03:18 13 марта 2021 Оборонное сознание

«Люрсен-с», «Беркут», «Университет» против «Джунглей». Крах операции британской разведки в Прибалтике в 1949—1956 гг.

Фото: ссылка

В 1949 году британская Секретная разведывательная служба (англ. Secret Intelligence Service, SIS), известная также как МИ-6, параллельно с операцией американского ЦРУ «Red Sox» при участии шведской разведки начала операцию «Jungle» («Джунгли»). Её цель — использование антисоветских вооружённых группировок и подпольных организаций в Эстонии, Латвии, Литве и Польше для визуальной и электронной разведки, сбора секретной информации политического, экономического и военного характера, включая сведения о разработках в СССР новейших вооружений. Руководители британской разведки тешили себя иллюзиями возможности использовать антисоветские банды прибалтийских националистов в разведывательных целях, не зная, что к тому времени в Эстонии и Латвии с «лесными братьями» было покончено, лишь в Литве ещё скрывались изрядно поредевшие остатки их банд. О многом говорит облик участников противоборства спецслужб в Прибалтике. Британские «джеймсы бонды» сами в советскую Прибалтику не совались, ведя преступную борьбу против нашей страны, «загребали жар чужими руками». Нанимали в шпионы своей «секретной интеллигентной службы» (дословный перевод «Secret Intelligence Service») для отнюдь не интеллигентной, а криминальной «грязной» работы бывших гитлеровских вояк и их прихвостней — латвийских, литовских, эстонских эсэсовцев, полицаев, коллаборационистов, которых западные спецслужбы спасали от депортации в СССР и заслуженного возмездия за преступления на службе фашистским оккупантам в годы войны. От этой преступной шпионской деятельности нашу страну в Прибалтике защищали латыши, литовцы, эстонцы и другие победители фашизма, которые в рядах Красной армии освободили родную землю, другие страны от гитлеровских оккупантов и после войны в рядах советской контрразведки очищали Латвию, Литву и Эстонию от прятавшихся в лесах фашистских прихвостней, спасали население от бандитского беспредела «лесных братьев».

Всеми разведоперациями МИ-6 в Прибалтике в 1944—1955 гг. руководил директор Северно-Европейского департамента МИ-6 Г. Карр. Непосредственно за них в 1944—1954 гг. отвечал начальник «Балтийской секции» Северно-Европейского департамента МИ-6 А. Маккиббин. Он с помощью сети сотрудников, информаторов и друзей Г. Карра создал разветвлённую шпионскую сеть. Вербовкой агентуры и деталями операции «Джунгли» занимались 4 консультативные группы, сформированные при разведшколе в Челси (исторический район Лондона, ранее его пригород), — польская и 3 прибалтийские. Эстонскую возглавлял бывший штандартенфюрер войск СС А. Ребане (кодовое имя «Роберт»). Латвийскую — бывший офицер «Латышского легиона люфтваффе» Р. Силарайс. Литовскую — профессор истории С. Жимантас (за этой фамилией скрывался организатор холокоста в Вильнюсе в 1941 г., бывший доцент Вильнюсского университета С. Жакявичюс). МИ-6 готовила свою агентуру в Великобритании и до 1950 года в Швеции. Основной курс шпионы осваивали в разведшколе в Челси. Полевые занятия и учения проходили в Южной Англии и Шотландии. В отличие от ЦРУ, которое забрасывало в СССР своих шпионов в рамках операции «Red Sox» самолётами, МИ-6 использовала более дешёвый способ заброски — морем. В ходе операции «Джунгли» при поддержке разведслужбы британского ВМФ она поначалу использовала отряд минного траления «Куксхафен», подчинённый созданному британскими оккупационными властями «Германскому управлению минного траления», контролировавшему прибрежные воды земли   Шлезвиг-Гольштейн.

Первым на катере S-208 к заброске британских шпионов приступил бывший офицер гитлеровского кригсмарине Х.-Х. Клозе, во время войны, в 1944—1945 гг. — командир немецкой 2-й учебной флотилии быстроходных катеров, доставлявших диверсантов абвера за линию фронта на восточное побережье Балтийского моря. В 1948 году в германском городе Миндене Клозе допросил британский контр-адмирал Р.С. Шербрук и завербовала МИ-6. В задачи Клозе входила доставка британских шпионов в Прибалтику и обратно на катере. Он в конце 1950 года, перед расформированием отряда «Куксхафен» (30 июня 1951 г.), набрал 14 своих бывших сослуживцев, вошедших в «Британскую балтийскую службу охраны рыболовства» со штаб-квартирой в Гамбурге, которая подчинялась английским оккупационным властям. 14 августа 1952 года подразделение Клозе получило второй катер S-130. Экипажи обоих катеров состояли из бывших гитлеровских военных моряков. В начале 1954 года подразделение снабдили тремя новыми катерами класса «Silbermöwe» («Серебристая чайка»), построенными немецкой фирмой «Lürssen» («Люрсен») для пограничной полиции ФРГ. Оккупационные власти конфисковали их под предлогом нарушения требований о демилитаризации Германии и передали МИ-6. В 1951—1954 гг. катера S-208 и S-130 оснастили радарами и оптическими приборами разведки мест высадки, а пришедшие им на смену в 1954 году катера «Люрсен-С» — ещё и дополнительными топливными баками для разведки между островами — немецким Рюген и эстонским Сааремаа, а также новым американским оборудованием электронной разведки. С ним работали операторы МИ-6 и подчинённой американцам немецкой разведывательной Организации Гелена*. После того как к разведоперациям в Прибалтике подключилось американское ЦРУ, она занялась подбором агентов из прибалтийских эмигрантов. Куратором Организации Гелена от ЦРУ стал Д.Х. Кричфилд, известный немецким сотрудникам под кодовым именем «Кент Дж. Маршалл».

*Организации Гелена — разведывательная организация, созданная в 1946 г. в американской оккупационной зоне Германии под контролем разведки войск США в Европе гитлеровским генерал-лейтенантом Р. Геленом (в годы войны один из руководителей разведки на Восточном фронте, начальник абверовского отдела «Иностранные армии Востока», нем. Fremde Heeres Ost, FHO при генеральном штабе сухопутных войск вермахта). После создания американского ЦРУ Организации Гелена перешла в подчинение ему. Позже преобразована в Федеральную разведывательную службу ФРГ (БНД, нем. Bundesnachrichtendienst, BND) во главе с тем же Геленом. 

Советская контрразведка (до марта 1953 г. — Министерство госбезопасности СССР, затем — в составе МВД СССР, с марта 1954 г. — Комитет госбезопасности) задолго до начала британцами операции «Джунгли» подготовилась к противодействию. С ноября 1945 года, после захвата в Латвии заброшенной ими разведгруппы А. Арнитиса подготовку мероприятий по разоблачению и пресечению деятельности новых групп британских шпионов с санкции Москвы развернул майор (будущий генерал-майор) Я.К. Лукашевич из Министерства госбезопасности (МГБ) Латвийской ССР. Радиопередатчик с кодами, изъятый у группы Арнитиса, МГБ использовало для радиоигры с МИ-6, «подсунув» ей своего радиста А. Бергманиса, который ранее служил радистом в германских вооружённых силах, а в то время находился в лагере военнопленных под Ригой. По легенде, разработанной для Бергманиса, Арнитис якобы незадолго до своего ареста передал ему передатчик с кодами связи. Спецслужбы Великобритании и Швеции тщательно проверили Бергманиса. Для этого МИ-6 в августе 1946 года направила в Латвию двух своих агентов — членов «Латвийского центрального совета» Р. Занде и Э. Томсонса. В ноябре того же года Занде радиограммой сообщил в Стокгольм: «Мы уверены, что Бергманис не находится под контролем МГБ». Общим руководством противодействием МИ-6 занимались 2-е управление (с 4 мая 1946 г. — 2-е Главное управление) МГБ СССР, а также МГБ Латвийской, Литовской и Эстонской ССР. В Латвии за общий ход этих контрразведывательных операций отвечал майор Я.К. Лукашевич, за тактику их проведения — майор (будущий подполковник) Я.-А.Я. Бундулис. Так как в Латвии и Эстонии к тому времени все бандформирования националистов были ликвидированы, для организации оперативных игр с МИ-6 и встречи британских шпионов советским контрразведчикам пришлось создать несколько фиктивных «бандформирований», в частности, «группу "лесных братьев" "Максиса"» и «группу подпольщиков "Робертса"».

Вечером 1 мая 1949 года МИ-6 при поддержке шведской разведки высадила на побережье Литовской ССР в районе Паланги первую группу из шести шпионов во главе с литовцем Й. Декснисом (псевдоним «Тарвидас»), который ранее дважды побывал в послевоенной Литве, но не знал, что при втором её посещении был взят под наблюдение МГБ. В группу входили литовцы В. Бредис и К. Пиплис, эстонцы И. Эплик и Э. Суустер, а также латыш В.А. Швейц (агент МГБ с псевдонимом «Апогс» — «Сыч»), который сумел отделиться от группы и доложить о её высадке в МГБ Литвы. 7 мая 1949 года сотрудники Литовского МГБ, представившись «лесными братьями», арестовали Дексниса, Бредиса и Суустера, а также Эплика, который вскоре умер в больнице после полученного при задержании удара рукояткой револьвера по голове. Пиплису удалось скрыться. Позже он присоединился к одной из литовских антисоветских банд и погиб в 1949 году, по другим данным, в 1952 году. При аресте у Й. Дексниса изъяли письмо от «Зарубежной службы литовского сопротивления» профессора С. Жимантаса (Жакявичюса) и в кисточке для бритья обнаружили фотоплёнку с подробной инструкцией о разведывательных задачах группы в СССР. Они включали не только сбор информации об охране коммуникаций и объектов, политическом, экономическом социальном положении, промышленности, сельском хозяйстве, торговле, путях сообщения, электростанциях, судостроении, вооружении, базах советских ВМФ, ВВС и других войсках. Большая часть инструкции касалась добывания информации о советских разработках оружия массового поражения. Литовское МГБ завербовало Дексниса и Бредиса и использовало для передачи дезинформации на Запад, начало с их участием две радиоигры с МИ-6 — «Волна» в 1949 году и «Лес» в 1950 году. Главные цели обеих радиоигр — направить британскую разведку по ложному пути сообщениями о фиктивных «возможностях» ведения разведки в Советской Литве и контролировать агентов МИ-6, скомпрометировать в глазах англичан завербовавшие их эмигрантские организации. В результате оперативных игр «Волна» и «Лес» в 1949—1952 гг. МГБ Литовской ССР перехватило на её территории 5 высадок британских агентов с катеров (в т.ч. часть — с катеров шведских спецслужб без участия упомянутого ранее Клозе). В ходе этих двух оперативных игр 7 агентов МИ-6 были арестованы и один убит при задержании. Некоторых из пойманных шпионов советские спецслужбы завербовали. Так, агент МИ-6 Суустер в Эстонии согласился на сотрудничество с МГБ в качестве радиста. Это позволило начать радиоигру со шведской разведкой под кодовым названием «Явка», чтобы усилить доверие шведских спецслужб к начатым ранее эстонским МГБ радиоиграм «Блинд» и «Север». «Апогс» (Швейц), ранее внедрённый МГБ в британскую агентуру и прибывший в Литву в группе Дексниса, вышел на связь с лондонским разведцентром. Британцы поверили в успех высадки и решили предпринять следующую в латвийской Курляндии (Курземе). Латвия оказалась в центре внимания британских «джеймсов бондов» и их операций в Прибалтике после того, как специально для них в лесах Курземе республиканское МГБ создало фиктивную «группу "лесных братьев"» во главе с «Максисом» (его роль играл майор Бундулис) — со своими лагерем, бункерами, оружием и прочими атрибутами. Британцы увидели в этом лагере перевалочную базу для латышских, эстонских и литовских агентов МИ-6, и он стал мастерски созданной советской контрразведкой «мышеловкой» для английских шпионов. 1 ноября 1949 года Клозе с катера S-208 высадил на латвийском побережье в 12 км южнее маяка у населённого пункта Ужава между Вентспилсом и Лиепаей двух агентов МИ-6. Бывший эсэсовец Латышского легиона войск СС В. Беркис («Крауя») и бывший полицейский А. Галдыньш («Меднис») направились в дом пастора В. Амолса и, назвав пароль, попросили срочно связать их с латышскими «лесными братьями». Пастор знал только одного «надёжного человека», с которым недавно познакомился, — Швейца. Через сутки Беркиса и Галдыньша взяли под наблюдение советские контрразведчики.

В 1948 году МГБ Латвийской ССР получило приказ начать широкомасштабную контрразведывательную операцию. Она получила условное наименование «Люрсен-С» после того, как в 1954 году МИ-6 впервые использовала катера нового типа с этим названием для заброски своей агентуры в Советскую Прибалтику. Всего в конце 1940-х — начале 1950-х годов МГБ / МВД / КГБ СССР провело в Прибалтике несколько оперативных игр. МГБ Латвии — операцию «Дуэль» с целью внедрения в разведслужбы Великобритании, Швеции и США агентов «Алекса» и «Цирулиса». Позже — аналогичную игру «Беркут» для засылки в Англию агента МГБ «Сульга». МГБ Эстонии — радиоигры «Север», «Блинд», «Явка» и «Маяк» со шведской и косвенно с британской разведками. МГБ Литвы — «Волна» и «Лес». Совместно МГБ Латвии и Эстонии — широкомасштабную оперативную игру «Университет». В начале 1950-х годов контрразведчики также вели оперативные игры «Вента», «Метеор» и «Неман» против британской и американской разведок. 18 апреля 1950 году британская разведка высадила в Литве, у Паланги, новую группу шпионов. В неё вошли литовец, известный как «Томас» (фамилии и инициалы некоторых из упомянутых в статье лиц установить не удалось), эстонцы Э. Халлиск и О. Леола («Гунн»). Их ждали сотрудники МГБ. «Томас» был убит при задержании. Леола в панике сдался. Халлиска арестовали чуть позже — 22 апреля 1950 года. Как выяснилось на допросе, Леола прибыл с задачей установить контакт с ранее заброшенным в Эстонию Э. Унтом, Халлиск — найти Суустера для сбора военной, политической и экономической информации. К тому времени Унт и Суустер работали на МГБ. Халлиска и Леолу доставили в Эстонию для участия в оперативной игре «Явка». Но Халлиск оказался к ней непригоден. Леола был завербован как агент «Каск», участвовал в нескольких контрразведывательных операциях, но тоже не оправдал надежд и не смог искупить свою виду деятельным раскаянием. Поэтому по приговору суда оба получили по 25 лет лишения свободы. Леола досрочно освободился в 1956 году. Халлиск — в 1965 году. Агентам МИ-6 Беркису и Галдыньшу, взятым под наблюдение МГБ после прибытия в Латвию в ноябре 1949 года, пришлось ждать всю зиму, занимаясь оборудованием места для приёма новых групп шпионов и информируя МИ-6 о том, что встреча с «лесными братьями» скоро состоится. Наконец, 2 мая 1950 года они встретились с «главарём "лесных братьев"», «Гарайсом» — правой рукой «Максиса». Мнимый «главарь», которого играл офицер МГБ А.Я. Гайлитис, пригласил шпионов в свой бункер и разместил вместе со своими подчинёнными. Для подготовки радиста из «членов банды» был выбран лейтенант МГБ К. Кипурс. Беркис три месяца обучал его кодированию и обращению с радиопередатчиком. Затем в октябре 1950 года по предложению Беркиса британцы назначили Кипурса штатным сотрудником МИ-6 — радистом с окладом 20 фунтов стерлингов в месяц. Их переводили на счёт, открытый на имя радиста в одном из лондонских банков. По указанию Москвы Кипурс передавал в Лондон только несекретные экономические, военные и политические сведения. Эту «развединформацию» готовило МГБ Латвии в Риге. В ночь с 28 на 29 сентября 1951 года иностранный катер вошёл в небольшую бухту в 6 км от Ужавского маяка, которая для советских радаров находилась в «мёртвой зоне». Он должен был высадить на латышский берег трёх шпионов — эстонцев Л. Аудову, М. Педака, латыша Б. Питанса, забрать Беркиса и Галдыньша, проведших 2 года в лесных бункерах «группы "Максиса"». Отпустить их из СССР было необходимо, чтобы завоевать доверие лондонского центра к фиктивной группировке «лесных братьев». Но Лукашевич предложил смелый шаг — отправить с Беркисом вместо Галдыньша офицера госбезопасности Гайлитиса (псевдоним в МГБ «Гросберг», для англичан — «Гарайс») как представителя латышских «лесных братьев».

Всего МГБ Латвии внедрило в лондонскую разведшколу четырёх сотрудников советской контрразведки. Трёх своих — упомянутого ранее А.Я. Гайлитиса, Я. Климканса («Дубин»), М.Я. Витолиньша («Танкист») и одного сотрудника Литовского МГБ — Л.П. Шимонелиса («Шилайтис»). Кроме того, в ноябре 1950 года майору Лукашевичу удалось отправить в лондонскую разведшколу агента МГБ Латвии С.И. Крейца (псевдоним «Лист»), инсценировав его «побег» на шведский остров Готланд, где он представился членом латышской «подпольной группы "Робертса"», созданной чекистами в 1950 году, по легенде не связанной «группой "Максиса"». 15 января 1951 года Маккиббин и Силарайс убедили «Листа» пройти подготовку в лондонской разведшколе. Маккиббин даже счёл созданную советскими контрразведчиками «группу "Робертса"» штабом будущего антисоветского сопротивления в Латвии и главной подпольной силой во всей Прибалтике. Высадившиеся в конце сентября 1951 года на латышский берег шпионы Аудова, Педак и Питанс привезли радиопередатчик, шифровальные блокноты, фальшивые документы, 3 автомата, 6 пистолетов, 2000 патронов и 150 тыс. рублей. Они отправились в лагерь «группы "Максиса"» для встречи со «связным из Эстонии». И в дело включилось МГБ Эстонской ССР. Затем последовали новые высадки шпионов. 20 апреля 1952 года катер S-208 высадил на латвийском берегу, в бухте у Ужавского маяка, четырёх. В их числе были вернувшийся из Лондона сотрудник МГБ Гайлитис и эстонец Э. Хурма («Георг»), снабжённый фальшивыми документами на имя Г.А. Куусе, деньгами (60 тыс. рублей), бланками советских паспортов и аптечкой. Ему помогли переправиться в Эстонию и разместили в одном бункере с Аудовой («Антсом») в фиктивном лагере эстонских «лесных братьев». 29 октября 1952 года в Латвии, близ Ужавского маяка, катер S-208 высадил трёх агентов МИ-6. Поскольку катер не мог незаметно подойти вплотную к побережью, до берега агенты добрались на экспериментальных надувных лодках «Зодиак» (поэтому в МИ-6 высадка носила кодовое название «Зодиак»). Таким же способом на катер был доставлен очередной «представитель боевиков» — офицер МГБ Латвии Я. Климканс. В Лондоне он убедил британских руководителей операции в Челси, что те могут рассчитывать на «скрывающихся в лесах антикоммунистов в случае возникновения новой войны», и даже подписал от имени латвийских «лесных братьев» так называемое Лондонское соглашение, в котором был оговорён состав правительства «независимой Латвии» после новой войны. Министерства госбезопасности Латвийской и Эстонской ССР рассчитывали использовать прибывших агентов в своей совместной операции в рамках новой широкомасштабной оперативной игры, получившей кодовое название «Университет». Для этого требовалось продолжать радиоигры «Север», «Блинд» и «Явка» со шведскими спецслужбами, а также соорудить в лесах Эстонии несколько фиктивных лагерей «группировок "лесных братьев"», роли которых играли сотрудники МГБ. Их организацией занимались опытные эстонские специалисты советской контрразведки И.И. Мяги, У.А. Каск и В.Я. Росин под руководством К.К. Кянда в роли «главаря банды» по кличке «Карл». После длительной охоты за британскими шпионами с содержанием трёх фиктивных баз «лесных братьев» советская контрразведка решила арестовать всех агентов МИ-6. Но перед этим требовалось, чтобы они подготовили почву для продолжения оперативной игры — представили своему лондонскому начальству «подпольный националистический центр» в Эстонии, который стал известен на Западе как «Эстонский освободительный комитет» (ЭОК, эст. Eesti Vabastamise komitee, EVK), а также место на побережье для высадки новых шпионов и подготовить новых радистов. Как только соответствующие радиограммы были отправлены в Лондон, 20 сентября 1952 года арестовали Хурму («Георга»), жившего в одном бункере с Аудовой. В Лондон о его аресте сообщать не стали, а его соседу по бункеру, по-видимому, сообщили версию о «случайном» аресте. Аудова, возможно, устал от вынужденного безделья или начал что-то подозревать и покинул бункер, поселился на соседнем хуторе, захватив радиопередатчик и оружие, отправил несколько радиограмм в Лондон, содержание которых скрыл от остальных членов группы. Его арестовали 21 января 1953 года. В Лондон сообщили, что Аудова пьянствовал на одном из хуторов и был задержан чекистами. Полгода его пытались склонить к работе на МГБ, но тот выдвинул неприемлемые условия. В итоге Аудова и Хурма были отданы под суд. По его приговорам обоих расстреляли. Более сговорчивый Педак начал сотрудничать с советской контрразведкой.

Оперативные игры со шведами продолжались. По предложению стокгольмского разведцентра 16 октября 1953 года в Швецию через советско-норвежскую границу прибыл «представитель Эстонского освободительного комитета» — агент МГБ Эстонской ССР В. Лоор («Иокела»). В Стокгольме он встретился с бывшим карателем из Эстонии А. Валдиным, служившим в шведской разведке, другими офицерами шведских спецслужб, представителями эмигрантских кругов и передал им письмо известного в Эстонии археолога, бывшего члена сотрудничавшего с немцами в 1944 году «Эстонского республиканского национального комитета» Х.А. Мооры, который работал на МГБ под псевдонимом «Историк», играл роль одного из руководителей ЭОК. «Иокела» получил указание стокгольмского разведцентра по возращении подготовить место на побережье Северной Эстонии для приёма новых агентов из Швеции, а также поддерживать контакт с ЭОК, хотя шведы не возлагали особых надежд на эту организацию, т.к. ЭОК была представлена им как «ориентированная на пассивное сопротивление советской власти». Бывший каратель Валдин без ведома шведских спецслужб сообщил «Иокеле» о четырёх укрытиях в Эстонии, в которых тот мог встретиться с британскими агентами (все они уже были арестованы МГБ). В мае 1954 года шведские спецслужбы на катере переправили «Иокелу» в Эстонию, и МГБ Эстонской ССР от его имени начало новую радиоигру «Маяк», чтобы наряду со шведами вовлечь в неё британскую разведку. Но к весне того года у англичан появились первые сомнения относительно «группы "Робертса"». Поэтому МИ-6 передала ей ряд требований и поставила представителю «группы» Крейцу, вернувшемуся в Латвию в апреле 1951 года, задачу — добыть пробы воды из р. Тобол на Урале, где, как предполагали в Лондоне, находился советский атомный реактор, чтобы выяснить его мощность. Выполнение этой задачи было поручено игравшему роль британского агента сотруднику Латвийского МГБ Я. Эрглису («Хуго»). В конце марта 1954 года катер S-208 высадил в Курземе ещё нескольких агентов МИ-6 и забрал «Хуго» с бутылкой воды из р. Тобол. Одновременно британцы продолжали проверять надёжность латышской «группы "Робертса"». «Игра закончилась плачевно из-за малой, казалось бы, оплошности, — отметил в своих воспоминаниях ветеран советской контрразведки, завершивший службу первым заместителем начальника 2-го Главного управления КГБ генерал-майор в отставке В.Н. Удилов. — …Поскольку их там (ядерных реакторов у реки Тобол. — Прим. авт.) не было, а местность была малонаселённой, приняли решение путём дезинформации направить деятельность противника по ложному пути, заставить его работать вхолостую. Для этого во взятые с Северного Урала пробы воды и ила решили добавить радиоактивные вещества… Игра на этом закончилась! Оказывается, в желании угодить сотруднику КГБ товарищи из физлаборатории напичкали в пробу таких доз радиации, что в воде не могло сохраниться никаких живых организмов, а растительность вокруг должна была бы выгореть на десятки километров». Пробы не удовлетворили англичан. Последовали угрозы прекратить сотрудничество и финансирование «группировки», требования немедленно прислать в Лондон представителя латышских «лесных братьев» с докладом. В КГБ Латвии решили направить в Лондон для отчёта своего агента М. Витолиньша с задачей убедить МИ-6, что «группа “Робертса”» надёжна. В очередной раз катер S-208 не привёз в Латвию ни новых агентов, ни обычных грузов, лишь забрал и 29 сентября доставил в Киль Витолиньша. Его в гостинице тщательно обыскали, чтобы убедиться, что он действительно из «лесных братьев». Вызвала подозрение коробка сухих спичек. Через две недели Витолиньша переправили в Лондон для более тщательной проверки и разместили в конспиративной квартире на Слоун-стрит. Там его допрашивали помощник Маккиббина и некий «полковник Скотт» («Шотландец»), который в конце концов заявил: «Мы убедились, что вы не агент КГБ». Но в МИ-6 всё же прониклись уверенностью, что в некоторые «антисоветские группировки» в Прибалтике «проникли агенты КГБ» и прекратили контакты с «группой “Робертса”». Впоследствии Силарайс объяснил Витолиньшу: привезённая проба воды из р. Тобол оказалась столь радиоактивной, что вблизи Тобола не осталось бы ни одного живого существа, такую пробу могли изготовить только в лаборатории КГБ. Витолиньш попал под подозрение, но всё же ему вскоре разрешили вернуться в Латвию.

После серии провалов всей британской агентуры в Латвии и ареста нескольких агентов при высадке на эстонском острове Сааремаа в апреле 1955 года МИ-6 была вынуждена прекратить операцию «Джунгли» в Литве и Латвии. Не зная об этом, Лукашевич, продолжая игру и от имени латышской «антисоветской группы "Максиса"», попросил англичан прислать катер, чтобы отправить в Лондон «латышского боевика» — агента КГБ Я. Климканса. Лондонский центр отказал, предложив тому добираться другими путями. 22 июня 1956 года штаб «группы "Максиса"» получил сообщение из Челси от Силарайса, означавшее прекращение связи: «Мы не можем больше помогать вам. Оставайтесь на месте. Путешествие слишком опасно и поставит под угрозу другие наши организации. Уничтожьте все радиопередатчики и коды. Это последнее сообщение. И да поможет вам Бог». Тем не менее Лукашевич предпринял ещё одну попытку продолжить операцию и вторично отправил за границу Климканса, ранее прошедшего обучение в лондонской разведшколе. 2 июля 1956 года его высадили на шведский остров Готланд. В Швеции он был арестован и после четырёх недель допросов сознался в работе на КГБ. Чтобы избежать огласки операции, МИ-6 отпустила его в СССР, фактически пожертвовав всей своей агентурой в Прибалтике. В ноябре 1956 года Климканса передали советскому посольству в Стокгольме. Он вернулся на Родину. В МИ-6 всё ещё лелеяли надежду, что агенты КГБ внедрились только в «группу "Робертса"», поэтому решили продолжать засылку агентов в Эстонию. А Эстонский КГБ давно искал прямых контактов с МИ-6 через шведские спецслужбы. Для этого подготовил и свои «группы "лесных братьев"» с их «тайными базами», и «подпольные антисоветские организации», а также специальные места для встречи британских агентов и переправки советской агентуры в Лондон. Последним британским агентом, прибывшим в Эстонию через латвийские «лагеря "лесных братьев"» стал Х. Каркман («Альберт»), высадившийся в Курляндии 11 сентября 1953 года. Он добрался до Эстонии поездом и около полугода пробыл в лагере эстонских «лесных братьев» (советских контрразведчиков) во главе с «Карлом». Ориентировочно 1 ноября 1954 года новый катер производства фирмы «Lürssen» доставил на эстонский остров Сааремаа агента МИ-6 Р. Янтру («Харри») и забрал агента КГБ, настоящая фамилия которого неизвестна. В некоторых источниках он упоминается как В. Лукс (псевдоним в КГБ «Сульг», в МИ-6 — «Юхан»). Это означало, что МИ-6 доверяет своим агентам в Эстонии и эстонским группам «лесных братьев» — советских контрразведчиков. Янтра 3 месяца прожил в лесном лагере под тайным надзором КГБ и был арестован 8 февраля 1955 года. Агент КГБ В. Лукс («Сульг») прошёл серию тщательных допросов в Гамбурге, затем в Лондоне. Там им занялся бывший штандартенфюрер войск СС А. Ребане, в итоге решивший, что «Сульг» пригоден к обучению в разведшколе. Благодаря этому Эстонский КГБ начал новую оперативную игру с МИ-6 под кодовым названием «Беркут». Арестованный советской контрразведкой британский шпион Янтра был завербован КГБ в 1955 году, получив агентурную кличку «Тийт». Лондонский центр продолжал поддерживать контакт с Янтрой и завербованным ранее советской контрразведкой Педаком. В ходе радиоигры британской разведке представили ещё одного члена «антисоветского сопротивления» под псевдонимом «Велло» — офицера Эстонского КГБ. В ночь с 20 на 21 апреля 1955 года Клозе на катере прибыл на остров Сааремаа. В Эстонию вернулся обученный в лондонской разведшколе агент КГБ Лукс («Сульг») и передал «главарю отряда» «Карлу» — офицеру Эстонского КГБ, руководившему фиктивными лагерями «лесных братьев», 440 тыс. рублей для его «отряда», радиопередатчики, оружие и другое снаряжение. На борт катера поднялись агент МИ-6 Каркман («Альберт») и представленный англичанам «участником антисоветского сопротивления» лейтенант КГБ О. Юриссон («Пиилу», он же «Харальд»).

В том же 1955 году Эстонский КГБ попытался наладить дополнительный контакт с МИ-6, используя радиоигры со шведскими спецслужбами. Им в ходе радиоигры «Блинд» дали понять, что фиктивная подпольная организация «Эстонский освободительный комитет» (ЭОК) раскололась на два крыла. Якобы большинство членов ЭОК (радикалы) разочаровались в шведском разведцентре и ищут поддержки более сильных держав — Великобритании или США, а меньшинство (умеренные) все ещё доверяют шведской разведке. «Умеренных» возглавлял Х.А. Моора («Историк»), от имени которого продолжалась радиосвязь со Стокгольмом, «радикалов» — известный в эмигрантских кругах как ярый националист Г.-П.О. Мери (агент КГБ под псевдонимом «Обновлённый», для британцев — «Отто»). От имени Мери в Лондон отправили агента КГБ «Талу» (он же «Олег»), который в годы войны был командиром взвода в батальоне Эстонского легиона войск СС под командованием Ребане. Перед отправкой в Великобританию «Талу» встретился с «лидером радикалов ЭОК» Мери и получил от него письма бывшим дипломатическим представителям довоенной Эстонской Республики за рубежом, продолжавшим политическую деятельность в эмиграции, А. Торма — в Великобритании и Й. Кайву — в США. В 1955 году «Талу» на катере через Финский залив добрался в Финляндию, оттуда в Швецию, там сдался шведским властям и был переправлен в Великобританию. По одной из версий в Лондоне на допросе «Талу» признался своему бывшему командиру-эсэсовцу Ребане, что он — советский агент. По другой — Каркман («Альберт») догадался об игре КГБ и, вернувшись в Великобританию, сообщил об этом руководству МИ-6. После признания «Талу» в том, что тот направлен в Англию советской контрразведкой, Ребане заключил с ним «джентльменское соглашение» и позволил агенту вернуться в Эстонию (вероятно, в надежде на его дальнейшее использование), доложив о содержании беседы руководству МИ-6. К слову, Ребане упоминал, будто бы в лондонской разведшколе помимо «Талу» был ещё один эстонский агент МИ-6, признавшийся в сотрудничестве с КГБ. Ребане не стал сразу же извещать англичан о провале, решил продолжать игру в надежде раскрыть планы КГБ и вернуть из Прибалтики агентов МИ-6. Поэтому «Талу» формально, для создания легенды зачислили в лондонскую разведшколу, и 20 октября 1955 года «полковник Скотт» отправил его назад в Эстонию с контактными адресами для отсылки шифрограмм, письмами Ребане и Тормы, адресованными Мери (для британских спецслужб «Отто»). Судя по документам из Государственного архива Эстонии (бывшего партийного архива), КГБ узнал об измене «Талу». Когда тот вернулся в Эстонию, Мери («Обновлённый») принял «Талу» за настоящего боевика, связного МИ-6 и признался, что он — советский агент. Истинные причины признания и реакция на него МИ-6 неизвестны. По данным Госархива Эстонии, Мери якобы попытался избавиться от роли «двойного агента», КГБ Эстонской ССР намеревался арестовать его, подослав агента будто бы от МИ-6, но это намерение не реализовал. Мери не арестовали, ограничились надзором КГБ.

После того как «Талу» признался Ребане в сотрудничестве с КГБ и тому стало ясно, что «Карл» тоже работает на советскую контрразведку, бывший эсэсовец начал охоту на него. Если ранее «Карл» пытался заманить Ребане в Эстонию «для переговоров», то после признания «Талу» бывший эсэсовец решил выманить оттуда «Карла». В августе 1956 года Ребане в сопровождении Каркмана прибыл в столицу Финляндии, якобы приняв предложение Лукса отправиться на катере в Эстонию для переговоров. Но из Хельсинки Ребане неожиданно сообщил Луксу, что не сможет прибыть в Эстонию, и приказал руководителю фиктивной эстонской группы «лесных братьев» «Карлу» прибыть в Финляндию. Советская контрразведка не стала рисковать жизнью своего сотрудника. Ответной радиограммой Ребане сообщили, что «Карл» пропал без вести. Ребане приказал сместить «Карла», поставить во главе эстонской «группы "лесных братьев"» и назначить резидентом   МИ-6 «Георга» (Хурму). Но поскольку «Георг» был арестован в сентябре 1952 года, чекисты сообщили в Лондон о его «неожиданном недавнем» аресте, отправив информацию о том, что в «местном народном доме в 4—5 км от бункера состоялся вечер, на который решили пойти и "лесные братья"… Георг повздорил с проверявшим документы, и ссора кончилась дракой. Его задержали». Вероятно, эту версию в 1952 году преподнесли соседу «Георга» по бункеру Аудове. Не исключено, что она убедила бы Ребане, если бы в январе 1953 года он и англичане не узнали об аресте «Георга». Эту информацию лондонский центр мог получить от его соседа по бункеру Аудовы. Как позже (в 1958 г.) представителю ЦРУ рассказал бывший агент МИ-6 В. Беркис, в Челси поняли, что с Хурмой «пошло что-то не так», известие о его аресте вызвало панику. Беркису приказали, чтобы он «вообще не выходил из дома».

В августе 1956 года, через несколько дней после передачи в Лондон информации о «недавнем аресте Хурмы» Педак сообщил в Лондон: «По нашим данным, Георг провалился… О Карле вестей нет… Полагаем, что его выдал Георг… Велло не может выйти в эфир — перегорела лампочка… Люди собираются разойтись. У меня есть знакомая девушка… В Англию возвращаться не намерен». В ответной радиограмме Ребане заявил: «У тебя есть таблетки с ядом. Родина тебя никогда не забудет. Станешь героем». Это означало конец оперативной игры. Но Ребане ещё надеялся вернуть из Эстонии агентов МИ-6. В том же месяце руководство МИ-6 потребовало от фиктивной «антисоветской группировки» отправить из Эстонии британских агентов Педака и Янтру, пообещав доставить туда «Пиилу» (внедрённого в агентуру МИ-6 сотрудника КГБ). Янтра, получивший в советской контрразведке агентурный псевдоним «Тийт», сумел убедить КГБ, что в Лондоне от него будет больше пользы. Надеясь продолжить оперативную игру, советские контрразведчики согласились отпустить Янтру, но отказались отправить Педака, который, по одним источникам, слишком много знал, по другим — сам не захотел возвращаться к британцам. 5 сентября 1956 года Янтра («Тийт») отправился на катере в Финляндию. Прибыв в Лондон, признался, что завербован КГБ, и несколько месяцев отправлял радиограммы из Лондона, пытаясь уверить советскую контрразведку в своей «двойной игре». Но в декабре 1956 года англичане прекратили оперативную игру. Агента «Пиилу» (офицера КГБ Юриссона), высаженного на побережье Эстонии в ночь с 29 на 30 августа 1956 года в 31 км от оговорённого места, задержали пограничники. Он после года учёбы в лондонской разведшколе привёз инструкции «лесным братьям» об интенсификации операций. В конце декабря 1956 года «группа "Карла"» (КГБ Эстонской ССР) получила радиограмму из британского центра о прекращении контактов с ней, поскольку в ряды «лесных братьев» внедрились чекисты. Радиоигры со шведской разведкой представляли для КГБ гораздо меньший интерес, чем с МИ-6, исчерпали себя и были постепенно свёрнуты. Радиоигру «Блинд» прекратили в феврале 1956 года, отправив в рамках радиоигры «Маяк» в Стокгольм радиограмму о том, что радист ЭОК умер после хирургической операции. 31 июля того же года прекратили радиоигру «Север» и вскоре — радиоигру «Маяк». В МИ-6 оценили результаты операции «Джунгли» как полный провал. «Козлом отпущения» сделали Маккиббина. Его уволили из МИ-6 без пенсии. Карра перевели на другую, менее ответственную должность. Таким образом, противодействие советских органов госбезопасности британской разведке в прибалтийских республиках СССР в 1949—1956 гг. в целом было высокоэффективным. В ходе контрразведывательных операций они арестовали или уничтожили 42 шпиона, заброшенных МИ-6 в Прибалтику. Многих из арестованных склонили к работе на МГБ/КГБ. В шестилетнем противоборстве спецслужб советские контрразведчики разгромили прибалтийскую агентуру МИ-6 и одержали блестящую победу над британской разведкой.

Крысин Михаил Юрьевич — член Общества изучения истории отечественных спецслужб, кандидат исторических наук.

Источник: «Военно-исторический журнал» №1 2021

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x