Сообщество «Историческая память» 11:03 21 июня 2020

"За гранью дружеских штыков..."

К 215-летию подвига малочисленного русского отряда, разгромившего персидское войско
2

Вступление с необходимыми пояснениями

В эти июньские дни исполняется 215 лет беспримерному подвигу, совершенному русским отрядом в летнюю кампанию 1805 года русско-иранской войны 1804-1813 годов.Тогда, в ходе многодневных боев, малочисленный русский отряд выстоял против практически всей персидской армии!

Справедливости ради здесь следует заметить, что в ходе той войны не единожды бывали случаи, когда небольшие подразделения русских обращали в бегство превосходящие по своей численности силы противника. Но чтобы сражаясь в полном окружении, еще и штурмом взять две крепости противника, а затем и заставить неприятеля убраться в свои пределы, такое вряд ли можно сыскать в анналах не только отечественной, но даже и всемирной военной истории!

Надо сказать, что этот потрясающий воображение случай практически прошел мимо внимания тогдашнего российского общества. И тому есть весьма уважительные причины! Войны России с наполеоновской Францией, проходившие в эти же годы, а затем и грандиозные события Отечественной войны 1812 года, отодвинули внимание общества от происходящего на Кавказе и в Закавказье далеко на задний план.

Первым, кто более или менее подробно написал о героическом походе русского отряда, был писатель граф Владимир Александрович Соллогуб (1813-1882). В 1850-х годах он служил при кавказском наместнике князе Михаиле Семеновиче Воронцове (1782-1856), который поручил ему написать биографию выдающегося полководца генерала Петра Степановича Котляревского (1782-1851). Как известно, победы Котляревского над персами в той войне заставили их в 1813 году пойти на заключение Гюлистанского мира. Гораздо менее известно, что князь весьма гордился тем, что однажды спас жизнь этого героя. В 1804 году во время штурма крепости Ганжи граф Воронцов, тогда еще граф и поручик Преображенского полка, вынес из боя раненного капитана 17-го егерского полка Котляревского. Об опасности этого мероприятия свидетельствует тот факт, что второй выносивший из боя капитана - егерь Иван Богатырев, был убит пулею в сердце.

В 1850-е годы в Тифлисе (ныне - Тбилиси) одно за другим весьма малым тиражом выходят два издания труда Соллогуба "Биография генерала Котляревского", написанного на основе сохранившихся документов. В 1901 году в Петербурге в 4-м выпуске "Общества ревнителей русского исторического просвещения" выходит 3-е издание указанного сочинения писателя. Так как Котляревский принимал участие в том легендарном походе в качестве командира батальона егерей, то в нем он довольно подробно описан Владимиром Соллогубом. Но уже в первом своем тифлиском издании писатель с горечью констатировал, что этот беспримерный подвиг русского отряда спустя полвека уже достаточно подзабыт.

Подробное описание подвига отряда можно найти и в трудах крупного дореволюционного историка войн на Кавказе генерал-лейтенанта Василия Александровича Потто (1836-1911). С 1896 года и до конца своей жизни он служил начальником Военно-исторического отдела при штабе Кавказского военного округа. На этой должности В.А.Потто собрал много интереснейших документов и материалов по истории кавказских войн. Редкий случай, но за эти заслуги он уже после смерти был пожалован Николаем II в генералы от кавалерии!

Что касается похода русского отряда, то генерал Потто не только написал о нем в своих трудах, но и в 1901 году направил по маршруту его движения целую военно-историческую экспедицию. Перед ней было поставлено несколько задач: описание окрестностей, зарисовка крепостей, обследование их современного состояния и т.п. Но, пожалуй, одной из главных ее целей было выяснить остались ли в памяти жителей окрестных селений те героические события почти 100-летней давности. Оказалось, что многие местные жители знают о них по рассказам своих родителей. Более того, сотрудники экспедиции обнаружили несколько седобородых аксакалов, которые были свидетелями тех легендарных событий, бывшими в то время еще детьми!

Помимо писателя Владимира Соллогуба и генерала Василия Потто до революции было еще несколько авторов, которые в своих сочинениях затрагивали в той или иной степени историю подвига русского отряда. Но все они свои работы базировали на сведениях, преимущественно почерпнутых из трудов указанных исследователей.

В советское время подвиг русского отряда также освещался в работах по военной истории и истории военного искусства. Так, в монографии доктора исторических наук Любомира Григорьевича Бескровного (1905-1980) "Русское военное искусство XIX века" (М., "Наука", 1974 г.), подвигу отряда посвящена почти целая страница (с.11). К сожалению, сухой язык изложения научных работ не предполагает возможности передавать читателю какие-либо эмоции. Только одна правда, основанная на архивных документах! И все равно, читая сухие строки монографии Бескровного, испытываешь целую гамму чувств, когда знакомишься с потрясающим воображение чудовищным неравенством в соотношении численности персидской армии и всеми силами русских войск в Закавказье, не говоря уже о числе воинов в том русском отряде!

Конечно, можно попытаться объяснить победы русского оружия над персами тем, что регулярным подразделениям русских часто противостояли орды иррегулярных войск, склонных к стихийной и необъяснимой панике, если они сталкивались с упорным сопротивлением противника. С этим можно было бы согласиться, если бы численное превосходство противника было больше хотя бы только в несколько раз. Но оно же достигало десятикратного, а то и куда гораздо большего превосходства! Попробуй, всели панику в такую огромную толпу, для пущей храбрости обкурившихся вооруженных до зубов головорезов, которые воочию лицезреют, сколь малое число противника им противостоит! Здесь уже требуется какое-то другое, более убедительное объяснение...

Да и регулярные войска персов были для противника серьезной проблемой. Еще шаху Ага Мохаммед хану (1741-1797) удалось создать армию, состоящую из преданных и безжалостных воинов, беспрекословно выполняющих волю своего повелителя, тоже в истории прославившегося своей чрезвычайной жестокостью закоренелого садиста. Несколько позднее, регулярную пехоту персов не зря прозвали "сарбазами", что в переводе означало "храбрец, рискующий головой". Персидская армия считалась наиболее боеспособной среди армий стран этого региона. Британский дипломат и боевой генерал Джон Малькольм (1769-1833), великолепный знаток Персии того времени, дал следующую характеристику армии Ага Мохаммед хана:

«Его армия была приучена к усталости и хорошо оплачиваема; он установил блестящий порядок во всех её частях, и его известная суровость служила причиной предельного рвения и быстроты в исполнении приказов...»

Так что русским в Закавказье противостоял весьма серьезный и жестокий враг! А что касается главной причины побед в тех краях русского оружия над многочисленным врагом, то, на мой взгляд, на этот вопрос исчерпывающе ответил сам писатель В.А.Соллогуб. В предисловии к "Биографии генерала Котляревского", посвященной светлейшему князю М.С.Воронцову, он, с "благоговейным чувством, внушенным ему кавказским войском", написал:

«Вглядываясь в военные кавказские нравы, я мог убедиться, что упорная и непрестанная борьба образует здесь часто людей особого рода, особого закала, для которых война не эпизод в жизни, а самая жизнь. Отчужденные от прикосновения быта общественного, они сосредотачивают в строгом исполнении служебного долга, всю свою деятельность, все свои сердечные попечения. Для них полк заменяет и далекую родину и милое семейство, наблюдение за подчиненными озабочивает их будничные дни, а праздники их - в тревогах и схватках с неприятелем. Такие люди рождаются с особым тяжелым назначением, но они совершают великие подвиги, и совершают их не хвастливо, не запальчиво, не ожидая ни похвал, ни известности, встречая смерть и перенося жизнь, потому что так быть должно и иначе быть не может. Таких людей легко насчитать можно немало в храбрых рядах кавказского войска…»

Подвигу русского отряда посвящены и некоторые произведения художественной прозы. И, конечно же, первое место среди них занимает великолепная миниатюра писателя Валентина Пикуля "Воин, метеору подобный", посвященная жизни и подвигам уже выше упомянутого генерала П.С.Котляревского. Но, к великому сожалению, блестящая подача материала в ней омрачается целым рядом исторических искажений и неточностей, если не сказать "ляпов". И за примером далеко ходить не надо. Уже в самом первом предложении миниатюры таковая неточность сразу бросается в глаза:

«Зимой 1792 года генерал Иван Лазарев пробирался с адьютантом из Киева на Кавказ».

Не был Иван Петрович Лазарев (1763-1803) на тот момент генералом, а всего лишь подполковником Московского гренадерского полка. А если уж совсем придраться к разным мелким неточностям, то в этом предложении их можно насчитать еще несколько. Ехал на Кавказ подполковник Лазарев не из Киева, а из Москвы, где 29 февраля и получил приказ возглавить 4-й батальон Кубанского егерского корпуса. Следовательно, все последующие события, описанные Валентином Саввичем, строго говоря, происходили не зимой, а в начале весеннего месяца марта. Не знаю точно, насчет адьютанта подполковника Лазарева (да и был ли он у него?!), но в повозке с ним находился "аж целый" харьковский гражданский губернатор...

Все эти исторические недочеты выдающегося писателя, каковым, вне всяких сомнений, является Валентин Пикуль, можно было бы оставить без внимания, ибо они никоим образом не влияют на общее благоприятное впечатление от этой миниатюры. Но вот следующий исторический пассаж маститого писателя, иначе как вопиющим гомерическим ляпом нельзя и назвать!

«В 1795 году пришел из Персии с войском зловредный евнух Баба-хан; воины его победили воинов Грузии...»

В этом году в Грузию действительно вторгся "зловредный евнух", только это был Ага Мохаммед-хан, которого оскопили еще в детстве. Что касается самого Баба-хана, то он евнухом не был, а был любящим и заботливым отцом порядка 150 сыновей и 20 дочерей!

И вообще, шахом он стал только спустя два года, после тех печальных для Грузии событий...

Что касается описания в миниатюре действий отряда, то и там есть вполне сознательное и серьезное искажение исторической правды! Как уже отмечалось выше, миниатюра была посвящена жизни и подвигам генерала Котляревского. Поэтому Валентин Пикуль ничтоже сумняшеся сделал его руководителем этого героического похода. Причем, в миниатюре он правильно называет его чин и должность - майор, командир батальона егерей. Но на самом деле, отряд был сводным и состоял из егерей, мушкетеров и артиллеристов. Поэтому руководил этим сводным отрядом непосредственный командир молодого 22-х летнего майора Котляревского, его ратный учитель и опытнейший кавказский воин, шеф 17-го егерского полка Павел Михайлович Карягин (Корягин, Корякин; 1752-1807)!

Впервые с произведениями Валентина Пикуля мне довелось познакомиться, когда учился на втором курсе Истфака. Это был роман "Пером и шпагой" и миниатюры, среди которых особенно понравилась именно - "Воин, метеору подобный". Не сильно преувеличу, если напишу, что эти произведения Валентина Саввича заставили меня - студента-историка, по- новому взглянуть на историю Отечества и еще сильнее полюбить свою будущую профессию! Бывает и сегодня с удовольствием их перечитываю, наслаждаясь закрученными сюжетами и афористичностью слога этого выдающегося писателя. Но, увы, из песни слов не выкинешь! Талантливые и по праву знаменитые исторические произведения Валентина Пикуля весьма страдают серьезными историческими же огрехами. И тому есть свои причины, о которых распространяться здесь в мои задачи не входит!

Предлагаю вниманию читателя свой очерк, опубликованный к 195-летию подвига русского отряда в нескольких номерах газеты "Литературный Петербург". К сожалению, редакция его изрядно сократила, оставив только самую суть происходящих событий.

«За гранью дружеских штыков…»

Как шах получил от русских мат

Воинствующий персидский владыка Фетх-Али-шах заключил союзный договор с самим Наполеоном! В то время как Россия напрягала все силы в борьбе с поработителем Европы, шах решил прибрать не только все Закавказье, но и захватить земли вплоть до Астрахани включительно. Он слал Наполеону хвастливые письма, обещая ни много ни мало, встретиться с ним в покоренной России. Чтобы придать своим словам вес, шах писал императору, что уже уничтожил 12000 русских. В своем фирмане (указе) "Всем народностям живущим от Черного до Каспийского моря", он угрожал и наставлял:

«Я, Шах персидский, объявляю вам, что Россия заняла Грузию насильственным образом. Сей проклятый русский народ наделал нашим правоверным много разорения и обид. Теперь я своего сына Аббас-мирзу с 50 000 войск исправных послал в Грузию, а за ним со 100 000 и 400 пушек я и сам туда же отправлюсь, и всех Русских из Грузии выгоню, вырежу и истреблю до последнего, а вам, как правоверным, указом сим повелеваю, когда услышите о моем приходе... соединясь всеми силами своими, нападать на русских, истреблять и разорять до основания».

Та запредельная ненависть шаха к русским, принявшим под свое покровительство Грузию, была вполне объяснима. Дело в том, что шахом он был не вполне законным. По древнему персидскому обычаю, во время церемонии возведения на престол нового шаха, грузинский царь должен был держать в руках его меч. Поэтому даже персидские подданные за глаза называли его не Фетх-Али-шах, а все больше по старинке, его подлинным именем - Баба-хан. А это Баба-хану было весьма обидно! Поэтому так и бесился в неистовой злобе на русских неполноценный персидский владыка.

Всё говорило шаху о близкой победе

Шаху хорошо было известно, что русских войск в Закавказье было мало. Катастрофически мало! Главнокомандующий войсками князь Павел Дмитриевич Цицианов имел в своем распоряжении всего 8500 пехоты и кавалерии, разбросанных к тому же по всем крепостям Закавказья. Против многочисленного врага он мог выставить в поле лишь 1200 человек при 9 орудиях. Баба-хан заранее предвкушал легкую победу. Но не только на огромный численный перевес рассчитывал премудрый шах. Из-за сильной жары пограничная река Аракс сильно мелела и в любом месте через нее можно было переправляться в брод, не пользуясь единственным Худоферинским мостом. Другая же река, протекающая на Северном Кавказе - Терек, наоборот, от сильного обильного таяния снега в горах, становилась полноводной и наполняла собой Тагаурское ущелье, по которому проходила единственная дорога с Кавказской линии русских войск в Закавказье. Поэтому с мая по сентябрь помощи русским войскам ждать было неоткуда. Они должны были полагаться только на собственные силы.

Казалось бы, что в помощь огромному числу войск персидского шаха выступала сама Природа, но ни она, ни подавляющее превосходство врага, не смогли сломить дух русского солдата!

Отважный майор Лисаневич

В середине мая 1805 года, когда Ибрагим-хан Карабахский принял российское подданство, в столицу Карабахского ханства крепость Шушу был введен русский гарнизон в составе шести рот 17-го егерского полка под командой майора Лисаневича. Выбор князя Цицианова пал на этого офицера не случайно. Он пользовался полным доверием местных жителей, так как в совершенстве знал их язык. Кроме этого, именно Лисаневич вел переговоры с Ибрагим-ханом о принятии российского подданства и приобрел в глазах последнего огромный авторитет.

К началу июня у Аракса сосредоточилось 40 000 персов во главе с наследным принцем Аббас-мирзой. Чтобы наблюдать за действиями персов, Цицианов приказал Лисаневичу выдвинуться из Шуши к Худоферинскому мосту. Перед ним была поставлена задача: в случае переправы персов через мост, помешать им исправить ранее разрушенный один из пролетов.

В состав наблюдательного отряда входило 300 солдат - егерей, 200 казаков с карабахскими конниками при 3-х орудиях. Выполнить поставленную задачу майор Лисаневич не успел. Еще на подходе к Араксу он узнал, что в ночь с 10 (22) на 11 (23) июня 10-ти тысячный отряд персов во главе с сардарем Пир-кули-ханом переправился в пяти верстах выше моста. Лисаневич двинулся с отрядом на перерез персам. Вскоре русские увидели врага, двигавшегося по дороге семью огромными колоннами. Построившись в каре, русский отряд ощетинился штыками и пошел им навстречу. Персы также не заставили себя долго ждать. Свернув с дороги, их конница понеслась на каре визжащим, воющим, вопящим "алла" огромным валом. Натиск был столь силен, что несмотря на несколько залпов из орудий, заряженных картечью, персы вплотную подскочили к каре. Отбились ружейным огнем, штыками и прикладами. Персы отхлынули на близлежащие высоты, чтобы прийти в себя от неожиданного фиаско. С высот крохотный русский отряд казался еще меньше: персам казалось, еще небольшое усилие - и "неверные" будут стерты с лица земли! Переведя дух и собравшись с духом, они новым вопяще-визжащим валом ринулись с высот, окружая одинокое каре русских. И снова были отброшены! Теперь уже персы дрогнули. А дрогнувший враг, есть враг наполовину побежденный. Ему только нельзя дать опомниться, прийти в себя. Это хорошо понимал опытный воин майор Лисаневич. Увидев замешательство врага, он бросил в атаку казаков и карабахскую конницу. И 200 всадников погнали прочь 10 000-ную кавалерию персов! Конница Лисаневича гнала удиравшего врага до самого Аракса и заставила его убраться в пределы Персии.

Но победе радоваться было рано: на том берегу реки стояли еще не трепанные силы основной армии Аббаса-мирзы, готовые идти в поход. И они пошли! Огромной массой навалились на Карабах. Майор Лисаневич со своим крохотным отрядом не мог противостоять вражеской лавине, расползавшейся по ханству. Он решил отступить к крепости Шуше и там держаться. Главнокомандующему князю Цицианнову он послал донесение с просьбой о помощи. А в это время персы, никем уже не сдерживаемые, грабили непокорное ханство, травили посевы, вырубали сады. Баба-хан был доволен - дорога на Грузию была открыта!

Великий ужас охватил Грузию. Она еще живо помнила кровавый набег предыдущего персидского шаха, евнуха-садиста Ага-Магомет-хана. За десять лет до описываемых событий, в 1795 году, персидское войско опустошило многие районы страны, перебило или угнало в неволю почти всех жителей Тифлиса (ныне - Тбилиси). А это нашествие ожидалось еще более страшным, как месть за принятие Грузией российского подданства. И Грузия замерла в великом ужасе...

Отряд полковника П.М.Карягина

В помощь майору Лисаневичу главнокомандующий смог выделить только батальон 17-го егерского полка под командой майора Котляревского, роту Тифлисского мушкетерского полка капитана Татаринцева при 2-х орудиях. Сводный отряд возглавил шеф 17-го егерского полка полковник Карягин. Людей в отряде насчитывалось 493 человека (354 егеря, 113 мушкетеров и 26 артиллеристов). Карягину было приказано идти в Шушу на выручку батальона своего полка, а майору Лисаневичу двигаться навстречу, чтобы соединиться и вместе вести боевые действия.

24 июня (5 июля) на полдороге к Шуше отряд Карягина встретился с трехтысячным передовым отрядом персидской конницы. Врага было в шесть раз больше, но это не остановило продвижение русских! Большую часть отряда Карягин свернул в каре; часть егерей двигалась в рассыпном строю, сбивая неприятеля с близлежащих высот. Это была излюбленная тактика Павла Михайловича, впоследствии применявшаяся на Кавказе всеми его учениками. Действовавшие в рассыпном строю егеря, меткими выстрелами поражали противника, прежде всего стремясь вывести из строя его командиров. По карягинской команде: "Ребята, вперед, вперед с Богом!" сомкнутые части егерей с криком "Ура!" бросались в штыки и гнали персов.

Более шести часов продолжался этот удивительный бой. Окруженный со всех сторон врагами, 14 верст пулей и штыком прокладывал себе путь по трудной горной тропе русский отряд. До Шуши оставалось еще 26 верст, когда в урочище Кара-Гаджи-баба отряд Карягина наткнулся на стоявший лагерем десятитысячный авангард другого отряда персов. Дальше продвигаться было невозможно. Помимо огромного численного превосходства противника, сказывалась усталость от длительного марша и многочасового боя, большое количество раненных. И Карягин решил держать оборону на мусульманском кладбище, располагавшемся на одном из курганов. В считанные минуты из повозок обоза солдаты составили укрепление, так называемый "Вагенбург". Вскоре к слабому укреплению русских подошел Пир-Кули-хан. Атака следовала за атакой. На горсть русских воинов сардар бросил все свои силы. Но и 20-ти кратное превосходство персов не привело их к успеху. Русский отряд стоял насмерть!

Положение складывалось архиотчаянное. К Шуше Карягин пробиться не мог. Цицианов сил еще не собрал. К этому времени он располагал лишь 350 солдатами и 280 необученными рекрутами. Майор Лисаневич, как было приказано, из Шуши навстречу отряду Карягина не вышел. Еще 24-го июня к нему удалось послать гонца с предписанием идти на помощь и с просьбой к Ибрагим-хану о присылке конницы. Но хан прислать конницы не мог: его сын Абдул-Фет-ага, напуганный мощью персидской армии, переметнулся на ее сторону, и теперь карабахская конница сражалась против самого Карягина.

Трудно сейчас сказать, смог бы майор Лисаневич со своим трёхсотенным отрядом пробиться сквозь 13 000 войско Пир-Кули-хана на выручку к осажденным. Дмитрий Тихонович трусом не был, за это говорит вся его боевая биография! Три года спустя, в 1808 году, он один со своим батальоном разобьет всю персидскую армию и заставит ее убраться за Аракс. За этот подвиг потрясенные персы дадут ему прозвище "Дели-майор" - "Бешенный майор"! По-видимому, не выполняя приказа, Лисаневич был твердо убежден, что в сложившейся обстановке он должен находиться именно в крепости Шуше, являвшейся ключом ко всему Карабахскому ханству. Даже несмотря на более чем вероятную гибель отряда Карягина.

На рассвете 27 июня показались главные силы Аббаса-мирзы. Страшным выдался этот день для полковника Карягина и его подчиненных! Лагерь русского отряда напоминал собою крошечный огненный островок, о который разбиваются гигантские волны вражеских атак. Приступ следовал за приступом. Принц поклялся в этот день покончить с "неверными". Потрепанную конницу сменяла пехота - сарбазы, которая по телам ранее погибших товарищей тупо карабкалась вверх по кургану, в голос призывая себе на помощь аллаха и всех его пророков на земле. Русские заряжающие едва успевали скусывать патроны, заряжать ружья и передавать стрелявшим.

На пробой!

До самого заката длилось это сражение. И карягинцы выстояли! Но положение отряда стало еще более отчаянным. Все офицеры были ранены или убиты. Сам полковник Карягин был дважды контужен и ранен пулею в бок навылет. 90 солдат было убито или умерло от ран, раненных 167, захвачено в плен 54. Общая убыль по отряду составила 311 человек. Каждый знал: следующего такого дня не пережить! И тогда майор Котляревский предложил план: оставить смертельно раненных, а также обоз и "идти на пробой". Он предполагал, что персы, охочие до грабежей, перед тем как ринуться в погоню, набросятся на обоз. Это даст возможность штурмом взять крепость Шах-Булах, за стенами которой можно будет отсидеться и дождаться помощи. План, по своей дерзости, был на грани безумия. Малейшая заминка у стен крепости, неудача штурма и отступавшие будут просто раздавлены многочисленным врагом. Но не безумием ли было четверо суток стоять против в десятки раз превосходящего противника?!

В ночь на 28 июня отряд тихо снялся с места. Отступавших вел проводник, уроженец здешних мест, армянин Аванес. Впоследствии, он не раз оказывал отряду неоценимые услуги, за что был награжден чином прапорщика и пожизненной пенсией в 200 рублей серебром.

Майор Котляревский оказался прав: первым делом персы бросились грабить обоз. И жестоко за это поплатились. К рассвету русский отряд был у Шах-Булаха, который занимал персидский отряд в 400 человек под командой любимца принца Эмир-хана и его родственника Ифаил-хана. Мало того, прилегавший к замку лес и сады были забиты персами. Русских было 150 человек, но отступать было некуда и Карягин, скомандовав: "Вперед, ребята, вперед с Богом!", повел их в бой.

двойной клик - редактировать изображение

Когда персы у замка были рассеяны, полковник предложил Эмир-хану сдать миром Шах-Булах, но получил гордый отказ. Меткий выстрел ядром из пушки раскрыл ворота и "ребята" пошли на штурм. Пленных не брали: негде их было содержать и нечем кормить, да и ожесточены были солдаты донельзя. Кто не успел спрыгнуть со стен, тех закололи штыками. В схватке пали и оба хана. Только через два часа к замку подскочил Аббас-мирза. Сгоряча бросил своих сарбазов на приступ, но потеряв несколько сотен убитыми, быстро остыл и решил начать осаду. Правда, перед началом осады, принц заключил с Карягиным перемирие и униженно попросил выдать тела своего любимца и его родственника. Трупы полковник отдал - не жалко...

Крепкие стены замка надежно укрывали русских воинов от нападения, но к ним подобрался не менее опасный враг - голод. Тогда проводник Аванес решил пробраться к своему родному селению Касанет. Когда пришел в селение, он нашел там только брата и отца. Все остальные жители ушли в горы спасаясь от персидского нашествия. Вместе с родными Аванес напек лепешек и к рассвету следующего дня доставил их в Шах-Булах. В следующую ночь, пользуясь беспечностью персидских сторожевых постов, проводник провел к себе домой офицера и 50 солдат, для доставки большего количества провианта. К этому времени продовольствие для русских воинов стало поступать также из других селений.

"Ход конём" персидского принца, который потом его и "лягнул"...

После тринадцати дней осады, в надежде на то, что от лютого голода русские станут сговорчивее, Аббас-мирза прислал парламентера с предложением перейти к нему на службу. Полковник Карягин решительно отказался, но, желая выиграть время, в свою очередь предложил установить на четыре дня перемирие. Думая, что русские колеблются, принц принялся всячески ублажать полковника и его отряд; прислал врачей для лечения раненных, провизии солдатам и дичи, якобы подстреленной собственными руками для офицеров. На третий день перемирия, в замок от Аббаса-мирзы прибыл Наджив-Кули-хан. Стараясь склонить полковника к измене, посланник принца стал его дезинформировать, говоря, что князь Цицианов с основными силами разбит, Елизаветполь взят и все Закавказье лежит у ног шаха. В такой обстановке, уверял посланник принца, сопротивление бессмысленно и предложил крепость сдать. В одном лишь был правдив Наджив-Кули-хан, беседуя с Карягиным: на помощь своему сыну для решительного штурма Шах-Булаха спешил сам Баба-хан! Посоветовавшись с майором Котляревским, полковник сказал посланнику, что завтра принц может войти в замок. И Карягин сдержал обещание. На следующий день персы заняли Шах-Булах. Только осажденных там не было...

Ночью отряд вышел из замка с целью штурмом взять расположенную в 25 верстах крепость Мухрат и продолжать там обороняться. В замке оставили 30 солдат, чтобы они своими голосами давали персам понять, что отряд находится на месте. По существу, их оставляли на верную смерть, но это была жестокая необходимость: надо было спасать основные силы отряда! и все-таки, какое-то фантастическое везение сопутствовало русским воинам на их неимоверно трудном пути. Слишком самонадеянным оказался принц, считая, что воля к сопротивлению отряда сломлена. Когда отряд отошел на более-менее безопасное расстояние, в замок был послан Аванес, который вывел оставленных там солдат.

Через несколько часов похода русский отряд достиг селения Касанет. Полковник приказал всем до утра отдыхать и изнемогающие от усталости люди расположились в садах селения. Едва начало светать, майор Котляревский получил приказ собрать всех раненных и выступать к Мухрату. Оставшаяся часть отряда осталась в селении прикрывать их отход.

Неравный бой в садах армянского селения

Полковник Карягин принял правильное решение. Едва раненные успели уйти, как появился со всей своей армией Аббас-мирза. С бешенством накинулись персы на остатки русского отряда, стремясь разорвать его на отдельные мелкие группки и раздавить их своим колоссальным превосходством сил.

Страшная резня шла в садах Касанета! Невзирая на огромные потери, разъяренный принц бросал в бой все новые и новые толпы сарбазов и конницы. Но Аббасу-мирзе не удалось главного: разбить отряд по частям. Воины Карягина сражались плечом к плечу, единым монолитом.

И все же, персов было ужасающе много! После ожесточенной схватки им удалось потеснить карягинцев и захватить пушки. Был момент, когда дрогнули егеря. Но команда любимого командира: «Ребята, вперед, вперед с Богом!», снова бросила их в штыки. Один против десяти, двадцати, тридцати... Карягин идя в бой никогда не считал противника и не учил этому своих солдат. Персы были с пушек сбиты, ведь без них Мухрата не взять!

Проложив штыками дорогу к узкой горной тропе, остатки отряда двинулись к крепости. Аббас-мирза прекрасно понимал, почему полковник Карягин так настойчиво пробивается к Мухрату. Если русским удастся взять крепость, то они окажутся в полной безопасности. Она располагалась в такой местности, в которой принцу не было никакой возможности разместить для осады всю свою армию. Поэтому, пока основные силы пытались уничтожить отряд на горной тропе, принц послал в обход 20 000 всадников с категорическим приказом: занять Мухрат раньше отряда Карягина. Но персы не выполнили поставленной перед ними задачи. Им помешали раненные воины майора Котляревского...

Чудо майора Котляревского

Здесь уместно написать, что произошло чудо! Имея под своею командой только раненных бойцов, майор Котляревский захватил Мухрат и занял там оборону! И не только занял оборону, но и отразил штурм! Зная, что его ждет за невыполнение приказа, командир персидского отряда бросил на приступ крепости все силы, но с огромным уроном был отбит! Крепость осталась в руках горстки раненных русских воинов!

К вечеру, пробивая себе дорогу штыками, у Мухрата появилась колонна полковника Карягина. Проложив штыками себе путь к открывшимся навстречу воротам, русские воины вошли в крепость. Началось новое сидение отряда Карягина, теперь уже мухратское...

Теперь их позиции стали неприступными. На очередное письмо Аббас-мирзы с предложением высоких званий и огромных денег на персидской службе Карягин сдержанно и вежливо ответил: «Родитель ваш имеет ко мне милость; а я вас имею честь уведомить, что, воюя с неприятелем, милости не ищут, кроме изменников».

Положение отряда в крепости значительно улучшилось: удалось наладить регулярное снабжение продовольствием из близлежащих селений. С братом Аванеса полковник Карягин направил главнокомандующему донесение, в котором кратко доложил о событиях последних дней. И главнокомандующий князь Цицианов поспешил на выручку отряда. Теперь он мог это сделать: силы были собраны достаточные, чтобы не только прийти на помощь полковнику и его героям, но и разгромить неприятеля.

11 (23) июля отряд в 2371 человек выступил из Елизаветполя (ныне - Гянжа) в поход. Через четыре дня он подошел к селению Мардагишти и стал там лагерем. Полковнику Карягину главнокомандующий послал приказ покинуть Мухрат и двигаться на соединение с ним. В ночь на 16-е отряд оставил крепость и к утру был у селения.

Несмотря на раннее время героям-карягинцам была организована торжественная встреча. Войска, одетые в парадную форму, развернутым строем стояли по обе стороны дороги, по которой двигался героический отряд. Главнокомандующий лично скомандовал: "на караул!", барабаны били поход, перед проходившими мимо войск карягинцами склонялись знамена...

Это были самые высшие воинские почести, которые отдавались в русской армии подразделению, отличившемуся в боях!

На ловца-полковника и персидский принц бежит...

Трудно в это поверить, но персидскую армию заставил убраться за Аракс именно полковник Карягин и воины его отряда! Из 493 воинов, отправившихся в поход, возвратилось 345 человек: раненных, контуженных, ослабевших от голода, измученных многодневными боями. Торжественно встретив карягинский отряд, главнокомандующий князь Цицианов отправил его на отдых в Елизаветполь. Он еще на знал, что принц Аббас-мирза, воспользовавшись уходом основных русских сил, осадил этот город. Мужественная оборона небольшого гарнизона, а также подход отряда полковника Карягина, заставили принца снять осаду и убраться восвояси. Уставший отряд без выстрела вошел в город и расположился на отдых.

Но отдыхать воинам полковника пришлось недолго. Очевидно, что неудачливого принца преследовала одна и та же навязчивая мысль: одержать в этой войне хоть какую-нибудь маломальскую победишку, пусть самую дешевую. Потерпев неудачу в боях с отрядом Карягина, в осадах Шуши и Елизаветполя, он решил выместить свой гнев на небольшом транспорте, следовавшем из Тифлиса в Елизаветполь. Чтобы захватить добычу наверняка, принц навалился на транспорт со всей своей армией. Но не тут-то было! Триста солдат-конвоиров Нарвского драгунского полка и грузины-погонщики решили умереть, но не сдаваться врагу! Быстро составив из арб вагенбург, они принялись отражать атаки персов, следовавших одна за другой. Смертельно ранен начальник транспорта поручик Донцов. Захвачен в плен его заместитель прапорщик Платневский. Солдаты выбрали промеж себя командира и продолжали держать оборону! Но силы таяли, шел четвертый день осады...

Весть о нападении принца на транспорт, подняла лечившего раны полковника Карягина буквально с постели. Собрав свой отряд и взяв часть гарнизона всего около 600 человек, он выступил на выручку осажденным.

По команде «Ребята, вперед, вперед с Богом!», русские воины стремительным ударом атаковали главный лагерь принца, ворвались в окопы, завладели батареей. Не давая врагу опомниться, егеря мигом развернули отбитые пушки и открыли по нему убийственный огонь в упор.

Замешательство персов переросло в панику, когда в их рядах распространилась весть, что русских в бой ведет сам полковник Карягин. Имя легендарного полковника уже вселяло в них такой мистический ужас, что они бежали с поля боя, бросая все на своем пути.

Мысль, внушённая русскими штыками

Поражение 40 000 армии Аббас-мирзы было столь велико, что трофеями этой невероятной победы был весь персидский лагерь, обоз, артиллерия, персидские знамена, а также огромное количество пленных! Изрядно потрепанные полчища принца потянулись к пограничной реке Аракс. Принц решил больше не искушать судьбу и отказался от похода на Грузию. И эту мысль ему внушил с помощью русских штыков полковник Павел Михайлович Карягин!

Не стал на этот раз испытывать свою полководческую планиду и отец принца - шах Баба-хан. Узнав о приближении войск князя П.Д.Цицианова, он уклонился от сражения и его 40 000 армия также убралась в свои пределы.

Не удалось надменному Фетх-Али-шаху «изгнать россиян из Грузии, вырезать и истребить до последнего». Свое он получил еще на дальних подступах к ней. За всю кампанию 1805 года основные силы русских войск так и не сделали по врагу ни одного выстрела! Основная и непомерная тяжесть борьбы с 80 000 персидской армией легла на плечи полковника Карягина и его легендарного отряда.

Современники, имевшие возможность следить за событиями в Закавказье, были восхищены величием их подвига. Известный государственный деятель, московский генерал-губернатор граф Ф.В.Растопчин писал князю П.Д.Цицианову:

«У Вас совершаются дела баснословные, слыша о них, дивишься им и радуешься: что имя русских... гремит в странах отдаленных».

Полковник П.М.Карягин за этот подвиг получил в награду золотую шпагу с надписью "За храбрость". Его грозное имя еще не раз наводило ужас на персов в последующую кампанию - 1806 года. После смерти героя от лихорадки в 1807 году, селение Карабулаг, близ которого происходили эти легендарные события, в память о нём, был названо городом Карягино, который с 1905 года стал административным центром Карягинского уезда Елизаветпольской губернии.

В прекрасной поэме М.Ю.Лермонтова "Мцыри" есть такие строки:

Такой-то царь, в такой-то год,

Вручал России свой народ.

И Божья Благодать сошла

На Грузию! - она цвела

С тех пор в тени своих садов,

Не опасаяся врагов,

За гранью дружеских штыков...

Двести лет с небольшим прошло после тех событий. Ныне покой Грузии не охраняют русские штыки. Она стремится под сапог НАТО, а Россию называет "оккупантом". Может быть, как раз и поэтому, Грузия вновь в нищете и наготе?! Правильно говорят, что если Бог хочет кого-то наказать, он отнимает разум...

Источник: "Литературный Петербург", №11 (29), 2000 г.; №1 (31), 2001.

10 января 2023
Cообщество
«Историческая память»
1
Комментарии Написать свой комментарий
21 июня 2020 в 09:50

На одном дыхании. Дрстойное и обсуждаемое вмтупление и безупречный исторический очерк. Жму руку!


Вопрос может не по теме, но читая о планах Фетх шаха и его воинов пришло сравнение с башибузукаами. Есть в этих подходах нечто общее?

21 июня 2020 в 13:15

Благодарю за лестный отзыв, Сергей! Зело пришлось поволноваться за эту публикацию. Дело в том, что очерк выставил на сайт еще вчера, но его ровно сутки мурыжили на предмет поиска "запрещенных в РФ организаций".
Что касается Вашего сравнения с башибузуками, то Вы полностью правы в плане сравнения иррегулярных войск Персии и Турции. Что касается самого шаха, то по своему характеру на "башибузука" он явно не тянул. Жизнь при кровавом тиране Ага Мохаммед хане сделала его безвольным и мало энергичным. Как шах, он любил играть роль венценосного покровителя персидской литературы, да и сам кропал плохонькие стишки. Очень любил парадные выходы, дабы покрасоваться перед "верноподданными", для чего отрастил самую длинную во всей Персии бороду. Так что, на башибузука Баба-хан явно не тянет...

1.0x