Авторский блог Александр Елисеев 10:09 10 сентября 2023

Время и времена: бытийный полюс мира и «осколки»

Миг – это Жизнь
6

Всем известно состояние дежавю, когда мы внезапно переживаем нечто, которое уже якобы случилось. Этому феномену давались многие объяснения, причём, они сводились к «психофизиологии». (Показательно, что данное состояние нельзя вызвать искусственным путём, поэтому исследования в данной области крайне затруднены.) Однако, тут имеет место самая, что ни на есть, глубинная онтология. Человек видит, что Настоящее и Прошлое становятся одним и тем же. Он сталкивается (пусть и на какое-то мгновение) с тем, что есть Нечто, которое превосходит Прошлое и Настоящее, объединяя их. Причём, всё это происходит вполне реально, а не в «переносном смысле».

Есть и другое «мгновенное» состояние, которое объединяет уже Настоящее и Будущее. Речь идёт о «вещем сне», когда человек видит то, что с ним произойдёт реально. Здесь уже имеет место иной режим «функционирования» человека. В состоянии «дежавю» он может и бодрствовать, и спать, а в состоянии видения Будущего – только спит. Сам же сон называют «маленькой смертью». В некоторых традициях существует представление о том, что во сне душа покидает человека. И надо сказать, что Будущее есть более проблемная «материя», чем Прошлое. Ведь Прошлого хоть нет, но оно всё-таки было, а Будущего и не было вовсе. (Поэтому вещие сны случаются реже, чем дежавю.)

Итак, мы, на уровне чувственного опыта, «видим» незримое единое, неразделённое Время, которое следует отличать от разделённых времён – от прошлого, настоящего и будущего.

Хотя, правильнее было бы говорить (в плане именно времён) только о прошлом и о будущем. Об этом свидетельствует само наше сознание. Вот с нами случается нечто, оно становится для нас чем-то настоящим. И когда мы осознаём случившееся, то оно уже находится в прошлом. А миг настоящего просто неуловим для нас «здесь и сейчас». Мы просто не в состоянии его уловить.

Такая гносеологическая неспособность есть следствие онтологии нашего мира. Мы являемся частью реальности, которая сущностно повреждена в результате онтологической Катастрофы, именуемой Грехопадением. Тогда произошёл распад единого Субъекта (догрешного Адама), находящегося в Раю. Указанный Субъект содержал в себе все «вещи», которые были на момент Грехопадения и которые должны были возникнуть. Всем «вещам» (людям, животным, растениям и минералам) предстояло пребывать в Полноте, в раздельной нераздельности. Однако, Грехопадение разрушило Полноту. Произошёл тот самый «Большой Взрыв» («Биг Банг»), о котором говорят многие учёные, считающие его причиной возникновения нашей вселенной. Есть мнение, что БВ именно и был сотворением вселенной, но на самом деле это было искажением той плеромической, личностной Вселенной, которая находилась в Духовном, ангелическом Раю, и которая «выпала» оттуда.

Собственно говоря, Миг и есть Настоящее, Только он - полностью Настоящий, ибо является некоей Полнотой некогда расколотого. А Прошлое и Будущее, по большему счёту, небытийны. Прошлое «есть» то, чего уже нет, а Будущее – то, чего ещё нет.

Первочеловек, Райский Антропос и был изначальным Временем, которое не знало времён и было - «горизонтально» неподвижно в ангелическом Пространстве. При этом, Первочеловек-Время имел не только возможность, но и наставление двигаться «вертикально вверх», наполняясь нетварными энергиями Абсолюта. Это и означало вкушать плоды Древа Жизни. (Здесь под жизнью понимается Жизнь Вечная, Жизнь в соединении с Абсолютом, в приобщении к его нетварным энергиям, но не к его сущности – усии.)

Однако, Райский Адам вкусил Древо познания Добра и Зла, то есть познал зло и, вообще, раскалывающую двойственность («добро» и «зло»). Он устремился «вертикально вниз», что и стало причиной Большого Взрыва, который разнёс тотальный Субъект и создал посткатастрофическое Пространство «осколков».

В древнеиранской традиции сообщается, что изначально было одно только «бесконечное время» («зерван акарана»), где пребывали лишь благой Ахура Мазда (Ормазд) и злой Ангро-Майнью (Ахриман). Первый находился вверху, в световой области, второй - внизу, во тьме. «А разделяла их некая Пустота, причем злой дух не знал о благом божестве. Ахура Мазда сотворил людей, планеты, богов, но именно как духовные сущности. И, наконец, Ангро Манью узнал о нём и захотел сокрушить. Благой же бог предложил ему мир. От него злой дух отказался. Особо подчёркивается - отказался он только потому, что воспринял это как слабость. То есть, можно сказать, что «вина» за конфликт лежит и на благом божестве. Ну, а дальше последовала первая Эра Творения, во время которой Пустота превратилась в «воздух», где и находятся ныне светила, земля и т. д». («Древнеиранская традиция и кризис тотального Субъекта»)

Здесь прямо указывается на то, что духовно-райский Субъект – Ахура-Мазда - находился в состоянии бесконечного Времени. Можно даже сказать, что он и был Временем-Личностью, которая духовно-деятельно обустраивала само Пространство «зерван акарана», Райской Земли. Темный же Ахриман (Ангро-Майнью) был Периферией Пространства и самого Субъекта. При этом, в рамках зороастрийской традиции есть «версия» зерванизма - и здесь Время прямо персонифицируется, представляется как отец и Ахура-Мазды, и Ангро-Майнью.

Вспомним и о славеноросской традиции. Показательно, что в русском языке «время» и «род» предстают синонимами. Так, в словарях русского языка читаем: «По летех и по роде мнозе взниче Моисии...», «Иногда убо бысть в прежнем роде во Иерусалимских странах...» И здесь нужно вспомнить о том, что славенороссы почитали Единого Бога – Рода, которого представляли Творцом. («Крещение Руси»)

Академик Б. А. Рыбаков обратил внимание на комментарий к Евангелию, который содержится в рукописи XV – начала XVI века (обнаружена Н. В. Калачовым в Архиве иностранных дел). В ней содержится следующее утверждение: «Всем бо есть творец бог, а не Род». Понятно, что автор комментария оспаривал некое, весьма распространённое утверждение, согласно которому Творцом был как раз Род. Таким образом, очевидно, что славенороссы персонифицировали род (время), представляя его божественной личностью. Но они персонифицировали и род, понимаемый уже как родовая (национальная) общность. Тут уже виден монархический архетип, в соответствии с которым «внутри» Монарха содержится и сакральный род Правителей и сам На-Род («Царская Полнота»).

Показательно, что в арабских письменных источниках четко зафиксировано наличие у славенороссов религиозных доктрин, освящающих монархическую власть. Речь идет о трактате «Худуд ал-Алам», автор которого утверждает, что славяне «считают своей обязанностью по религии служение царю».

Вернёмся, однако, к метакосмической катастрофе. Итак, внутри райского тотального Субъекта был тотальный Объект – «чёрный зазор», необходимый для того, чтобы Субъект имел возможность выбора – иначе он стал бы неким автоматом Абсолюта. Ахриман даже и не знал о Субъекте, как и положено Объекту. Однако, Объект может проявлять и субъектные свойства, что для него вторично. Их проявил и Ахриман.

После Взрыва, появились времена – будущее и прошлое. Это именно «конечное» время, когда нечто сразу же заканчивается и становится чем-то небытийным. Имеет место со-Бытие, и уже само данное слово указывает на то, что оно не есть полное Бытие, но находится вместе с Бытием. А само Бытие есть Время, Настоящее, Миг.

В момент дежавю человек переживает то, что есть, причем есть по-настоящему - реально и существует на «самом-самом» деле. Это – то, что есть то, что истинно. И, кстати говоря, не случайно сходство слов «есть» и «истинно». Он вид-ит (вед-ает) некий Миг, который является воистину и полностью бытийным. Это потому и кажется бывшим, что тут нет разницы между прошлым и будущим. Это есть то, что, как уже было сказано выше, стоит над временами. Это – Время, понимаемое как бытийный полюс нашей вселенной.

Сама вселенная взорвана и расколота, и её Пространство есть совокупность «осколков». В принципе, она уже «погибла», её «нет». Возможно, во многом, отсюда и возникло представление о реальности как об иллюзии. При этом, надо иметь ввиду, что иллюзия не есть нечто кажущееся, как мы привыкли считать. Точнее сказать так - кажущееся очень даже реально. Мы, вообще, привыкли легковесно относиться ко многим вещам, которые кажутся нам абстрактными. (На самом деле, очень «легковесны» и «абстрактны» мы сами, точнее, наше мышление.) Например, символ представляется нами как некая картинка, всего лишь указывающая на то, что она изображает. Но символ полностью содержит в себе символизируемое (хотя, и не тождественен ему) - и это надо понимать буквально. (Кстати, сие касается даже самой обычной детской картинки – например, какой-нибудь намалёванной козявки - отсюда и «магизм» любого искусства.)

Так вот, по-настоящему реален только Миг, который постоянно ускользает от нашего взора и понимания. И для обычных людей он только иногда предстаёт во всей своей полноте - в этом самом дежавю. Поэтому всё остальное – нереально, но – именно и только в сравнении с этим самым Мигом. А можно сказать и так – какая-то реальность всего того, что мы видим, возможна только благодаря Мигу.

Итак, по-настоящему реально только Время, хотя мы его и не видим. Наше чувственное восприятие схватывает только Пространство. В самом деле, представьте себе что-то временное, какое-то со-Бытие. И вам представится некая пространственная картинка – солнечный день с его красками, дождь, снег и т. д. Причем, этой картинки ведь уже нет, она только в вашем представлении. Все события переживаются человеком как образы Пространства. А само Пространство подвержено тлену, гибели и разрушению.

Время скрывается внутри Пространства. А также и внутри его образов, которые мы считаем Временем. Причем, само Пространство расколото, распадается на много разных частей. А Время едино, причем это не единство, понимаемое как совокупность каких-то частностей. Это единство одной единственной «вещи». Более того, это единый Субъект, который радикально отличен от разделенного Объекта, от расколотой объективной реальности.

Отсюда и представления о Царе Мира, Вайшванаре, Калачакре, Мельхиседеке, Белом Царе и др. Речь идёт о сверхличностном Принципе; метаисторическом, бытийной полюсе мира, благодаря которому вселенная «осколков» и продолжает своё бытие, воспроизводя Райские реалии. (Исторические монархи есть образы Царя Мира.) Царь Мира – это персонифицированное Время. Это Кронос-Хронос, который согласно Гесиоду был Царём Золотого Века. («Мифология прогрессизма или оболганный Кронос»)

Состоянием, близким к идеальному, является такое, когда человек выступает как часть Мига – при этом сама часть не разделяет целого, но выражает его полностью, целое же не растворяет часть. Сам же Миг, по сути, есть архетип человеческого.

Вспомним слова из одной хорошей песни.

«Призрачно все в этом мире бушующем

Есть только миг, за него и держись!

Есть только миг между прошлым и будущим

Именно он называется жизнь».

(«Есть только миг», композитор Александр Зацепин, слова Леонида Дербенёва.).Тут надо правильно расставить акценты. Не жизнь – это миг, но именно Миг – это Жизнь. За него и надо держаться.

P.S. Обращу внимание, что все вышеприведенные «расклады» касаются нашей тварной и плотно-вещественной реальности. реальности. Время-Миг – ни в коем случае не Абсолют.

1.0x