Авторский блог Редакция Завтра 03:00 14 апреля 1997

К РУССКОМУ СОЦИАЛИЗМУ…

<br>
0
К РУССКОМУ СОЦИАЛИЗМУ… БЕСЕДУЮТ ГЕННАДИЙ ЗЮГАНОВ, АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ И ВАЛЕНТИН ЧИКИН
Author:
15 (176)
Date: 15–04–97
_____

19 АПРЕЛЯ В МОСКВЕ
ОТКРЫВАЕТСЯ IV СЪЕЗД КПРФ.
ГАЗЕТА “ЗАВТРА”
ШЛЕТ БРАТСКИЙ ПРИВЕТ ЕГО ДЕЛЕГАТАМ!

_____
_____
_____Валентин ЧИКИН. Прежде всего хотелось бы выяснить отношение к дискуссии, которая развернулась в последние месяцы в оппозиционных кругах и нашла свое отражение на страницах наших двух газет. В какой степени эта дискуссия полезна, на ваш взгляд, Геннадий Андреевич, насколько делает более ясными наши усилия и устремления, продвигает вперед наше общее дело? В чем ее минусы? Ранит ли она вас лично, ибо иногда в азарте полемики и в ваш адрес произносятся достаточно нелицеприятные слова и оценки?
_____Геннадий ЗЮГАНОВ. Дискуссия нужна, она назрела. Ее не могло не быть, потому что наше движение не является сектой, это не закрытая организация конспираторов и подпольщиков. И оно охватывает столь широкие и разнородные слои общества, что на одном фланге могут порой не понимать другой фланг. Поэтому выплеснувшаяся на страницах ваших газет полемика в целом чрезвычайно полезна, имеет творческий характер. Не скрою, иногда горько и неприятно бывает читать упреки в свой адрес. Стараюсь различать их по существу и характеру: те, что раздаются из стана соратников, заинтересованных в развитии нашего движения, стремящихся убрать все, что ему мешает, и те, что по сути являются частью подрывной деятельности в отношении всего патриотического дела. Они исходят из совершенно других, не оппозиционных центров, имеющих враждебные установки, а также средства и способы их осуществления. Такого рода “уничтожающая” критика, вносящая раскол в наши ряды, направленная на дискредитацию наших лидеров, на подрыв нашей борьбы, мною отвергается.
_____В. Ч. А какие позиции, какие противоречия, выявленные в ходе полемики, кажутся вам наиболее важными, требующими дополнительного осмысления?
_____Г. З. На мой взгляд, нового осмысления требуют сегодня отношения двух крыльев нашего патриотического движения. Тех, которые мы еще совсем недавно называли “белым” крылом и “красным” крылом. В 91–92 годах, прибегая к этим двум терминам, мы допускали ряд условностей. Мы полагали, что “белое” движение и его ценности носят скорее литературный, историографический характер, описывая собой весь огромный досоветский имперский период. Произнося же слово “красный”, мы подразумевали те силы и энергии, которые в 17–20-х годах вступили в схватку с “белым” движением, “белой” идеологией и в гражданской войне сломили этот оплот, установив в России новый, социалистический строй. В дальнейшем эти “красные” формы и энергии сильно видоизменились настолько, что к началу 90-х годов вряд ли формулой “красные” можно было с убедительностью очертить какие-либо слои или движения.
_____Сегодня же категорией “красные” мы условно обозначаем фрагменты и остатки социалистического, государственного сектора, которые испытывают огромное напряжение, переживают трагедию развала. В этом государственном секторе все еще живут самые разные общественные слои и прослойки: и рабочие, и директора, и наша интеллектуальная элита, и сельская интеллигенция, и само крестьянство. Одним словом, весь убиваемый уклад огромного общенародного государства, от которого нас насильно отлучили.
_____А категорией “белые” мы все чаще описываем тот национально ощущающий себя молодой русский капитал, который становится экономической реальностью, наполняется тысячами деятельных людей, составляет довольно пестрый, разрозненный, еще только формирующийся мелкий и средний русский бизнес.
_____Оба упомянутых уклада наполнены разным качеством, они и стремятся друг к другу и одновременно расходятся в разные стороны. Оба уклада наполнены разными типами людей, разными социальными психологиями. Эти психологии подчас сталкиваются между собой, не могут преодолеть недоверия друг к другу, в чем-то противостоят. И наш противник, являющийся очень узкой, антинациональной, компрадорской капиталистической буржуазией, той, что захватила власть в стране и на которую опирается нынешний режим, постоянно осуществляет подрывные операции, направленные на сталкивание этих двух крыльев национально-патриотического движения. Потому что их солидарность и единение несут компрадорам поражение и смерть.
_____Вот почему для нас, патриотических политиков, работа одновременно в нарождающемся национальном укладе “деловых людей” и в государственном секторе, что объединяет фрагменты социалистической экономики, социалистических представлений об обществе, является чрезвычайно сложной и многотрудной. Дело в том, что иногда мы бываем не в состоянии развернуть во всю мощь те лозунги и ту политическую философию, которые в полной мере присутствовали бы в обоих укладах. Как слить эти два потока вместе, чтобы они не уничтожили, не истребили друг друга? Как соединить столь разные политические векторы: выводя их за пределы узкоклассовых, узкокорпоративных интересов и сочетая в общегосударственные и общенациональные? Какую философию, какую лексику, какую интегральную идеологию им предложить — вот на что направлены усилия нашей новой организации — Народно-патриотического союза России. Причем сам опыт работы нашего союза: внутреннее согласие и взаимодействие — является тем драгоценным достоянием, которое мы вносим в народ и общество. Во время последней народной манифестации 27 марта радостно быть видеть с одной стороны красные полотнища, алые социалистические флаги, а с другой — бело-черно-золотые имперские стяги, красные хоругви с изображением нерукотворного Спаса…
_____Александр ПРОХАНОВ. Вы вспомнили манифестацию 27 марта, вылившийся на просторы страны протест миллионов ограбленных и оскорбленных людей, готовых взяться за ломы и гаечные ключи. Этому событию предшествовала лукавая реорганизация правительства. В нем остался лишь один Черномырдин, а рядом появились либеральные реформаторы, на которых уже висит огромная кровавая вина за уничтожение наших потенциалов, нашей экономики и нашей исторической судьбы. Не кажется ли вам, что здесь проходит некий водораздел, начинается новый политический период? Период, в котором прежние наши методы и установки, прежние наши стратегия и тактика утрачивают свою силу и ценность? Не кажется ли вам, что кончается период компромисса, в котором мы позволяли себе устанавливать зыбкие формы согласия с режимом, период, когда мы, подвергаясь со стороны наших радикальных товарищей критике, утверждали на посту Черномырдина и черномырдинский бюджет? Чтобы выиграть время, мы должны были пойти на компромисс с этой беспощадной, памятной нам по танковым расстрелам в 93-м году властью. Не кажется ли вам, что пора этого компромисса кончается?
_____Г. З. Известно, что компромисс — неотъемлемая часть любой серьезной политики, суть которой так и определяется — искусство компромисса. Можно и нужно устанавливать взаимодействия, временное и тактическое согласие с другими политическими группировками в обществе, иногда даже противостоящими. Сегодняшняя власть дробна, она несет в себе огромные внутренние противоречия. И мы должны играть на этих противоречиях. Тот хрупкий, весьма условный компромисс, который мы установили с правительством и тем самым открыли себя для довольно острой, иногда нелицеприятной критики, на самом деле позволил нам достигнуть многого.
_____Не надо забывать, что наше движение по-прежнему переживает период послеродового развития. Мы создаем сложную организацию, и нам необходимо выиграть время для образования прочных политических структур. И надо сказать, что при всех издержках этого компромиссного периода мы сделали немало. Мы завоевали большинство в Думе, добившись внушительного представительства в ее руководстве и структурах. Располагая думской трибуной, нам удается прорваться сквозь жесткую информационную блокаду, которую установило враждебное нам телевидение. И хотя наши выступления и думская практика в целом, как правило, искажаются и фальсифицируются, все-таки страна узнает о наших инициативах и позициях, и это очень сильно воздействует на умы в целом. Благодаря передышке компромиссного периода нам удалось мобилизовать избирателей на губернаторские выборы, в результате чего примерно половина регионов России уже не принадлежит режиму. Там во главе стоят люди, настроенные против разрушительного антинационального курса горе-реформаторов. Вследствие этого нам удалось резко усилить свое влияние во второй властной структуре — Совете Федерации. Мы построили абсолютно новую патриотическую организацию — Народно-патриотический союз России — на очень широкой политической основе. И в недрах этой организации мы создаем свои средства массовой информации, образуем свой информационный центр, который свяжет надежными каналами более чем 100 газет, выходящих в разных регионах страны. Мы имеем уже 4 радиостанции, покрывающие довольно значительные территории России. Все это можно отнести к несомненным достижениям нашего компромиссного периода.
_____Хотя, разумеется, есть и издержки. Главная заключается в том, что разрушение социальной среды и экономики происходит такими страшными темпами, а радикализация народа такова, что мы подчас не успеваем на нее воздействовать, согласовывать с ней свои политические действия. Часто случается так, что народ оказывается впереди патриотической оппозиции. Это требует изменения нашей тактики, перехода к более радикальной политике. Это требует двигаться из области респектабельной политики, парламентских залов в забои шахт, в цеха и фермы, на улицы и площади, идти в народ и говорить с ним на понятном ему языке, направлять его действия, формулировать его требования. Наши агитаторы, наши функционеры должны настраиваться на другую энергию и социальную психологию. Эта психология зачастую является психологией риска, политического поступка, даже подвига. И все это вместе взятое побуждает нас отказаться от предшествующей деликатной практики политического компромисса и идти на обострение конфликта с правящей властью. Однако и в этих новых условиях мы, опытные и ответственные политики, не должны доводить конфликт до стадии общенациональной катастрофы, тщательно оценивать как положительные, так и отрицательные последствия этого неизбежного и нарастающего конфликта.
_____А.П. Когда вы говорите о конфликте, быть может, неизбежном, не имеете ли вы в виду возможный роспуск Госдумы, где патриотическая оппозиция имеет очень сильные позиции? Ибо крах курса, продолжающееся обвальное разрушение страны заставит депутатов предъявить счет нынешнему режиму, потребовать отставки правительства, выразить ему недоверие, а это, в свою очередь, может побудить президента предпринять шаги к роспуску Госдумы. В этом есть большой риск. Готова ли к этому оппозиция?
_____Г. З. Но готова ли к этому власть? Распустив Думу, она окажется лицом к лицу с негодованием трудящихся, нарастающим народным бунтом и восстанием. Ведь улетучилось начисто то легковерие, которым сановные лжецы пользовались три-четыре года назад. Верит ли власть, что она справится с волной протеста с помощью непрерывных манипуляций телевидения и других СМИ или мобилизованных дивизий внутренних войск? Для объяснения с народом ей необходимо вести разговор с его представителями, с теми депутатами, которых народ делегировал в Думу.
_____Если же власть, уже многократно подтверждавшая свою авантюрность и безрассудность, пойдет на роспуск Думы, что ж, мы не станем цепляться за кресла, микрофоны — мы сосредоточим работу в регионах, у нас есть 30–40 миллионов российских граждан, поддерживавших нас на президентских выборах. У нас есть свои информационные и аналитические структуры, и мы готовы уйти из Думы, провести следующие выборы, чтобы вернуться с еще большей поддержкой и успехом. И вряд ли этот виток конфронтации будет выигрышен для властей. Осенью, когда народ уберет с огородов свою картошку и польют осенние дожди, а угля не будет, электричества не будет и цены на квартиры подпрыгнут вдвое или втрое, вот тогда вновь избранная Госдума будет страшнее режиму в сто раз, нежели нынешняя. Однако, повторяю, такой конфликт не является для нас самоцелью. Мы будем делать все, чтобы не втягивать общество в очередное политическое землетрясение. И мы полагаем, что у нас и сегодня есть достаточно инструментов, чтобы сломить сопротивление власти и вынудить ее изменить антинациональный курс.
_____В.Ч. Мы уже говорили: Народно-патриотический союз России состоит из многочисленных организаций. В нем множество идеологий, собственных партийных и идеологических целей, которые, на первый взгляд, действуют в разных направлениях. В нашем движении есть и монархисты, которые ставят своей целью воссоздание самодержавной монархии. В нашем движении есть компартия, которая ставит целью построение социализма. У нас есть движения, которые хотят сконструировать строй наподобие национальной диктатуры. У нас есть национал-демократы, мечтающие на российской территории построить традиционную демократическую республику, окрашенную национальными целями. У нас есть даже такие, которые мечтают воссоздать теократический строй, что виделся и мечтался патриарху Никону. С какой общей идеей, с каким общим словом нужно обратиться ко всем этим политическим отрядам и партиям, чтобы быть понятым, чтобы найти в них отклик, чтобы соединить их в общее политическое действие?
_____Г. З. Всеми нами, такими непохожими и разноречивыми, движет одно: желание спасти Родину, страну и государство. Именно поэтому все мы — монархисты и коммунисты, клерикалы и либерал-демократы — называем себя государственниками. Нынешний режим, захватив власть в Кремле в 91-м году, сделал самое страшное для России — он разрушил государство. И теперь в России, у которой нет государства, разумеется, нет и сильной армии. Поэтому Запад беспрепятственно продвигает на Восток дивизии, танки и самолеты НАТО. У нас, с разрушенной государственной безопасностью, некому отлавливать шпионов и диверсантов, пресекать крупные подрывные операции. Именно поэтому такие, как Чубайс, которые взросли на американском финансировании и в окружении американских советников, пускают в самые закрытые и сокровенные зоны нашей национальной деятельности офицеров ЦРУ. Потеряв государство, мы утратили все системы жизнеобеспечения населения: социальное страхование, бесплатную медицину, заботу о матери и ребенке. Поэтому наши старики умирают без пенсий, а детская смертность достигла таких чудовищных размеров, что ежегодно Россия теряет полтора миллиона своего населения.
_____Потеряв государство, мы потеряли Северный морской путь, который был создан за счет усилий всего народа. Страдают малые народы Севера, которые сейчас подведены к черте абсолютного исчезновения. Гибнут национальные заповедники, куда вламываются обезумевшие от наживы браконьеры, а “новые русские” строят в природных заказниках виллы и гаражи. Потеряв государство, Россия мгновенно утратила уникальные научные школы, невиданную по своей глубине и возвышенности русскую национальную культуру.
_____Только лишенные здравого ума управители или враждебно относящиеся к собственной стране “реформаторы” могли добровольно отказаться от великих территорий, на которых усилиями всего народа мы строили свои атомные города, такие, как Шевченко на Мангышлаке, открывали месторождения нефти и газа, такие, как Тенгиз. Только такие “хозяева” могли добровольно выбросить из сферы влияния золотоносные пески Каракумов, стратегические порты Прибалтики, уникальные молибденовые месторождения в Азербайджане. Управляемое такими людьми государство сошло с ума, а проще — перестало существовать. И на это “пустое место” пришли бандитские кланы, хищники и воротилы, и заполонили все государственные структуры. Они поддерживают некую видимость государства, некую видимость его управления и функционирования. Однако, это квази-государство действует не в интересах народа, не в интересах территорий, не в интересах развития в целом, а в интересах узких олигархических кланов, группировок и корпораций. В итоге ежемесячно за кордон в условиях самого дикого разграбления страны уплывают миллиарды долларов, оседают в западной экономике. Вот уже 10 лет мы питаем своей кровью, своей физической и интеллектуальной энергией западную цивилизацию. На наших костях, на нашей крови там строят высокотехнологичные заводы, строят лаборатории, строят цивилизацию ХХI века, а мы здесь умираем, деградируем, хороним своих стариков и детей. Вот итог разрушения государства.
_____Отнять государство у бандитов, вырвать рычаги управления из рук безумцев, проходимцев и дилетантов — вот наша стратегическая задача. И когда мы это сделаем, у нас опять появятся границы, национальная безопасность, расцветут наша прекрасная культура и уникальные научные и экономические школы. Мы перестанем умирать и опять обретем свою путеводную звезду. Эта путеводная звезда, видимая по-разному из Владивостока или Смоленска, из Калининграда или Ростова, будет соединять нас вместе в движении к грядущему. И вот это понимают все движения и партии, которые соединились в наш Народно-патриотический союз. Они понимают необходимость возвращения России в русло традиционного государственно-державного существования. Поэтому слова о государственной идее понятны и монархисту, и либерал-патриоту и, как вы говорите, стороннику теократической власти, и советскому человеку — ревнителю социализма. Вот поэтому мы и называем себя государственниками. Под знаком возвращения государственной идеи мы и осуществляем борьбу с нынешним антинародным режимом.
_____В. Ч. В таком случае было бы очень важно узнать, в чем состоит стратегия захвата власти, какие технологии могут позволить НПСР вернуть власть в руки народа, восстановить государство? Ведь попытка 91-го года, когда последнее поколение советских государственников своими робкими руками пыталось удержать эту власть, обернулась страшным, сокрушительным провалом. Неудачей было и народное восстание осенью 93-го года, когда, казалось, мы были близки к победе. Неконституционная, прогнившая ельцинская власть совершила государственный переворот, разгромила баррикады защитников Дома Советов танковыми залпами, залив центр Москвы кровью. Болезненно в нашем политическом сознании отозвался и неуспех лета минувшего года, когда с помощью мощнейших электронных воздействий, с помощью сверхсовременных западных технологий Ельцину удалось переизбраться на второй период. Какие теперь мы используем технологии для победы?
_____Г. З. Прежде всего следует отметить, что в России сложился уникальный тип власти, который воспроизводит реликтовые, по существу, феодальные отношения в наше техно-тронное, информационное время. В центре этой власти — президент Ельцин. Разрушенный, больной, с психикой и сознанием, неизбежно ориентированными на внутренние недомогания и биологический страх. На Ельцина все возрастающее воздействие оказывает окружение, прежде всего семья: его жена, дочери. Поэтому существует как бы родовой Ельцин. Семья управляет страной. К двум женщинам — Татьяне и Наине Иосифовне — прикреплены фавориты. Войдя в глубокое доверие, связав с семьей свою судьбу и завязав ее на свои политические и экономические интересы, эти постельничьи, стремянные, сокольничьи типа Березовского и Чубайса составляют сегодня ядро власти, они манипулируют через этих женщин самим Ельциным. Поэтому в центре России возник крохотный клубок людей, обладающий абсолютной властью. Эта власть поддерживается СМИ, прежде всего тремя телеканалами: ОРТ, которым управляет Березовский, РТР, который напрямую обслуживает Ельцина и семью, со столь раздражающим Сванидзе, и НТВ — целая империя, разрастающаяся у нас на глазах, управляемая Гусинским и Благоволиным. Вот технотронная основа, которая использует самые современные, еще до конца не апробированные в мире технологии воздействия на общественное сознание: подавление, шельмование, демонизация одних и возвеличивание других, и эти другие при необходимости могут быть опрокинуты и уничтожены. Вот эти непрерывные информационные психологические потоки, которые обрушивают на население все три телевизионные программы, позволяют молекуле феодальной власти существовать в России. Ну и, конечно же, на страже этой власти и олигархии стоят 24 дивизии МВД, мобилизованные для усмирения возможных бунтов, подавления национального недовольства.
_____Но все это вместе взятое страшно оторвано от народа, изолированно от него, связано только методами электронного манипулирования. Поэтому политически эта власть страшно уязвима, она висит на очень тоненьком волоске, готовом вот-вот оборваться. И наша стратегия одоления власти состоит в том, чтобы еще больше отсечь ее от народа, убедить сограждан, что властная верхушка абсолютно чужда всем. Мы считаем, что выборный процесс, конституционные методы являются той основой, которая пока еще дает возможность для легального конституционного и бескровного перехвата власти.
_____Последние две очень крупные региональные победы — в Туле нашего товарища Стародубцева и в Амурской области коммуниста Белоногова — говорят о том, что резерв в выборных кампаниях далеко не исчерпан. Мы полагаем, что объединение патриотических губернаторов, которые контролируют почти половину регионов, где сконцентрировано большинство российского населения, — одна из главных наших задач, которая вполне выполнима.
_____Я уже упоминал о создании информационного центра, который, организуя потоки правдивой информации, даст возможность нашему активу в регионах оперировать огромной массой сведений, той реальностью, которая ускользает от внимания общества, блокированного телевидением. Мы создали свой аналитический центр. Он в состоянии разрабатывать стратегию, прогнозировать сценарии развития событий, мгновенно и адекватно откликаться на сиюминутные нужды, на быстро меняющуюся политическую реальность. Мы намерены в ближайшее время предпринять массированные удары по антинациональным СМИ, которые ежедневно воздействуют на общественное сознание в самых страшных разрушительных формах. Мы используем для этого наши думские возможности. Мы будем возбуждать судебные дела против тех телекомментаторов и программ, которые оскорбляют национальные и социальные чувства нашего народа. И мы надеемся смирить эту беспардонную, беспринципную стаю, которая сегодня оккупировала информационное пространство России.
_____Будем впредь тщательно отслеживать противоречия внутри самого режима, которые не удается скрыть никаким политическим гримом. Мы видим, как относятся друг к другу руководители топливно-энергетического комплекса, представленного в правительстве Черномырдиным, и банкиры, банковско-финансовая олигархия. Мы видим, с какой враждебностью представители обрабатывающей промышленности, ВПК относятся к банкирам, которые обескровили национальную экономику. Между этими группировками постоянно зреют конфликты, и мы намерены использовать эти разрушительные тенденции внутри самого режима.
_____Мы будем неустанно обогащать нашу практику соединения, аккумулирования всех патриотических национальных сил. Мы готовы протянуть руку даже самым дальним наших союзникам, причем малейший знак примирения, сигнал на объединение, шаг навстречу будут нами немедленно замечены.
_____Россия, находящаяся под мощным прессом Америки, под прессом НАТО имеет в лице сегодняшней власти структуры агентов влияния. С их помощью Запад по существу оккупировал нашу территорию, экономику, нашу социальную и культурную жизнь. Эти структуры не способствуют установлению новых тесных отношений с нашими азиатскими партнерами, такими, как Индия и Китай, что могло бы уравновесить тотальное влияние западных тенденций на российскую жизнь.
_____Абсолютным союзником, нашим стратегическим партнером является Белоруссия и ее президент Лукашенко. Перспектива союза с Белоруссией, соединения с ней в единое государство дает нам огромные возможности. Этот шаг связан с исполнением самых глубинных чаяний русского народа.
_____Постоянно добиваясь соединения все еще рассеченных фрагментов нашего общества, мы надеемся в кратчайший срок добиться той степени единства, при которой в случае, если мы обратимся к народу в целом, мы будем услышаны. Если же власть пойдет на антиконституционные, силовые методы, мы оставляем за собой право обратиться к народу с призывом дать этой власти решительный отпор.
_____А. П. И все-таки, какова идеология будущей России, какова та интегральная идея, которая смогла бы удовлетворить большинство нашего растерзанного общества? В чем мы можем достичь единства и понимания? Кто наш учитель, кто глашатай этой идеологии? Карл Маркс или Иосиф Сталин, или Столыпин, или Серафим Саровский, или Вернадский с его ноосферой и космической футурологией? Какова, на ваш взгляд, философия нашего русского будущего?
_____Г. З. Давайте рассуждать непредвзято, основываясь на реалиях. Великий русский народ живет сегодня на колоссальных территориях, заселил почти весь материк Евразии между трех океанов. И странно было бы предполагать, что он будет жить не в одном государстве, а в восьмидесяти отдельно взятых маленьких княжествах, как о том мечтают наши либерал-демократы. Это нонсенс, абсурд. Россия была и будет великой, страной огромных пространств. Но чтобы управлять этими пространствами, необходимо сильное государство. И оно должно быть наделено централистской философией и уполномочено осуществлять централистское управление противоречивыми тенденциями. Смирять эти противоречия, складывать разнородные векторы в один общий вектор развития. Одним словом, государство в России должно быть сильным, в нем должен быть очень ощутим элемент централизма. Но не произвольного, самодовлеющего, а основанного на сверхсовременной информации, знании и осуществляемого на благо всех людей. Государствообразующий, самый многочисленный, терпеливый и деятельный народ России — это русские. Но он не единственный российский народ. Рядом с ним живет множество других — средних, малых, порой почти незаметных. И русские взяли на себя добровольную историческую ответственность жить в мире с этими народами, заботиться о них, заслонять эти народы от бед и невзгод, соединять всех вместе. Поэтому наша общенациональная философия не может быть философией узкого и эгоистического национализма. Русская идея, как об этом говорил Достоевский, как это проповедовал Пушкин, — это всеоткрытость, это готовность принять в свое сердце всякую другую национальную душу, национальную идею. И, может быть, одно из самых больших достижений русских, создавших уникальную культуру, свой тип бытия, свою систему отношений к природе, человеку, будущему, то есть все, что связано с исконным неповторимым русским, — это создание великого государства, основанного не на принуждении, не на господстве, не на колониальном угнетении, а на гармонии, на раскрытии возможностей каждого народа, каждой территории и пяди земли. И именно всеоткрытость русских предопределяет будущую государственную философию России.
_____На каких устоях, на каких ценностях должна строиться жизнь нашего народа? Из накопленного многовекового опыта, из понимания национальной судьбы мы видим: основой нашего бытия была мечта о справедливости, правде и общем благе. “Русская правда” — так назывались древние уложения Ярослава Мудрого. Христианство еще более усилило эту потребность в правде, справедливости и благе, поставив в центр человеческих отношений любовь к ближнему, проявилось в виде христианской православной мечты. А в недавнее социалистическое семидесятилетие была предпринята попытка на практике: в законах, государственных институтах и политике — осуществить принцип социальной справедливости. И социализм стал первым в мире проектом земного воплощения этой вековой мечты. Вся жизнь русского народа посвящена раскрытию этой мечты о вселенской справедливости, любви и братстве.
_____Обращу внимание в этой связи на важность осмысления самой человеческой жизни, идеи бытия человека во Вселенной, обретения им высшего знания, возможности заглянуть за горизонт, в грядущее. И вот этот порыв к знаниям должен стать основополагающим в нашем новом устройстве, в нашей будущей жизни. Вступая в XXI век, русская цивилизация рассматривает информационную революцию как общечеловеческое достояние, через которое отдельно взятый человек может приобщиться ко всему знанию, накопленному народами от самых древних времен. Ибо в самой информационной цивилизации, в самом понятии ноосферы кроется идея справедливости, идея блага. Ощущение причастности к ноосфере, свободный доступ к информации делает человека равным другому, раскрепощенным и свободным. Ведь Земля принадлежит всем на ней живущим, небо принадлежит всем. Поэтому мы связываем с грядущим идею свободы. Причем ориентированной не на индивидуализм, а на всеобщность, всечеловечность, всемирность.
_____Именно к этому рубежу приближался Советский Союз в 80-е — 90-е годы. Он накопил колоссальные возможности, огромный потенциал для развития, для будущего рывка. Однако этот потенциал был опрокинут, растоптан, наши великие возможности — разграблены и уничтожены. И теперь мы опять вынуждены начинать почти на пустом месте. Но нет другого пути, и мы будет здесь, на наших землях, среди наших рек и морей осуществлять извечный для России русский путь. Как назвать социальную формацию, как назвать тот мир, который мы надеемся построить? Быть может, название русский социализм было бы для этой идеологии наиболее подходящим…
_____А.П. Вы говорите о будущем, о футурологии. В этой связи нельзя не вспомнить те пункты нашей внутриоппозиционной дискуссии, где звучат упреки в некоей архаичности, старомодности наших политических методов, нашего стиля. Не кажется ли вам, что политический авангард, устремление в будущее, требуют изменения самого стиля, самих интонаций, самой эстетики нашего поведения?
_____Г. З. Можно принять часть этих упреков. Действительно, занимаясь восстановлением разрушенного, соединением разорванного, возвращением отторгнутого, мы очень часто сталкиваемся с необходимостью обращаться к тому, что было недавно или в далеком прошлом. Эта обращенность вспять, к ценностям, которые оказались безжалостно поруганными, со стороны может показаться некоторой архаичностью. Ощущение это усиливается и тем, что в наших рядах немало пожилых людей, глубоко уважаемых нами ветеранов. Они, наши старики, прожив тяжелую, порой трагическую жизнь, выиграв страшную войну, подняв из пепла народное хозяйство, справедливо рассчитывали на спокойную старость. А вместо этого получили социальную катастрофу, уничтожение Советского Союза, разрушение мечты и идеалов. И вместо того, чтобы успокоиться, чтобы растить своих внуков и правнуков, они из последних сил совершили еще один подвиг: поднялись из своих стариковских кресел и пошли на улицы, пошли на демонстрации, пошли агитировать, убеждать. До последнего времени они являлись самым активным, самым политизированным слоем нашего общества. И во многом благодаря их усилиям, их жертвенности, их подвигу мы создали наше движение, укрепили ряды наших партий. Теперь мы стоим перед необходимостью резко омолодить наши ряды, привлечь молодежь. А молодежь преодолевает аполитичность, порывает с идолами потребления, среди молодежи назревает нечто новое, еще не угаданное нами. Во многих молодежных кружках зреют новые идеи, тенденции, и мы должны очень чутко подходить к ним, мы должны разглядеть в них грядущее. И вот это обращение к молодежи, привлечение ее в наши ряды, это бережное, без патронирования, к ней отношение вернет нам и ощущение политического авангарда и новую политическую эстетику, как вы говорите. Я думаю, что смена стиля происходит в наших рядах вполне естественно, и наши противники, пытаясь нас демонизировать, представить архаической, потешной партией неопрятных людей, выживших из ума старцев, не достигнут своих целей. Уверен, что с каждым днем в наших рядах будет появляться все больше молодых политиков, молодых губернаторов, молодых ученых, молодых политических функционеров.
_____В.Ч. Быть может, то, о чем вас спрошу, будет недостаточно корректным, недостаточно деликатным. Но все-таки, какими чертами должен обладать современный патриотический лидер?
_____Давайте посмотрим на сегодняшний российский политический театр, какие типы он нам предлагает, какие формации лидеров выбрасывает на авансцену.
_____Есть стиль “Ельцин”. Вы знаете, это стиль простонародного, открытого, грубоватого мужика, который как бы волею народа взошел на вершины политического Олимпа, пересел из трамвая в кремлевские палаты. Этот тип выродился, превратился в карикатуру, обнаружил всю свою фальшь и внутреннюю мимикрию. Сегодняшний Ельцин — это колпак на голове вертлявой, продажной и страшно антипатичной народу олигархии.
_____Или, например, стиль “Жириновский”. Такой громкий, шумный, такой анекдотичный, состоящий из непрерывного каскада политического аттракциона, в свое время очень забавлявшего, привлекавшего внимание публики. Этот тип тоже сегодня выродился, превратился в самопародию, и Жириновский вынужден прибегать к все большим и большим эскападам, поднимая свой голос до визга. В недрах этого стиля кроются эгоизм, политический и коммерческий расчет, что мы очень хорошо наблюдаем в Госдуме.
_____Или, например, стиль “Явлинский”. Гарвардский стажер в российском истеблишменте, на фоне разрушительного западного диктата Явлинский теряет сторонников, абсолютно сужая свою социальную базу, робея перед реальными политическими испытаниями, уклоняясь от любой возможности прийти к власти. Он превратился в тип некого начетчика, дидактически поучающего народ, и напоминает состарившегося во время лекций кафедрала, ученики которого уже давно не слушают своего профессора, грызут семечки или читают книжки.
_____Или, например, стиль “Лебедь”. Под маской грубоватой честности изрубленный в сражениях воин режет правду-матку и говорит непрерывными афоризмами. Такой стиль тоже выработал и израсходовал себя, ибо мы видим, как под этой солдатской каской, или под этой генеральской фуражкой свили себе гнезда множество лукавых политиканов. Здесь и чеченские коммерсанты, и изощренный Гарри Каспаров, и группа космополитов, эксплуатирующих патриотизм, но питающихся из тех же заокеанских американских источников. Поэтому генерал Лебедь с его театром тоже прозрачен и очевиден.
_____Г. З. Мне кажется, что сегодня крупный политический лидер должен быть глубоко серьезен, чрезвычайно откровенен, предельно прост. Он должен найти такой язык, такую интонацию, чтобы быть понятным и близким и самому простому, необразованному, непосвященному человеку, всю жизнь проработавшему на земле, и одновременно утонченному и рафинированному интеллигенту, знатоку национальной и мировой культуры. Этот стиль был достоянием большинства настоящих русских политиков, русских пророков. Таким стилем в свое время общался и с князьями, и со смердами преподобный Сергий Радонежский. Таким же языком говорил и с царем, и с мещанином, и с последней нищей старухой Серафим Саровский. Таким языком говорил с народом и Ленин. С такими словами обратился к народу с Мавзолея в роковой, трагический 41-й год Сталин. Я полагаю, что все крупные русские политики и духовидцы могли отыскать ту меру, ту интонацию искренности, страстности, жертвенности, которая делала их понятными всему нашему народу. Ибо народ только внешним образом разделен на партии, уклады, политические движения, классы, возрастные и социальные категории, образовательные цензы. На самом же деле он обладает внутренним единством, сокровенной связью, которая удерживает его от фундаментального раскола и разрыва, удерживает в сердцевине и национальном ядре, где русские люди понимают друг дуга с полуслова, вне зависимости от того, богачи они или бедные, образованные или простолюдины. Именно к этому ядру современный лидер и политик должен адресовать свои слова, свои призывы, и в нем находить отклик.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой