Авторский блог Михаил Лунин 19:29 20 июля 2014

Восточная демократия

Особенности построения демократии в рамках восточной цивилизации.
0

В настоящее время Россия находится в историческом тупике, который вызван крахом идеи коммунизма в его советском варианте и в результате неудачной попытки скопировать европейское общественное и экономическое устройство.

Случившейся крах является закономерным результатом попытки внедрить модель управления сложившуюся в рамках одной цивилизации в стране относящейся к другой цивилизации, так как Россия является частью восточной сверхцивилизации.

На настоящее время существуют 4 сверхцивилизации - Западная, Восточная, Африканская, ЮжноАмериканская. Первой по времени возникновения является Восточная цивилизация, которая возникла естественным путем в Междуречье и Египте. Западная цивилизация возникла позже в Греции как результат мутации Восточной цивилизации. Африканская и ЮжноАмериканская цивилизации являются производными цивилизациями, возникшими в результате воздействия Запада на первобытные общества в эпоху колониализма.

Западная цивилизация отличается от Восточной, прежде всего положением государства в социуме. В Европе государство не отделено от общества, и четкой границы между ними нет. Поэтому все общественные движения, возникающие в социуме, непосредственно влияют на власть. Следствием этого является непрерывное столкновение общественных групп со своими различными интересами. Подобная непрерывная конкурентная борьба приводит к конфликтам, особенно обостряющимся в периоды общественных кризисов. В обычной ситуации, когда нет войн, экономических кризисов, природных катастроф, конкуренция групп в западном обществе происходит в определенных рамках заданных традициями или законами, которые препятствуют перерастанию перманентной конкуренции в гражданские столкновения. Такая непрерывная конкуренция людей, групп, организаций приводит к ускоренному развитию западного общества (в том числе и технологической сфере) и повышенной агрессивности направленной на другие народы и цивилизации. Этот феномен объясняется последствиями конкурентной борьбы, когда проигравшие в ней граждане западного общества могут повысить свой статус, либо за счет продвижения новых идей или технологий, либо за счет грабежа не принадлежавших к данному обществу людей. В этом феномене и заключается основной секрет невиданного в истории возвышения западной цивилизации над другими цивилизациями.

В отличии от западной цивилизации в восточной государство отделено от общества и не зависит от него. Более того, государству на Востоке всегда придавался сакральный характер. Государство на Востоке в идеале должно было соответствовать образу Отца, который лучше знает, что нужно для своих детей-подданых. Естественно такое общество стремиться, прежде всего, обеспечить стабильность своего существования, что неизбежно приводит к монополизации любой общественной деятельности в руках государства. Конкуренция в таком обществе, конечно, существует, но проявляется в торгово-экономической сфере и носит ограниченный характер. Поэтому проблема «лишних людей» в восточном обществе не возникает, и они не служат ускорителями общественного прогресса. Повышение статуса в восточном обществе достигалось, прежде всего, за счет продвижения по государственной иерархической лестнице, когда государство находилось на подъеме. В период кризиса восточного государства повышение статуса достигалось либо увеличением частных земельных владений, (Это способствовало углублению кризиса, что приводило в итоге к восстаниям, вторжениям, междоусобным войнам в ходе которых, крупные собственники уничтожались в первую очередь), либо с помощью сепаратизма, когда бывшая провинция превращалась в такое же восточное государство только меньших масштабов. Подобные пути повышения статуса естественно не способствовали ускоренному технологическому развитию общества, что привело к поражению восточной цивилизации при столкновении с западной моделью.

В результате этого поражения в период колониализма Западная цивилизация подчинила себе почти весь мир. Именно в этот период возникают Африканская и ЮжноАмериканская цивилизации, которые представляет собой причудливый синтез первобытной, западной и восточной форм существования общества. В Восточной цивилизации после покорения её Европой начался процесс трансформации с целью освоения достижений Западной цивилизации. Причем те страны, которые успели начать процесс модернизации раньше, чем попали в зависимость от какой-либо страны Европы, сумели сохранить свою независимость. Это касается, прежде всего, России и Японии. (В Японии – это революция Мэйдзи, в России реформы Петра Великого и советская индустриализация) Эти две страны сумели провести модернизации, опираясь только на свои внутренние силы, что позволило им превратиться в великие державы определяющие судьбы мира. Еще группа стран восточной цивилизации не превратились в колонию какой-либо европейской страны в результате обострения империалистических противоречий между великими державами Европы. Китай, Турция и Иран формально оставаясь независимыми, пережили период полуколониальной зависимости, когда европейские страны контролировали экономику и внутреннюю политику этих государств.

Процесс создания индустриального общества к началу 20 века привел к урбанизации и вовлечению масс в сферу политики. Источником власти стал - народ, а не бог. В результате началось крушение традиционных форм управления общества в виде наследственных монархий.

На смену им пришла новая форма организации власти – демократия, которая соответствовала новому символическому источнику власти. Этот процесс происходил через болезненную трансформацию общества – революцию. На Западе с его конкурентным обществом этот процесс протекал быстрее. На Востоке из-за технологической отсталости и колониальной зависимости процесс модерна протекал с запозданием и не закончен до сих пор, хотя именно вовлечение масс в политическую борьбу позволило странам восточной цивилизации сбросить колониальную зависимость, так как можно подчинить, или купить элиту, но невозможно противостоять народу в его борьбе за независимость. Отсюда сравнительно мирное крушение колониальной системы, когда кроме нескольких попыток с помощью локальных войн подавить национально-освободительные движения в своих колониях Запад не смог ничего противопоставить процессу распада колониальной системы.

После достижения независимости странами Востока перед ними возникла проблема государственного устройства. Переход к представительной демократии западного типа возможен только при наличии политической конкуренции нескольких партий или движений, что для восточного государства грозит впадением в хаос, так как с точки зрения восточного общества возникновение нескольких центров власти претендующих на управление государством представляет собой аномалию, угрожающую стабильности государства. Поэтому временной мерой позволившей отсрочить решение проблемы стало для большинства государств восточной цивилизации возникновение левых либо правых диктатур.

Диктатор представляет собой в авторитарной системе власти персонифицированную волю народа, что позволило разрешить противоречие между идеальным источником власти – народом и невозможностью осуществлять им реальное управление государством. Подобную эпоху пережили и страны западной цивилизации, но если на Западе период возникновения диктатур был четко связан с революционным периодом трансформации общества и с его окончанием страны Запада перешли к представительной демократии (в виде манипулятивной плутократии), то на Востоке эта эпоха не только не собирается заканчиваться, но и продлиться еще долгое время.

В настоящее время страны восточной цивилизации можно разделить на три группы.

В первую входят страны, так и не совершившие переход от традиционалистской модели общества. В неё входят арабские монархии, которые смогли затормозить развитие общества за счет доходов от продажи нефти. Обладая небольшим населением и огромными ресурсами, эти страны пошли по пути консервации политической системы. Благодаря огромным рентным доходам монархи этих государств сумели превратить своих поданных в получателей рентных доходов. В результате бывшие бедные кочевники превратились в коллективный класс рантье, получающий доходы за счет эксплуатации природных ресурсов и занятых на их добыче эмигрантов из бедных стран. (Примерно такой же процесс распределения доходов за счет эксплуатации стран третьего мира способствовал образованию «среднего класса» на Западе в 20 веке.) Дальнейшее развитие этих стран целиком завит от потребности мировой экономике в нефти. При отказе от использования нефти в энергетике и промышленности эти страны ждут большие потрясения, которые подтолкнут их к переходу от традиционалистской модели общества к более отвечающей современным представлениям системе власти.

Во вторую, самую большую, группу стран входят государства находящиеся еще в периоде авторитарной трансформации. В них существуют самые разнообразные авторитарные режимы различной степени жесткости. Самыми распространенными являются военные и партийные диктатуры. Военные режимы распространены больше в исламском мире, а партийные диктатуры на Дальнем Востоке, как наследие влияния Советского Союза. (Советский Союз был самой первой партийной диктатурой, так как процесс трансформации в России начался одним из первых в Восточной сверхцивилизации.) Подобные режимы являются первым этапом при переходе стран восточной цивилизации от традиционного общества к демократии. Их важнейшая задача заключается в развитии промышленности, которая порождает урбанизацию и повышение образования населения. Если авторитарные режимы справляются с проблемой индустриализации, то такое восточное общество получает шанс начать постепенную демократизацию. В случае провала попытки авторитарной модернизации, восточное общество вынуждено вновь и вновь предпринимать такие попытки, что затягивает период существования авторитарных режимов.

В третью группу стран входят государства с нестабильным или переходным режимом. К нестабильности в восточных государствах приводит в большинстве случаев провал авторитарной модернизации, но могут сыграть свою роль и внешние факторы, а также национальная или религиозная рознь. Сложнее дело обстоит с переходными режимами. Такие режимы возникают в результате попытки восточного государства перейти к представительной демократии. Чаще всего такие попытки заканчиваются крахом, как это произошло в России, где установился один из видов авторитарного режима.

В четвертую группу стран восточной цивилизации входят государства, которые сумели достичь стабильного существования демократических институтов власти. Это в настоящий момент Индия, Япония, Турция и возможно через определенное время к ним присоединится Иран.

Причина успеха этих стран в том, что они во многом стихийно нашли способ примирить формы представительной демократии с восточным менталитетом, который придает существованию государства сакральный характер, что плохо сочетается с политической конкуренцией. Этим способом стало существование в этих странах института власти носящего сакральный характер и находящегося вне процесса политической конкуренции, что позволяет ему не позволять политической борьбе различных групп разрушать государство.

Наиболее ярким примером существования такого института власти является Турция. В ней носителем заветов Ататюрка, основателя современного турецкого государства, стала армия. Армия в Турции представляет собой особый отделенный от государства институт власти, который стоит на страже основ существования страны. При необходимости в случае обострения политической борьбы армия готова вмешаться, и навести порядок. Однако при этом армия в Турции не пыталась установить долговременные авторитарные военные режимы, как это было в других восточных странах или странах Латинской Америки. После наведения порядка и усмирения враждующих политических группировок армия возвращалась в казармы. Благодаря такой позиции армии после бурных 60-70 годов демократическая система власти в Турции укрепилась, и передача власти от одной партии к другой уже не приводит к гражданским столкновениям.

В Японии роль института власти стоящего над политической борьбой и объединяющей общество выполнил император. Это стало возможным благодаря уникальному положению института императорской власти в японском обществе. Только в Японии сохранилась национальная религия – синто, которая провозглашает императора потомком богов. Благодаря этому, даже после проникновения в Японию буддизма, император всегда играл роль символа нации (Эта роль во многом напоминает роль Верховного жреца в древних государствах Востока). Эта символическая роль отнюдь не означала, что император автоматически обладал всей полнотой власти. Напротив, на протяжении столетий император был отстранен от реальной власти сёгунами, а его обязанности сводились к церемониальной функциям (Фактически такое разделение очень напоминает разделение ролей военного вождя и жреца в некоторых племенах). Такое уникальное сочетание отстраненности от реальной власти и сакральности фигуры императора, позволило японскому обществу относительно безболезненно пережить ограничение власти императора после поражения Японии во Второй мировой войне. Оставаясь символом нации, император мог своим авторитетом оказывать сдерживающие влияние, как на политиков, так и на бюрократию.

Другой особенностью послевоенной системы власти в Японии стала более чем 50-летняя политическая гегемония Либерально-демократической партии. Такая система длительной политической гегемонии одной партии в рамках демократических институтов власти способствовала быстрому и мирному развитию страны. Она идеально подошла к почти тысячелетней системе власти Японии, когда вместо «партии» победивших самураев образовывавших опору сёгуната, власть в стране получила одна политическая партия, но без уничтожения оппозиционных партий, что позволило создать в Японии устойчивую национальную модель демократии.

Кроме того немаловажным фактором влияющим на развитие Японии сыграла опека США, которые оказывают огромное влияние как на внешнюю, так и внутреннюю политику страны. Естественно, что США старались внедрить в Японии свою модель представительной демократии. Поэтому влияние США стало третьим важным фактором успешного становления новой системы власти.

Особое место среди состоявшихся демократий на Востоке занимает Индия. Её судьбу во многом определила уникальная система религии – индуизм. Согласно индуизму человеческая душа бессмертна и после смерти человека воплощается в новом живом существе. Статус новорожденного человека зависит от его прошлой жизни. Если он вел праведную и добропорядочную жизнь, то рождается в высшем сословии. Если человек вел греховную жизнь, то искупает свои грехи в низшем сословии. Таким образом, с точки зрения индуизма человек искупает свои грехи в будущей жизни, а не в рае или аде как в христианстве или исламе. Из этого представления возникла уникальная система каст Индии, к которой человек принадлежал с самого рождения. Развитие системы каст, пронизавшей все индийское общество, привело к чрезвычайному ослаблению власти государства. В Индии положение человека зависело от принадлежности к касте, а не от государства. В результате государство в Индии лишилось возможности изменять статус человека в зависимости от его положения в иерархической системе и лишилось какого-либо подобия сакральности, как в других восточных государствах. Место государства в Индии заняла, освященная религией, система каст. Поэтому когда в ходе колонизации Индии англичанами традиционная модель общества стала разрушаться, то индийцы сравнительно легко заимствовали принципы и основы представительной демократии. В результате после получения независимости в Индии не возникало политических кризисов общенационального масштаба. Огромную роль в сравнительно легком переходе к представительной демократии в Индии сыграла высшая варна – брахманы (Брахманы по своей сути – это разросшееся сословие жрецов). Большинство руководителей независимой Индии вышло именно из неё, что обеспечило необходимое сакральное обоснование становления нового типа государства с точки зрения людей принадлежащих к кастовой системе. Таким образом, в Индии вместо создания специального института власти гарантирующего стабильность государства, стабильность поддерживается с помощью параллельной государству общественной структурой освященной религией. Политическое обеспечение создания современного индийского государства было достигнуто с помощью механизма политической гегемонии одной партии в рамках демократических институтов, то есть с помощью того же механизма, что и в Японии. Только в Индии партией-гегемоном стал Индийский национальный конгресс. В результате в Индии была построена система власти, где формальное политическое равенство граждан существует наряду с заложенным в культурную традицию неравенством каст.

Уникальная политическую модель государства создана в Иране, где построена единственная стабильно работающая политическая система в исламском мире, где конкурентная борьба является неотъемлемой частью легитимности существующего режима. В Иране необходимость для нормального функционирования восточного государства, в условиях политической конкуренции, сакрального института власти представлена наиболее четко. Установившейся после революции 1979 года режим власти шиитского духовенства был вынужден опираться в своей деятельности на поддержку широких слоев населения. Поэтому наряду, с созданием институтов обеспечивающих господствующее положение духовенства вроде корпуса стражей исламской революции новое руководство страны было вынуждено вмонтировать в политическую систему элементы политической конкуренции. В результате в Иране была построена уникальная полудемократическая система, когда наряду с представительными органами власти выбираемые народом существуют органы власти, контролируемые духовенством, которые имеют право решающего голоса во всех государственных делах. Основная проблема иранской демократии заключается в том, что гарантом её стабильности является шиитское духовенство. В современном мире роль духовенства снижается во всех странах в связи с огромным прогрессом науки и развитием конкуренции самых различных идеологий. В этих условиях иранское духовенство, выступающее за господствующее положение религии во всех сферах жизни общества, может стать тормозом общественного развития. Возможными путями выхода из данного положения могут стать: либо постепенное уменьшение роли духовенства в политической системе при сохранении им роли гаранта стабильности общества, либо превращение в подобного гаранта армии, как это произошло в Турции. При отсутствии института власти гарантирующего стабильность политической системы Иран может скатиться к анархии или диктатуре, но никак не к демократии.

Все страны входящие в группу стран с устоявшимися демократическими институтами власти смогли построить свои национальные модели демократии только благодаря существованию в них сакральных институтов власти не подверженных политической конкуренции и гарантирующих стабильное развитие государства.

К сожалению, в России пока не создана своя модель демократии и института власти гарантирующего возможность политической конкуренции без перерастания её в гражданские столкновения. Уже кризис 90-тых годов в России ясно показал, что механическое перенесение институтов западной цивилизации может привести лишь к анархии. Поэтому уже после переворота осуществленного в 1993 году система власти в России начала отход от идеалов западной демократии. Дальнейшее развитие политической системы в России закономерно привело к появлению особого режима власти – олигархического принципата. (Принципат - режим, при котором авторитарная сущность режима маскируется с помощью формально существующих демократических институтов власти.)

Впервые режим принципата возник в Древнем Риме, когда для того, чтобы оформить свою власть первые римские императоры прибегли к сосредоточению в своих руках полномочия нескольких республиканских институтов власти. Благодаря этому они смогли примирить народ Рима с существованием своего личного авторитарного режима власти. Причем наряду с институтами власти напрямую подчиненными императору существовали и некоторые выборные республиканские институты власти.

Существующий в настоящее время режим в России представляет собой именно подобный режим. Президент в России сосредоточил в своих руках, согласно конституции, огромную власть и именно опираясь на данный институт власти российскому автократу легче всего выстроить свою вертикаль власти. Однако с помощь консолидации других властных ресурсов можно обойтись и без него, как показывает пример Путина, который, несмотря на временный уход с поста президента, сохранил в свое влияние на политику государства. Именно существование двух автократов в виде Медведева и Путина, как раз доказывает, что в России сегодня не диктаторский режим, а как раз режим олигархической автократии. При таком режиме, когда внешне всячески соблюдается демократический декор, сосуществование нескольких автократов (суперолигархов) вполне возможно. Соблюдение внешне демократических правил дает нужные гарантии обоим руководителям государства от попыток внеконституционного установления режима личной власти.

Режим принципата, безусловно, лучше, чем режим внеконституционной диктатуры, которая вполне возможна в России в связи с продолжающимся процессом деградации общества. Однако он не дает возможности развиваться политической конкуренции, что приводит к росту политической напряженности и загниванию властной вертикали из-за монополии на власть. Еще одним крупным недостатком подобного режима является его сильная зависимость от личности автократа. Бездарный или неумелый правитель может своими действиями легко привести страну к кризису. Отсюда все время возникающая проблема преемника, когда правителю приходится подбирать его заранее и заблаговременно передавать ему реальные властные ресурсы. (Такой сложный процесс передачи власти необходим еще из-за отсутствия у преемника правителя подобного режима необходимой сакральной легитимации в отличии от монархического режима, так как власть он формально получает от народа.) Кроме того, нынешний режим тесно связан с постсоветской элитой, которая стала такой с помощью тотального грабежа природных ресурсов и разрушения промышленности и его сохранение на длительное время может привести к системному кризису в России.

Развитие России возможно только при создании своей модели национальной демократии, которая должна строиться с учетом уже известного опыта по созданию успешных демократических режимов в восточных странах.

Основной проблемой при этом будет создание института власти, который будет в состоянии гарантировать стабильность государства при развитии политической конкуренции в рамках демократической системы. Такой институт заменит собой автократа в деле поддержания стабильности в обществе и не позволит появиться политику желающему захватить всю полноту власти в стране.

Для применения в России, конечно, может пригодиться не всякая модель демократии, которая получила развитие в других восточных странах.

Например, абсолютно неприемлема для условий России модель Индии, которая развивалась по своему особому пути развития системы каст на религиозной основе индуизма. В России господствующей религией является христианство в форме православия, которое провозглашает равенство всех людей перед богом. Поэтому в России институт, гарантирующий стабильность системы власти не может быть растворен в обществе, как в Индии, а должен быть частью государственного аппарата власти.

Не может быть применена в России и модель Японии, где подобным гарантом стабильности стал император. Конечно, в России есть малочисленные группы монархистов, мечтающие о восстановлении династии Романовых, но в основном общество равнодушно к подобным предложениям. Восстановление монархии на основе самодержавия, в условиях секуляризированного общества невозможно, а восстановление монархии на ограниченной основе не приведет к превращению новоявленного государя в гаранта стабильности. Этому есть свои исторические предпосылки:

Во-первых, в отличие от Японии, где император согласно синто потомок богов, христианство никогда не обожествляло фигуру правителя, что привело христианские общества к разделению на светскую и духовную власти. Поэтому сам царь не является сакральным источником власти. (Цари у нас не только при жизни, но и после смерти святыми никогда не провозглашались.)

Во-вторых, после революции Петра I фигура императора в России в значительной степени потеряла сакральное наполнение, когда власть отказалась от идеи Руси, как Третьего Рима.

В-третьих, в результате Февральской революции монархия в России была ликвидирована. Почти уже 100 лет в России существует республиканская форма правления, и монархия уже не воспринимается как традиция.

Поэтому восстановление монархии не приведет к стабилизации общества, так как большинство российского общества не воспримет монарха, как легитимную фигуру власти.

Невозможен для России и путь Ирана. В отличие от христианства в исламе нет разделения на духовную и светскую власть. Ислам не оформлен в виде церкви, а растворен в обществе. Поэтому процесс обмирщения общества не затронул в такой степени исламский мир, как это произошло в христианских странах. Шиитское духовенство в Иране изначально представляло собой сплоченную корпорацию, имеющую огромный авторитет в народе из-за конфликта с диктаторским режимом шаха. Духовенство Ирана смогло возглавить восстание масс и поэтому стало системообразующим элементом нового режима власти. Православное духовенство не имеет широкую поддержку в народе, панически боится противопоставить себя светской власти и не пытается предлагать решения насущных проблем общества. Его удел сегодня в России, даже не смотря на некоторую поддержку либерального государства, пассивное следование за событиями общественной жизни. Естественно, что произвести в России «консервативную революцию» наподобие иранской просто невозможно.

Наиболее близка России, среди восточных стран, модель Турции, где армия играет роль гаранта стабильности. (В России любая власть должна быть подкреплена реальной силой) Был даже период в истории России после петровских преобразований, когда армия, провозглашая верность «заветам Петра» возводила или свергала правителей России. В тот период времени эту силу армии использовало дворянство, которое в итоге добилось для себя огромных привилегий, разрушив систему всеобщего служения государству, что привело к закрепощению крестьян и консервации традиционного общества. В Турции армия напротив была использована Ататюрком для революционных преобразований при переходе от традиционного к индустриальному обществу. Благодаря этому армия получила огромный моральный авторитет, став хранительницей наследия Ататюрка. (Если бы декабристы победили, то возможно и в России армия стала бы мотором преобразований) В России переход к современному индустриальному обществу был совершен в рамках партийной диктатуры, что существенно принизило роль армии в обществе. Армия в советском государстве находилась под полным контролем партии и не играла самостоятельной роли в обществе. Современная армия РФ – это остатки советской массовой армии, а реально влиять на политику государства способна только армия, сохранившая черты элитарности и обособленности от общества, как это произошло в Турции.

В России гарантом стабильности демократии с учетом её исторического пути может быть только иерархическая политическая структура, обладающая огромным моральным авторитетом, встроенная в государственную систему власти и определяющая стратегическую линию развития государства.

Поэтому кроме существующих судебной, законодательной и исполнительной ветвей власти в России необходимо создать еще одну ветвь власти – контрольную, которая будет осуществлять общую координацию остальных органов власти (в рамках закона) для защиты народовластия. Основными задачами новой ветви власти будет недопущение перерастания политической борьбы в разрушающий государство процесс, локализация и ликвидация угроз существованию нового общества, предотвращение любых попыток установления режима личной власти, выработка стратегической линии развития общества. Для выполнения этих задач будет образован высший контрольный совет, которому будут подчинены внутренние войска, назначение высших чиновников будет происходить только после утверждения их кандидатур советом, советом будут утверждаться на должности все судьи, совет будет иметь право отстранить от должности любого чиновника, в том числе главу исполнительной власти. Эти полномочия дадут возможность выполнить стоящие перед контрольной ветвью власти задачи, что позволит в свою очередь обеспечить стабильное развитие демократической системы в России.

Для того чтобы создать данную ветвь власти необходимо отказать от постройки демократической системы на основе либеральной идеологии, которая не в состоянии создать работающую модель демократии в восточном обществе, так как создавалась в рамках западной цивилизации и не учитывает особенности структуры восточной цивилизации.

Поэтому только создание в России модели демократии, основанной на новой идеологии, обеспечит её поступательное развитие в 21 веке.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x