенной акции — “голосование против коммунистов на предстоящих парламентских выборах”.
В мае “левые” “отыграли несколько очков” — на общенародном референдуме был принят светский вариант новой Конституции Польши, в противовес католическому, представленному “Солидарностью”, где превозносился авторитет церкви.
Но летом 1997 года в борьбу двух “политических тигров” вмешалась природная стихия. Мощное наводнение в Восточной Европе унесло в Польше более 50 жизней, 140 тысяч человек остались без жилья. Левые промедлили с организацией необходимых экстренных мер и не объявили сразу же чрезвычайного положения в стране, опасаясь, что данный шаг может спровоцировать перенос парламентских выборов (это предусмотрено Конституцией) на более поздний и менее благоприятный для властной коалиции срок. Лидер Польской крестьянской партии (ПКП), неизменной коалиционной спутницы СДЛС, В.Павляк возложил всю ответственность за “плохую паводковую кампанию” на премьера Чимошевича. Не добавил популярности левым и отказ Чимошевича разрешить дополнительные закупки зерна за счет авансирования крестьян.
Это поставило правящую коалицию на грань развала, так как руководство ПКП в ответ предложило Сейму проголосовать вотум недоверия правительству. Не в пользу левых в этом конфликте оказалась и позиция партии “Союз свободы” (СС), игравшей ранее роль центра в схватке СДЛС с “Солидарностью”. В конце августа ее лидер, отец польской “шоковой терапии” Л.Бальцерович, заявил, что Союз не может голосовать за доверие “правительству упущенных возможностей”.
В результате после поражения на парламентских выборах СДЛС остался в одиночестве, а у АВС появился шанс сформировать сильную коалицию в Сейме. На следующий день после выборов лидер “Солидарности” М.Кшаклевский заявил, что его движение пригласит к участию в коалиционном правительстве либеральный СС, ПКП и националистов из Движения за возрождение Польши. Однако путь к прочной коалиции в новом парламенте не обещает быть простым.
Руководство СС, когда-то входившего в состав “Солидарности”, выразило готовность сотрудничать с “Альма-матер”, но перед этим захотело согласовать основные цели нового кабинета. Бальцерович уже в начале сентября представил в Польском совете бизнеса свою новую экономическую программу, прозванную “вторым планом Бальцеровича”, где намечены радикальные шаги по созданию свободного рынка, предусматривающие, в частности, закрытие убыточных шахт и заводов, приватизацию 80% экономики и всех банков. “План Бальцеровича” может сыграть роль “черной кошки” на пути к созданию коалиции АВС — СС, так как в программе “Солидарности” предусмотрены лишь те реформы, которые будут проводиться не за счет объединенных профсоюзами сторонников из рабочего класса.
Между тем, лидер СС (со свойственной радикал-интеллектуалам бывшего соцлагеря тягой к политическому романтизму) уже заявил, что партнера по коалиции его партия выберет в зависимости от того, кто даст наилучшие гарантии выполнения его экономической программы. Но к суперромантизму радикал-интеллектуалов всегда примешивается сверхпрагматизм. Поэтому другой “черной кошкой” между АВС и СС может оказаться борьба за пост премьера. Этот пост нужен Бальцеровичу для запланированной “новой шоковой терапии” А Кшаклевский, естественно, хотел бы видеть новым премьером человека “Солидарности”. Например, председателя Нацбанка Ханну Гронкевич-Вальтц.
Не исключено, что этими разногласиями и хочет воспользоваться польский президент для проведения левых в новую исполнительную власть. На переговорах с лидерами АВС Квасьневский предложил им выдвинуть кандидатуру нового премьер-министра, подразумевая, что это обострит отношения возможных союзников — АВС и СС, и затянет процесс создания парламентского большинства, способного сформировать правительство. А 17 октября вступает в силу новая Конституция страны, по которой президент имеет право назначить премьером представителя любой (не обязательно победившей) вошедшей в Сейм партии и поручить ему сформировать кабинет. В последнем варианте выбор падет, скорее всего, на Л.Бальцеровича, в пользу которого высказывался и сам Квасьневский, надеясь, что либералы из СС включат в правительственную команду и экс-коммунистов, с которыми у них видение пути строительства капитализма в Польше ближе, чем с партиями из АВС.
Существует опасность раскола и в самом блоке АВС в результате “дележки портфелей” и расхождений между партийными и профсоюзными интересами. Кшаклевский поспешил сразу после выборов создать на базе АВС новую партию “Общественное движение Акция выборча “Солидарность” (ОДАВС) для политического представительства в Сейме, а Л.Валенса уже заявил о намерении создать свою партию, “не имеющую ничего общего с АВС”. В результате может оказаться, что после трех неудачных попыток создать правительство президент распустит Сейм и назначит новые выборы, что предусмотрено новой Конституцией.
Картина польских выборов была бы слишком упрощенной, если не принимать во внимание конфессиональные и внешнеполитические факторы. Польша остается одной из самых верных католичеству стран в Европе. Заслуги Ватикана в “обрушении польского коммунистического режима” — общеизвестны. Проявила себя римско-католическая церковь и на президентских выборах в 1995 году — агитация за “Солидарность” и Л.Валенсу шла прямо во время служб. С приходом к власти А.Квасьневского между правительством и представителями церкви начались публичные столкновения по проблемам Конституции, договора Польши с Ватиканом, полового просвещения и абортов.
Не осталась в стороне церковь и во время парламентских выборов. Генеральный секретарь польского епископата Тадеуш Перонек призвал избирателей поддержать коалицию правоцентристских оппозиционных партий АВС для того, чтобы “удалить коммунистическую раковую опухоль” с тела страны. Призыв подхватили многие приходские священники. Ни довольно аполитичный, по сравнению с предыдущими, визит папы Иоанна Павла II в Польшу в мае этого года, ни разногласия в самом польском епископате по вопросу участия церкви в политике не снизили мощь пропагандистской католической машины. Не исключено, что и действия руководства ПКП относительно правительства Чимошевича были продиктованы костелом, влияние которого на партию достаточно велико.
В результате усиления позиций западногерманской церкви в аппарате Ватикана движение АВС получило еще одного мощного покровителя в лице епископата Германии. Ватикан и Германия уже не в первый раз (вспомним успех “Солидарности” во время мартовских забастовок) продемонстрировали преимущество своего конфессионального оружия над американскими технологиями “расширения зон влияния на территории Европы”.
Между тем, германо-американская модель борьбы за постсоветскую Польшу, ярко проявившаяся во время президентских выборов 1995 года и мартовских событий 1997-го, теперь существенно и очень показательно усложнилась. В “битве за польские земли” обнаружился еще один серьезный участник — Великобритания.
Не успели утихнуть страсти вокруг английских танковых маневров на польских полигонах в 1996 году, как в сентябре этого года на Украине произошло трехстороннее учение НАТО “Казацкая степь — 97” с участием Великобритании и Польши. Похоже, что сотрудничество налаживается слишком хорошо, если уже накануне учения стало известно о том, что достигнуто двустороннее соглашение: британский ВПК примет (и уже в ближайшее время) самое активное участие в дорогостоящем (порядка 10 миллиардов долларов) перевооружении Польши по натовским стандартам. За такой “куш” своим вооруженцам министр обороны Великобритании Д.Робертсон предложил полякам, ни много, ни мало, — “общетеневую” схему решающего вклада английских офицеров в “разъяснение польским коллегам всего того, что им необходимо знать о НАТО”.
Если при этом учесть, что “антикоммунистическая католическая пропаганда” в осенние предвыборные дни велась на Польшу и... по лондонскому радио, то серьезность претензий Англии на “польские земли” не вызовет никаких сомнений. Скорее всего, эти претензии имеют антигерманский характер, так как правительство Блера находит больше точек соприкосновения с администрацией Клинтона, чем его предшественники. Это, в свою очередь, грозит ужесточением американо-германской борьбы за “восточный антироссийский форпост” — Польшу, накануне вступления последней в НАТО.
Политики бывшего соцлагеря давно демонстрируют то, что мы квалифицируем как политическую “бессубъектность”. Не имея стратегических целей, они с невероятной ловкостью сговариваются, перекрашиваются, изменяют своим идеям и лозунгам ради карьеры. Но бессубъектность этих политиков вовсе не означает, что на территории Польши нет субъектов вообще. Напротив, общий закон гласит: чем меньше на важной геополитической территории своей субъектности, тем больше будет чужой!
В данном случае — американской, германской, английской. А здесь речь идет о “субъектах без дураков”, со своими, как принято говорить, “несовместимыми целями и интересами”. Это означает, что “драка своих” в Польше — это, прежде всего, тень “драки чужих” за Польшу. Что такая драка принесет России — нетрудно предугадать.
История говорит, что прорусский энтузиазм польской элиты может сниться только очень далеким от реальности людям. Левые или правые в Польше будут бороться лишь за место в классической игре Польши на Востоке. Важно понять, что эта игра строится на шантаже “русской угрозой”. Но не менее важно — извлечь уроки из польской политической бессубъектности. Дабы не усугублять собственную.
Э.КРЮКОВ

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой