12:28 17 марта 2020 История

Евгений Трифонов "Кто победил французов во Вьетнаме?"

Фото: ссылка

На первый взгляд, события Первой Индокитайской войны, или Войны Сопротивления 1946-54 гг. хорошо известны. Официальная вьетнамская версия такова: после капитуляции Японии, оккупировавшей Вьетнам в 1940-45 гг., французы попытались восстановить в этой стране колониальное правление, но встретились с сопротивлением вьетнамских коммунистов, начавших партизанскую войну. Сопротивление колонизаторам приняло широкий характер, и в 1953-54 гг., в результате поражения французского экспедиционного корпуса в городе Дьенбьенфу, Франция была вынуждена уйти из Вьетнама. В северной его части которого появилась Демократическая Республика Вьетнам, руководимая коммунистами, а южная часть страны стала Республикой Вьетнам, где у власти встали прозападные политики.

Эта картина, принятая во всём мире, при внимательном рассмотрении выглядит малоубедительно. В таких странах Юго-Восточной Азии, как Бирма и Индонезия, антиколониальные войны после 1945 г. вели бывшие прояпонские ополчения, возглавлявшиеся соответствующими политическими организациями. Во Вьетнаме же армия марионеточной Вьетнамской империи сохранила лояльность Франции, и Сопротивление возглавил Вьетминь (Лига независимости Вьетнама) – коммунистическая партия и созданные ею мелкие группировки-сателлиты. По крайней мере, такова официальная версия.

Однако для того, чтобы возглавить народную войну, Вьетминь должен был быть мощной, массовой организацией. И вьетнамская историография старается представить его таким: она подробно перечисляет восстания (в Бакшоне, Намки и т.д.) и партизанские акции, организованные Вьетминем в 1940-45 гг. Но масштабы этих акций непонятны: по-видимому, за восстания, возглавлявшиеся коммунистами, выдаются мелкие стихийные бунты голодных крестьян, не имевшие политической подоплёки. Руководство компартии, судя по тем же официальным документам, почти всё время находилось то в одной, то в другой провинции Китая. Во всяком случае, если в 1941 г. из Китая во Вьетнам перешла первая группа из 43 вьетнамских коммунистов, 20 из которых имели военную подготовку в китайской армии, масштабы сопротивления в то время явно были незначительны. Утверждениям вьетнамских историков о масштабных действиях партизан в 1942-43 гг. противоречит информация о том, что в конце 1943 г. отряды Вьетминя были вооружены кремнёвыми ружьями и холодным оружием; понятно, что никаких боёв с японскими оккупантами и французскими колонизаторами такие отряды не могли вести в принципе. И уж совсем неправдоподобно выглядит информация о том, что в 1944 г. партизаны Вьетминя контролировали большую часть сельских районов Северного Вьетнама, если «22 декабря 1944 г. был создан первый отряд регулярных сил, которым командовал Во Нгуен Зиап. На момент формирования, отряд насчитывал 34 бойца, на вооружении которых имелись 1 ручной пулемёт, 17 винтовок, 2 пистолета и 14 кремнёвых ружей» (История Второй мировой войны 1939-1945 (в 12 томах)/редколл., гл. ред. А.А.Гречко. том 9. М., Воениздат, 1978. стр. 327). Если таковы были «регулярные силы», что уж говорить о партизанах…

В марте 1945 г. японские оккупанты ликвидировали французскую колониальную администрацию и разоружили французские части, лишь часть из которых (5 тысяч из 37) с боем прорвалась в Китай. Вопреки утверждениям вьетнамской историографии, вьетнамцы – военнослужащие французской армии не ушли в партизаны, поскольку в апреле, по утверждениям самих вьетнамских историков, общая численность отрядов Вьетминя составляла всего 1 тысячу бойцов.

Не вызывает сомнений, что деятельность вьетнамских коммунистов и партизан до августа 1945 г. была крайне незначительной, и только после капитуляции Японии Вьетминь перешёл к активным действиям. 2 сентября глава коммунистов и Вьетминя Хо Ши Мин в Ханое на огромном митинге объявил о создании Демократической Республики Вьетнам. Как это стало возможным, учитывая незначительность сил Вьетминя и компартии?

Дело в том, что капитуляцию японцев в северной части Вьетнама, по решению союзников, должны были принять китайские (гоминьдановские) войска, и уже в конце августа они начали входить во Вьетнам. К декабрю 1945 г. во Вьетнаме (севернее 16 параллели – южнее высадились англичане) находилось около 200 тысяч китайских солдат. Учитывая, что в составе Вьетминя сильнейшей группировкой в то время была Вьетнамская революционная лига, часто именовавшаяся «вьетнамским Гоминьданом», а коммунисты и сам Хо Ши Мин тогда старались не афишировать свои коммунистические убеждения, понятно, что именно китайцы привели Хо Ши Мина к власти, и Демократическая Республика Вьетнам – порождение китайского Гоминьдана.

Дело в том, что Китай считал Вьетнам своим вассалом, незаконно отторгнутым Францией в конце XIX века (в 1884-85 гг. Китай и Франция воевали за контроль над Вьетнамом; Китай потерпел поражение). Неудивительно, что в 1945 г. Китай попытался воспользоваться ослаблением французского влияния во Вьетнаме, и привёл к власти местное правительство, которое, как надеялся маршал Чан Кайши, будет послушным ему (через много лет ту же ошибку совершил Мао Цзэдун, рассчитывавший на покорность того же Хо Ши Мина).

На первый взгляд, непонятным является факт содействия Вьетминю со стороны японской администрации и японских оккупационных войск; больше нигде японцы не помогали коммунистам. Однако захват отрядами Вьетминя административных зданий в Ханое и Хюэ в августе 1945 г. стал возможен только благодаря помощи японцев. Но так ли это удивительно? Представим себе: Япония капитулировала, и японцы получили приказ сдаться китайцам. Деваться им некуда. И китайцы приказывают японцам помогать Вьетминю; отказ, как и положено после капитуляции, был невозможен.

Разумеется, вернувшиеся французы никакой ДРВ и правительства Хо Ши Мина не признали: да и с какой стали им признавать властью высочившую непонятно откуда группу неизвестных личностей – то ли коммунистов, то ли националистов, причём непонятно, вьетнамских или китайских? Французам, естественно, не понравилось, что Хо Ши Мин объявил о том, что 2 сентября 1945 г. якобы состоялись выборы в Национальное собрание, на которых, опять же якобы, победил Вьетминь (никаких выборов, естественно, не было и быть не могло, поскольку в этот день только состоялось провозглашение ДРВ, и не было ни избирательных комиссий, ни зарегистрированных партий, ни кандидатов).

Тем не менее Франция, не желая обострения ситуации во Вьетнаме, 6 марта 1946 г. признала ДРВ, но - в составе Индокитайской федерации и Французского союза. К этому времени войска Гоминьдана покинули Вьетнам (во всяком случае, официально). Отношения между французской колониальной администрацией и Вьетминем постепенно накалялись, и 21 ноября 1946 г. в городе Хайфон начались бои между французами и отрядами Вьетминя. При артиллерийском обстреле и бомбардировке города французами погибло множество людей. В декабре французские войска выбили Вьетминь из всех крупных городов Вьетнама, и коммунисты перешли к партизанской войне. Оплотом партизан стал уезд Вьетбак в горном районе – разумеется, близ границы с Китаем.

 двойной клик - редактировать изображение

О взаимоотношениях Вьетминя с Гоминьданом в 1946-49 гг. практически ничего не известно – как китайские, так и вьетнамские архивы полностью закрыты для зарубежных исследователей – но не было никаких причин для того, чтобы Гоминьдан перестал поддерживать Вьетминь. Другое дело, что в то время в Китае шла гражданская война Гоминьдана с коммунистами, и у правительства Чан Кайши было мало возможностей помогать Хо Ши Мину. Со своей стороны, партизаны Вьетминя придерживались нейтралитета в гражданской войне в Китае, хотя они изначально были связаны с китайскими коммунистами, а через них – с СССР.

С ноября 1946 по декабрь 1949 г. война Сопротивления во Вьетнаме была малоинтенсивной: у партизан не было сильных и боеспособных воинских формирований, да и поддержка населения не была достаточно массовой. Если бы не внешний фактор, сыгравший свою роль в последний период войны, партизанская война рано или поздно бы затихла – так, как затихло восстание «новых хуков» на Филиппинах, а также партизан-коммунистов в Таиланде и Малайе.

В этот тяжёлый для Вьетминя период существенную роль в том, что партизанам удалось выдержать тяжёлую войну с французами (а тех, между прочим, поддерживала значительная, в т.ч. наиболее образованная, часть вьетнамцев, особенно – сильная католическая община) сыграли японские военнослужащие, оставшиеся во Вьетнаме. Этот феномен иногда объясняется тем, что японцы якобы воевали на стороне вьетнамских коммунистов из ненависти к «белым» французам, либо тем, что они боялись возвращаться в разрушенную и оккупированную Японию. Но и то, и другое не кажется убедительными причинами: будь у японцев сильна расовая ненависть, они бы скорее нападали на американских солдат в самой Японии. Стоит вспомнить, что в Китае капитулировавшие японцы долгое время воевали в рядах армии Гоминьдана против коммунистов – это было условием разрешения вернуться домой. Ситуация очень похожа на участие германских и австро-венгерских военнопленных в гражданской войне в России в 1918 г.: «красные» заставили их участвовать в войне для того, чтобы получить возможность вернуться домой. Трудно усомниться в том, что японцы остались во Вьетнаме, в составе Вьетминя, по тем же причинам.

«Вероятно, 5 000 японских солдат остались во Вьетнаме осенью 1945 г. … У Вьетминя было очень мало опыта в военном деле или в управлении (в отличие от партизанского сопротивления, наподобие того, которое они вели против японских оккупантов). Они были не против воспользоваться опытом оставшихся в стране японцев – как военных, так и гражданских. … Китайцы дали Вьетминю значительную свободу действий … В сентябре 1945 г. в северном Вьетнаме насчитывалось около 50 000 японских солдат и гражданских; в декабре 1946 около 32 000 были репатриированы и 3 000 бежали на остров Хайнань, 15 000 еще оставались в стране. Возможно треть из них … могли присоединиться к Вьетминю в качестве личного состава боевых частей или гражданских экспертов. …

В провинции Тхайнгуен японцы, по-видимому, управляли оружейным заводом. В Ханое японский ученый, получивший образование на западе, которого звали Кёси Комацу, руководил подконтрольным Вьетминю «Международным комитетом помощи и поддержки правительства ДРВ». В Куангнгае в офицерской школе Вьетминя было шесть японских офицеров среди преподавателей; в Южном Чунгбо 36 из 50 военных инструкторов были японцы. Майор Исии Такуо, молодой офицер 55-й дивизии в Бирме, в декабре 1945 года дезертировал с несколькими товарищами в Камбоджу и ушел во Вьетнам, где стал полковником Вьетминя, временным главой Куангнгайской военной академии, а позже – «главным советником» партизан-коммунистов на юге. Некоторые специалисты, включая врачей и экспертов по артиллерийскому вооружению, были вынуждены работать на Вьетминь против своей воли. Французы установили личности одиннадцати японских медсестер и двух врачей, работавших на Вьетминь в северном Вьетнаме в 1951 году.

Одним из результатов японского присутствия в армии Вьетминя был рост французских потерь в начале войны. В течение первых боев на севере японские солдаты служили на передовой. В 1947 г. в Хюэ французы сообщали о бое с японским штурмовым отрядом из 150 человек. Также в 1947 году полковник Исии помог устроить засаду, в которой погибли свыше 70 французских солдат.

Косиро Иваи командовал вьетнамскими подразделениями в бою и проводил рейды коммандос в тылу французов; в 1949 г. он был заместителем командира батальона Вьетминя. Позже он занимался планированием в 174-м полку, помогая Вьетминю эксплуатировать недавно приобретенные китайские пушки.

В 1951 году Вьетминь начал репатриацию своих японских (и европейских) помощников, через Китай и Восточную Европу. После Женевских соглашений 1954 года, которые разделили Вьетнам на две половины, 71 японец покинул Вьетнам и отправился домой. …

Эти [оставшиеся во Вьетнаме] солдаты под командованием 230 сержантов и сорок семь жандармов опасались японской Кэмпэйтай, потому что все они были в розыске для допроса союзниками, по подозрению в военных преступлениях. Всей группой командовал полковник Мукаяма из штаба 38-й императорской армии. Зиап [Во Нгуен Зиап – командующий силами Вьетминя, впоследствии - Вьетконга] организовал для всех них получение вьетнамского гражданства и фальшивые документы. Мукаяма стал одним из твердых сторонников Зиапа, и когда было нужно – охотно служил ему, как было и в этом случае, атакуя противников режима Вьетминя» (Кристофер Гоша «Запоздалые союзники в Азии», Альманах "Искусство Войны", 14.01.2015, оригинал - http://www.warbirdforum.com).

В книге профессора Университета Пуатье Жака Вайе «Индокитайская война 1945-1954 гг.» также указано, что многие японцы служили Вьетминю из страха быть привлечёнными к суду за военные преступления. Автор, ссылаясь на французские источники, определяет численность японцев в составе коммунистов-партизан в 10 000 человек, и указывает, что японцы были привлечены в ряды Вьетминя китайцами, т.е. Гоминьданом.

Таким образом, в превращении вьетнамских партизан в современную, хорошо вооружённую армию сыграли бывшие японские оккупанты, в т.ч. военные преступники. А передачу контроля Вьетконгу над территориями Северного Вьетнама организовал китайский Гоминьдан, стремившийся восстановить традиционный китайский контроль над этой страной.

 двойной клик - редактировать изображение

Осенью 1949 г. патронаж над силами Вьетминя перешёл от Гоминьдана, потерпевшего поражение в войне с коммунистами Мао Цзэдуна, к победителям, тем более, что с ними у Хо Ши Мина были давние союзнические отношения. Военная помощь китайских коммунистов Вьетминю начала оказываться немедленно и была широкомасштабной, что сразу сказалось на ходе войны: в декабре 1949 г. отряды Вьетминя впервые перешли в наступление, разгромив несколько мелких французских гарнизонов близ границы с Китаем.

С начала 1950 г. война приобрела новый характер: силы Вьетминя базировались в приграничных с Китаем районах, и в случае опасности немедленно переходили на территорию Китая, откуда, получив пополнение, оружие и боеприпасы, возвращались во Вьетнам. Точно так же воевали в 1946-49 гг. греческие коммунисты, опиравшиеся на базы в Албании, Югославии и Болгарии. Южный Китай в то время был переполнен солдатами и офицерами разгромленной армии Гоминьдана, которых китайские коммунисты использовали точно так же, как несколько раньше гоминьдановцы – японских пленных: они должны были участвовать в боях с французами на стороне Вьетминя с тем, чтобы получить возможность когда-нибудь отправиться домой. Поэтому Вьетминю даже не нужно было мобилизовывать в свои ряды вьетнамских крестьян: хватало китайских «добровольцев», которые, кстати, в отличие от крестьян, умели обращаться с оружием и имели боевой опыт.

В конце 1949 г. силы Вьетминя насчитывали около 40 тысяч солдат и офицеров в составе двух дивизий и нескольких полков. Они имели на вооружении горную артиллерию, миномёты и зенитные средства. Около года Вьетминь наращивал силы и усиливал военные удары по французам, и в октябре 1950 г. под Каобангом французская армия потерпела первое серьёзное поражение: она потеряла около 7 000 человек убитыми и ранеными, а также большое количество военной техники. После этого французы оставили приграничные с Китаем районы страны и перешли к обороне. Тогда же Франции пришлось обратиться за помощью к США, поскольку собственных средств и вооружений ей стало не хватать. Американцы начали оказывать помощь французам боевой техникой и материалами, но её было недостаточно.

Понимали ли французы, что они воюют не с полумифическим Вьетминем, а с коммунистическим Китаем, что фактически это была Третья-франко-китайская война? Безусловно. Но что они могли сделать – объявить Китаю войну? После Второй Мировой войны Франция была слаба в военном и экономическом отношении, а за спиной Китая стоял огромный Советский Союз – ядерная держава (у Франции ядерное оружие появилось только в 1960 г.). Договариваться с Китаем было бессмысленно: с 1950 г. многомиллионное воинство «китайских народных добровольцев», прикрываемых с воздуха советскими ВВС, вело вполне успешную войну с американскими войсками в Корее, и французы вполне обоснованно боялись обострения отношений с Пекином.

Тем не менее французы, опираясь на лояльные местные воинские части, достаточно эффективно сдерживали натиск Вьетминя со стороны китайской границы: партизанам и их китайским союзникам не хватало тяжёлого оружия и воинского умения. Яростные атаки вьетнамцев и китайцев (неизвестно, кого было больше в рядах атакующих) в 1951-52 гг. привели лишь к их тяжёлым потерям.

Однако китайско-вьетнамские стратеги нашли выход из военного тупика: они начали атаки в Лаосе, где стояли очень слабые французские и местные лаосские гарнизоны. Для того, чтобы перекрыть возможность нападать на Лаос, французы выдвинули крупный корпус (15 000 солдат и офицеров) в горный городок Дьенбьенфу, расположенный близ стыка границ Китая, Вьетнама и Лаоса. С военной точки зрения это было верным решением, но французское командование не знало, что Китай (роль Вьетминя в операции была минимальной) решил устроить французам ловушку («заманить на крышу и убрать лестницу») и бросить против них несопоставимые силы.

20 ноября 1953 г. французские силы начали высаживаться в горном районе Дьенбьенфу – залезать на ту самую крышу, с которой китайцы и вьетнамцы готовились убрать лестницу. Они выстроили 49 укреплённых пунктов, вырыли окопы, траншеи и галереи, окружив гарнизон минными полями. Полтораста транспортных самолётов готовились организовать снабжение горной твердыни.

В декабре 1953 г. Вьетминь окружил французов силами сразу 4 дивизий (почти 40 000 человек), что уже стало для французов неожиданностью. 6 и 7 марта прекрасно обученные вьетнамские (??) диверсионные части атаковали французские аэродромы, на которых базировалась транспортная авиация – 78 машин было выведено из строя. Гарнизон стал получать гораздо меньше грузов, чем требовалось для ведения боя.

Для снабжения свих сил Вьетминь прорубил в горах и джунглях новую дорогу: вьетнамские историки с гордостью пишут, что для этого Вьетминь мобилизовал 100 тысяч рабочих, не объясняя, откуда в малонаселённом горном районе, в котором к тому же проживают не вьетнамцы, а христианизированные мыонги, сочувствовавшие французам, взялось такое количество строителей. Впрочем, это и так ясно: до границы с Китаем с его необъятными трудовыми ресурсами от Дьенбьенфу – рукой подать… Неизвестно, какие силы бросили вьетнамо-китайцы против гарнизона Дьенбьенфу – некоторыми исследователями называется 390 000. Соотношение – 1:26!

 двойной клик - редактировать изображение

13 марта 1954 г. Вьетминь (будем использовать этот термин, поскольку не знаем, сколько в его рядах было вьетнамцев, а сколько – китайцев) начал правильную осаду Дьенбьенфу. Десятки тысяч партизан днём и ночью рыли траншеи, подбираясь всё ближе к французским позициям. Огромное количество артиллерии и миномётов не давали французам поднять головы, а заградительный огонь зениток раз за разом срывал воздушные поставки осаждённым.

Непрерывные дожди превратили французские окопы в вонючие болота, к которых по самые шеи сидели поголовно больные солдаты (медикаменты кончились). Вьетнамцы брали штурмом один укреплённый пункт за другим; то и дело в окопах завязывались рукопашные схватки. Потери вьетнамцев были огромными – целые полки погибали до последнего человека, но нападавшие непрерывно получали всё новые подкрепления. Силы осаждённых иссякали; ночью 6 мая, на 54-е сутки непрерывного боя, пало укрепление «Eliane 2». На следующий день командующий гарнизоном бригадный генерал де Кастри отдал приказ о капитуляции. Измученные французы начали выходить с поднятыми руками, но полковник Лаланд приказал гарнизону форта «Изабель» идти на прорыв. Почти все солдаты форта погибли в бою, но 73 человека прорвались, и, после многодневного перехода по горам и джунглям, вышли в расположение французских войск. 10 863 французских военнослужащих оказались в плену.

После поражения при Дьенбьенфу дальнейшая война для французов потеряла смысл. В Женеве начались переговоры между Францией и ДРВ, по итогам которых французы покинули Индокитай. ДРВ и Республика Вьетнам (Южный Вьетнам) стали независимыми государствами, которые через несколько лет сойдутся в новой жестокой войне.

Роль Китая – как Гоминьдана, так и китайских коммунистов – в Первой Индокитайской войне 1946-54 гг. остаётся малоизученной. Впрочем, в самом Китае никакой тайны из участия своей страны в той войне не делают. В статье «Китай выиграл пять войн, больше никто не осмелился на него нападать», опубликованной в газете Sohu 11.05.2019 эта война прямо называется одной из войн, выигранных Китаем.

Гоминьдан, а затем коммунисты Мао Цзэдуна пытались превратить Вьетнам в своего сателлита – т.е. вернуть отношения между двумя странами к той ситуации, которая существовала много веков (Вьетнам был империей, но империей вассальной по отношению к Китаю). После Женевских соглашений 1954 г. китайские войска по просьбе Хо Ши Мина вошли в Северный Вьетнам и находились там почти 20 лет, участвуя, в частности, во Второй Индокитайской войне – на сей раз с американцами. Однако имперские амбиции тиранических государств в ХХ веке обычно проваливаются: в конце 1970-х Китай и Вьетнам стали непримиримыми врагами, и в феврале 1979 г. между ними произошла короткая, но кровопролитная война. И сегодня Вьетнам ни за что не согласится с тем, что его независимость – дело рук китайского Гоминьдана, а победа над французами – заслуга прежде всего китайцев (и зависимых от них японцев).

Такое неоднократно случалось, в частности, в отношениях между коммунистическими странами. Китайские коммунисты тоже пришли к власти исключительно благодаря огромной помощи СССР – Сталин наивно считал, что Китай Мао Цзэдуна станет его верным вассалом. А взлелеянный советскими руководителями красный Китай потом долгое время был яростным врагом Советского Союза. В свою очередь, Вьетнам вырвался из-под китайского вассалитета. А Вьетнам пытался превратить в марионетку Камбоджу, вооружив и приведя к власти в этой стране «красных кхмеров» Пол Пота – и получил 13-летнюю кровопролитную войну со своими вчерашними клиентами.

Ни одна страна не хочет быть вассалом другой. Поэтому историческая благодарность – штука опасная: она приводит к взаимным претензиям, и даже может спровоцировать длительную ненависть. Так и случилось между Китаем, своими руками создавшим коммунистический Вьетнам, но затем решившим, что может управлять им, как марионеткой. Но из песни слова не выкинешь: современный Вьетнам – порождение Китая. (с)

О том как Как Хо Ши Мин перехитрил американцев и с их помощью пришел к власти

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x