15:59 24 июня 2020 Оборонное сознание

Стратегические наступательные вооружения вчера, сегодня, завтра. Часть 1

Фото: ссылка

В 2021 году заканчивает своё действие договор СНВ-3 — двустороннее соглашение между Российской Федерацией и США о взаимном сокращении арсеналов развёрнутых ядерных стратегических вооружений. Автор рассказывает о появлении и развитии этого вида вооружений и размышляет о том, что с ним будет, если американороссийский договор не будет пролонгирован…

Межконтинентальные баллистические ракеты до договоров об их ограничении

Война между СССР и США (полномасштабный обмен ядерными ударами) в 1960–1980-е гг. была страшным сном для глав государств всех стран мира. Ядерный конфликт грозил истребить всё живое на планете. Суммарное количество атомных зарядов в арсеналах пяти членов элитного ядерного клуба превысило 50 000 единиц. К началу 1960-х мощность термоядерных зарядов выросла до умопомрачительных величин. На вооружение ВВС США в 1962 г. поступает МБР «Титан-2», которая несла самую мощную боеголовку, когда-либо развёрнутую в США. Боеголовка W-53 имела мощность 9 Мт и могла быть доставлена ракетой «Титан-2» на дальность до 15 000 км. Авторитетный американский эксперт Чак Хансен утверждает, что США имели технологическую способность развёртывания боеголовки W-53 мощностью 35 Мт так называемой «грязной» версии. В СССР разрабатывается ещё более мощная ракета УР-500, способная доставить 100-мегатонную боеголовку на межконтинентальную дальность. Одной такой ракетой можно было стереть с лица земли целый штат. LGM-30F «Минитмен-2» стала первым представителем межконтинентальных баллистических ракет (МБР) 3-го поколения. Впервые на стратегической ракете устанавливалась современная инерциальная система управления NS17, оснащённая бортовым цифровым компьютером D-37C. Программируемая инерциальная система наведения до «Минитмена-2» не применялась в конструкциях систем управления баллистических ракет (БР) и крылатых ракет (КР) как американского, так и советского производства, если не считать первую попытку оснастить «Минитмен-1» далёкой от совершенства системой NS17 с компьютером D-37A… Такого рода технические новшества позволили добиться значительного качественного скачка в повышении уровня боевой готовности. Теперь для подготовки ракеты к пуску требовалось вместо нескольких часов не более 30 минут. 

 двойной клик - редактировать изображение

Применение вычислительной техники в процессе управления полётом МБР на активном участке позволило также на порядок увеличить точность доставки ядерного заряда к цели. Круговое вероятное отклонение (КВО) МБР первого и второго поколения Atlas-D, Titan-1, Titan-2, Minuteman-1 составляло 2580–3200 м. КВО же «Минитмен-2» не превышало 600 ярдов (540 м). Советские ракетостроители стали применять цифровые процессоры в системах управления МБР на 10 лет позже. Рубеж КВО в 500 м был достигнут в начале 70-х гг. прошлого века первыми модификациями МБР 4-го поколения. С появлением новых ракет изменились и военные доктрины — теперь главными целями стали не так называемые «незащищённые, площадные» (города, промышленные центры, аэродромы, базы сухопутных войск и ВМФ), а «защищённые точечные» — шахтные пусковые установки (ШПУ) МБР и БРСД, подземные командные пункты и т.д. Поэтому по обе стороны океана на самом высоком уровне остро встал вопрос об уязвимости, собственно, самих МБР. В Советском Союзе в ходе перевооружения РВСН на МБР 4-го поколения за 10 лет с 1973 по 1983 г. был проведён большой объём работ по модернизации ШПУ под новые ракеты и их укреплению. Всего было модернизировано 820 ШПУ. Большинство шахт прошло модернизацию по повышению степени защищённости до уровня 2500 psi (175 кг/см2 ). Небольшая часть прошла модернизацию в 80-е годы до ещё более высокого уровня — 204 ШПУ ОС 15П 718М МБР Р-36М2 «Воевода» (по другим данным 190) укреплены до уровня 7000 psi (500 кг/см2 ), по данным авторитетного и очень надёжного источника Aviation Week and Space Technology, 3 November 1980, хотя, как правило, западные источники намеренно несколько завышали параметры советских стратегических вооружений. Мотивация подобного рода оценок как раз понятна.

 двойной клик - редактировать изображение

Появление в середине 80-х гг. ракет 5-го поколения МХ (LGM-118A), Midgetman (MGM-134), SS-24, SS-25, SS-18 Mod 5 только обострило проблему уязвимости МБР, поскольку точность новых ракет повысилась значительно, КВО сократилось до 90–200 метров. Похоже на то, что это технический предел для МБР, во всяком случае ракетостроители ни в США, ни у нас за последние 30 лет не продвинулись ни на миллиметр. Следовательно — нижний порог, минимальная мощность заряда никак не может быть менее 300 кт. Современные оценки точности ракет «МХ» и «Трайдент-2» не 90 м, как считалось ранее, а 120. Реальностью стало достижение величины давления во фронте ударной волны на конструкцию ШПУ в 2000–2200 кг/см2 при условии наличия на носителе достаточно мощного заряда среднего класса — 300–500 кт.

Классы МБР

Переговоры между СССР и США с целью ограничить запасы стратегических ядерных вооружений начались в Хельсинки в 1969 г. Первое соглашение об ограничении стратегических вооружений, получившее аббревиатуру ОСВ-1, было заключено 26 мая 1972 г. в Москве. Этот договор ограничивал количество баллистических ракет и пусковых установок обеих сторон на том уровне, на котором они находились в тот момент. Один из главных недостатков ОСВ-1 был в его неспособности контролировать совокупный или индивидуальный забрасываемый вес МБР и баллистических ракет для подводных лодок (БРПЛ). Несмотря на то, что в соглашении ОСВ-1 не было четко сформулировано определение «тяжёлой МБР», американцы самостоятельно, не согласуя этот вопрос с советской стороной, «по-хитрому», не имеющему точных ограничений определению, установили предельные параметры для разделения МБР и БРПЛ на «лёгкий» и «тяжёлый» классы. «Тяжёлой МБР» считалась, по их мнению, любая МБР превышающая общий объём наибольшей из «легких МБР». Наибольшей из легких МБР американцы называли советскую МБР SS-11, чей забрасываемый вес составлял всего 760 кг. К лёгким МБР относились бы американские моноблочные «Минитмен-1» и «Минитмен-2», имеющие забрасываемый вес 450 и 590 кг соответственно. К классу «тяжёлых» ракет были отнесены не только все советские МБР четвёртого поколения, но и американские давно устаревшие ракеты Титан-2 (3600 кг). Применение подобной системы расчётов, критериями которой стали легко контролируемые национальными средствами объёмные ограничения ШПУ, а не массо-габаритные показатели самой ракеты, по мнению американцев, позволяло советской стороне легко обойти границы договора в следующем, четвёртом поколении МБР SS-17, SS-18, SS-19, построенных по более высоким и передовым ракетным технологиям.

 двойной клик - редактировать изображение

Любопытно, но в 1970-е гг. советские военные не делили свои ракеты на классы—«тяжёлый» или «лёгкий», во всяком случае, на официальном уровне, более того, они и не предполагали, насколько будут совершенны ракеты четвёртого поколения. Они могли только высказывать свои пожелания, весьма обтекаемые, по поводу того, как должно выглядеть новое оружие. А уж, то каким совершенным оно получилось— это исключительно заслуга инженеров-ракетчиков из ОПК и результат высочайшего уровня советской науки того периода. По американским подсчётам, суммарный забрасываемый вес советских МБР в период между двумя договорами по ОСВ вырос на 44% — с 6845 500 фунтов (3107,9 т) до 9859 625 фунтов (4476,3 т). За этот же период суммарный забрасываемый вес американских МБР вырос с 780 до 1082,5 тонн. Американцы посчитали себя обманутыми и поставленными в уязвимое положение. Недостатки договора ОСВ-1, по их мнению, позволили Советскому Союзу развернуть новые «тяжёлые» ракеты SS-18 с увеличенным на 38% забрасываемым весом вместо старых SS-9, в рамках договорных ограничений, а также новые «лёгкие» ракеты SS-17 и SS-19 в шахтах старых ракет SS-11, которые в свою очередь превосходили их по забрасываемому весу на 400%. Поэтому при подготовке нового договора (ОСВ-2) были приняты уже согласованные с советской стороной общие критерии, позволяющие определить класс баллистической ракеты. 18 июня 1979 г. было принято общее согласованное заявление между СССР и США к пункту 5 статьи 2 Договора, которая гласит: «ракеты типа, именуемого в Союзе Советских Социалистических Республик РС-18 и известного в Соединенных Штатах Америки как SS-19,— наибольшие по стартовому и забрасываемому весу из лёгких МБР …» Таким образом, любая МБР, имеющая стартовый вес более 105 тонн, или забрасываемый вес более 4350 кг считается тяжёлой. Пункт 7 статьи 2 договора: «Стартовым весом МБР или БРПЛ является собственный вес полностью снаряженной ракеты в момент пуска. Забрасываемым весом МБР или БРПЛ является суммарный вес: а) её боеголовки или боеголовок; b) любых автономных блоков разведения или других соответствующих устройств, для наведения одной боеголовки либо для разделения или для разведения и наведения двух или более боеголовок; c) её средств преодоления обороны, включая конструкции для их отделения. Термин «другие соответствующие устройства», как он используется в определении забрасываемого веса МБР или БРПЛ во втором согласованном заявлении к пункту 7 статьи 2 договора, означает любые устройства для разведения и наведения двух или более боеголовок либо для наведения одной боеголовки, которые могут сообщить боеголовкам дополнительную скорость не более 1000 м в секунду». Это единственное документально и юридически зафиксированное и довольно точное определение забрасываемого веса стратегической БР. Не вполне корректно сравнивать его с термином «полезная нагрузка РН», используемым в гражданских отраслях для выведения искусственных спутников. Там «мёртвый груз», а в состав забрасываемого веса боевой ракеты входит собственная двигательная установка (ДУ), способная частично выполнить функцию последней ступени. Для МБР и БРПЛ дополнительная дельта в скорости 1000 м в секунду даёт существенный прирост дальности. К примеру, увеличение скорости ГЧ с 6550 до 7480 м/с в конце активного участка ведёт к повышению дальности пуска с 7000 до 12000 км. Теоретически зона разведения боеголовок любой МБР или БРПЛ, оснащенной РГЧ ИН (MIRV), может представлять трапециевидную площадь (перевернутая трапеция) высотой 5000 км и основаниями: нижним от точки старта—до 1000 км, верхним—до 2000. Но фактически она на порядок меньше у большинства ракет и сильно ограничена тягой двигателя блока разведения и запасом топлива. «Окно уязвимости» — термин, родившийся на сенатских слушаниях в США в первой половине 1970-х годов в связи с появлением у СССР «тяжёлых» ракет SS-18, уже в октябре 1972 г. после успешных тестовых пусков этих советских МБР в Америке в очередной раз заговорили о «ракетном отставании» от Советского Союза. Автором термина «окно уязвимости» был сенатор Г. Джексон, который вместе с тогдашним министром обороны Шлесинджером возглавил группу сенаторов-ястребов, обрушивших критику на ОСВ-1. Якобы договор предоставил СССР «крупные преимущества». Особый акцент ставился на вопросе о забрасываемом весе МБР. В соответствии с доводами Шлесинджера и Джексона выходило, что многократное преимущество советских ракет по весу их головных частей приведёт якобы к превосходству СССР в количестве и мощности ядерных зарядов после развёртывания ими собственных боеголовок типа MIRV.

Заокеанские хитрости в период между договорами ОСВ‑2 и СНВ‑1

В конце 1950-х гг. в центре внимания командования вооружённых сил США, прежде всего ВВС, находились две новые военные программы — Национальная система противоракетной обороны «Nike Zeus» и Разделяющиеся головные части с боеголовками индивидуального наведения на цели (MIRV) для МБР. Эти две военных программы вызвали энтузиазм у «стратегического интеллектуального сообщества», которое начало связывать с перспективными военными системами некоторые новые стратегические идеи. Эксперты из Института оборонных анализов, Гудзоновского института, Научно-консультативного совета ВВС начали усматривать в системе MIRV способность держать под ударом растущее в СССР количество военных объектов, не прибегая для этого к бесплодному и материально изнурительному наращиванию группировки МБР. Для этого требовалось лишь заменить стандартные моноблочные боеголовки на существующих ракетах на боеголовки MIRV. При более высокой точности наведения боеголовок РГЧ ИН (MIRV) в сравнении с моноблочными боеголовками, существенно вырастала эффективность поражения шахтных пусковых установок (ШПУ) стратегических ракет противника. Это придавало принципиально новые качества стратегическим наступательным вооружениям США. Значительно увеличивались их возможности по нанесению первого удара. Кроме того, способность MIRV разводить боеголовки на большие расстояния и с заданными временными интервалами существенно повышала вероятность преодоления систем ПРО. Лишь 31 июля 1991 г. были официально обнародованы реальные цифры стартовых масс и полезной нагрузки (забрасываемого веса) американских и советских МБР и БРПЛ. Подготовка СНВ-1 подошла к концу. И только в ходе работы над договором американцы смогли оценить, насколько точны были данные о советских ракетах, предоставленные разведывательными и аналитическими службами в 70–80-х гг. прошлого века. Большей частью эти сведения оказались ошибочными или в отдельных случаях неточными. Данные в многочисленных западных военных и прочих СМИ в реальности оказались далёкими от истины. Советская сторона и эксперты, проводившие расчёты, при подготовке документов как по Договору ОСВ-2, так и по СНВ-1, также оказались в заблуждении относительно американских МБР, поскольку опирались на опубликованные материалы. Как оказалось, «неверные» параметры перекочевали из независимых источников на страницы официальных отчётов Минобороны США и архивных файлов фирм-изготовителей. Цифры, предоставленные американской стороной при взаимных обменах данными сразу после заключения договора и в 2009 г., не дают возможности определить величину реального забрасываемого веса американских ракет, а только суммарный вес их боеголовок. Это касается почти всех МБР и БРПЛ. Исключение  составляет МБР «МХ». Её забрасываемый вес в официальных документах указан точно, вплоть до килограмма—3950.

 двойной клик - редактировать изображение

Именно по этой причине на примере МБР «МХ» подробнее рассмотрим её конструкцию—из чего состоит ракета и какие элементы ГЧ включаются в забрасываемый вес. У ракеты четыре ступени. Первые три твердотопливные, четвёртая оснащена ЖРД. Максимальная скорость ракеты в конце активного участка в момент отключения (отсечки тяги) двигателя 3-й ступени составляет 7205 м/с. Теоретически в этот момент может отделиться первая боеголовка (дальность—9600 км), запускается 4-я ступень. В конце её работы БЧ имеет скорость 7550 м/с, отделяется последняя боеголовка. Дальность — 12 800 километров. Дополнительная скорость, сообщаемая 4-й ступенью,— не более 350 м/с. Согласно условиям Договора ОСВ-2 формально ракета считается трёхступенчатой. ДУ RS-34 вроде как не ступень, а элемент конструкции БЧ. В забрасываемый вес включены блок разведения боеголовок Mk-21, его платформа, ЖРД RS-34, запас топлива— всего 1300 кг. Плюс 10 боеголовок W-87/ Mk-21RV по 265 кг. Вместо части боеголовок могут загружаться комплексы средств преодоления ПРО. В забрасываемый вес не включены пассивные элементы: головной обтекатель (порядка 350 кг), переходной отсек между ГЧ и последней ступенью, а также некоторые детали системы управления, не участвующие в работе блока разведения. Итого получается 3950 кг. Суммарный вес всех десяти боеголовок составляет 67% от забрасываемого веса. У советских МБР SS-18 (Р-36М2) и SS-19 (УР-100 Н) этот показатель составляет соответственно 51,5 и 74,7 процента. Вопросов по МБР МХ не было тогда, нет и сейчас—ракета вне всяких сомнений относится к лёгкому классу. Во всех официальных документах, опубликованных за последние 20 лет, как забрасываемый вес американских БРПЛ указываются цифры 1500 кг (в некоторых источниках— 1350) для «Трайдент-1» и 2800 кг для «Трайдент-2». Это лишь суммарный вес боеголовок—восемь W-76/ Mk-4RV по 165 кг или столько же W-88/ Mk-5RV по 330 кг каждая. Американцы намеренно воспользовались ситуацией, поддерживая до сих пор искажённые или даже ложные представления российской стороны о возможностях их стратегических сил. 4 сентября 1971 г. министр обороны США одобрил решение координационного совета ВМС начать НИОКР по программе ULMS (баллистическая ракета подводных лодок повышенной дальности). 

 двойной клик - редактировать изображение

Предусматривалась разработка двух проектов: «Трайдент-1» и «Трайдент-2». Формально заказ на «Трайдент-2» D-5 фирма «Локхид» получила от флота в 1983-м, но фактически работы были начаты одновременно с «Трайдент-1» С-4 (UGM-96A) в декабре 1971-го. БРПЛ «Трайдент-1» и «Трайдент-2» относились к разным классам ракет, соответственно C (калибра 75 дюймов) и D (85 дюймов), и предназначались для вооружения двух типов атомных субмарин. Первая — для существующих лодок «Лафайет», вторая — для перспективных в то время «Огайо». Вопреки сложившемуся мнению, обе ракеты относятся к одному поколению БРПЛ. «Трайдент-2» выполнена по тем же технологиям, что и «Трайдент-1». Однако из-за увеличенных размеров (диаметр — на 15%, длина — на 30%) вдвое возрос стартовый вес. В результате удалось увеличить дальность пуска с 4000 до 6000 морских миль, а забрасываемый вес—с 5000 до 10 000 фунтов. Ракета «Трайдент-2» трехступенчатая, твёрдотопливная. Головная часть с меньшим на два дюйма диаметром миделя, чем у первых двух ступеней (2057 мм вместо 2108), включает в себя двигатель Х-853 фирмы «Геркулес», занимающий центральную часть отсека и выполненный в виде моноблока цилиндрической формы (3480х860 мм), и платформу с боеголовками, расположенную вокруг него. Блок разведения не имеет собственной ДУ, её функции выполняет двигатель третьей ступени. Благодаря этим особенностям конструкции ракеты длина зоны разведения боеголовок «Трайдент-2» может достигать 6400 км. Третья ступень, снаряжённая топливом, и платформа блока разведения без боеголовок весит 2200 кг.

Для ракеты «Трайдент-2» существует четыре варианта загрузки ГЧ. Первый вариант—«тяжёлая ГЧ»: 8 W-88/ Mk-5RV, забрасываемый вес—4920 кг, максимальная дальность—7880 км. Второй вариант—«лёгкая ГЧM»: 8 W-76/ k-4RV, забрасываемый вес—3520 кг, максимальная дальность—11 100 км.

Современные варианты загрузки согласно ограничениям СНВ-1/3: первый—4 W-88/ Mk-5RV, вес—3560 кг; второй—4 W-76/ Mk-4RV, вес—2860 кг.

Сегодня можно с уверенностью сказать, что ракета создавалась в период между Договорами ОСВ-2 (1979) и СНВ-1 (1991) заведомо в нарушение первого: «Каждая из сторон обязуется не создавать, не испытывать и не развёртывать БРПЛ, имеющие забрасываемый вес больший, чем у наибольшей, соответственно по забрасываемому весу, из лёгких МБР» (ст. 9, пункт «е»). Наибольшей из лёгких МБР была SS-19 (УР-100Н УТТХ), чей забрасываемый вес 4350 килограммов. Солидный резерв по этому параметру ракет «Трайдент-2» предоставляет американцам широкие возможности «возвратного потенциала» при наличии достаточно большого запаса боеголовок.

Окончание следует…

Сергей Кетонов

Источник: журнал «Оружие» № 7-8 2020

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x