02:17 26 сентября 2022 Общество

Патриарх Кирилл произнёс особую молитву о русских воинах и победе Святой Руси

Фото: ссылка

25 сентября 2022 года, в Неделю 15-ю по Пятидесятнице, пред Воздвижением, в день отдания праздника Рождества Пресвятой Богородицы, Предстоятель Русской Православной Церкви совершил Божественную литургию в храме благоверного князя Александра Невского в одноимённом (Александро-Невском) скиту близ посёлка Переделкино.

В ходе литургии Патриарх Кирилл вознёс особую молитву о Святой Руси:

Господи Боже сил, Боже спасения нашего, призри в милости на смиренныя рабы Твоя, услыши и помилуй нас: се бо брани хотящия ополчишася на Святую Русь, чающе разделити и погубити единый народ ея.

Возстани, Боже, в помощь людем Твоим и подаждь нам силою Твоею победу.

Верным чадам Твоим, о единстве Русския Церкви ревнующим, поспешествуй, в духе братолюбия укрепи их и от бед избави. Запрети раздирающим во омрачении умов и ожесточении сердец ризу Твою яже есть Церковь Живаго Бога, и замыслы их ниспровергни.

Благодатию Твоею власти предержащия ко всякому благу настави и мудростию обогати!

Воины и вся защитники Отечества нашего в заповедех Твоих утверди, крепость духа им низпосли, от смерти, ран и пленения сохрани!

Лишенныя крова и в изгнании сущия в домы введи, алчущия напитай, недугующия и страждущия укрепи и исцели, в смятении и печали сущим надежду благую и утешение подаждь!

Всем же во дни сия убиенным и от ран и болезней скончавшимся прощение грехов даруй и блаженное упокоение сотвори!

Исполни нас яже в Тя веры, надежды и любве, возстави паки во всех странах Святой Руси мир и единомыслие, друг ко другу любовь обнови в людях Твоих, яко да единеми усты и единем сердцем исповемыся Тебе, Единому Богу в Троице славимому. Ты бо еси заступление, и победа, и спасение уповающим на Тя и Тебе славу возсылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

***

В своей проповеди по окончании воскресной литургии Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл подчеркнул: "Мы знаем, что сегодня многие погибают на полях междоусобной брани. Церковь молится о том, чтобы брань сия закончилась как можно быстрее, чтобы как можно меньше братьев убили друг друга в этой братоубийственной войне. И одновременно Церковь осознаёт, что если кто-то, движимый чувством долга, необходимостью исполнить присягу, остаётся верным своему призванию и погибает при исполнении воинского долга, то он, несомненно, совершает деяние, равносильное жертве. Он себя приносит в жертву за других. И потому верим, что эта жертва смывает все грехи, которые человек совершил".

Комментарии Написать свой комментарий
26 сентября 2022 в 08:56

\\Патриарх Кирилл произнёс особую молитву о русских воинах и победе Святой Руси\\
То власти восемь лет ждут...Вот и патриарх наконец то внимание уделил...
А как там с другой стороны?Украинские православные клирики?Они за кого???
Ведь кровь то льется...
Думаю,к месту.М.А.Булгаков.
\\
Кончено. Немцы оставляют Украину. Значит, значит – одним бежать, а другим встречать новых, удивительных, незваных гостей в Городе. И, стало быть, кому-то придется умирать. Те, кто бегут, те умирать не будут, кто же будет умирать?
– Умигать – не в помигушки иг'ать, – вдруг картавя, сказал неизвестно откуда-то появившийся перед спящим Алексеем Турбиным полковник Най-Турс.
Он был в странной форме: на голове светозарный шлем, а тело в кольчуге, и опирался он на меч, длинный, каких уже нет ни в одной армии со времен крестовых походов. Райское сияние ходило за Наем облаком.
– Вы в раю, полковник? – спросил Турбин, чувствуя сладостный трепет, которого никогда не испытывает человек наяву.
– В гаю, – ответил Най-Турс голосом чистым и совершенно прозрачным, как ручей в городских лесах.
– Как странно, как странно, – заговорил Турбин, – я думал, что рай это так... мечтание человеческое. И какая странная форма. Вы, позвольте узнать, полковник, остаетесь и в раю офицером?
– Они в бригаде крестоносцев теперича, господин доктор, – ответил вахмистр Жилин, заведомо срезанный огнем вместе с эскадроном белградских гусар в 1916 году на Виленском направлении.
Как огромный витязь возвышался вахмистр, и кольчуга его распространяла свет. Грубые его черты, прекрасно памятные доктору Турбину, собственноручно перевязавшему смертельную рану Жилина, ныне были неузнаваемы, а глаза вахмистра совершенно сходны с глазами Най-Турса – чисты, бездонны, освещены изнутри.
Больше всего на свете любил сумрачной душой Алексей Турбин женские глаза. Ах, слепил господь бог игрушку – женские глаза!.. Но куда ж им до глаз вахмистра!
– Как же вы? – спрашивал с любопытством и безотчетной радостью доктор Турбин, – как же это так, в рай с сапогами, со шпорами? Ведь у вас лошади, в конце концов, обоз, пики?
– Верите слову, господин доктор, – загудел виолончельным басом Жилин-вахмистр, глядя прямо в глаза взором голубым, от которого теплело в сердце, – прямо-таки всем эскадроном, в конном строю и подошли. Гармоника опять же. Оно верно, неудобно... Там, сами изволите знать, чистота, полы церковные.
– Ну? – поражался Турбин.
– Тут, стало быть, апостол Петр. Штатский старичок, а важный, обходительный. Я, конечно, докладаю: так и так, второй эскадрон белградских гусар в рай подошел благополучно, где прикажете стать? Докладывать-то докладываю, а сам, – вахмистр скромно кашлянул в кулак, – думаю, а ну, думаю, как скажут-то они, апостол Петр, а подите вы к чертовой матери... Потому, сами изволите знать, ведь это куда ж, с конями, и... (вахмистр смущенно почесал затылок) бабы, говоря по секрету, кой-какие пристали по дороге. Говорю это я апостолу, а сам мигаю взводу – мол, баб-то турните временно, а там видно будет. Пущай пока, до выяснения обстоятельства, за облаками посидят. А апостол Петр, хоть человек вольный, но, знаете ли, положительный. Глазами – зырк, и вижу я, что баб-то он увидал на повозках. Известно, платки на них ясные, за версту видно. Клюква, думаю. Полная засыпь всему эскадрону...
«Эге, говорит, вы что ж, с бабами?» – и головой покачал.
«Так точно, говорю, но, говорю, не извольте беспокоиться, мы их сейчас по шеям попросим, господин апостол».
«Ну нет, говорит, вы уж тут это ваше рукоприкладство оставьте!»
А? что прикажете делать? Добродушный старикан. Да ведь сами понимаете, господин доктор, эскадрону в походе без баб невозможно.
И вахмистр хитро подмигнул.
– Это верно, – вынужден был согласиться Алексей Васильевич, потупляя глаза. Чьи-то глаза, черные, черные, и родинки на правой щеке, матовой, смутно сверкнули в сонной тьме. Он смущенно крякнул, а вахмистр продолжал:
– Ну те-с, сейчас это он и говорит – доложим. Отправился, вернулся, и сообщает: ладно, устроим. И такая у нас радость сделалась, невозможно выразить. Только вышла тут маленькая заминочка. Обождать, говорит апостол Петр, потребуется. Одначе ждали мы не более минуты. Гляжу, подъезжает, – вахмистр указал на молчащего и горделивого Най-Турса, уходящего бесследно из сна в неизвестную тьму, – господин эскадронный командир рысью на Тушинском Воре. А за ним немного погодя неизвестный юнкерок в пешем строю, – тут вахмистр покосился на Турбина и потупился на мгновение, как будто хотел что-то скрыть от доктора, но не печальное, а, наоборот, радостный, славный секрет, потом оправился и продолжал: – Поглядел Петр на них из-под ручки и говорит: «Ну, теперича, грит, все!» – и сейчас дверь настежь, и пожалте, говорит, справа по три.
...Дунька, Дунька, Дунька я!
Дуня, ягодка моя, -
зашумел вдруг, как во сне, хор железных голосов и заиграла итальянская гармоника.
– Под ноги! – закричали на разные голоса взводные.
Й-эх, Дуня, Дуня, Дуня, Дуня!
Полюби, Дуня, меня, -
и замер хор вдали.
– С бабами? Так и вперлись? – ахнул Турбин.
Вахмистр рассмеялся возбужденно и радостно взмахнул руками.
– Господи боже мой, господин доктор. Места-то, места-то там ведь видимо-невидимо. Чистота... По первому обозрению говоря, пять корпусов еще можно поставить и с запасными эскадронами, да что пять – десять! Рядом с нами хоромы, батюшки, потолков не видно! Я и говорю: «А разрешите, говорю, спросить, это для кого же такое?» Потому оригинально: звезды красные, облака красные в цвет наших чакчир отливают... «А это, – говорит апостол Петр, – для большевиков, с Перекопу которые».
– Какого Перекопу? – тщетно напрягая свой бедный земной ум, спросил Турбин.
– А это, ваше высокоблагородие, у них-то ведь заранее все известно. В двадцатом году большевиков-то, когда брали Перекоп, видимо-невидимо положили. Так, стало быть, помещение к приему им приготовили.
– Большевиков? – смутилась душа Турбина, – путаете вы что-то, Жилин, не может этого быть. Не пустят их туда.
– Господин доктор, сам так думал. Сам. Смутился и спрашиваю господа бога...
– Бога? Ой, Жилин!
– Не сомневайтесь, господин доктор, верно говорю, врать мне нечего, сам разговаривал неоднократно.
– Какой же он такой?
Глаза Жилина испустили лучи, и гордо утончились черты лица.
– Убейте – объяснить не могу. Лик осиянный, а какой – не поймешь... Бывает, взглянешь – и похолодеешь. Чудится, что он на тебя самого похож. Страх такой проймет, думаешь, что же это такое? А потом ничего, отойдешь. Разнообразное лицо. Ну, уж а как говорит, такая радость, такая радость... И сейчас пройдет, пройдет свет голубой... Гм... да нет, не голубой (вахмистр подумал), не могу знать. Верст на тысячу и скрозь тебя. Ну вот-с я и докладываю, как же так, говорю, господи, попы-то твои говорят, что большевики в ад попадут? Ведь это, говорю, что ж такое? Они в тебя не верят, а ты им, вишь, какие казармы взбодрил.
«Ну, не верят?» – спрашивает.
«Истинный бог», – говорю, а сам, знаете ли, боюсь, помилуйте, богу этакие слова! Только гляжу, а он улыбается. Чего ж это я, думаю, дурак, ему докладываю, когда он лучше меня знает. Однако любопытно, что он такое скажет. А он и говорит:
«Ну не верят, говорит, что ж поделаешь. Пущай. Ведь мне-то от этого ни жарко, ни холодно. Да и тебе, говорит, тоже. Да и им, говорит, то же самое. Потому мне от вашей веры ни прибыли, ни убытку. Один верит, другой не верит, а поступки у вас у всех одинаковые: сейчас друг друга за глотку, а что касается казарм, Жилин, то тут как надо понимать, все вы у меня, Жилин, одинаковые – в поле брани убиенные. Это, Жилин, понимать надо, и не всякий это поймет. Да ты, в общем, Жилин, говорит, этими вопросами себя не расстраивай. Живи себе, гуляй».
Кругло объяснил, господин доктор? а? «Попы-то», – я говорю... Тут он и рукой махнул: «Ты мне, говорит, Жилин, про попов лучше и не напоминай. Ума не приложу, что мне с ними делать. То есть таких дураков, как ваши попы, нету других на свете. По секрету скажу тебе, Жилин, срам, а не попы».
«Да, говорю, уволь ты их, господи, вчистую! Чем дармоедов-то тебе кормить?»
«Жалко, Жилин, вот в чем штука-то», – говорит.
Сияние вокруг Жилина стало голубым, и необъяснимая радость наполнила сердце спящего. Протягивая руки к сверкающему вахмистру, он застонал во сне:
– Жилин, Жилин, нельзя ли мне как-нибудь устроиться врачом у вас в бригаде вашей?
Жилин приветно махнул рукой и ласково и утвердительно закачал головой. Потом стал отодвигаться и покинул Алексея Васильевича. Тот проснулся, и перед ним, вместо Жилина, был уже понемногу бледнеющий квадрат рассветного окна. Доктор отер рукой лицо и почувствовал, что оно в слезах. Он долго вздыхал в утренних сумерках, но вскоре опять заснул, и сон потек теперь ровный, без сновидений..\\

26 сентября 2022 в 08:57

Извиняюсь...
Бегаю по магазинам и аптекам...Сына на войну собираю...

26 сентября 2022 в 09:33

Спаси и сохрани вашего сыночка

26 сентября 2022 в 10:24

Эта, Каран?.. Как же? Я чёто не это! Вы ж вроде татарин, значит, вроде и сын... Мир-то ладим русский. Значит, что? Ежели там... Ну это... Рай, он ведь тоже, одно дело по ведомству Кирилла, а другое - по вашему... Начальник-то Всея Татарии - что говорит?

26 сентября 2022 в 11:25

Александр.
Я,во-первых советский татарин.
А.во-вторых,если мы будем шкериться по своим нац.хатам,то никому мало не покажется.Перебьют нас,как тех же индийцев в свое время.Англосаксы,да вообще вся западная сволота мастера этого дела.
Разделяй и властвуй их девиз.
Они уже Югославию расфирачили таким же макаром.Да и СССР тоже,как по нотам развалили.Подкупив национальную элитную мразь.
И,в третьих-я из Владивостока.Уже пятый десяток лет здесь живу.Дети-внуки,так сказать.....Супруга русская...
Вот такие вот дела.
И еще...Исчезнут русские и исчезнем и мы,малые нации.Смотрите на Европу...
Если про Россию говорили,что-тюрьма народов,то Европа это-кладбище народов!
Ну вот примерно,так...Я конечно не кандидат там каких то наук(ну нету у меня деньжат,чтоб прикупить титулы всякие)))))),а обыкновенный капитан рыбной промышленности...Думаю,ясно обьяснил?

26 сентября 2022 в 12:56

Каран, с большим уважением! К сожалению больше сказать нечего.

26 сентября 2022 в 13:09

"капитан рыбной промышленности"
- О-о! Капитан!
Спасибо, Каран! Да, конечно, понятно!

26 сентября 2022 в 13:19

В 90-е я был маленьким начальником, занимался просьбой своего безработного приятеля-татарина. Ему надо было полумесяц для могилы. Заковыка была - под каким углом к штоку приваривать. Оказывается, и он не знал))

26 сентября 2022 в 19:04

Стихотворение. Думаю, что на сей момент актуально.
Мы русские
Константин Фролов-Крымский
"Мы русские - какой восторг!"
А.В.Суворов

Один чудак с лицом фальшиво-грустным,
«Ютясь» в салоне своего «порше»,
Сказал: "Мне стыдно называться русским.
Мы – нация бездарных алкашей."

Солидный вид, манера поведенья –
Всё дьяволом продумано хитро.
Но беспощадный вирус вырожденья
Сточил бесславно всё его нутро.

Его душа не стоит и полушки,
Как жёлтый лист с обломанных ветвей.
А вот потомок эфиопов Пушкин
Не тяготился русскостью своей.

Себя считали русскими по праву
И поднимали Родину с колен
Творцы российской мореходной славы
И Беллинсгаузен, и Крузенштерн.

И не мирясь с мировоззреньем узким,
Стараясь заглянуть за горизонт,
За честь считали называться русским
Шотландцы – Грейг, де Толли и Лермонт.
Любой из них достоин восхищенья,
Ведь Родину воспеть – для них закон!
Так жизнь свою отдал без сожаленья
За Русь грузинский князь Багратион.

Язык наш – многогранный, точный, верный –
То душу лечит, то разит, как сталь.
Способны ль мы ценить его безмерно
И знать его, как знал датчанин Даль?
< >
Патриотизм не продают в нагрузку
К беретам, сапогам или пальто.
И коль вам стыдно называться русским,
Вы, батенька, не русский. Вы – никто.

Полностью читать здесь:
https://stihi.ru/2012/11/18/11656

27 сентября 2022 в 02:34

👍👍👍

27 сентября 2022 в 04:45

Да, Булгаков вечно гнался за Гоголем. И конечно такую глыбищу он так и не догнал. Однако есть в Булгакове такие вещи, которые и Гоголь бы конечно не потянул. Мож потому, что Булгаков был интеллигент, в отличие от Гоголя. А это уже столько свежих деталей. А учитывая ещё , что Булгаков, при всём его несогласии , остался в истории великим советским писателем, то есть цветом коммунистической интеллигенции, то они с Гоголем равны по воспитательной силе нашего человека. А хорошая литература- всегда интернациональна. И хороший человек всегда интернационален. Каран- хороший человек. Наш, советский.Разве ж, если бы наш советский национальный вопрос и его решение остались в силе , то могла бы произойти вот эта мсорубка насчёт наших хохлов? Ну, не будем однако.

27 сентября 2022 в 05:05

\\Да, Булгаков вечно гнался за Гоголем.\\
Мне кажется,Вы не правы...
Свой стиль был у М.А.Булгакова.
Ну,это мне так кажется...
Извиняюсь...

27 сентября 2022 в 19:44

Всё правильно. "Гнался" - это ошибка, оговорка, спешка подборки слов. Но все знают, что Булгаков боготворил Гоголя, понимал его необычайность и как бы стремился познать то, что питало Гоголя. Так и да ж, познал. Бо то, что прёт таланта - это ж совсем не то, что прёт графомана. Так есть дух, а тут нема.Мы ж тут не будем устраивать литературные споры, но Гоголь-драматург конечно мало досягаем. Потому всё в нём так живо и натурально увлекательно. Не верите- спросите у Чехова, или Достоевского. Или у вас с ними нет коннекта?)_Но вот лебединая песня Булгакова, этот его Мастер с его Марго, конечно, окончательно так и недоработанная, конечно восхитила бы и Гоголя, и Пушкина. Про Лермонтова -то тут вообще помолчим.)

27 сентября 2022 в 19:45

И кстати, говорят, что на могиле Булгакова установлен камень с могилы Гоголя.

1.0x