Авторский блог Владислав Шурыгин 00:00 22 августа 2012

Живые и мёртвые

<p><img src="/media/uploads/34/4_thumbnail.jpg" /></span></p><p>Но только проблема в том, что о Медведеве генерал Хрулёв ни в те часы, ни в последующие трое суток просто не думал. И логика его действий была совсем иной, нежели представляют авторы статьи "Очень странное кино".</span></p>
0

В прессе и Интернете появился, по существу, единственный материал в защиту действий Дмитрия Медведева в начале войны 08.08.08. В публикации авторы пытаются проанализировать факты и выводы, изложенные в фильме неизвестных авторов под названием "Потерянный день", в котором бывший президент и верховный главнокомандующий устами высших должностных лиц Российской армии обвиняется в нерешительности действий во время Юго-осетинского конфликта, где жертвами стали многочисленное мирное население и миротворцы. 

Речь идет о статье в журнале "Коммерсант-власть" под названием "Очень странное кино" (13.08.2012). В ней содержится почти весь набор аргументов в защиту "решительности" и "своевременности" действий президента Дмитрий Медведева 7-8 августа 2008 года. 

Я бы вообще оставил эту статью без внимания. Я высказался дважды в своем блоге как эксперт и планирую сделать это в газете. Я бы и не реагировал на это, если бы, с моей точки зрения, этот фильм не был бы абсолютно правдивым, поскольку говорят в нем не авторы фильма, а действующие, на тот момент, боевые генералы. Для которых каждая потерянная минута сопровождалась гибелью их товарищей. Задело меня и то, что в этом материале часто цитируются выдержки из моей статьи, но вырванные из контекста. 

Один из главных аргументов авторов публикации — взятое из моей же статьи описание действий командарма 58-й армии генерал-лейтенанта Анатолия Хрулёва, который уже в 00:03 приказал вскрыть пакеты и действовать согласно планам в них (по оперативным данным, пакеты были вскрыты уже 7 августа в 23.58). Минуты и секунды в такой ситуации имеют колоссальное значение. Хотя боевые действия, которые характеризуются массированными обстрелами реактивной артиллерии залпового огня по мирно спящему городу начались еще в 22.00, и со вскрытием конверта, по правде говоря, они припозднились. Почему мы настолько тщательно и скрупулезно посчитываем время? Мы не мелочимся, как утверждают критики, а лишний раз подчеркиваем то, что каждая секунда промедления в такое решительное время стоит человеческой жизни. К тому же, только в три часа ночи был поднят псковский десантно-штурмовой полк. А переброска его в зону боевых действий началась лишь в 16:00 — тогда как появиться на поле боя он должен был, по хорошему, уже через час-полтора! За это время не на крыльях — на брюхе можно было приползти! Войска должны были оказаться на позициях через 6 часов после начала боевых действий. А опоздали они более, чем на сутки — пробиться к Цхинвалу они смогли лишь к 14 часам 9 августа. Чем тут хвалиться? 

Из логических построений авторов следует понимать, что это и была "реакция Медведева", который натренировал своих генералов до полного автоматизма: каждый из них знал, что делать, а значит, какой-то спешки от Медведева не требовалось. От него требовалось, дескать, лишь соблюсти протокол, убедиться в том, что это всё же война, а не случайное мероприятие, и где-то к середине войны ритуально отдать приказ начать бить супостатов… 

На первый взгляд, изложено изящно. Действительно, командарм 58-й армии уже через три минуты после доклада генерала Кулахметова включается в боевую работу и поднимает вверенные ему войска. Значит, это ему приказал Медведев. В смысле, осенил своим незримым присутствием. 

Но только проблема в том, что о Медведеве генерал Хрулёв ни в те часы, ни в последующие трое суток просто не думал. И логика его действий была совсем иной, нежели представляют авторы статьи "Очень странное кино".

Хрулёв, в рамках своих полномочий как командарма, мог использовать для прикрытия миротворцев лишь две батальонные тактические группы, что он и сделал, добавив "от себя" ещё одну. Эти группы находились в горах недалеко от Рокского перевала, и именно их поднял Хрулёв по тревоге. Но я несколько раз уточнял у Анатолия Николаевича, имел ли он какие-либо распоряжения или приказы из Москвы, или прямую связь с Москвой, и он однозначно утверждает, что никаких указаний из Москвы он не получал до 9, подчеркиваю, до 9 августа (что, сутки шел приказ?), когда на него вышел министр обороны Анатолий Сердюков, выслушал доклад и утвердил решения: мол, действуйте. После чего позвонил начальник Генерального штаба Николай Макаров и не нашёл ничего лучше, как потребовать к пункту связи всех комбатов, чтобы лично поставить им из Москвы задачи. Понятное дело, что вытащить комбатов из боя, тем более в условиях "слоёного пирога", когда наши подразделения и грузинские части были фактически перемешаны, было невозможно и весь "сетецентрический" замысел НГШ остался невостребованным. 

Адвокаты Дмитрия Медведева не понимают или не хотят понять очевидную разницу между РЕАГИРОВАНИЕМ НА СИТУАЦИЮ тактического и оперативного командования в лице того же командарма 58-й армии Хрулёва или командующего СКВО генерала Сергея Макарова — и ПРИНЯТИЕМ РЕШЕНИЯ на стратегическом уровне. Первые обязаны немедленно реагировать, когда их войска находятся под огнём противника и против российских войск начаты боевые действия. Нужно защищать людей и отражать агрессию. Но точно так же, на стратегическом уровне, высшее военное и политическое руководство должно своевременно реагировать на ситуацию и принимать необходимые решения. Потому что иначе войска, которые УЖЕ вступили в бой, не будут своевременно поддержаны всей мощью Вооружённых Сил, не будут прикрыты авиацией, не получат полноценных разведданных, не будут усилены другими родами войск и видами ВС. Это азы боевого управления. Отработка задачи разбивается по "этажам" и ведётся одновременно, а не последовательно! 

Фактически именно это время реакции сегодня, в условиях, когда, кажется, почти не осталось каких-либо военных секретов, всё давно видят спутники и обо всём пишут в Интернете, является особо охраняемой государственной тайной в любой стране, обладающей ядерным оружием. Попробуйте узнать, за какое время президент США должен быть проинформирован о начавшейся атаке на США, и за какое время он ОБЯЗАН принять решение на применение ядерного оружия — и вы поймете, как в США умеют хранить тайны. Попробуйте поинтересоваться, с какой периодичностью президента США "тренируют" для действий в подобной ситуации. И попробуйте подсчитать, во что может обойтись России запоздание с принятием решения даже на 10 минут, если ею будет руководить президент-мямля!

Безусловно, локальная война с Грузией — это не ракетно-ядерный апокалипсис, когда реакция должна быть почти фехтовальной. Но тогда тем более непонятно почти четырнадцатичасовое затягивание принятия президентом Медведевым решения на полноценное применение силы против грузинских агрессоров. 

Авторы статьи так и не ответили на неудобные вопросы: почему тянул с отдачей необходимых распоряжений Дмитрий Анатольевич? Тянул и медлил в условиях, когда, с одной стороны, у него имелась вся упреждающая информация о том, что Грузия готовится к нападению на Южную Осетию, а с другой — шёл непрерывный поток информации на протяжении трёх суток (5-7 августа) от миротворцев о всё учащающихся обстрелах осетинской территории. Почему Медведев не отреагировал даже на поступивший в 14 часов 7 августа доклад о разрыве связи с грузинскими миротворцами и их уходе из зоны конфликта? Как можно было отмахнуться от этой информации, ведь это фактически начало войны?

И уж тем более загадочно, почему до 4 утра 8 августа "не верил" в начало войны Дмитрий Медведев? С чего бы у него так вышел из доверия командующий грузинскими силами генерал Мамука Курашвили, который еще в 23.50 7 августа сначала лично вышел на командующего российских миротворцев генерал-майора Марата Кулахметова и сообщил, что Грузия выходит из договора и начинает военную операцию по восстановлению своей территориальной целостности (о чём было тут же доложено в Москву), а затем в 00.30 8 августа объявил в эфире телеканала "Рустави-2", что в связи с отказом осетинской стороны от диалога для стабилизации обстановки грузинская сторона "приняла решение о восстановлении конституционного порядка в зоне конфликта" и начала военную операцию против сепаратистов. И это было объявлено на весь мир! Эта новость разлетелась по всем информационным агентствам планеты. Все знали, что война уже идет!

Наш доблестный президент — верховный главнокомандующий — не поверил ни нашим генералам, ни грузинским, ни даже установкам "град", которые уже с полуночи работали по Цхинвалу, стирая с лица земли жилые кварталы с российскими гражданами. Почему российскими? Да потому, что 85% граждан Южной Осетии имели российские паспорта, о чем не мог не знать президент. Минимум два с половиной часа после всего этого Медведев "ждал и не верил", а потом ещё "не верил" и ещё — и так до 4 часов утра!

Какой у нас, оказывается, недоверчивый президент был! Вот бы он так "не доверял" реформаторам из своей команды, типа Фурсенко или того же Сердюкова. Тогда и образование с оборонкой, может быть, не оказались у нас сегодня в столь убогом состоянии. А если серьёзно, то не существует никакого внятного объяснения беспечному поведению Медведева как минимум с 14 часов 7 августа и до 4 часов утра 8 августа. Это действительно "потерянное время". И оно очень дорого обошлось России и привело к потере сотен мирных жителей Южной Осетии и наших миротворцев. Подвиг этой войны — это вовсе не подвиг Сердюкова, Макарова или Медведева, получивших за это ордена и завышенные рейтинги. 

К тому же, в своей попытке выгородить Медведева "Коммерсант-власть" его еще сильнее загоняет в угол, выставляя на весь свет лгунишкой. Журнал признает, что грузинские боевые действия начались практически сразу после полуночи 8 августа, а до этого они утверждают, что массированный обстрел начался еще 7 августа. Где правда? Они сами запутались. По версии же Медведева, озвученной им недавно в Цхинвале, боевые действия грузины начали лишь в 01.30, после чего "через 2,5 часа, в 4 утра 8 августа", президент, наконец-то, "принял решение" об ответных действиях России. Что это за полуторачасовая разница в версиях бывшего президента и его адвокатов? Откуда она взялась? Не говорит ли она о том, что даже в 4 утра никаких приказов от президента так и не последовало? Что, разве ему об этом сообщили лишь в 1.30? Кто в это поверит? Такая информация всегда поступает незамедлительно через группу офицеров спецсвязи к первому лицу государства и верховному главнокомандующему. 

Чтобы уйти от жонглирования часами, я просто изложу, что МОГ и ДОЛЖЕН был сделать Медведев в те часы в случае, если бы он действительно был настоящим ПРЕЗИДЕНТОМ РОССИИ.

В период обострения ситуации 3-5 августа он должен был поставить министру обороны и начальнику Генерального штаба задачу уточнения планов применения войск в случае начала широкомасштабного конфликта и проведения необходимых подготовительных мероприятий, а начальнику ГРУ — задачу на вскрытие военных планов грузин и их группировки сил. 

Сразу после получения доклада о выводе грузинских миротворцев он должен был отдать распоряжение министру обороны и начальнику Генерального штаба на приведение в максимальную степень боеготовности войск СКВО и заслушать их доклад о готовности действовать по утверждённым планам, а также созвать Совет безопасности для координации всех силовых ведомств и МЧС.

Сразу после начала массированного ракетно-артиллерийского обстрела позиций российских миротворцев и вторжения грузинских войск в Южную Осетию президент России должен был отдать приказ министру обороны и начальнику Генерального штаба на применение всех сил и средств для прикрытия подразделений миротворцев и проведение операции по принуждению Грузии к миру, прервать романтическое путешествие по Волге и вылететь в Москву, чтобы уже из полноценно развёрнутого командного центра контролировать ситуацию и оттуда принимать решения.

Эти своевременно принятые политические решения в свою очередь позволили бы военным максимально подготовиться к этой войне. Своевременно подтянуть к Рокскому перевалу не три БТГ (батальонные тактические группы) 58-й армии, а сконцентрировать здесь за 5-7 августа полноценные ЧПГ (части постоянной готовности) СКВО, тем более, что запланированные здесь заранее учения позволяли это сделать под видом участия в них. Перебросить на аэродромы СКВО запланированную для проведения операции авиацию, начать воздушную разведку территории Южной Осетии, выявляя места сосредоточения грузинских войск, тыловые базы, пункты управления и систему ПВО, разработать планы воздушной наступательной операции и подготовиться к ней. Развернуть здесь силы специального назначения и поставить им задачи по действиям в ходе конфликта, развернуть пункты приёма беженцев и госпиталя.

При этом никто из генералов не предлагал начать "упреждающую" войну, выставив себя перед всем миром агрессорами. Генералы говорили, что можно и нужно было нанести удар в ответ на массовые обстрелы со стороны Грузии. Если бы такой удар был нанесен, то и войны бы вообще не было. 

Речь шла только о реакции на агрессивные действия Грузии и о том, что как минимум с 5 августа 2008 года на территории Южной Осетии практически шла война, но её не хотел замечать ни президент Медведев, ни министр обороны Сердюков, ни НГШ Макаров. 

При этом в статье несколько раз нарушена логика.

Если войска, по мнению авторов, могли и должны были действовать сами без всякой команды из Москвы: мол, все планы давно были утверждены, и все всё знали, и Хрулёв сам себе давал команды, то зачем тогда вообще было нужно вмешательство президента? Ну и воевали бы сами себе до победного конца. Разгромил бы генерал-полковник Сергей Макаров Грузию силами одного СКВО. Зачем тогда вообще президенту принимать какие-то решения? Или всё же решения на проведение операции по принуждению к миру страны-агрессора должны приниматься верховным главнокомандующим, коим у нас является президент? И, значит, вопрос о своевременности таковых имеет место быть? И если войска почти сутки дерутся с превосходящими силами противника без поддержки, если с воздуха их толком никто не прикрывает, а вся разведка ограничивается тактической полосой, значит, какие-то решения не были приняты своевременно?

В конце статьи всплывает еще один логический "баг". Если мы, по мнению авторов, были так готовы, что даже вмешательство президента не требовалось, то при чём здесь "слабая работа разведки, промедления с подачей транспортных средств для перевозки и снабжения военнослужащих, проблемы связи и управления войсками, слабое взаимодействие между ВВС и сухопутными силами"? Если все было так плохо, то немедленное вмешательство высшего военного руководства для координации действий и наведения порядка в войсках тем более было необходимо! Куда же смотрел Медведев? Не слишком ли дорого обошлась его рыбалка?

Теперь, если вернуться к "Потерянному дню". Я далек от мысли завысить художественные достоинства этого фильма, но хочу подчеркнуть, что документально он точен. У авторов в распоряжении был достоверный официальный материал. Фильм появился очень своевременно и честно отразил события тех дней: подвиг осетинского народа, осетинских ополченцев, миротворцев, солдат и офицеров действующей Российской армии. 

В целом фильм обрушился на имидж бывшего президента Медведева как разорвавшаяся бомба, и пока все попытки собрать разбитые осколки в памятник "победителю Саакашвили и защитнику осетин" заканчиваются перемалыванием их в ещё более мелкую пыль… 

Завершая эту дискуссию, хочу обратить внимание авторов статьи на то, что верховный главнокомандующий не нуждается в защите журналистов. Мы говорим о другом. О том, что деятельность высшего лица — президента и верховного главнокомандующего — во время событий 08-08-08 должна стать предметом расследования со стороны Генеральной прокуратуры РФ, парламентских фракций Госдумы. И результаты этого расследования должны быть известны стране и миру. Почему? Потому что наши граждане — не пешки в кровавых играх, не деревянные солдатики, а живые люди: матери, вдовы и сироты. 

И для нас сегодня погибшие в той войне являются живыми, а мертвыми — те, кто виновен в их гибели.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой