12:17 8 января 2020 Политика Война

Три сценария развития конфликта между Ираном и США

Интервью с американским лоббистом, бывшим главой разведки ФРГ
Фото: ссылка

Мир на Ближнем Востоке может воцариться лишь тогда, когда в Иране сменится режим. Это может произойти лишь при серьезном военном конфликте в регионе. Об этом в интервью Tagesspiegel рассказал бывший глава германской разведки Август Ханнинг 6 января. Ныне 73-летний Ханнинг возглавлял Федеральную разведывательную службу Германии с 1998 по 2005 годы, затем работал в министерстве внутренних дел. Он является членом правления американской консервативной лоббистской организации United Against Nuclear Iran (UNANI), которую возглавляет бывший сенатор США Джозеф Либерман. В нее входит бывший советник президента США по вопросам безопасности Джон Болтон, бывшие высокопоставленные военные и разведчики, иностранные политики и даже экс-глава израильской секретной службы Моссад.

 

- Герр Ханнинг, бывший вице-президент США Джо Байден заявил, что Трамп «бросил динамитную шашку в пороховую бочку», убив Касема Сулеймани. Байден прав?

- Убийство означает дальнейший, очень опасный уровень эскалации. Тем не менее, Иран несет основную ответственность за обострение кризиса. Режим привел к обострению нападениями на объекты США в Ираке и убийством американских граждан.

- Какой реакции со стороны Ирана Вы ожидаете?

- Иран находится под мощным давлением, принуждением к мести. Убийство генерала и лидера верных Ирану военных в Ираке, Абу Махди аль-Мухандиса, стало серьезным ударом для имиджа режима. Призыв к отмщению исходит от влиятельных вооруженных организаций режима, которому служил Сулеймани, но также и от населения. И от фанатичных преданных Ирану ополченцев в Ираке, Сирии, Ливане и Йемене. Ирану придется действовать.

- Но каким образом?

- Есть три основных варианта. Первый заключается в том, что Иран и США должны опереться на прежние неформальные договоренности, и американцам, сохранив лицо, надо смириться с ответными действиями Ирана, терпеть и не допускать дальнейшей эскалации. При условии, что Иран обяжется воздерживаться от будущих провокаций против США. США могут даже согласиться смириться с доминирующим влиянием Ирана в Ираке. Второй вариант - ограниченный ответный удар Ирана против союзников США в регионе или против судоходства в Ормузском проливе, важном для торговли нефтью. Военный ответ США в таком случае, вероятно, будет скорее символичным. Третий вариант - прямые атаки Ирана на американские объекты с жертвами. Это неизбежно приведет к военным ударам со стороны США, которые будут очень болезненны для Ирана. Тогда США, вероятно, будут думать, следует ли ограничиться атаками на иранские цели в Ираке или напрямую атаковать территорию Ирана. Это будет зависеть от типа и степени ущерба и потерь, понесенных из-за ударов Ирана. Тем не менее, руководство в Иране должно понимать, что США обладают очень высокой огневой мощью в регионе -  с баз в Катаре, Бахрейне и Ираке. США способны нанести существенный ущерб иранской инфраструктуре и серьезно обострить иранские проблемы, которые уже существуют.

- Почему США, как Вы описываете в первом варианте, должны согласиться на сделку о возмездии со стороны Ирана?

- Ни одна из сторон не заинтересована в масштабных вооруженных конфликтах. США продолжают придерживаться стратегии ухода из региона в долгосрочной перспективе и, по возможности, избегания военных конфликтов. Иранцы опасаются серьезного ущерба своей экономической инфраструктуре, включая риск того, что стабильность режима будет поставлена ​​под угрозу. На самом деле, иранцам нужно только набраться терпения: у них есть хорошие шансы на дальнейшее усиление своего влияния в Ираке и в регионе после долгосрочного вывода вооруженных сил США из региона - даже без военных конфликтов с США.

- Насколько высока опасность для Израиля?

- Иранцы знают, что за любой атакой Ирана на Израиль немедленно последует существенная израильская контратака. Иранцы знают, что военные планы израильской армии предусматривают удары по чувствительной инфраструктуре в Иране. Нападения «Хезболлы» из Ливана кажутся более вероятными. Но это тоже маловероятно, потому что «Хезболла» в настоящее время не заинтересована в военных конфликтах с Израилем.

- Почему нет?

- Поскольку «Хезболла» активно вовлечена в Сирии, Ираке, и также в Йемене, где обучает повстанцев-хуситов.

- Какую опасность вы видите для Германии, особенно для американских, еврейских и израильских организаций в ФРГ?

- Немецкие органы безопасности знают, что Иран, используя контролируемые им организации, потенциально может совершать террористические акты в Германии.  Мы не забыли атаку на «Миконос» в Берлине, контролировавшуюся Ираном. В сентябре 1992 года спецназ «Хезболлы» расстрелял четверых курдских диссидентов в ресторане «Миконос» в берлинском районе Кройцберг. Этот случай учит и сейчас: с каждым витком эскалации конфликта между Ираном, США и Израилем возникает опасность терактов в Германии. Риск был бы особенно серьезным, если бы произошел крупный военный конфликт между США и Ираном. Тогда стоило бы опасаться, что Иран также будет «асимметрично» реагировать за пределами региона Персидского залива. Тегеран давно к этому готовится. В последние годы в Германии мы наблюдали, что за потенциальными целями террористических атак следили члены подразделения «Аль-Кудс» во главе с Сулеймани.

- Хаменеи и Сулеймани недооценили Трампа?

- Я считаю, что режим в Тегеране неверно оценил ситуацию. Явно имелись неофициальные или, по крайней мере, молчаливые соглашения между сторонами вмешательства в сирийско-иракский регион гражданской войны, то есть между американцами, иранцами, русскими и турками, чтобы избежать взаимных военных конфликтов. Я думаю, что режим президента Сирии Башара Асада также был вовлечен. Иран нарушил этот консенсус своими атаками на американские объекты в Ираке. Руководство Тегерана, по-видимому, считало, что президент Трамп не желал и не мог ответить военным путем на иранские провокации. Потому что Трамп неоднократно заявлял в своих предвыборных речах, что избежит военных авантюр и отдаст приказ войскам США вернуться домой.

Кроме того, часть американских войск выведена из Сирии. Целью стратегии, по-видимому, преследуемой генералом Сулеймани и его союзниками в Ираке, было использование усталости населения США от войны и предполагаемой неспособности администрации США действовать в год американских выборов посредством целенаправленных точечных ударов. И побудить США в ближайшее время уйти из Ирака.

- Но может ли иранское руководство ожидать, что в точечных ударах против США и их союзников не будет риска?

- Еще несколько месяцев назад Иран все еще был очень осторожен в отношениях с Соединенными Штатами. Он избегал прямого нападения на объекты США или граждан США как при нападениях на танкеры в Ормузском проливе, так и при нападениях на саудовские нефтяные объекты. Но первой прямой провокацией было сбитие американского дрона в июне 2019. Но президент Трамп тогда публично объявил, что воздержался от военных контрмер, потому что эта атака не нанесла вреда гражданам США.

- Когда это стало для Трампа уже чересчур?

- Иран пересек красную черту недавними нападениями ополченцев на объекты США в Ираке, повлекшие жертвы среди американцев. Следующий шаг эскалации - штурм посольства США в Багдаде. Всем ответственным в Тегеране должно быть ясно, что стало причиной травмы для США: захват американских дипломатов в 1979 году.

- Что означает убийство Сулеймани и Абу Мехди аль-Мухандиса для ситуации в Ираке? Говорят, что правительство хочет разорвать альянс с США ...

- Несмотря на голосование иракского парламента в Багдаде за вывод американских войск из страны, я думаю, что маловероятно, что США выведут войска из всего Ирака в краткосрочной перспективе. Американцы ни в коем случае не откажутся от своих баз в курдском северном Ираке. Но даже в Багдаде, после нынешнего всплеска эмоций, суннитское население будет оказывать свое влияние для поддержания адекватного присутствия США в качестве противовеса Ирану.

- В какой мере террористы «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) получают выгоду от смерти Сулеймани и конфликта между Ираном и США?

- Террористы получат выгоду от конфликта, поскольку натиск шиитских формирований, контролируемых Ираном и принуждающих террористов отступать на суннитской территории Ирака, снизится. Однако террористические войска значительно ослабли после того, как были перемещены из своих опорных пунктов в Сирии и после смерти самопровозглашенного халифа.

- Американцы распрощались с ядерной сделкой с Ираном в 2018 году, но Германия и другие страны придерживаются ее. Какие шансы вы видите, чтобы помешать Ирану производить ядерное оружие?

- Я больше не верю в ядерную сделку. Санкции США эффективны. Ни одна немецкая компания, имеющая деловые связи с США, не будет работать в Иране. И напротив, те силы в Иране, которые всегда не доверяли «Западу», будут поощряться. Я ожидаю, что Иран будет интенсивно продолжать свою амбициозную ракетную программу и развивать свои технические возможности независимо от ядерного соглашения с целью производства ядерного оружия. Основное внимание уделяется ядерным, химическим и биологическим боеголовкам для ракет. Кроме того, Иран недавно значительно увеличил свои мощности по обогащению урана и разработал методику, которая значительно сократит время, необходимое для обогащения оружейного урана. Вероятно, понадобится только год.

- По Вашему мнению, есть ли перспективы мира в Персидском заливе?

- На данный момент перспективы прочного мира в Персидском заливе довольно мрачные. Соперничество между Ираном, союзниками США в регионе Персидского залива, враждебные отношения Ирана с Израилем будут продолжаться. Нынешний иранский режим будет продолжать пытаться расширить свое влияние в регионе посредством интервенций в Ливане, Сирии, Ираке и Йемене. Это, в свою очередь, вызовет соответствующие контрмеры со стороны арабских соседей. Фундаментальные изменения с перспективой прочного мира, вероятно, будут возможны только через смену режима в Тегеране. Несмотря на всю внутреннюю напряженность в Иране, в настоящее время я не вижу реалистичного шанса для этого. Однако, если в регионе произойдет серьезный вооруженный конфликт, режиму грозит, что его основы будут расшатаны.

 

Фото www.bild.de

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
7 января 2020 в 12:41

Ты виноват уж тем,что хочется мне кушать...

7 января 2020 в 13:06

Интересная смещённая логика. Впрочем, чего ещё ожидать от лоббиста из подобной организации?

Не думаю, что США удастся отделаться помидорами. Признание Пентагона и т.д. террористической организацией (что, кстати, соответствует истине) — это шаг к решительным ответным мерам против высокопоставленных американских чиновников.

А главное — не всё контролируется из центра. Какой-нибудь гаврила вполне может пойти на принцип. И тогда — хана.

7 января 2020 в 17:16

Проханов когда то писал что США это тупое мускулистое туловище а голова это маленький юркий Израиль Во многом от него исходит напряженность О не хочет сильных независимых государств в западной Азии хочет единолично вершить суд В интервью говорят что Иран повинен в. нападении на посольство США в Ираке но нападений не было Были демонстрации иракцев К тому же за спиной всех цветных революции всегда стоят США Им значит все можно

8 января 2020 в 09:27

гнилая логика либераста. Благодаря таким экспертам они все и загнутся, не понимая как они просмотрели Эсхатон.

1.0x