: Слово дня: ДЫМ
22 января 2018

ДЫМ

Турция воюет с курдами в сирийском Африне, Россия помогает армии Асада в Идлибе
2
Фото: ссылка
ДЫМ - летучие продукты горения с мелкими летящими частицами угля. Над костром подымался дым. Из трубы валит дым. Жилье, отдельный дом. Платить дань или подать с дыма. Дым коромыслом — шум, гам, беспорядок.
Д. Н. Ушаков. Толковый словарь русского языка.

21 января премьер-министр Турции Бинали Йылдырым на пресс-конференции в Стамбуле объявил, что турецкие войска вошли в контролируемый курдами сирийский район Африн. О начале этой операции, получившей название «Оливковая ветвь», турецкий генштаб объявил накануне, 20 января.

Анкара заблокировала участие курдской партии «Демократический союз» (PYD) в конгрессе сирийского нацдиалога в Сочи, заявил 22 января РИА Новости представитель МИД Турции: «PYD и силы самообороны сирийских курдов (YPG, боевое крыло партии) не будут участвовать в конгрессе в Сочи, поскольку мы этого не одобрили. Ни одна группа не сможет участвовать в сочинском конгрессе, если Турция будет против. Список участников принимается тремя странами (Россией, Турцией и Ираном) совместно».

Сирийские правительственные войска и отряды народного ополчения начали операцию против террористов Джебхат ан-Нусры (запрещена в РФ) в восточной части провинции Идлиб, сообщили 22 января в российском Минобороны. Сирийская армия взяла в окружение более 1500 боевиков и приступила к их ликвидации.

 

Иллюстрация: Пол Нэш.

Экспертные оценки

Сегодня ситуация в Сирии напоминает мне шахматную доску, в которой перемешаны все фигуры. Они стоят так безобразно, что не поймёшь логики ситуации. Давайте попытаемся разобраться.

Ещё несколько месяцев назад американцы устами своих официальных представителей вдруг заговорили о создании некоего государства на севере Сирии, естественно — под своим патронажем. Естественно, это сразу насторожило и Дамаск, и Москву, и Тегеран. Вскоре последовало заявление представителей Соединённых Штатов Америки, что они собираются создавать некую пограничную армию из так называемой «сирийской свободной оппозиции». Это фактически те же незаконные вооружённые формирования, которые только прикрываются либеральным лукавым лозунгом. И курды. Недели две назад мы получили информацию, что проамериканские курды (курды разные, я не хочу обо всех одинаково отзываться) стали получать переносные зенитно-ракетные комплексы. Сразу вопрос у меня, как у военного человека: извините, курды, вы получаете переносные зенитно-ракетные комплексы и говорите, что будете воевать с террористами — с Джебхат ан-Нусра, с недобитками т. н. ИГ? Но у них нет авиации. Хоп! Как потом стало выясняться, американцы своим подопечным курдам в обмен на то, что они будут бить армию Асада, пообещали патронаж для создания законного Курдистана на севере Сирии. А вот здесь уже заговорили большие турецкие калибры. Так называемое Курдское государство, Курдистан — как угодно называйте — это самая большая боль Турции, в частности, конечно, и Эрдогана. Эрдоган быстро сообразил, чем пахнет фактическое создание того государства, против которого Турция уже много лет борется. И Турция перешла в открытую — начала военную операцию.

Далее возникают вообще невероятные сюжеты. Башар Асад выступает с жёстким предупреждением Турции, что он не позволит не только вторгаться на территорию Сирии, но и бить курдов. Закрутилось что-то непонятное. С другой стороны, иранцы, которые тоже присутствуют определенными подразделениями на территории Сирии, тоже высказали протест против Турции.

Тут приезжают в Москву начальник генерального штаба Турции, начальник военной разведки, идут очень серьёзные переговоры. И, естественно, у нас у всех возник вопрос — зачем они приехали и чего они от нас просят? Ответ на этот вопрос был получен уже на днях. Российская военная полиция, а также другие подразделения были выведены из Африна, где они находились. Когда началась операция «Оливковая ветвь», американцев не слышно. Пентагон и Белый Дом находятся сейчас в великой растерянности, потому что в этой шахматной партии они сами себя загнали в угол. Не исключаю такой вариант, что отношения между турками и Соединёнными Штатами Америки могут дойти до прямого боевого столкновения — а это две страны НАТО. Очень мало таких случаев (хотя они были), когда члены НАТО между собой в разной степени конфликтовали с применением оружия.

Именно этой американской растерянностью и вызвано мягкое, велюровое заявление со стороны Соединённых Штатов Америки. Его озвучила Хизер Науэрт — представитель Госдепартамента США. Текст такой: «Вашингтон обеспокоен ситуацией на северо-западе Сирии, однако, по-прежнему поддерживает решение проблем в области безопасности Турции в рамках закона как союзника по НАТО и партнёра в борьбе с террористами. При этом США призывает Анкару принять меры, чтобы её военные операции оставались ограниченными по масштабам и продолжительности, а также были скрупулёзными. Это необходимо, чтобы избежать жертв среди мирных граждан». Тут как бы и поддержка, и озабоченность — всё невнятно. Мне кажется, американцы в данном случае пытаются одной попой усидеть на двух стульях.

А теперь о том, что касается позиции Турции. Нет никакого сомнения в том, что вторжение турецких войск на территорию Сирии, на территорию суверенного государства, является оккупацией. Что бы турки не говорили, любой, самый «зелёный» юрист-адвокат в мире скажет, что это оккупация — военная оккупация прямого действия.

Идём дальше. Город Африн, 54 тысячи населения, огромное количество курдов. И здесь начинается авиационная бомбёжка. Турки выбирали цели уже браво заявили, что накрыли в Африне 45 целей, по другим данным — накрыли 113 из 118. Курды уже заявляют, что есть жертвы среди мирного населения. А вот по этой части, вместо того, чтобы дать жёсткую оценку, американцы почему-то помалкивают. Мы со своей стороны, как бы отходя в сторону от этого нового конфликта на карте Сирии, пытаемся держать некую нейтральную позицию. Наши ВКС заняты помощью сирийской армии, которая окружила очень большую группировку в Идлибе — там и недобитки ИГ, и Джебхат ан-Нусры, и даже туда полезли «свободные сирийцы». Мы сейчас всецело заняты авиационной поддержкой сирийской армии, где самый главный чиряк, самый главный нарыв ещё не заглушён, там ещё кипит террористическая зараза.

Наверное, сегодня нет в мире гения, который бы мог предсказать, как могла бы дальше разыграться ситуация. Турецкая армия прибежала к Африну, сейчас она, по словам начальника генштаба Турции, переключается на другой город. Короче, проводят зачистку северо-западной территории Сирии. А дальше что? Турция говорит: «Мы будем создавать 30-километровую зону безопасности». Если бы эта зона безопасности была создана на турецкой территории, с турецкой стороны границы — какие могли бы быть вопросы? А здесь 30-километровая зона безопасности на территории суверенной Сирии. И американцы снова молчат. Молчим пока и мы, пока только присматриваемся, как оно дальше пойдёт. Тем не менее, стратегические намерения Эрдогана совершенно понятны — в зародыше задушить новый всплеск желания курдов создать Курдистан на огромной северной территории Сирии.

Так как одновременно происходит сирийско-российская операция в Идлибе — совсем рядом, на карте это просто какой-то сантиметр, — то вряд ли это могло быть без согласования с Турцией. Дипломатия и отношения государств часто бывают циничны; не произошёл ли некий размен — мы удалились из Африна, а сами занялись террористами Джебхат ан-Нусры в Идлибе; одно произошло с согласия России, а другое — с согласия Турции?

Я думаю, что, скорее всего, так и произошло, потому что этот, скажем так, стратегический размен был необходим. Конечно, отойдя в сторону, мы, как говорится, развязываем руки Эрдогану. Эрдоган в этой войне решает свои задачи, потому что под шумок сирийской войны курды всё-таки зашевелились, и их совершенно банальным образом, как мешок картошки на базаре, купили американцы, пообещав им суверенное государство в районе Африна (там чуть ли не столица может быть). Конечно, первоосновой для новой вспышки войны были эти американские решения.

А российская линия понятна. Начальник генерального штаба в интервью со мной в декабре правильно сказал: «Нам предстоит немало работы для того, чтобы локализовать Джебхат ан-Нусру». В Идлибе засел полуторатысячный отряд Джебхат ан-Нусры, и туда бегут уже и игиловцы, бегут и другие формирования, которые не хотят загонять штык в землю. В Идлибе работы много.

И так мы каждый выбираем свою цель. Россия помогает Сирии добивать Джебхат ан-Нусру и ИГ, а тем временем Эрдоган локализует курдское государство и пытается обезопасить гигантский кусок границы.

Поделюсь с вами одним любопытным разговором. На прошлой неделе из города Африна звонит мне курд и задаёт такой вопрос: «Хотя Африн относится к зоне ответственности авиации России, почему Россия разрешает туркам заходить на разведывательные полёты через свою зону?» Меня это сразу насторожило, и я уже тогда понял, что есть договоры между Россией и Турцией. Я говорю этому курду: «Дорогой мой человек, вы приняли от американцев оружие, американцы готовят вас, американцы подталкивают вас к борьбе с армией Асада. Скажите, пожалуйста, а что, мы должны спокойно на всё это смотреть, что ли?» На что курд отвечает: «Да ни одна курдская пуля в сторону армии Башара Асада не полетела!» Ну, это фигура речи, потому что сирийская разведка хорошо работает, и уже было замечено несколько случаев активного участия вооружённых курдских формирований, за спиной которых шли американские инструкторы, которые участвовали в боевых действиях, в нападениях на отдельные подразделения и части сирийской армии. Следовательно, как бы я не был циничен сейчас, если Эрдоган бьёт тех курдов, которые встали под знамёна Соединённых Штатов Америки, то это вроде бы соответствует и нашим интересам, и целям Асада, потому что его же армию бьют проамериканские курды. Сплошные парадоксы.

Мы столкнулись, чего уж тут говорить, с хаосом. Дым над Сирией, дым над всем этим регионом, в этом дыму пока трудно что-то разобрать. Я уверен, что сейчас высшие чиновники всех ведущих государств, которые имеют свои интересы в этом регионе, что-то предпринимают. Скоро нам, наверное, станет известно о каких-то договорённостях. К тому же по этой проблеме собирается Совбез ООН. Дипломатия дипломатией — посмотрим, но есть экономика. Можно ли эту всю войну назвать нефтегазовой? Те, кто подталкивает этносы и религиозные общины к войне, всё-таки имеют в виду корыстные интересы?

Да, когда разгоралась вот эта вся сирийская трагедия, Башара Асада хотя и упрекали чуть ли не в фашистском проведении политики и на этой основе разрушали Сирию, подспудно в основе этой войны, конечно, лежали экономические интересы. Обратили внимание, как недобитки Джебхат ан-Нусры и ИГ зубами держатся за провинцию Идлиб. А там самые жирные нефтяные поля. Я бы назвал Идлиб гигантской нефтегазовой скважиной Сирии. Она во время разгара войны давала террористам чуть ли не 95% дохода. Не случайно же хозяева банд на пике свой войны с Асадом позволяли себе платить террористам по 2-3 тысячи в месяц. А сейчас уже и 100 долларов не платят, потому что теряют контроль над Идлибом. Глаз положили на нефтеносную и газовую Сирию не только американцы. Там и саудиты хотели проложить с юга на север к Средиземному морю свои нефтегазовые нити, там Иордания тоже имела интересы. Естественно, и Турции хотелось бы немножко покачать нефтяночку из тела Сирии, не зря же сыночек Эрдогана там в своё время участвовал в некоторых бизнес-проектах и достаточно серьёзные деньги нажил. Да и родственники начальника турецкого генштаба тоже в Турции хорошо паслись. Так что «Башар Асад — это деспот, это тиран» — лукавые лозунги. Взрыхлили, вспахали страну не те внутрисирийские силы, которым нужна политическая власть. Взорвали Сирию, прежде всего, внешнеполитические и экономические интересы, среди которых с самой большой совковой лопатой стоят Соединённые Штаты Америки, а за ними Турция.

Я бы полукавил, полицемерил перед вами, если бы не сказал, что и мы тоже не задаром туда прибыли. У нас там есть свои геополитические и военно-технические интересы. Но есть и свои экономические интересы, и российские специалисты по нефти и газу уже давно присутствуют в Сирии. Мне кажется, что это правильно, потому что, что бы нам не говорили, но участие наших группировок в борьбе с террористами Сирии — это недешёвое удовольствие. И, естественно, наши власти прекрасно понимают, что надо бороться с терроризмом желательно не только за счёт российских налогоплательщиков. Есть страна, которая хочет жить свободно, её имя — Сирия, она тоже способна возместить нам те расходы, которые несёт Россия, помогая Сирии бороться с терроризмом.







Загрузка...
Слово дня 19 января 2018
Экспертные оценки:
58
Комментарии Написать свой комментарий
22 января 2018 в 20:54

Похоже мы начинаем переигрывать америкосов причем в изящном гроссмейстерском стиле Тупые американцы хотели распространить свою наглую волю на Россия но здесь им не Гватемала и не Гондурас

23 января 2018 в 11:07

Виноваты же США. Думают, можно делать что хочешь.
Сейчас собирают Совбез ООН против Турции.
Надо там просто США удалить оттуда из Сирии.

И России бомбить транспорты от США с ПЗРК.