Авторский блог Сергей Прудников 03:32 2 марта 2022

Встречный пал

Донецк — Николаевка — Мариуполь
2

Сейчас, когда я пишу эти строки, за окном – раскаты взрывов (я живу в Киевском районе Донецка, северная окраина города). 27 февраля, в отвоёванном посёлке Николаевка, что ещё пять дней назад находился под контролем Украины, мы с группой журналистов, а также военных и гражданских, попали под обстрел «градов». Три дня назад в Горловке погибли в школе после обстрела две учительницы. В тот же день, и в последующий, были сбиты над Донецком выпущенные украинской стороной снаряды "Точка У". Неделя напряжённая, сложная, хочется верить – переломная. Очевидно, что Донбасс сегодня — самый горячий участок фронта на всей Украине.

Я побывал на одном из мобилизационных пунктов Донецка в первые дни его работы. Часть — добровольцы, часть — те, кто пришёл по повестке. Обращает внимание, что большинство — мужчины за тридцать-сорок. Многие, видно — с опытом боевых действий: такие люди заметны сразу. Процесс идёт форсированно: перекличка — сбор небольшими группами — напутственное слово — построение — и в расположение части. Там, как объяснил мне Александр Воронин, те, кто не служили, пройдут боевое сплачивание, а те, кто уже держал в руках оружие, сразу приступят к службе, в том числе, вероятно, выдвинутся на передовую.

Среди пришедших на мобилизационный пункт – 48-летний Виктор, родом из села под Авдеевкой (село находится на украинской территории). Воевал с 2014-го. «Пять лет смотрел в бинокль на родное село, потом бросил, уволился! — рассказывает. — Теперь пришло время возвращаться. Очень хочется вернуться домой нормально, красиво, по-человечески».

Имя ещё одного вчерашнего ополченца — Анатолий. У него нет глаза, вместо правой руки культя, что-то с ногой — опирается на костыль. «Эф-1, «лимонка», под Дебальцево, там моя служба и закончилась, — объясняет он, глядя сквозь тёмные очки, закрывающие отсутствующий глаз. – В прошлом я — инструктор по рукопашному бою. А сейчас ничего не могу. Пришёл записываться, а меня не берут, — Анатолий едва сдерживает слёзы. – Да я хотя бы ворота могу запирать. И вообще пригожусь! А на гражданке кому я нужен, зачем?..» Когда я ухожу, Анатолий лежит, подобрав костыль, на свёрнутом школьном мате, лицом к стене…

Об обстановке на окраинах Донецка, пожалуй, хорошо говорят вот такие картины. В день объявления военной операции на Украине, с раннего утра — час за часом, до обеда и после, слышались раскаты. Раскаты реактивной артиллерии. Причём — не близкие, когда по городу выпускают очередной снаряд, а дальние, — это будет подавлять огневые точки противника российская артиллерия. И снова, как и после признания независимости, в этот момент казалось — теперь точно должно прекратиться со стороны ВФУ! Не прекратилось.

В это же утро мы с товарищем поехали в посёлок Александровка, что в 22 километрах от центра Донецка, на западной окраине, в 300 метрах от позиций (чтобы понять происходящее, нужно ехать на прифронтовые окраины). Созвонились прежде с главой посёлка Константином Чалым. «Я сейчас вывожу людей в Донецк, у нас сложно, скоро буду!» — скажет Чалый. На подъезде к Александровке, в лесопосадке, на так называемой «дороге жизни», соединяющей город с посёлком, мы попали под миномётный обстрел — с нами же из-под огня со стороны посёлка выезжала БМД с бойцами на броне, судя по близким разрывам, огонь мог вестись по БМД и корректироваться с беспилотника. Повернув обратно в Донецк — в Петровский район, мы застали обстрел и там, били по жилым кварталам… Отправившись в этот же день на другой конец города, в Спартак, тоже попали в полымя. «Кажется, спокойно, но где-то в стороне бьют» — сказала мне перед нашим выездом по телефону староста Спартака Валентина Плешкова. И через полчаса, перед подъездом к посёлку, позвонила снова: «Уезжайте, сюда не надо, мы в бомбоубежище!» Развернувшись, мы снова попали под обстрел — мина упала метрах в 30 от трассы и от нас, оглушив, вырвав деревья, но, к счастью, не задев.

Первым населённым пунктом, который отвоевали бойцы ДНР, стала Николаевка, что находится в 35 км южнее Донецка. Теперь в Николаевке — силы ДНР и РФ. Кто-то — в основном, донецкие — остаётся здесь и держит оборону. Кто-то отправляется дальше на прорыв. Не буду использовать патетическую риторику, скажу только, что нервы у всех на пределе, тут и вокруг — самое пекло. Мирных жителей почти не видно — прячутся в бомбоубежищах, здесь до сих пор передовая.

Спустя полчаса мы – журналисты, гражданские и военные – попадаем под обстрел «градов». На пятачке в центре посёлка, рядом с кирпичными двухэтажками, — ударят ровно по нам. Мне и товарищу удаётся спрятаться — я под БТР, он под машину (спрятаться и спастись, увы, смогли не все). После — во время затишья — забегаем в укрытие, в подвал близстоящей двухэтажки, забитый мирными жителями…

Задача вооружённых сил республики совместно с войсками России — движение на Волноваху и развитие наступления на Мариуполь. Дорога, соединяющая ДНР и отбитую уже Николаевку — это просёлочная колея длинной в пять километров, по которой едет потоком военная техника: танки, БМП, БТР, "Уралы" с реактивными установками, уазики с красным крестом, обычные дорожные ГАЗы, переориентированные под перевозку бойцов. Вдоль дороги тянется ограждающая чёрная пластиковая лента: влево, вправо – нельзя, поля заминированы! От того приходится, теснясь, двигаться на малой скорости по узкой дороге: окружающее напоминает хронику Великой Отечественной. Если забуксовала одна машина, останавливается вся колонна, а это смертельно опасно, пока мы едем — слева, то есть, южнее, там, где находятся позиции ВФУ, в разной степени близости, непрерывно грохочет.

Пока едем — вокруг полыхают пожары, горят после обстрелов поля. Бывшая рубежная черта, отделявшая совсем недавно ДНР от Донецкой области — это пересекающая дорогу линия украинских блиндажей и окопов, именно её предстояло вскрыть, именно она была непреодолимой почти восемь лет.

В этот же день станет известно, что объединённые силы ДНР и РФ отобьют ещё несколько сёл по направлению к Волновахе, в том числе Донское, Свободное, Дмитровку. Произойдёт выход на трассу Волноваха — Мариуполь…

Донецк, Горловка и другие населённые пункты ДНР продолжают находиться под обстрелами ВФУ. Бои идут тяжёлые, в отвоёванных населённых пунктах — а сегодня это уже около десятка посёлков и сёл — о возвращении к мирной жизни пока говорить преждевременно. Республика существует полностью в условиях военного положения — улицы городов патрулируют группы бойцов народной милиции, школы и детсады закрыты, из-за недостатка мужчин, призванных по мобилизации, различные сферы народного хозяйства работают на своём минимальном пределе. Однако и признаки возвращения мирной жизни есть: 28 февраля объявлено о возможном постепенном приостановлении мобилизации, в том числе потому, что категорически не хватает рабочих рук.

Донбасс продолжает воевать.

Комментарии Написать свой комментарий
2 марта 2022 в 07:20

Сергей, спасибо! Жму руку. Больше репортажей, больше. Пиши летопись войны. Мы все поймем.

2 марта 2022 в 08:26

Z значит истребители зомбаков, живых трупов.

1.0x