Авторский блог Андрей Аганин 16:40 29 декабря 2019

Вспыхнет ли пожар в Центральной Азии?

Кругом – Failed States, деградация их обществ уже многие годы не может быть остановлена в условиях навязанной самостійністі. Народам нынешних государств Центральной Азии нужно сделать движение в сторону интеграции с Российской Федерацией на пути к своему счастью, а не узких элит этих государств.
2

 двойной клик - редактировать изображение

1. В 1924 – 1925 годах в нынешней Центральной Азии было осуществлено национально-территориальное размежевание в СССР: в составе СССР были выделены национальные административно-территориальные единицы, получившие статус союзных ССР, автономных ССР и автономных областей. 14 октября 1924 года были образованы Туркменская ССР, Узбекская ССР, Таджикская АССР в составе Узбекской ССР, Киргизская АССР (впоследствии – Казакская АССР) в составе РСФСР, Кара-Киргизская автономная область (впоследствии – Киргизская АССР) в составе РСФСР, 2 января 1925 года образована Автономная область Горного Бадахшана в составе Таджикской АССР в составе Узбекской ССР, 16 февраля 1925 года образована и Кара-Калпакская автономная область в составе Киргизской АССР (впоследствии – Казакской АССР) в составе РСФСР. В результате размежевания изменились не только названия, но и границы многих национальных административно-территориальных единиц, отразившись и на последующих отношениях нынешних государств Центральной Азии с Российской Федерацией: коренные народы многих ССР оказались за пределами своей родины и территории их формирования.

2. Когда народы Центральной Азии были охвачены строительством национальных государств на основе декларированной в 1991 году независимости, возникли территориальные претензии друг к другу, стали неизбежны межнациональные и межконфессиональные конфликты. Пока удаётся блокировать такие сложные и застаревшие конфликты, как демаркация и признание взаимных границ Киргизии с Узбекистаном и Таджикистаном, последовавшими за межнациональными столкновениями в Ферганской долине. Экономический вопрос крайне важен для Центральной Азии, которая является аграрным регионом, несмотря на индустриализацию времён СССР. Огромную роль играет распределение пресной воды: Таджикистан и Киргизия расположены на истоках великих среднеазиатских рек, водными ресурсами которых пользуются Туркмения, Узбекистан и Казахстан, располагающиеся ниже по их течению, горные Таджикистан и Киргизия тонко политически шантажируют равнинные Туркмению, Узбекистан и Казахстан.

3. Два крупных очага межнациональных конфликтов – таджикоязычное население в Узбекистане (Самарканд и Бухара); киргизско-узбекские межнациональные отношения (Ошская область). Должны действовать очень тонкие механизмы управления ими, которые как их арбитр могла бы взять на себя Российская Федерация. Если бы в 1924 году не было проведено национально-территориальное размежевание, то в 1991 году «развод» получился более кровопролитным, так как дала бы о себе знать в очень неприятных эксцессах историческая контактная зона народов оседлой земледельческой культуры и кочевого хозяйства.

4. Обозначился процесс латинизации языков народов Центральной Азии, что неизбежно ведёт их государства к удалению от Российской Федерации, что произойдёт в рамках обозримых 15 – 20 лет, когда подрастёт поколение, которое уже будет изучать родной язык на латинице, что очень негативно скажется на знании русского языка. Перевод на латиницу тюркских языков народов Центральной Азии даёт основания для сближения с турками, что приводит к росту центробежных сил и распространению пантюркизма. Хотя в тюркоязычных государствах, возникших на территории бывшего СССР, волна интереса к турецкому языку спала, Казахстан и Киргизия заявили в 2017 году о введении латиницы, этот процесс ведёт к следующему этапу десоветизации и дерусификации. Создан миф о том, что нужно свой собственный алфавит перевести на латинскую основу, так как якобы все элиты говорят на английском языке, что влечёт нужду всем овладеть им. Российская Федерация уже не является для государств Центральной Азии ориентиром и выходом на мировую арену, что явилось следствием полного отсутствия внятной политики Российской Федерации на данном направлении. Пока держится только Таджикистан, что связано с крайней слабостью его экономики и угрозой для удара по нему извне исламистских террористических сил. Слабость экономики государств Центральной Азии ещё сохраняет определённую степень ориентированности их на Российскую Федерацию в ожидании помощи в критический момент, но Казахстан, Узбекистан, Туркмения позволяют себе проводить собственную достаточно самостоятельную политику, что обусловлено значительным населением либо богатством природными ресурсами.

5. Народы Центральной Азии – относительно молодые, не имевшие традиций собственной государственности, им далеки идеалы наций, ставших на путь модерна несколько веков назад. Сохраняющиеся с феодальных времён элитные группы, лидеры и новые элиты государств Центральной Азии не очень понимают, что такое национальное целеполагание и национальная стратегия, с кем и как можно выстраивать долгосрочные международные отношения. Концептуальный вакуум в государствах Центральной Азии носит ещё более острый характер, чем в Российской Федерации. После развала СССР руководители государств Центральной Азии попытались запустить процессы региональной интеграции, но им не удалось создать  региональный Туркестанский союз государств Центральной Азии в той степени, в какой это задумывалось, из-за того, что Таджикистан отказался вступить в данный союз, считая эту структуру организацией тюркоязычных государств.

К усилению своего влияния в Центральной Азии стремятся США, КНР, ИРИ, Турция, государства ЕС, Саудовская Аравия, Япония, Республика Корея, Индия и ИРП. Ситуация в ИГА оказывает большое влияние на ситуацию в Центральной Азии. Под предлогом борьбы с основателями и эмирами международных исламистских террористических организаций США наращивали своё присутствие в Центральной Азии: использовали военно-воздушную базу Ханабад (Узбекистан) в своих целях, затем США разместили свою военно-воздушную базу в Киргизии.

Под эгидой Турции созданы три международных организации – Тюркский совет, Совет Сотрудничества тюркоязычных государств  и Международная организация тюркской культуры (ТЮРКСОЙ), в деятельность которых всё сильнее вовлекаются государства Центральной Азии, Азербайджан, а также Татарстан, Башкортостан, Гагаузия, Северный Кипр, которые являются её наблюдателями. В апреле 2012 года руководство ИРИ, ИГА и Таджикистана выразили намерение создать Экономический совет персоязычного союза.

6. За роль лидера в Центральной Азии развернулась борьба между двумя наиболее крупными и мощными государствами региона – Узбекистаном и Казахстаном. Казахстан делает упор на развитие своей экономики, а Узбекистан – на наращивание своей военной мощи, чему способствует бо́льшие демографический ресурс и моногенность населения. В политическом плане ситуация в Казахстане долгие годы была намного спокойнее, чем в Узбекистане, но в последние годы в Казахстане всё более зреет местный аналог исламской революции достоинства, несмотря на усилия властей подморозить этот процесс. В марте 2019 года был осуществлён трансферт власти новому руководителю, не связанному родственными связями с Н. Назарбаевым. Эта операция краткосрочно сняла прежнее напряжение в казахстанском обществе, в кабинетах власти стали появляться новые лица, но о среднесрочной стабильности пока говорить преждевременно.

Узбекистан хотя и напоминает пороховую бочку, которая может взорваться в любой момент, спустя годы обойдёт Казахстан в конкурентной борьбе, несмотря на более низкий уровень жизни своего населения. В сентябре 2016 года в Узбекистане успешно осуществлена операция по трансферту власти, возникла неустойчивая ситуация среднесрочной стабильности: пенсии стали выдавать наличными деньгами, что увеличило реальные доходы пенсионеров, так как ранее они теряли 20 % пенсионных средств из-за их обналичивания; уменьшена социальная напряжённость, размер пенсий – 200 $, зарплат – 100 $, что гораздо ниже, чем в Казахстане. Узбекистан имеет много спорных территорий, которые ранее принадлежали соседним народам, но достались ему после 1925 года. Таджики претендуют на исконно таджикские территории Самарканда, Бухары и вокруг реки Сурхандарья (проживающие там таджики выступают за создание Таджикской автономной республики Саманидов); туркмены считают, что Хорезм принадлежит им; казахи говорят, что Ташкентская область – это земля казахов, так как до 1925 года большинство населения составляли казахи. Заметна дискриминация таджиков со стороны узбеков на всех уровнях социального взаимодействия, им приходится скрывать свою национальность. Несмотря на то, что таджики и узбеки относятся к разным языковым семьям, судьбы этих народов настолько тесно переплетены, что оба народа кажутся более близкими между собой, чем узбеки и другие тюркские народы. В Ферганской долине Узбекистана заметен занесённый турками исламский фундаментализм, когда узбеки распахнули им двери в начале 1990 годов, считая их культурно-языковыми братьями и рассчитывая на значительные финансовые и инвестиционные вливания.

Уже при Ш. Мирзиёеве, Узбекистан всё равно остаётся в зоне влияния США в большей степени, чем Российской Федерации, влияние которой в последние три года усилилось. В Ферганской долине Узбекистана отмечается самый высокий уровень безработицы по стране, её жители считают, что работой на предприятиях обеспечены мало местных кадров, доходы от которых не пополняют казну государства и не облегчают жизнь простых людей, а оседают в карманах лиц из окружения президента. Напряжённая обстановка там обусловлена широким распространением и активизацией исламского фундаментализма, низким уровнем жизни населения. Эти две проблемы очень сильно переплетены между собой. Через Центральную Азию осуществляется наркотрафик в государства Европы и бывшего СССР. Обнищание населения государств Центральной Азии приводит к социальным проблемам, которые подталкивают население к употреблению наркотиков, транспортируемых исламскими фундаменталистами из ИГА через их территорию с участием местных пособников наркотранзита. Так возникают условия для политической и социальной нестабильности почти повсеместно. Исламские фундаменталисты намереваются захватить власть  и создать единую исламскую империю по образу Исламского Халифата средних веков.

В Душанбе считают, что в экспорте религиозной войны в Таджикистан, которая разорила и без того слабую его экономику, виноват Узбекистан, который сознательно перенаправил войну в Таджикистан, спасая себя от неминуемой дестабилизации, предотвратил укрепление своего соседа и усилил своё влияние в регионе в те годы, когда от Узбекистана могли отделиться Самарканд и Бухара.

7. Таджикистан развивает разносторонние  отношения с США, ИРИ  и КНР, причиной чего стало охлаждение отношений с Российской Федерацией. Проблема использования воды трансграничных рек является причиной многих разногласий: Узбекистан считает воду рек Сырдарья и Амударья природным даром и не намерен платить за неё, а Таджикистан и Киргизия считают воду своим природным богатством. Узбекистан препятствует строительству гидросооружений у соседей, от воли которых Ташкент может сильно зависеть. Ташкент уговаривает Москву учесть интересы Узбекистана и уменьшить высоту плотин. Согласие с этим Москвы стало причиной обиды Душанбе и значительного охлаждения межгосударственных отношений.

На протяжении последнего десятилетия отмечается заметное сближение позиций Душанбе и Тегерана. Этому способствует единство языка, культуры, религии и истории двух государств. Также большое влияние на Таджикистан  оказывает КНР благодаря инвестициям в его экономику и развитию торговых отношений. КНР строит в Таджикистане автодороги, а ИРИ – туннель на автодороге Душанбе – Худжанд через горный перевал Анзоб, а также Сангтудинскую ГЭС.

29 сентября 2015 года судом запрещена деятельность в Таджикистане функционировавшей долгие годы на законном основании исламистской политической Партии исламского возрождения Таджикистана, вызывавшей раздражение Ташкента, где исламисты также требовали своей легализации по примеру соседей. При взаимодействии с афганскими талибами вылазки боевиков-исламистов из созданной бывшими членами запрещённых в Узбекистане политических партий и движений организации «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ) дестабилизируют обстановку в Центральной Азии. Для обеспечения своей безопасности Ташкент опирается на помощь и поддержку Российской Федерации, но при действующих запретах, возлагаемых на политическое руководство Узбекистана со стороны США.

Под предлогом защиты границ Узбекистана от проникновения боевиков ИДУ, узбекская сторона минирует пограничные зоны с Таджикистаном и Киргизией. Счёт ни в чём не повинных мирных граждан-жертв, подорвавшихся на минах, идёт на сотни, что также является причиной натянутых отношений соседей с Ташкентом. Разногласия между лидерами Таджикистана и Узбекистана приводят к конфликтам, Душанбе обвиняет Ташкент в оказании активной поддержки мятежникам, называя её агрессией Узбекистана против Таджикистана. В ответ Ташкент свернул все свои отношения с Душанбе, закрыл границу и ввёл визовый режим, что вызывает недовольство двух народов. Считается, что в  Узбекистане государство – богатое, а народ – бедный. А в Таджикистане всё – наоборот, государство – бедное, однако народ живёт лучше, благодаря трудовым мигрантам, которые работают в ближнем и дальнем зарубежье.

8. Если говорить о государствах Центральной Азии, то Киргизия встала на наиболее демократический путь, но там возник устойчивый спрос на отсутствие демократической смены власти: два первых президента Киргизии изгонялись из неё в результате «цветных революций» при значительном влиянии киргизской наркомафии. В достаточно непростой ситуации в конце 2017 года была осуществлена демократическая смена власти в Киргизии, ситуация оставалась крайне нестабильной в течение предшествующего года. Во власть Киргизии при помощи НКО и НПО оказались проамериканские молодые политики, в значительной степени «зачищенные» после прихода к власти «южанина» С. Жээнбекова. Но одновременно встал вопрос о выяснении отношений с его предшественником – «северянином» А. Атамбаевым. Возникла новая конфигурация, когда «северяне» политически были вытеснены на периферию власти в Киргизии, то в 2019 году пришлось вернуться из эмиграции некоторым их представителям, оказавшимся ранее там при правлении их земляка. В Киргизии ситуация – также достаточно неустойчива, слишком много факторов влияет на неё, включая деятельность НКО, НПО и школ проживающего в США турка Ф. Гюлена. Если не будет переломлена нынешняя тенденция, то в скором времени Российская Федерация рискует потерять Центральную Азию как зону своих общественно-государственных интересов очень надолго, если не навсегда.

9. 11 октября 2019 года, в столице Туркмении прошло заседание Совета глав государств – участников СНГ. Туркмению смело можно назвать самым слабым звеном в Центральной Азии в свете противодействия исламскому фундаментализму с территории ИГА. Ситуация в Туркмении – также очень непростая. В июле 2019 года почти на целый месяц из медиапространства «выпал» президент Туркмении Г. Бердымухамедов. Похожие события произошли в конце августа 2016 года в Узбекистане, когда за две недели до своих похорон с экранов исчез И. Каримов. Оказалось, что доктора якобы пересадили почку 62-летнему Г. Бердымухамедову, ввиду чего возник веский повод волноваться за его здоровье.

Эта нешуточная интрига была обусловлена проблемой маршрутизации экспорта туркменского газа, в разрешении которой одновременно участвовали Россия, ИРИ, Турция, КНР и ЕС: накануне своего исчезновения Аркадаг так и не решил ключевой вопрос, по какому из четырёх маршрутов потечёт на экспорт туркменский газ: на юг – в ИРИ, на север – через Россию в ЕС, на запад – через Турцию в ЕС, на восток – в КНР. Роль Российской Федерации в осуществлении этого геоэкономического интереса постепенно, но неуклонно снижается до совершенно неприемлемой. Турция жёстко лоббируют два варианта подключения Туркмении к системе либо через Транскаспийский трубопровод, либо через ИРИ. ПАО «Газпром» желает, чтобы Туркмения продавала свой газ куда угодно только не в ЕС, так как это – его маршрут; но если продажа будет осуществляться из Туркмении в ЕС, то только при его посредничестве. ЕС стремится диверсифицировать поставки, ужесточить конкуренцию и тем самым обвалить цены на газ, что даёт ЕС преимущества как экономического, так и политического характера, у Москвы из рук вырывают действенный инструмент газового влияния на политику ЕС. Кому больше на руку было бы исчезновение президента Туркмении, и что могло бы послужить реальной причиной его «исчезновения»? Если бы Г. Бердымухамедов действительно умер, то это могло быть связано с тем, что у кого-то из участников игры с туркменским газом не выдержали нервы, и было решено создать рукотворный кризис.

В 2018 году сообщалось, что президент Туркмении впадал в кому, а сегодня Туркмения переживает беспрецедентный по тяжести социально-экономический кризис, вызванный неадекватным управлением, так как в ней проявился настоящий голод. Очереди за хлебом люди занимают с 5 утра, в одни руки дают два батона, муку отпускают по карточкам – по два килограмма в одни руки на месяц. Половина взрослого населения из Туркмении сбежала на заработки, часть – в Турцию, с которой у Туркмении существует безвизовый режим и особые отношения, другая – в Россию. В 2018 году обнищавший народ Туркмении устроил многотысячный «голодный марш» на столицу, людей тогда разогнали довольно жёстко, не обошлось без жертв. Кризис в Туркмении – системный, уже более полутора лет. Власти продолжает качать из недр нефть и газ, возводить дворцы и строить показушные магистрали через всю страну, по которым почти никто не ездит, в то время как тревога у людей нарастает и крепнет. Приходили новости о массовых задержаниях и арестах окружения Г. Бердымухамедова, его 37-летний сын Сердар оказался под домашним арестом.

В 2019 году Г. Бердымухамедов назначил своего единственного сына Сердара хакимом Ахалского велаята (главой бывшей Ашхабадской области), пошли слухи о том, что Аркадаг готовит себе преемника. Но имеется и другой условный преемник – его внук, 17-летний подросток Керимкули. Вокруг темы преемника развернулась настоящая борьба, спор идёт нешуточный, с подключением европейских пиар-агентств. Пошли слухи о наличии у Г. Бердымухамедова ещё одной законной супруги. Его предшественник, Туркменбаши, с некоторых пор стал лечиться у немецких и американских врачей, но ушёл в мир иной сравнительно рано – в 66 лет. Возможно, лечение в Российской Федерации было бы более надёжным для туркменских лидеров в части страхования рисков для их жизни.

Армия Туркмении – самая слабая в регионе. А на границе с ИГА имеется до 10 тыс. боевиков «чёрного халифата». Половина из них – этнические туркмены, бежавшие за границу от безысходности, а география Туркмении – фактически цепочка оазисов вдоль северного подножия хребта Копетдаг, контроль над несколькими из которых позволит говорить о полном контроле над страной. Даже после объединения в Туркмении МЧС и Госпогранслужбы, её юго-восточная граница держится «на честном слове». Прорыв боевиков «чёрного халифата» из ИГА может привести к полному краху всю социальную и государственную инфраструктуру Туркмении.

10. Простые люди в Центральной Азии хотят сохранения и развития близких и взаимовыгодных отношений с Российской Федерацией, они сохраняют веру и уважение к россиянам, но необходимо, чтобы эти добрые отношения между народами были переведены в политическую плоскость интеграции, несмотря на все политические амбиции. Сложившееся положение в Центральной Азии характеризуется как удаление каждого из её государств от Российской Федерации, их дрейф в сторону различных центров силы и региональных держав, что по различным основаниям и мотивам поддерживается как «коллективным Западом», так и КНР. В период после 1991 года происходит сокращение численности проживающего в каждом из государств Центральной Азии русского и русскоязычного населения. Понятие о геноциде русских должно быть введено в государственную политику Российской Федерации. Феномены отдельных руководителей государств Центральной Азии являются не случайной игрой обстоятельств, а результатом многолетней работы различных «закулис» (как американской и европейской, так и китайской, турецкой, иранской, арабской и других более экзотических), что лишь постепенно обостряет линию на трансформацию общественного сознания в антирусском направлении. Ведётся подготовка к новой фазе изгнания Российской Федерации с территорий традиционного Русского мира. Кремлю придётся гораздо сложнее вести свою деятельность в предстоящие годы в отношении более прозападного Узбекистана, менее прозападной и прокитайской Киргизии, прокитайского и проиранского Таджикистана, проиранской и прокитайской Туркмении, прозападного, прокитайского и националистического Казахстана.

Борьба за Центральную Азию и за умы населяющих её народов должна стать одним из приоритетов государственной политики Российской Федерации, пока она считается третьестепенным направлением, о чём говорит слабое присутствие радио- и телевещания на эти государства, недостаточные культурный обмен и образовательное взаимодействие. Кремль не использует ни «народную дипломатию», ни «мягкую силу» в продвижении общественно-государственных интересов. Важнейшими инструментами российской политики на Центральноазиатском направлении должны стать опережающие успехи в социально-экономическом развитии Российской Федерации, а также выдвижение новой идеологии построения интеграционных процессов на постсоветском пространстве, налаживания дружественных отношений с Российской Федерацией, что становится невозможным без смены идеологической «матрицы» внутри самого Кремля, которая во многом определяется как симбиоз «олигархического капитализма» и «глобалистического неолиберализма». Никакая политическая сила в Российской Федерации не можем предлагать народам Центральной Азии замену одних олигархов другими как формы органического сотрудничества между тем или иным постсоветским государством и Российской Федерацией. Исход борьбы за Центральную Азию в решающей мере зависит от руководства Российской Федерации.

Никакая самостійність (русск. самостоятельность), пусть даже и Центральноазиатская, ни к чему хорошему не приводит, она не нужна ни россиянам, ни народам Центральной Азии. Она гораздо в большей степени нужна США, КНР, Соединённому Королевству, ФРГ, ЕС, ИРИ, Турции. Почему же всё обстоит именно так? Это обусловлено тем, что любая самостійність на постсоветском пространстве выгодна исключительно глобальным корпорациям и транснациональным банкам, так как позволяет им на более выгодных условиях «доить» природные ресурсы и богатства территории бывшего СССР, когда-то принадлежавшие единому советскому народу. От этой «дойки» ни россиянам, ни народам Центральной Азии ничего «не перепадает», только беспробудная и беспросветная нищета, тотальная наркомания и растление молодёжи и даже детей стали сегодняшней нормой жизни в Центральной Азии.

Все народы нынешних государств Центральной Азии гораздо лучше могли бы жить в составе БОЛЬШОЙ РОССИИ. Такое объединение было бы в интересах и россиян, и народов Центральной Азии. Только вместе россиянам и народам нынешних государств Центральной Азии можно постоянно отстаивать свои общественно-государственные интересы в мире – как интересы единого народа БОЛЬШОЙ РОССИИ, в которой будет достойное место для каждого из всех народов бывшего СССР. Уже окончательно и бесповоротно провалился проект построения национальных государств на территории бывшего СССР, исходивший не от самих его народов, а от «элиты конвергенции», «элиты вхождения в коллективный Запад». Кругом – Failed States, деградация их обществ уже многие годы не может быть остановлена в условиях навязанной самостійністі. Народам нынешних государств Центральной Азии нужно сделать движение в сторону интеграции с Российской Федерацией на пути к своему счастью, а не узких элит этих государств.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
29 декабря 2019 в 19:00

Все народы нынешних государств Центральной Азии гораздо лучше могли бы жить в составе БОЛЬШОЙ РОССИИ.
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Лучше в Новом Велико-Русском Союзе (http://zavtra.ru/blogs/ears_tezisi_o_zhelaemom_). Но пока, увы, "не до жиру" - быть бы живу самой России, в которой властвующие олигархи ничем не лучше местных. Воистину исход борьбы за Центральную Азию в решающей мере зависит от будущего руководства Российской Федерации.

30 декабря 2019 в 17:37

Роскошная статья!

Если не принимать во внимание ее горьковатый в общем-то привкус.

Более чем ясно, что всю эту национальную оболочку и ей сопутствующую мишуру завтра безжалостно перемелет глобализация.

А уж чем эти республики-новоделы в массе своей, так значимы, если по-честному спросить?

Кроме рекордов поиска своей суперзначимости? Этого современного ребячества и баловства.

Но с другой стороны исконные национальные интересы народов, в том числе и этого региона далеко не адекватны интересам наконец–то дорвавшимся до вольности их элит.

1.0x