10:21 31 августа 2020 Оборонное сознание

На страже Исламской Республики: КСИР и Басидж в системе безопасности Ирана

Фото: ссылка

Корпус стражей исламской революции (КСИР) и Басидж являются неотъемлемыми элементами системы безопасности Исламской Республики Иран. За 40 лет эти структуры заметно трансформировались и сегодня играют одну из ключевых ролей во внутренней и внешней политике страны. Деятельность КСИР и Басидж выходит далеко за рамки военных опе-
раций и фактически становится механизмом вовлечения значительной части населения Ирана в религиозную и околорелигиозную деятельность, которая замыкается на духовном лидере Исламской Республики. Кроме того, стражи превратились в ключевую силу, продвигающую интересы Тегерана на мировой арене.

Особая роль Басидж

Формирование новых сил безопасности в Исламской Республике происходило на рубеже 1970-х – 1980-х гг. в условиях множественных угроз государственности, исходящих от внутренней оппозиции, спецслужб США, войск Саддама Хусейна. Для обеспечения выживаемости был взят курс на массовую мобилизацию населения – превращение максимального числа жителей в потенциальных защитников Исламской Республики. Идеологической основой этой политики стала идея «растворения» армии в рамках концепции «Исламской армии 20 миллионов» аятоллы Хомейни. Ключевым проводником этого замысла стала «Организация мобилизации обездоленных иранского народа≫ или кратко – Басидж (мобилизация – перс. яз.). Басидж представляет собой массовое народное ополчение, которое одновременно является молодежно-патриотической организацией, кадровым резервом КСИР, дополнительной структурой для обеспечения безопасности внутри страны и вспомогательной силой при решении военных задач. Организационно эта структура входит в состав Корпуса страж исламской революции. В отличие от КСИР, который привлекает на службу призывников, Басидж – исключительно добровольческая организация. Принятие новых членов в её ряды похоже, скорее, на вербовку, чем на прием в ополчение. Как правило, подходящую кандидатуру выбирают и предлагают ей вступить в свои ряды непосредственно члены организации. Потенциальный участник должен вести ≪пристойный≫ образ жизни, быть лояльным режиму и происходить из религиозной семьи. Вербовка может вестись в мечетях, на месте учебы или работы и других местах, где члены ≪Басидж≫ присутствуют в качестве наблюдателей.

Существуют три уровня членства в организации. Большинство – это обычные члены, которые получают минимальную подготовку. Активные члены – составляющие средний уровень, должны пройти базовый идеологический курс и военную подготовку. Особые члены – это профессиональные военнослужащие КСИР, которые были определены в подразделения Басидж. Точную численность членов Басидж в Иране определить невозможно. Власти страны заявляют, что организация насчитывает до 15 млн человек. Однако более реалистичная оценка – 4 млн, 3 млн из которых – обычные члены, 800 тыс. – активные члены и 200 тыс. – особые члены5. Также затруднительно определить объемы финансирования организации. Согласно военному бюджету, в 2017 г. на Басидж было выделено 0,5 млрд долл. Однако реальные расходы организации могут быть в несколько раз больше. Активность Басидж распределяется по трем направлениям – культурная деятельность, обеспечение безопасности внутри страны, участие в военных операциях. Наиболее заметным для мировой общественности стало участие членов организации в подавлении крупнейших антиправительственных демонстраций в Иране в 1990-х и 2000-х гг. Кроме того, Басидж регулярно привлекается к охране приграничных районов страны, борьбе с контрабандой и наркобизнесом, а также берет на себя функцию полиции нравов. После 2009 г. и крупнейших протестных акций в истории Ирана КСИР взял курс на реформирование Басидж, чтобы улучшить его эффективность в борьбе против ≪мягких войн≫. Отныне организация в меньшей степени должна участвовать в обеспечении безопасности страны и больше концентрироваться на работе с населением, продвигая идеи революции через общественную и культурную деятельность. Таким образом, в деятельности народного ополчения принимает участие значительная часть общества страны, которая считается наиболее лояльной к властям Ирана. КСИР стремится рекрутировать новобранцев из состава Басидж. При этом, помимо обеспечения безопасности, ополчение должно распространять ценности Исламской Революции среди населения Ирана.

КСИР как основа иранской мощи

Корпус стражей исламской революции – военное новшество аятоллы Хомейни и его окружения, сыгравшее ключевую роль в процессе становления Исламской Республики. По замыслу создателей, корпус должен олицетворять идеальные исламские вооруженные силы. Сегодня КСИР служит основой военной мощи Ирана. Наравне с корпусом в стране функционируют обычные армейские части, однако при сопоставимой численности их роль в обеспечении безопасности ИРИ значительно меньше. Считается, что в распоряжении Корпуса стражей исламской революции находятся более компетентные и преданные режиму кадры, нежели в армии. Поэтому сегодня армейским подразделениям отводится, скорее, второстепенная роль. При создании корпуса значительное внимание уделялось особому символизму, подчеркивающему связь КСИР с идеологией шиитского ислама. Таким образом, корпус пытается вписать себя в пантеон шиитской истории как авангард современных исламских вооруженных сил. Однако КСИР – это отнюдь не толпа фанатиков, готовых на все ради победы ислама. Религиозные концепты организации оказываются очень гибкими и адаптивными. Ключевая особенность организации в этом ключе – это использование шиитских догм в политических целях. Главной задачей корпуса в соответствии с конституцией Ирана является защита исламской революции. При этом КСИР находится в прямом подчинении верховному главнокомандующему – духовному лидеру и руководителю страны. В сегодняшнем Иране близость духовного лидера и Корпуса усиливается за счет неформальных связей и той роли, которую аятолла Хаменеи отводит КСИР в политической системе. Примечательно, что вооруженные силы Ирана занимаются не только военными делами – КСИР участвует в политической, социальной, культурной и экономической деятельности. Общая численность корпуса оценивается в 400 тыс. человек. Самым многочисленным видом войск в составе КСИР являются сухопутные войска. Самостоятельными видами вооруженных сил в составе корпуса также считаются военно-воздушные, военно-морские и аэрокосмические силы. Отдельного внимания заслуживает спецподразделение ≪Кодс≫, которое предназначено для проведения специальных операций в Иране и за его пределами. В мирное время главные задачи подразделения – содействие экспорту исламской революции и разведывательная деятельность. Спецподразделение насчитывает, по разным оценкам, от 15 тыс.12 до 25 тыс. человек. За последние три десятилетия региональная нестабильность дала КСИР возможность активизировать деятельность организации за пределами Ирана. Гражданская война в Ливане и последовавшая интервенция в эту страну Израиля создала благоприятную почву для создания ливанской Хезболлы и установления устойчивых контактов с палестинскими организациями.

Вторжения США в Афганистан и Ирак, а также события ≪арабской весны≫ позволили КСИР использовать опыт работы в Ливане и Палестине для расширения своего влияния в регионе. Главным инструментом этой политики стало спецподразделение ≪Кодс≫, способность которого создавать проиранские структуры в соседних странах позволила расширить влияние Ирана в регионе. Таким образом, Кодс стал одним из ключевых инструментов иранской внешней политики. Спецподразделение сыграло важную роль в развитии событий в Сирии и Ираке. Так, участие Ирана в сирийском конфликте проходит под личным контролем главы Кодс Касема Солеймани, одной из ключевых задач которого является координация действий между сирийскими войсками, ливанской Хезболлой, иракскими шиитскими организациями и войсками КСИР. Предположительно, в Сирии находится около тысячи военных подразделения ≪Кодс≫. Точная оценка военного бюджета КСИР – задача практически невыполнимая. Помимо военного бюджета, стражи могут получать средства из различных религиозных фондов, личного фонда рахбара, благотворительных организаций. Кроме того, связанные с КСИР компании имеют значительную долю в иранской экономике, что также становится источником дополнительных вливаний. В среднем военный бюджет Ирана составляет 2,5–3% от ВВП, при этом 60–70% трат приходится на КСИР. По приблизительным оценкам, дополнительные вливания в корпус можно оценить в 50–100% от всего военного бюджета. В результате, общий объем финансирования КСИР может составлять до 12–17 млрд долл. в год. Стоит также отметить особую роль Корпуса при обеспечении безопасности внутри Ирана. КСИР стремится не вмешиваться в работу сил внутреннего правопорядка на регулярной основе, однако корпус оставляет за собой право принять экстренные меры, если угроза исламской революции не может быть устранена другими государственными структурами. Так, в 2009 г. КСИР принимал участие в подавлении антиправительственных протестов, поскольку они, по словам представителей корпуса, ≪были организованы иностранными силами≫, чтобы ≪уничтожить революционную власть≫, и поэтому представляли экзистенциальную угрозу.

От экономики к политике

В первые годы после революции аятолла Хомейни запрещал КСИР участвовать в политической борьбе и не допускал страж к крупным экономическим активам. Однако после смерти основателя республики Корпус принял участие в послевоенном восстановлении страны, что открыло ему путь к экономическому сектору страны. Заполучив финансовые активы, КСИР включился в политическую борьбу, активно продвигая бывших членов корпуса в госорганы. На сегодняшний день стражи являются одним из ведущих игроков в экономике страны, некоторые источники утверждают, что корпус может контролировать до 1/6 всего ВВП Ирана. Отличительной чертой экономической политики КСИР является стремление организации получить доступ к стратегически значимым отраслям экономики страны – нефтегазовому, финансовому, телекоммуникационному секторам. Главным проводником финансовых интересов корпуса считается компания ≪Хатам аль-Анбийа≫. Пиком экономического влияния КСИР стали годы президентства Махмуда Ахмадинежада. При нем была объявлена масштабная волна приватизации государственных активов, однако вместо частного сектора большая часть приватизированных объектов попала в руки полугосударственных организаций, многие из которых были связаны с КСИР. Так, одним из бенефициариев стал Кооперативный фонд ≪Басидж≫ и его дочерние структуры. Следующий президент Ирана, Хасан Рухани, взял курс на сокращение присутствия КСИР в экономике. Прежде всего, началось вытеснение стражей из нефтегазовой сферы. Кроме того, близким к КСИР структурам пришлось отказаться и от части активов в других областях. В СМИ появлялась информация о том, что этот курс был одобрен аятоллой Хаменеи, поскольку духовный лидер ощущает необходимость спасения КСИР от коррупции. Однако в целом успехи Рухани оказались весьма ограниченными. Параллельно с этим Корпус активно критиковал экономическую политику президента, называя ее прозападной и противоречащей исламским революционным ценностям. Позиции Рухани серьезно ухудшились после одностороннего выхода США из ядерной сделки с Ираном в 2018 г. и возвращения американских санкций. Стражи в значительной степени были против снятия западных санкций с Ирана, поскольку закрытый характер экономики страны в условиях наложенных ограничений становится благоприятной средой для укрепления непрозрачных и неподотчётных государству и обществу полугосударственных финансовых структур, близких к КСИР. Помимо экономического влияния, Корпус стремится оказывать воздействие на политические процессы в стране. Многие ведущие политики Ирана являются выходцами из Корпуса и считаются проводниками его интересов. Бывшие члены КСИР пытаются выдвигать свои кандидатуры на выборах различного уровня. Так, главнокомандующий КСИР в 1981–1997 гг. Мохсен Резайи участвовал в президентских выборах в 2009 и 2013 гг. Во многом политическая активность стражей обусловлена растущими запросом на перемены. В этом запросе КСИР видит угрозу исламской революции и своему благополучию.

На страже киберпространства

Одной из новых сфер, вызывающей повышенный интерес КСИР, является кибербезопасность. Представители КСИР входят в Совет по вопросам киберпространства – главный орган по решению вопросов кибербезопасности в Иране. Кроме того, стражам принадлежит крупнейший интернет-провайдер в стране – Телекоммуникационная компания Ирана. Также в подчинении КСИР находятся Центр по надзору за организованной преступностью и Рабочая группа по определению уголовного содержания, которые имеют право цензурировать или отслеживать интернет-пользователей. Под руководством корпуса функционируют кибервойска, состоящие из, по меньшей мере, 2 400 профессиональных программистов с бюджетом около 100 млн долл. В компетенцию этих сил входит создание вирусных и шпионских программ, разработка средств для блокирования сетей Wi-Fi28. Стражи также работают над созданием электронных систем, способных выводить из строя вражеские радары и коммуникационную инфраструктуру. Кроме того, КСИР пытается вербовать иранских хакеров, привлекая их к деятельности, направленной против внутренних и иностранных врагов режима. Басидж также пытается осуществлять деятельность в интернет-пространстве. В 2010 г. организация учредила Совет киберпространства Басидж. Его главной задачей стало создание в сети позитивного образа иранского режима. Иран из соображений безопасности пытается создать собственную национальную телекоммуникационную систему, несвязанную со всемирной паутиной. Первым успехом стала телекоммуникационная система ≪Басир≫, созданная КСИР в 2012 г. Это закрытая сотовая сеть, подключиться к которой можно при помощи портативных ретрансляторных станций. Задача сети – сохранять возможность коммуникации в случае кибератак или разрушения ключевых инфраструктурных объектов. Однако не известно, предполагает ли система возможность передачи различных видов информации или только голосовых сообщений.

Главные вызовы для КСИР

В последние десятилетия Корпус стражей исламской революции заметно увеличил свое влияние на происходящие в Иране процессы, превратившись в одну из самых значимых политических и экономических сил. Одновременно с этим КСИР заметно расширил свое присутствие в региональной политике, добившись ряда очевидных успехов на международной арене. В результате вокруг Корпуса в мире начал формироваться образ одной из самых успешных сил на Ближнем Востоке. Позиции Корпуса во внутренней политике не столь однозначны. Единству организации угрожает нарастающий разрыв между интересами КСИР и меняющимися ценностями иранского общества. Запрос на бoльшую демократизацию, увеличение личных свобод, открытость страны – все это входит в прямое противоречие с интересами КСИР. Кроме того, организация участвует в обеспечении кибербезопасности страны, что не прибавляет ей симпатий среди жителей Ирана, все больше осваивающих современные способы коммуникации. Рядовые члены КСИР являются обычными иранскими призывниками, поэтому во многом отражают настроения, царящие в обществе. Также для нормального функционирования идеологической модели Корпуса необходима явная угроза в лице иностранной силы. В случае нормализации отношений с США она может измениться. Политика Дональда Трампа значительно облегчила задачу по поиску противника для КСИР, однако возможный возврат к варианту ограниченного сотрудничества Вашингтона и Тегерана может сильно ударить по позициям корпуса. Наконец, одна из важнейших угроз для КСИР – это уход нынешнего духовного лидера аятоллы Хаменеи. Верховный лидер необходим КСИР для того, чтобы сохранить свое положение в иранской властной структуре. Следующему руководителю Ирана необходимо будет заручиться поддержкой народа или искать ее у КСИР. Если сделанный выбор окажется в пользу Стражей, то организация сможет увеличить свое влияние в стране. В противном случае Корпус может лишиться своего главного покровителя, что чревато непредсказуемыми последствиями. Что касается военной составляющей, то здесь КСИР сталкивается с очевидными ограничениями, связанными в первую очередь с технологическим уровнем армии Ирана. Так, иранская оборонная промышленность активно развивается в различных сферах, но ее мощностей по-прежнему недостаточно для обеспечения всех армейских нужд. В результате КСИР гораздо лучше приспособлен к ведению гибридных войн, чем к конвенциональным военным действиям. Ярким примером ограниченного функционала КСИР служит нехватка современных видов авиации для ведения боевых действий. Этот недостаток стал очевидной проблемой в ходе сирийского конфликта, когда отсутствие качественной воздушной поддержки оказалось препятствием для эффективной реализации КСИР наземных операций. В результате эту брешь заполнили российские вооруженные силы. Что касается гибридной войны и создания проиранских сил на территории других государств, то эта тактика эффективна только в случае наличия ряда условий. Во-первых, ареал действия иранских специалистов ограничен шиитскими общинами. Во-вторых, создание иррегулярных формирований возможно только в условиях дефицита регулярных сил. Поэтому в случае нормализации ситуации на Ближнем Востоке и возвращения сильной централизованной власти в ряде стран иррегулярные силы могут быть вытеснены государственными войсками, ориентирующимися на собственное правительство и национальные интересы.

Никита Смагин

Источник: «Армии и безопасность на Ближнем Востоке и в Северной Африке» 2019г.

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x