12:21 10 июля 2021 Экономика

ЭКОВАС и введение единой валюты в Западной Африке: проблемы и перспективы

Фото: ссылка

Экономическое сообщество государств Западной Африки (ЭКОВАС) – интеграционное объединение, созданное в 1975 г., в состав которого входят 15 стран (Бенин, Буркина Фасо, Гамбия, Гана, Гвинея, Гвинея-Бисау, Кабо-Верде, Кот-д’Ивуар, Либерия, Мали, Нигер, Нигерия, Сенегал, Сьерра-Леоне, Того). На территории государств-членов ЭКОВАС в настоящее время проживает более 385 млн человек, а совокупный номинальный ВВП объединения составляет $616,7 млрд. На сегодняшний день Сообщество достигло определенных успехов в вопросах экономической интеграции. В январе 2006 г. был принят общий таможенный тариф, а в декабре 2017 г. – таможенный кодекс ЭКОВАС, что означает превращение организации в полноценный таможенный союз. Уже более 40 лет на основании Протокола о свободном перемещении лиц функционирует безвизовый режим для граждан государств-членов ЭКОВАС. В рамках Сообщества осуществляются трансграничные проекты по модернизации транспортной инфраструктуры для облегчения перевозки товаров. С учетом достигнутых результатов главы государств объединения неизменно заявляют о необходимости продолжения интеграционных процессов в различных отраслях.

ЗАЧЕМ ЭКОВАС ЕДИНАЯ ВАЛЮТА?

С точки зрения углубления интеграции целесообразным шагом представляется введение единой валюты Сообщества, что могло бы обеспечить ряд преимуществ для государств-членов. Во-первых, наличие единого валютного пространства позволило бы существенно сократить транзакционные издержки и способствовать развитию торговли между странами-членами (по данным Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), доля внутрирегиональной торговли ЭКОВАС составляет всего 10,7%). Во-вторых, общая валюта могла бы обеспечить большую стабильность курса и быть менее подверженной конъюнктурным колебаниям, чем отдельные национальные валюты, что способствовало бы снижению инфляции в ряде западноафриканских стран. В-третьих, единое валютное пространство могло бы существенно повысить инвестиционную привлекательность всех государств-членов ЭКОВАС, т.к. облегчит предпринимательскую и торговую деятельность на территории всего региона. Однако введение общей региональной валюты предполагает отказ от национальных денежных единиц и таким образом лишает правительства важного рычага экономического регулирования. Более того, польза от создания единой валюты, скорее всего, будет распределяться неравномерно. Если одни страны выиграют от установления общей региональной валюты, то другие проиграют. Как отмечают эксперты института Брукингса (США), наибольшую выгоду от единой валюты получила бы Нигерия, умеренную – Кот-д’Ивуар, а Гамбия понесла бы потери. Таким образом, наиболее заинтересованы в общей валюте крупные и сильные в экономическом отношении государства в отличие от малых, менее благополучных стран, которые могут серьезно пострадать от подобных нововведений.

ФРАНК КФА И ДРУГИЕ ВАЛЮТЫ ЭКОВАС

На территории Сообщества уже имеется единая валюта – франк КФА. Она была создана в 1945 г. в рамках бреттон-вудских соглашений и получила название «франк французских колоний Африки» (franc des Colonies Françaises d’Afrique). После обретения независимости франкоязычными африканскими странами франк КФА был разделен на две разные валюты с одинаковой аббревиатурой – «франк Африканского финансового сообщества» (franc de la Communauté Financière Africaine) как единая валюта Западноафриканского экономического и валютного союза (ЮЭМОА – Union Economique et Monétaire Ouest Africaine, в состав которого входят Бенин, Буркина Фасо, Гвинея-Бисау, Кот-д’Ивуар, Мали, Нигер, Сенегал и Того), и «франк финансового сотрудничества в Центральной Африке» (franc de la Coopération Financière en Afrique Centrale) – для Экономического и валютного союза государств Центральной Африки (СЕМАК – Communauté Economique et Monétaire de l’Afrique Centrale (Габон, Камерун, Конго (Браззавиль), Чад, ЦАР, Экваториальная Гвинея). Курс обеих упомянутых валют был жестко «привязан» к французскому франку, затем – к евро. Эмиссию западноафриканского франка КФА и координацию валютной политики стран-членов осуществляет Центральный банк государств Западной Африки (штаб-квартира в Дакаре, столице Сенегала). Для использования франка КФА государства обязаны хранить одну половину своих внешних валютных резервов в Казначействе Франции, а другую – в Центральном банке государств Западной Африки (или Центральной Африки – в зависимости от принадлежности страны) в качестве гарантии обеспечения стабильности курса. По мнению некоторых экспертов, таким образом обеспечивалась политическая зависимость стран зоны франка КФА от Парижа. Инфляция в странах, использующих эту валюту, остается на довольно низком уровне и не превышает 3% (по данным Всемирного банка, в Бенине – 1%, в Буркина Фасо – 1,9%, в Гвинее-Бисау – 1,4%, в Котд’Ивуаре – 0,4%, в Мали – 1,8%, в Нигере – 3%, в Сенегале – 0,5%, в Того – 0,9%). Подобная ситуация объясняется как наличием единого валютного пространства, так и привязкой региональной валюты к более сильной мировой валюте – евро. Кроме франка КФА, в Западной Африке используются 7 национальных валют: гамбийский даласи, ганский седи, гвинейский франк, кабовердианский эшкуду, либерийский доллар, нигерийская найра и сьерралеонский леоне. Характерно, что уровень инфляции в государствах, эмитирующих собственные валюты, существенно выше, чем в странах «зоны франка КФА» (Гамбия – 6,5%, Гана – 9,8%, Гвинея – 9,8%, КабоВерде – 1,3%, Либерия – 23,6%, Нигерия – 12,1%, Сьерра-Леоне – 16,0%). Высокая инфляция (более 10%) негативно сказывается на благосостоянии населения и на инвестиционной привлекательности стран. Именно поэтому идея введения общей валюты Сообщества получает поддержку, в т.ч. и на государственном уровне в англоязычных странах ЭКОВАС, прежде всего в Нигерии, на долю которой приходится более половины населения Сообщества. Проект по введению единой региональной валюты не только соответствовал бы политическим амбициям Абуджи, но и способствовал бы проникновению нигерийского бизнеса в соседние страны.

ЭКО КАК ПРОЕКТ ЕДИНОЙ ВАЛЮТЫ ЭКОВАС

Переговоры о создании единой валюты Сообщества ведутся уже более 30 лет, однако на государственном уровне этот проект впервые нашел отражение в декабре 1999 г. в итоговом коммюнике встречи глав государств и правительств Сообщества в Ломе (Того). На том же саммите ЭКОВАС были установлены единые критерии конвергенции, которым должны были соответствовать страны-члены. В частности, речь идет о целевом уровне инфляции в 5% и валютных запасах, совокупная стоимость которых должна превышать объем импорта за 6 месяцев. В качестве целевого срока для достижения критериев конвергенции был первоначально утвержден 2003 г., а введение единой валюты было запланировано на 2004 г. Для достижения этой цели в январе 2001 г. под эгидой ЭКОВАС был создан Западноафриканский валютный институт/ЗВС (штаб-квартира в Аккре, столице Ганы). Было объявлено о создании Западноафриканской валютной зоны, в состав которой вошли Гамбия, Гана, Гвинея, Нигерия и Сьерра-Леоне (в 2010 г. к «пятерке» присоединилась Либерия). В формате ЗВС осуществляется координация монетарной политики стран-членов, в частности, соблюдение ими критериев конвергенции для введения единой валюты. В конечном итоге, предусматривались слияние ЗВС с ЮЭМОА и формирование единой валютной зоны ЭКОВАС. Однако создание единой валюты неоднократно откладывалось (в 2005, в 2010 и в 2014 гг.) в связи со срывом в достижении государствами-членами Сообщества установленных плановых показателей (которые впоследствии несколько раз менялись и дополнялись) и разногласиями между ними. Страны зоны франка КФА, обладающие собственной стабильной общей валютой, в целом, не были заинтересованы в изменении текущего положения дел. Франк КФА сохранял устойчивость на протяжении нескольких десятилетий и даже смог расширить зону своего обращения (в 1997 г. валюту начала использовать бывшая португальская колония Гвинея-Бисау, отказавшись от своей национальной валюты – песо).

ОТ ФРАНКА КФА К ЭКО: ПЕРЕИМНОВАНИЕ ИЛИ СОЗДАНИЕ НОВОЙ ВАЛЮТЫ?

В 2019 г. вопрос введения общерегиональной валюты ЭКОВАС вновь оказался в фокусе внимания. На заседании глав государств и правительств Сообщества в июне 2019 г. в Абудже было официально утверждено название единой валюты – эко как производное от первых трех букв аббревиатуры «ЭКОВАС». Ранее данное наименование широко тиражировалось в научно-публицистической сфере и прочно укоренилось в сознании жителей западноафриканского региона. Кроме того, на саммите также было зафиксировано, что эко будет иметь плавающий валютный курс. В ноябре 2019 г. президент Бенина Патрис Талон в интервью Radio France Internationale сообщил о намерении вывести валютные резервы страны из Франции, тем самым нарушив условия использования франка КФА и сделав шаг к выходу страны из зоны упомянутой общей валюты. Это заявление прозвучало на фоне готовящейся реформы франка КФА, о которой было объявлено министром финансов Франции Брюно Ле Мэром в октябре 2019 г. Стоит отметить, что идея отказа от франка КФА имеет многочисленных сторонников в Западной Африке, которые считают эту валюту «пережитком колониализма», инструментом влияния Парижа и тормозом в развитии экономики в использующих ее странах. В сентябре 2017 г. демонстрации противников франка КФА проходили в Бамако, Дакаре и Котону. Важной вехой в судьбе франка КФА стало 21 декабря 2019 г., когда президент Франции Эммануэль Макрон и президент Кот-д’Ивуара Алассан Уаттара в Абиджане сделали совместное заявление о готовящейся замене франка КФА на эко. В Париже готовы отказаться от прежнего требования о хранении 50% резервов в Казначействе Франции, однако при этом соглашаются сохранить «привязку» курса франка КФА к евро и продолжать выступать в роли «гаранта» в случае валютного кризиса эко. Осуществление реформы франка КФА запланировано на июль 2020 г. Фактически, изменения сводятся к переименованию франка КФА в эко и отмене ряда устаревших требований, накладывающих определенные ограничения на суверенитет стран-членов ЮЭМОА. Таким политическим маневром франкофонные страны во главе с Кот-д’Ивуаром (при поддержке Франции) перехватили инициативу по валютной интеграции в ЭКОВАС у Нигерии и других стран ЗВС. Со всей очевидностью проявилось противоречие в концепциях единой валюты, т.к. на саммите ЭКОВАС в Абудже в июне 2019 г. было принято решение о плавающем курсе эко, в то время как при переименовании франка КФА «привязку» курса к евро планируется сохранить. Первой о своей позиции по замене франка КФА на эко заявила Гана – вторая по населению и ВВП страна западноафриканского региона. В Аккре горячо приветствовали идею и заявили о готовности к переходу на новую валюту, поскольку это позволит устранить торговые и валютные барьеры, уменьшить транзакционные издержки, стимулировать экономическую активность и повысить уровень жизни населения. Впрочем, правительство Ганы в своем коммюнике сделало важную оговорку, что придерживается общей позиции ЭКОВАС, в т.ч. по гибкому обменному курсу новой валюты (т.е. против «привязки» к евро). В начале января 2020 г. правительство Нигерии выразило свое мнение, изложив 5 обязательных условий для принятия эко, включая полный отказ от размещения какой-либо части своих валютных резервов в Казначействе Франции и от «привязки» курса эко к евро или доллару США. Как представляется, отношение к проекту франкоговорящих государств в Нигерии варьируется от недоверия и скепсиса до полного неприятия. Нигерийский политик Джихин Ибрахим отмечает, что на 8 стран зоны франка КФА приходятся только 21% ВВП и 32% населения ЭКОВАС, в то время как доля Нигерии в ВВП и в населении Сообщества составляет 66% и 55%, соответственно. Поэтому Нигерия в одиночку могла бы играть роль лидера в создании эко. Совершенно очевидно, что переговоры по данному вопросу будут продолжены.

ЭКО И ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В СООБЩЕСТВЕ

На практике это означает, что Нигерия отказывается от присоединения к эко при нынешних обстоятельствах. Вместе с тем, Абуджа вряд ли способна воспрепятствовать запуску проекта «эко» на базе ЮЭМОА. С учетом текущей ситуации можно прийти к заключению, что на данный момент страны зоны франка КФА «берут верх» в деле интеграции, «перехватив» название планируемой единой валюты Сообщества. Теперь многое зависит от готовности других стран Сообщества присоединиться к «зоне эко» с сохранением существующих правил игры, в первую очередь, «привязки» к евро. Если на подобный шаг пойдет Гана – вторая экономика ЭКОВАС, то позиции «франкофонов» существенно усилятся. Характерно, что позиции англоговорящих Ганы и Нигерии по вопросу перехода на эко разошлись. Вполне возможно, что определенную роль в этом сыграл субъективный фактор. Нынешний президент Ганы Нана Акуфо-Аддо провел несколько лет своей молодости во Франции и свободно владеет французским языком. В июле 2019 г. он посетил Францию и встретился с президентом Эммануэлем Макроном. Не стоило бы исключать варианта, что в Аккре планируют диверсифицировать свои связи, в т.ч. и в сфере экономики, и рассчитывают получить весомые выгоды от сотрудничества с Парижем, который традиционно ведет активную политику в Африке южнее Сахары и готов к существенным инвестициям в страны региона и расширению сфер влияния. В конце концов, Гана с населением в 30 млн человек не обладает таким емким внутренним рынком, как Нигерия (более 200 млн), и более зависима от связей с соседними странами. Рассматривая свою страну как «витрину демократии» в Западной Африке, ганцы рассчитывают на привлечение иностранных инвестиций за счет ее превращения в «плацдарм» для зарубежных компаний, который те могут использовать для проникновения в страны региона. Введение в Гане эко могло бы способствовать достижению этой цели. Тем не менее, ситуация не настолько однозначна. Действия Парижа и Абиджана могут, напротив, подстегнуть «англофонов» к ускорению работы над созданием собственного «эко» со своими правилами, что, в свою очередь, привело бы к существованию на территории одного Сообщества двух конкурирующих валют. Впрочем, подобный сценарий развития событий кажется маловероятным, ведь идея создания эко на базе англофонных государств Западной Африки так и не была реализована в течение 20 лет. Пока же наблюдается «перетягивание каната» внутри ЭКОВАС между англоговорящими и франкоговорящими государствами (исключение в этом раскладе – франкофонная Гвинея, которая исторически поддерживает англофонов и дистанцируется от политики Парижа) и в сфере введения общей региональной валюты. Причины этого кроются не столько в сфере экономики, сколько в сфере политики: в Сообществе давно наблюдаются существенные разногласия между группой англофонных стран во главе с Нигерией и объединением франкофонных государств во главе с Кот-д’Ивуаром, оформленным в ЮЭМОА. Основные споры по этому вопросу еще впереди.

ПЕРСПЕКТИВЫ ЕДИНОЙ ВАЛЮТЫ ЭКОВАС

Впрочем, даже в случае успеха проекта и введения общей валюты во всех 15 государствах-членах эко едва ли станет панацеей от всех социально-экономических проблем Западной Африки. Причиной слабого развития внутрирегиональной торговли в ЭКОВАС является не отсутствие единой валюты, а структура экономики стран-членов, поставляющих на мировой рынок лишь товары одного или нескольких наименований, причем, как правило, речь идет о сырье. В экспорте Нигерии, наиболее сильной в экономическом отношении страны региона, 76% приходятся на сырую нефть и еще 14% – на природный газ. В экспорте Ганы 49% составляет золото, 17% – сырая нефть и 16% – какао (и производные), Кот-д’Ивуара – 56% какао (и производные), 11% – каучук, 10% – нефть и нефтепродукты. При этом обрабатывающая промышленность, обеспечивающая производство потребительских товаров, в Западной Африке развита слабо, а сельское хозяйство не способно обеспечить население продовольствием. При таком раскладе страны ЭКОВАС еще долгое время будут сохранять зависимость от импорта из промышленно развитых стран. Введение общей валюты вряд ли способно кардинально изменить ситуацию. Вместе с тем, успех эко не только имел бы большое политическое значение как достижение в области интеграции, но и мог бы существенно облегчить расчеты при трансграничных сделках и жизнь простых людей, многие из которых вынуждены регулярно пересекать границы, направляясь в соседние страны на отработки или навестить родственников. Это особенно важно для Западной Африки, на долю которой приходится 70% миграции в Африке южнее Сахары. Если рассуждать о перспективах эко, было бы полезно отметить, что положительных примеров введения общей валюты в мире не так уж много. Единственным успешным на сегодняшний день проектом является евро, единая валюта Европейского Союза, одного из наиболее развитых и интегрированных объединений. В Африке имеется зона южноафриканского ранда, в состав которой входят ЮАР, Лесото, Намибия и Эсватини. Здесь роль ведущей страны – эмитента валюты – играет ЮАР, наиболее экономически развитая страна Африки южнее Сахары, потенциал которой несоизмеримо больше входящих в валютное объединение стран. Сможет ли Нигерия играть такую же роль в Западной Африке, как ЮАР в Южной, – большой вопрос. Поэтому, скорее всего, введение новой валюты, которая охватит все страны ЭКОВАС, в ближайшие годы маловероятно. Расширение зоны франка КФА/эко в принципе возможно, однако это вряд ли устроит Нигерию – наиболее сильное в экономическом отношении государство региона. Неопределенность пока сохраняется.

Жамбиков Александр Мунирович: Должность: Соискатель Института Африки РАН Аффилиация: Институт Африки РАН

Источник: журнал «Азия и Африка сегодня» №3 2020

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x