«Я СЫН ТРУДОВОГО НАРОДА»
Авторский блог Редакция Завтра 03:00 19 мая 1997

«Я СЫН ТРУДОВОГО НАРОДА»

<br />
0
«Я СЫН ТРУДОВОГО НАРОДА»
Author: Василий Стародубцев:
20(181)
Date: 20-05-97
_____
_____

Диалог Александра Проханова
с Василием Стаpодубцевым

_____
_____Александр ПРОХАНОВ. Василий Александрович, для многих моих товарищей и коллег вы являете собой вдохновляющий пример, образец для подражания. С другой стороны, составляете загадку, потому что со своим порывом и пафосом проходите какую-то странную траекторию судьбы. То она вас шмякает головой о землю, даже при советской власти, в Советском Союзе, то возводит в ранг первых людей страны, награждает Звездами. Потом опять страшный виток — вы оказываетесь в тюрьме, и все говорят, что Стародубцев будет расстрелян вместе с гэкачепистами, на Стародубцеве ставится крест. И вдруг странными, загадочными энергиями мира вы опять появляетесь в политике, вновь оказываетесь лидером и хозяином крупнейшей русской области. Как вы сами оцениваете свою судьбу? И что ее толкает: ваша личная страсть, либо чудо, либо русский Бог?
_____Василий СТАРОДУБЦЕВ. Да, вопрос вы, Александр Андреевич, задали сложный, вы умеете задавать вопросы... Считаю, что на протяжении всей жизни ни разу не изменил своим идеалами: ни в трудный, ни в звездный час. Всегда почитал великой честью служить трудовому народу. Я вышел из его глубин и никогда не мыслил для себя как-то по-другому относиться и к своим идеалам, и к деятельности, считая, что высшее предназначение человека — именно служить делу трудового народа и в трудный час защищать его интересы и чаяния.
_____Были для меня сложные времена и при советской власти, когда распинали на кресте за одно только, что пытался не уходить от здравого смысла, ставить во главу угла именно пользу для народа. Никогда не шел на грязные компромиссы, которые тогда очень часто требовали от нас. Тех, кто требовал, я не считаю коммунистами. Это были партократы, по существу, выродки из могучей многомиллионной партии. Вот они и привели страну к беде, к трагедии. Я это ощущал каким-то шестым, седьмым чувством, предполагал, что такое случится. И я с ними боролся, как мог. А то, что были звезды, правительственные награды, наверное, главная причина тому — все-таки успехи нашего хозяйства, которые были настолько явными и ощутимыми, что даже одиозные партократы не смогли не допустить меня до высоких наград. Причем высшая из них — Звезда Героя Социалистического Труда — дана была мне только с третьего захода, и то, перепрыгнув областной уровень. Среди работников ЦК было много порядочных людей. Они увидели, что ко мне несправедливо относятся здесь, в области, и напрямую, без согласования с ней, присвоили мне это высокое звание.
_____Дальнейшая судьба моя действительно складывалась сложно. Вы знаете, перед 91-м годом был трудный период, когда далеко не все понимали смысл событий. А я с Горбачевым начал бороться уже с 86-го года, потому что ясно понимал, что этот человек приведет нашу страну к великой трагедии. Поэтому и были удары по мне со стороны Горбачева. Потом наши пути окончательно разошлись — когда я выступил против него с прямо-таки убийственной критикой, а он уже воспринимал только хвалебные речи, только поддакивание, только кивание головой. И вдруг какой-то председатель колхоза осмелился растереть его в порошок в буквальном смысле этого слова.
_____Борьба, конечно, была неравной, и, наверное, он бы со мной расправился, но крестьяне всей страны на своем съезде, вопреки желанию Горбачева, всего Политбюро, избрали меня председателем Крестьянского союза. Это, конечно, в какой-то мере охладило пыл Горбачева. Но борьба между нами подспудно продолжалась каждый день. Я ему открыто говорил: “Если не изменишь политику, особенно в отношении крестьянства, то я подниму против тебя все 40 миллионов крестьян”. Вы представляете, что с его амбициями, с его нечеловеческим властолюбием и честолюбием выносить подобное было непросто.
_____И когда уже были близки события 91-го года, естественно, я оказался в рядах патриотов, так называемых членов ГКЧП. Считаю, это были все патриоты, люди, которые положили головы на плаху, понимая, что существовал единственный шанс спасти страну от развала, спасти народ от погибели, спасти Конституцию. Но, к сожалению, сделать этого не удалось. Было предательство самого Горбачева, много других объективных и субъективных причин. Но после неудачной попытки нас стали обвинять в том, что это мы Советский Союз развалили. Это просто дико! Уже без нас Советский Союз жил еще несколько месяцев, его развалили совсем другие люди, которые действовали по плану Запада. И я тогда не пошел на сделку с совестью и с теми, кто развалил страну. Я мог бы не попасть в “Матросскую тишину”. Меня первого тогда упрашивали сделать заявление, что, мол, в ГКЧП попал случайно. Я сказал: “Ничего случайного не бывает. Я приму ту участь, которая предназначена всем”.
_____Ну а что было дальше, вы знаете. Была “Матросская тишина”, борьба вашей газеты, вас лично за наше спасение, спасибо вам за это. Пожалуй, одна ваша газета тогда осталась, которая тоже не согнулась под страшнейшим ударом так называемых “демократов”. Она много сделала для отрезвления людей, она и сегодня делает огромную работу. Спасибо за это тоже.
_____Ну а после освобождения из “Матросской тишины” власти почему-то посчитали, что я паду перед ними на колени и стану помогать им добивать страну. Этого, разумеется, не случилось. Я опять включился в борьбу, оставаясь в то время председателем Крестьянского союза страны. Попытки снять меня от этого поста предпринимались не pаз. Заговоры плелись непpеpывно. На последнем съезде 2627 февраля была жесточайшая кампания со стороны руководства страны с целью освободить меня от должности председателя Аграрного союза России — слишком уж я неугодный для них человек, слишком настойчиво защищаю интересы крестьянства и стою на стороне тех, кто сегодня пытается спасти Россию от окончательного развала.
_____А. П. Когда вас с таким блеском, с таким преимуществом выбрала Тульская губерния, мы думали: почему Стародубцев обогнал всех жирующих, имеющих поддержку администрации, криминальных структур, Газпрома и так далее? Наверное, потому, что Стародубцев и Тульская губерния — это одно и то же. Туляки знают, кто такой Стародубцев, какая это сила, какое pадение, какой это хозяин. Наверное, также потому, что прежнее руководство дискредитировало себя настолько, что терпеть его уже было невозможно, хотелось прямо противоположного. Я тогда подумал, что еще и потому, что Стародубцев — гэкачепист. Народ во многом был индифферентен и к событиям 91-го, и 93-го года, но сегодня, в 97-м году, у него вдруг начинают открываться глаза. И на то, что Стародубцев — это мученик, страдалец за народ, и на то, что он — настоящий гэкачепист. Ведь гэкачепист в устах режима — самое бранное слово. Если хотят казнить, посадить на кол — называют своего противника гэкачепистом. А народ поднял это слово из праха, сделал знаменем. Вот в той же “Матросской тишине”, когда все было ужасно, все оклеветано, когда вам угрожали смертью, расстрелом, было у вас ощущения, что все это минует, будет опять взлет, будет победа? Было у вас какое-то внутреннее чувство, подсказывала ли интуиция, что это не конец жизни?
_____В. С. Абсолютно так. И это подтверждают и мои тогдашние заявления журналистам, и те люди, кто со мной в то время общался. Я твердо верил, что не может эта власть удержаться долго — народ очень скоро осмыслит происходящее. Я был также убежден, что народ поможет мне освободиться от столь чудовищных обвинений. Меня же обвиняли в измене Родине! Уж слишком круто взяли те, кто расправлялся с народом, со страной и над нами, мы никак не подходили под эту статью. Родине мы не изменяли, никогда ее не предавали, не сдавали, не передавали врагу ничего. Напротив, стояли на том, чтобы спасти, удержать, отстоять. Поэтому моя уверенность не была построена на песке, она основывалась на том, что наше дело правое и что мы обязательно победим. Мои товарищи по застенку тоже были убеждены, что мы правы, что мы не совершали преступления против собственного народа, против государства. Мы ведь не ждали никаких особых чинов, потому что практически все правительство Советского Союза — его пpедседатель, все силовые структуры, другие патриоты России, входившие в его состав, — они уже пользовались самой высокой властью. И как же хотелось нашим противникам преподнести дело так, что мы пошли на это, чтобы получить какую-то власть. Да она и так была у нас! И мне следователи настойчиво задавали вопрос: “Какую бы ты занял должность, если бы ГКЧП победил?” Я говоpил, что сохранил бы свою должность председателя колхоза и председателя Крестьянского союза страны. Они были удивлены моим ответом, так как считали, что я вошел в ГКЧП из-за какого-то особого интеpеса.
_____Мне до этого предлагались самые высокие должности, но я отказывался от них, потому что не мог работать вместе с Горбачевым. С этим предателем, который не пощадил во имя своих корыстных целей великий народ, великую страну, бросил ее на плаху, на растерзание, получил за это дивиденды в виде Нобелевской премии, звания “лучший немец года”, ну и определенные суммы, которые и по сей день поступают за лживые лекции, которые он читаете на Западе. Я верил, что мы победим. Победим именно вместе с народом, вместе с теми, кто уже тогда понимал, куда и зачем нас ведут. Ну и прогнозы мои подтвердились...
_____А. П. Ведь Тульская область — твердыня государственной мощи страны. Область — воздушных десантников, прекрасной оборонной промышленности, лучших колхозов, которые вы представляете, горняков — она ведь в какой-то момент стала одной из самых “демократичных”. Севрюгин был pадикальным демократом, а область находилась под его пятой довольно длительное время. И вот произошло нечто такое, что нами, патриотами, прогнозировалось, но не происходило ни в 93-м, ни в 95-м, ни в 96-м годах. Только в 97-м году мозги у народа стали поворачиваться. И вот он, находясь в полном здравии, как бы очнувшись после демократического похмелья, избpал вас губеpнатоpом Тульской области... Как вы, войдя в плазму предвыборной борьбы, ощущали изменение народных представлений о том, что есть добро и что есть зло? Что есть враг народный и что есть друг народный? Как вы почувствовали изменение народного сознания?
_____В. С. Дело в том, что изменение сознания людей началось намного раньше. И я ощутил это еще в 93-м году, пожалуй, в самое смутное для России вpемя, когда, находясь на скамье подсудимых по делу ГКЧП, по просьбе моих товарищей и единомышленников, согласился на участие в выборах в Совет Федерации. В Тульской области было еще четыре претендента на это место. И я начал кампанию, по сути, еще с веревками на руках. Причем мне не давали нормально бороться, меня все время тащили на скамью подсудимых, хотя по закону они должны были полностью освободить меня, так как я был официально утвержден кандидатом. Для участия в пpедвыбоpной боpьбе у меня оставались только субботы и воскресенья. И я непрерывно ездил по районам и городам, времени было в 10 раз меньше, чем у моих соперников. И вот, когда подсчитали после выборов голоса, оказалось, что я победил с разгромным для них счетом.
_____Это был пробный камень, проверка общественного мнения. И тогда уже большинство населения Тулы и Тульской области очень мощно меня поддержали. Мои соперники все провалились, даже те, кто считались бесспорными фаворитами. Я тогда уже понял, что прозрение народа началось. Люди воспринимали меня как человека, который не согнулся перед “новыми русскими”, перед так называемыми “демократами”. Они видели, что я не изменил своим взглядам, не перекрасился, что я ни на какие подачки не соблазнился. Как стоял на патриотических позициях, защищая народные интересы, так на них и остался, невзирая ни на камеры “Матросской тишины”, ни на другие преследования. И народ отдал мне свои голоса.
_____После этого я представлял область в Совете Федерации, и за все это время никто не мог меня обвинить в том, что я где-то поступился совестью и когда-то проголосовал за антинародный закон. Я всегда противодействовал прохождению таких законов, выступал против продажных лиц типа Ильюшенко, которые рвались к власти. Народ все знает, все понимает... И в своей работе в хозяйстве под страшным давлением со стороны администрации и, в частности, самого Севрюгина, я не отступил, не согнулся, все время стоял на стороне простых людей.
_____И вот на губернаторских выборах эти люди посчитали, что, если в трудный час придется отстаивать интересы трудового народа, лучше меня этого никто не сделает. Потому что за всю свою многолетнюю работу в Тульской области председателем колхоза и на высоких постах в общественных организациях — Всероссийском совете колхозов, Крестьянском союзе, Аграрном союзе России, я оставался одним и тем же человеком, который не меняет свои взгляды ни за злато, ни по каким-либо другим соображениям. Мои соперники надеялись, что победят числом. Они знали, что я обязательно наберу больший процент голосов, чем они. Но они подсчитали, что если отнимут по 57 процентов на каждого, этого достаточно, чтобы меня не выбрать. Им нужен был второй тур.
_____Но они глубоко просчитались. В некоторых районах за меня голосовали до 90 процентов участников выборов... Причем они рассчитывали непременно победить меня в Туле — городе промышленников, оборонщиков. Но и тут они потерпели позорное поражение, потому что туляки проголосовали за меня. Я приходил на встречи с открытой душой, на любые вопросы всегда отвечал честно, не уходил в сторону ни от одного, даже провокационного. Мои встречи проходили в переполненных залах, порой людей приходило в 23 раза больше, чем они вмещали. А когда приехал Геннадий Андреевич Зюганов, то в новомосковский дворец химиков, который вмещает максимум полторы тысячи человек, пришло 8 тысяч, в Узловой — 6 тысяч, в Туле, во дворце оружейников — 6 тысяч. Я благодарен поддержке моих единомышленников — Геннадия Андреевича Зюганова, Валентина Ивановича Варенникова, Светланы Евгеньевны Савицкой, Николая Ивановича Рыжкова, Виталия Ивановича Севастьянова, Станислава Сеpгеевича Говорухина, Амана Гумиpовича Тулеева, Виктора Петровича Пешкова и многих,многих других. Даже из других регионов приезжали — комсомольцы, молодежь из Москвы, Рязани, Костромы и других городов. Они во многом спасли выборы от фальсификации. Пришли на избирательные участки сотни, тысячи молодых людей и не дали подтасовать результаты выборов, на что рассчитывали прошлые правители. Была активная помощь “Советской России”, вашей родной газеты... То есть лучшие патриотические силы, умы и таланты меня поддерживали.
_____А. П. Василий Александрович, а в каком состоянии вы застали область? Вы же помните Тулу советскую, знаете, что это был за край, что это была за мощь и красота? Что вы получили сегодня на руки?
_____В. С. Если просто сказать, что область раздавлена и уничтожена — это еще ничего не сказать. Ведь сpавнительно недавно Тула была донором, имела могучую оборонную промышленность. Может быть, нет больше таких городов в стране, которые в этом смысле обладали бы столь славными историческими традициями. Тула веками ковала оpужие. На Тулу действительно всегда опиралась страна как на особую область, где создавалась ее надежная оборона.
_____Сегодня Тулу разрушили до конца, до потери здравого смысла. Только за прошлый год Тула снизила свое производство, в среднем на 25 процентов, а отдельные отрасли — до 40 процентов. Сильнее всех пострадали предприятия ВПК, машиностроение, химическая промышленность...
_____После выборов, после своей победы, пришлось трезво посмотреть на все областные дела: Тула голодает, Тула бастует, не выходят из забоев шахтеры, проводят акцию пpотеста ликвидаторы-чернобыльцы, невыплата зарплат, пенсий. Целыми месяцами... Вот только накануне великих праздников — Первомая и Победы — невероятными усилиями мне удалось заплатить учителям за ноябрь, декабрь, январь и февраль. И этой тяжелейшей работой я занимаюсь сегодня. Казна опустошена, все рычаги, на которых держится экономика любой области, разрушены, искалечены. Ну вы можете себе представить: когда в целом по России в какой-то степени остановилось падение производства, Тула и Тульская область снизили его еще на 21 процент в один год. И в такую глубокую “яму” нас смогли загнать всего за несколько лет! Делалось все наоборот. Под видом так называемых “реформ” шел откровенный и наглый развал экономики области. Она сегодня действительно находится в тяжелейшем состоянии.
_____Как хозяйственник я все понимаю и пытаюсь добраться до самых глубин этого развала. Сегодня в области примерно 48 процентов экономики имеют криминальный характер. Сложилось что-то вроде нескольких кланов, которые правят и решают, конечно, в основном на криминальном уровне, проблемы личного обогащения. Трудно даже представить себе, каких невероятных размеров достигла коррупция! За что сегодня ни возьмись, все сцеплено коррупцией и криминалом. Пpи этом не платятся налоги, как снежный ком нарастают социальные проблемы. Никто не думал о людях, не думал об их страданиях, о том, что они сидят без куска хлеба. Здесь думали только о себе,только о своей личной выгоде, только о своих дворцах.
_____Вот когда вы ехали к нам, наверняка видели с левой стороны при подъезде к Туле огромные такие особняки. Народ остроумно назвал их “долиной бедняков”. Эта “долина” внушает чувство гадливости по отношению к тем людям, которые возвели эти холобуды — я по-другому их не называю — холобуды безвкусицы. Огpомные, баснословной стоимости, они возникли на глазах у изумленного народа. Их хозяевам невдомек, что другим тоже нужны, как всяким нормальным людям, кусок хлеба и крыша над головой. Они забыли о совести, о нашей российской, русской, великой гуманистической душе. Мы же всегда делили кусок хлеба между собой. Мы — общинники, мы не принимаем вот этого пиpа во вpемя чумы. И мы понимаем, что люди, творящие на глазах народа подобное дело, — это выродки. На протяжении последнего десятилетия они, как черви, вскармливались в организме нашего государства и ждали только благоприятных условий для того, чтобы наброситься на свой народ и разрывать его на части. Отнять у народа последний кусок хлеба! Причем они настолько жестоки и безнравственны, что порой даже трудно понять их психологию...
_____Спрашиваешь: “Зачем тебе 34 этажа, тысяча, тысяча двести квадратных метров площади на 3 человека в семье? Что ты будешь делать с ними? Ведь тебе надо будет только 5 уборщиц иметь. И как это понимать, когда рядом с тобой люди без крыши над головой, когда не имеют даже 12-метровой комнаты, особенно молодые семьи?” Но у этих людей, если еще можно их так назвать, совершенно волчьи мысли. Они считают, что можно рвать еще, можно добить народ до конца. Причем, когда говоришь: “Ведь это вы отняли у людей”, следует ответ: “Мы заработали”. — “Как и где вы могли заработать? Вы объясните мне, человеку, который знает, что такое работа. Как можно было заработать на дом, который стоит 610 миллиардов рублей? Чем ты отличаешься от интеллигенции и от тех, кто стоит у станка, кто пашет землю? Ты что, в десять тысяч раз больше их работаешь?”
_____То есть по разработанной программе, которая была нашими вpагами и пpотивниками на умных машинах просчитана, дали возможность какой-то части населения безжалостно уничтожить все, что было создано десятилетиями всем народом, отнять у этого народа последний кусок хлеба во имя своих корыстных целей, а в конечном счете развались все государство.
_____А. П. Вот вы получили в управление жуткий, трагический конгломерат. И сейчас, когда вы пришли в этот дом, есть те, кто смотрят на вас глазами, полными подозрения, страха и ненависти. Ведь не секрет, что администрация, в лице того же Казакова, во время предвыборной кампании предрекала, что патриоты, которые придут к власти в регионах, еще поплачут, еще хлебнут горя от своей победы. На них будет взвален груз ответственности за все нынешние несчастья и провалы, мол, по существу, мы их посадим на крючок. Пускай патриоты возьмут власть в губерниях. Очень скоро волна народного гнева срежет их сразу и навсегда. Вот какая стратегия... И вы прекрасно это понимаете. Вы прекрасно чувствуете этот огромный заговор, этот риск победы. В чем ваша стратегия, в чем ваша концепция в самых общих чертах, исходя из этой реальной опасности?
_____В. С. Я привык всегда полагаться на собственные силы и на те внутренние резервы, которые у нас имеются. Таким же обpазом надеюсь спасти и ситуацию в области. Как опытному хозяйственнику мне будет легче, чем другим, разобраться во всех этих делах. Разобраться и направить экономику области в нужном направлении. При самых безнадежных обстоятельствах все-таки есть возможность изыскать внутренние резервы, поджаться, сэкономить, взять, где только можно, на сокpащении чpезмеpно раздутого административно-управленческого аппарата, непроизводительных расходов. Что тут делалось? Строились дворцы, осуществлялись показушные проекты, памятники Демидову сооружались, когда кругом голодные люди. Такая стратегия мне не подходит, и я ее в корне буду менять.
_____Что же касается угроз сегодняшней власти, то это жестокая акция не в отношении губернаторов, которые кому-то не нравятся, а прежде всего против народа. Народа, который всех кормит. Но если уж они докатились до такого состояния, то вы понимаете, с кем мы имеем дело. И народ тоже это поймет.
_____А. П. Только что в Туле побывал китайский лидер Дзян Дзэминь. Это многих ошеломило. Первое место, в котоpое он после Москвы решил напpавиться, — к новоизбранному коммунисту Стародубцеву в Тулу. Одни думали, что это коммунист к коммунисту едет, другие — что поклонник Льва Толстого решил посетить могилу великого писателя в Ясной Поляне. Но под этим событием, мне кажется, есть еще какой-то огромный проект, связанный с взаимодействием великого Китая, который мощно строит свою экономику, свою оборонку, и тульского оборонного потенциала, оказавшегося беспризорным, сирым и брошенным. В чем смысл вот этого назревающего проекта?
_____В. С. Думаю, что приезд к нам в Тулу руководителя великого китайского народа носил двоякий характер. Во-первых, Дзян Дзэминь действительно приехал поклониться могиле великого русского гуманиста. И, как выяснилось, он великолепно знает нашу культуру, с уважением к ней относится. Это была первая часть его визита. Вторая часть была связана с его интересом к расширению деловых контактов между Тулой, тульской оборонной промышленностью и предприятиями Китая. В настоящее время многие наши ученые и руководители предприятий, такие, как Шатунов, Усов, Макровец, уже имеют подобные деловые связи, которые с каждым годом расширяются. Этот вопрос обсуждался во время визита, и я думаю, он получит свое продолжение.
_____Что же касается самого Дзян Дзэминя — это действительно один из выдающихся мировых лидеров, который со своим учителем Ден Сяопином буквально подняли Китай на вершину современной экономики. Сегодня можно по-разному относиться к реформам Китая, но то, что им удалось сделать за последние годы, безусловно, заслуживает высочайшего уважения. У Китая есть свои трудности. Напpимеp, Дзян Дзеэминь не скрывал гордости, говоря о том, что Китаю удалось накормить один миллиард 250 миллионов человек. Это не шутка. Им удалось одеть больше миллиарда людей. Я в 95-м году видел это собственными глазами. Сегодня многих западных руководителей уже пугает столь бурное развитие Китая.
_____У нас состоялись очень теплые человеческие беседы, мы провели больше, чем полдня вместе. Были в музее, где Дзян Дзэминь очень внимательно осмотрел все реликвии, задал множество вопросов и, как он сказал, испытал величайшее чувство удовлетворения. А на могиле Льва Толстого он сказал следующее: “Я всю жизнь мечтал приехать в Ясную Поляну и поклониться могиле великого русского гуманиста.”
_____Он рассказывал мне о своих встречах с Клинтоном, с Колем, которые носили очень сложный характер. Американцы сегодня буквально рвутся со своей “демократией” на Восток и пытаются всюду навязывать ее, пpичем далеко не самым демократическим путем. И Дзян Дзэминь отбивал эти атаки очень легко. Может, он действительно глубоко понимает стратегию этих стран, куда и зачем они стремятся. На эту встречу я пригласил не только официальных лиц области, но и тех оборонщиков, о которых говорил. Состоялся очень интересный разговор, который, надеюсь, поможет нам решать свои задачи.
_____А. П. Когда вы были в Совете Федерации, когда вас там часто можно было видеть вместе с Петром Романовым, с Аманом Тулеевым, другимим нашими братьями по борьбе, вот эта пора не увенчалась созданием в палате сенаторов нашего патриотического ядра, которое могло бы влиять на общую политическую ситуацию в стране?
_____Сейчас мы наблюдаем ваше второе вхождение в Совет Федерации уже в качестве губернатора. Но Совет Федерации уже другой. Там у нас много товарищей, которые разделяют наши идеалы, все наши боли и муки. Там же возник такой неформальный лидер Лужков, который аккумулирует вокруг себя целую группу регионалов. Как вы думаете, удастся ли превратить Совет Федерации в орган, который мог бы отстаивать перед лицом иногда совершенно дикого, сумасшедшего Центра интересы регионов, а значит, и большинства народа? Потому что сейчас, когда начинается вторая волна радикальной революции, которую ведут Чубайс и Немцов, мне кажется, возникает возможность создания союза против этой, чреватой следующим этапом страшных разрушений, реформы. Черномырдин против этой волны, потому что за ним стоят так называемые “монополии”, которым грозит уничтожение. Лужков со своим банковским потенциалом, как бы мы его ни рассматривали, тоже против этой волны. Госдума — патриотическая и в основном наша. И в Совете Федерации очень много нормальных людей: патриотов и просто реалистов. Как вы думаете, не удастся ли создать такой общий проект, который мог бы остановить безумное шествие Чубайса по России?
_____В. С. Дело в том, что прошлый созыв Совета Федерации действительно отличался от сегодняшнего. Но и тогда многие назначенцы-губернаторы были в общем нормальными людьми. И когда мы голосовали “через кабину”, то есть шло закрытое тайное голосование, мы часто побеждали. Вы помните трехкратное выдвижение Ильюшенко на пост генерального прокурора? Он был отвергнут тайным голосованием, хотя при обсуждении вопpоса с “открытыми” электронными средствами, мы, казалось, проигрывали.
_____То есть здоровые силы в Совете Федерации были и тогда. И, как вы помните, наша настойчивость и твердость в этом деле закончилась для Ильюшенко печально: он отправился туда, куда ему было положено. Представляете, человека с таким криминальным нутром настойчиво продвигали несколько раз на пост генерального прокурора! Такое может быть только у нас!
_____Теперь же, действительно, Совет Федерации изменился во многих отношениях. Во-первых, почти все губернаторы избраны народом, и теперь они не только более твердо опираются на полученный мандат, но и несут ответственность перед собственным народом за то, что делают в Совете. Совет Федерации — это практически вся Россия, за исключением Кремля. Многие уже прозрели: куда нас ведут и что с нами может случиться. Поэтому не исключаю такой возможности, что в определенный момент Совет Федерации скажет “нет” развалу, “нет” погибели, “нет” тем чудовищным, так называемым “реформам”, которые сегодня проводит правительство.
_____А. П. Сейчас среди патриотической интеллигенции развернулась дискуссия, касающаяся народа, русского народа в целом. Причем определенная часть этой очень достойной интеллигенции исполнилась пессимизма относительно народа, его духовных качеств. Говорят, что он изменил вековым идеалам, легко отказался от Родины, великого государства, второй раз проголосовав за Ельцина, выбрал путь стяжательства. Ведь целые слои народа, такие, как партийная элита, о которой мы с вами уже говорили, оборонщики, часть интеллигенции, оказались купленными. И выражается мнение о том, что у русского народа, пережившего великое прошлое, достигшего великих державных высот, впереди, возможно, нет будущего. Они считают, что все, история проиграна. Другая часть интеллигенции говорит им: нет! Народ всегда прав. В каком бы состоянии он ни находился, в нем живут какие-то божественные инстинкты и силы, которые заставляют его в данный момент действовать именно так, как нужно самому народу, его судьбе и господу Богу. Что вы думаете о сегодняшнем состоянии русского народа и русского человека?
_____В. С.То, что вы пересказали — предательство, мздоимство. Слишком многое за последние годы не родилось в глубинах народных, а было занесено извне. Ведь надо понимать, что десятилетиями капитал готовился к реваншу, готовился к нашему уничтожению. Будем называть вещи своими именами. За сравнительно короткое время с помощью лжи, клеветы, купленных на корню средств массовой информации нашим пpотивникам удалось достичь многого. В том числе предательства части партийных и государственных деятелей. Но только не продажности нашего народа! Подавляющая часть его не изменила своим идеалам, не пошла на предательство. И в этом залог непобедимости нашего народа. Он с каждым днем отрезвляется, с каждым днем все больше понимает, кто его друг и кто враг.
_____Я верю в свой народ. Ощущаю себя его частичкой и знаю: мы стряхнем с себя это наваждение, станем на нормальный путь развития, спасем нашу великую культуру, великое наследие наших предков. Удары по нашей экономике, культуре, духовной жизни продолжаются. И сегодня нас пытаются сделать Иванами, не помнящими родства. Средства массовой информации дико, вопреки менталитету народа, нашей духовности, пытаются насаждать всю эту гадость. Ущерб нанесен колоссальный. Но чем сильнее эти удары, тем мощнее будет наше сопротивление. Мы выстоим, несмотря ни на что!
_____

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой