Сообщество «Конспирология» 15:44 28 апреля 2020

Внутри эксперимента

Распад мышления, новый феодализм и два сценария кризиса
6

"ЗАВТРА". Сергей Борисович, как вы оцениваете ситуацию продолжающейся самоизоляции?

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. Фактически сейчас проходит испытание на тему: начнётся ли взрывная эскалация насилия в социуме, который попал в ситуацию неожиданных и резких ограничений свободы. Пока общий вывод отрицателен. Очень интересен вопрос, что будет, если эксперимент продлится.

"ЗАВТРА". С чем можно сравнить это явление?

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. Сегодняшнюю ситуацию сравнивают то с кризисом 1991 года и распадом Советского Союза, то с Великой депрессией 1929 года, то со средневековыми эпидемиями. Но сейчас нужно осознать, что события, с которыми мы столкнулись, абсолютно уникальны. И у них нет аналогов в истории. Предыдущие эпидемии были локальными. Даже эпидемия чумы, которая однажды затронула всю Европу, затрагивала её не сразу. Карантины вводились в отдельных населённых пунктах с довольно небольшим, по нынешним представлениям, населением. Так же и кризис 1991 года был локальным, хотя и кризисом очень большой страны.

Сейчас же мы совершенно неожиданно столкнулись с тем, что глобализация действительно оказалась глобализацией. Мы говорили всегда о том, что кризисы в глобальном мире должны глобализироваться. Так вот, сейчас затронуло практически всех. И с таким масштабом никто никогда не работал.

Ещё один важный момент — это размах информационной войны. Как любитель военной истории я хорошо знаю, как строилась пропаганда в эпоху наполеоновских войн, в Первую мировую войну, во Вторую мировую, во время Карибского кризиса – и здесь, и на Западе. Тогда не было нынешних медиа-технологий, и то, что пытались сделать сначала при помощи газет, потом при помощи радио и, наконец, при помощи телевидения, — это смешные детские попытки по сравнению с сегодняшней мощью информационного давления.

Поэтому все наши старания получить какие-то результаты по аналогии ничего не дадут. Даже аналогия с "Тёмными веками" здесь не работает, поскольку кризис Рима был, прежде всего, кризисом образования. В конце концов, люди забыли латынь, разучились читать и писать.

Но при этом надо иметь в виду, что к моменту гибели Рима уже было Писание и было понимание Христа. А это означало, что было стремление переписывать Евангелие на греческом, не понимая ни одной буквы в этом Евангелии, просто перерисовывая значки. Было стремление понять хоть как-то латинский текст на уровне отдельных фраз, отдельных слов. А дальше мышление начало работать: если сначала пытались понять отдельную фразу, то потом начали понимать уже целые тексты, потом всю картину Библии выстроили в голове. А потом как-то сама собой образовалась схоластика. И она совершила следующий большой шаг, уже перейдя в бэконовскую науку.

"ЗАВТРА". Вы хотите сказать, что сейчас нет таких больших интенций?

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. Да, я хочу это сказать. Я хочу сказать, что в этом кризисе меня многое пугает. Но особенно сильно я испугался, когда выступил раввин Израиля и сказал, что жизнь человеческая важнее Торы и поэтому на период кризиса должны быть закрыты синагоги. Даже на Святой земле. Мне стало понятно, что исчезла та опора, которая в критической ситуации могла дать человеку мышление и представление о спасении и истине. Поверить в то, что если у нас закрылась вера, то не закроется наука, мне очень сложно. А это означает, что мы можем оказаться в мире, где медиа-давление ещё какое-то время будет продолжать действовать, а способность человека ему противостоять упадёт до нуля.

"ЗАВТРА". Но не у всех же это произойдёт?

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. Понятно, что людей много. А это означает, что сколь бы катастрофичные не возникали ситуации, всех они одновременно не затронут. И где-то будут оставаться оазисы — отдельные города, отдельные монастыри, в которых сохранится мышление. Может быть, даже отдельные технологические пакеты будут продолжать существовать.

Тем не менее, я склонен считать, что мы сейчас сталкиваемся с кризисным сценированием, с двумя основными сценариями. Первый сценарий: кризис пройдёт через четыре года, затем будет 15 лет реконструкции, создания нового мира. Причём это будет очень жёсткий новый мир с 99% неработающих. Я не называю их безработными, потому что часть из них будет считать, что они работают. Часть будет работать в «виртуале». Часть будет их охранять. В этом мире всё-таки будет какой-то процент, а это десятки или даже сотни миллионов человек, способных к сложному мышлению. И этот сценарий, который для меня, как для христианина, абсолютно неприемлем, я считаю всё-таки позитивным. Потому что второй сценарий — это когда ничего построить не удастся, когда выяснится, что масштаб катастрофы намного больше, чем предполагалось. И что именно из-за масштабных факторов, которых не было в человеческой истории, мы многого не учли. В этой ситуации остаётся только уповать на милосердие Божие.

"ЗАВТРА". Кто в первом сценарии войдёт в элиту мышления? Где живут эти люди?

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. Поскольку страной-актором процессов являются США, в основном люди живут там. Но Америка — страна гостеприимная, и всех, кто им будет нужен, они кооптируют в свой состав. Хочу  подчеркнуть: то, что мне не нравится этот "прекрасный новый мир", не означает, что он будет ужасен. Во-первых, после переформатирования мира таких жёстких испытаний в течение долгого времени не будет. Люди будут нормально существовать, хотя у них будет в большей степени виртуальная жизнь, чем реальная. Но виртуальная-то будет вполне хороша. Всё, что касается хлеба и зрелищ, будет обеспечено в полной мере. Во-вторых, те умники, которые не принадлежат к элите по праву рождения, смогут понять, что они находятся в «виртуале», что их деятельность ложна, но именно эти люди и будут кооптироваться в элиту.

"ЗАВТРА". То есть все люди поделятся на две неравные части по заранее неизвестному признаку?

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. Примерно. Но есть ещё любопытные моменты. Во-первых, если смотреть на самое ближайшее будущее, то мы увидим кризис европейского сельского хозяйства, связанный с отсутствием гастарбайтеров и семян, — ведь многие из посевных культур  требуют одноразовых семян, которые нужно вовремя доставить в нужное место. Думаю, что уже к осени начнутся серьёзные проблемы. А поскольку сельское хозяйство есть основание всей пирамиды деятельности, дальше могут начаться самые разнообразные колебания.

Вообще, любая катастрофа — это всегда упрощение и сокращение длины технологических цепочек. Тут есть свои минусы — например, голод в части Европы. Но есть и плюсы, связанные с тем, что Шестой технологический уклад имеет два возможных решения. Первое глобальное — единая мировая сеть производства, где ты заказываешь нужную тебе вещь, не суть важно, что это: пакет гречки или ускоритель элементарных частиц, по интернету, — и тебе его доставляют физически либо доставляют данные с этого ускорителя.

Второй вариант — «шаговая доступность», когда почти всё, что нужно, производится непосредственно на месте. При этом кооперационные цепочки очень коротки. В идеале — в пределах одного микрорайона. При этом резко падает нагрузка на мировой транспорт, мы чётко избираем не просто цифровизацию, а феодальную цифровизацию, и получаем весьма эффективное, очень локализованное хозяйство.

"ЗАВТРА". В чём, по-вашему, плюсы такого хозяйства?

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. В том, что локальное хозяйство крайне сложно уничтожить. Конечно, любое конкретное уничтожить – никаких проблем, но всю хозяйственную систему – практически невозможно. Грубо говоря, если у вас три гигантских завода, то три ядерных удара — и нет этих заводов. А если у вас завод в каждом доме, очень сложно на каждый дом сбросить бомбу. Такого количества всё-таки нет даже у США. Поэтому получается сверхустойчивое производство.

Первые признаки перехода к новому укладу в сельском хозяйстве, а именно необходимость рассчитывать на внутренние ресурсы и на короткие кооперационные цепочки, мы, скорее всего, увидим уже к концу этого года. И в этом смысле будет чёткое проявление результатов кризиса.

"ЗАВТРА". Можно ли так быстро перестроить аграрный сектор?

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. Чем хорош и одновременно страшен кризис? Кто не перестроится — умрёт. Точка.

Поставьте себя в положение, к примеру, питерского пивовара. Вообще-то, он предпочитает иранский хмель и ещё множество очень правильных культур, которые приходят отовсюду. Но если он на два месяца останется без иранского или австралийского хмеля, он начнёт брать местный. И дальше у него уже всегда будут связи с местными поставщиками. Потому что, поскольку однажды возникла ситуация, когда вы не можете получить комплектующие, то она может возникнуть и во второй, и в третий, и в четвёртый раз. А это означает, что комплектующие: будь то хмель, будь то инструменты, будь то детали, будь то подложки интегральных схем, — нужно иметь у себя.

Помните, в 90-е годы предприятия начали срочно распродавать свои запасы? Продавали всё, что угодно. Это был период, когда делали титановые лопаты, чтобы продать ставший никому ненужным титан. А почему? Потому что капиталистическое предприятие, работающее на рынок, не может иметь больших запасов. Это омертвелые деньги, которые не обращаются. Они не приносят прибыли и при этом требуют других средств на то, чтобы они продолжали существовать. Поэтому все старались работать в «безскладском режиме».

Так вот, сейчас выживут те устарелые конторы, которые по какой-то причине недоизрасходовали склады. И начнётся новый процесс – процесс создания у себя хозяйственных блоков, когда вы стараетесь всё, что вам будет нужно для дальнейшего производства, держать у себя. И даже не в досягаемости, а в прямой защищённой собственности внутри защищённого периметра. Феодализация — это не герцоги, графы, бароны, хотя и они появятся. Феодализация — это ситуация, когда всё необходимое для жизни вы пытаетесь сосредоточить в небольшом пространстве вашего феода, обнесённого условным забором.

"ЗАВТРА". Кто у нас будет строить такие системы хозяйствования? Есть ли актор этой деятельности в России?

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. Пока его нет, но он может появиться. Несмотря на предупреждения аналитиков о возможном кризисе, существующие сейчас стратегические документы такую возможность не учитывают. Хотя, надо сказать, что в некотором плане Россия может перенести кризис легче, чем страны Запада и даже США. Пять лет санкций с переходом за последние два года к блокаде заставили нас некоторую часть необходимых действий уже проделать. Поскольку санкции нарастали не мгновенно, мы это, худо-бедно, как-то делали 5-6 лет. И чему-то за это время научились. И, хотя в наших стратегических документах нет сценария полного кризиса с всеобщим распадом, но, по крайне мере, есть представление о блокаде и санкциях.

В этом плане ситуация в Европе хуже. Там в принципе не готовы к подобного рода решениям. Плюс у нас есть старый советский опыт, у нас пока живы люди, которые работали не в системе бизнеса/предпринимательства, а в системе хозяйствования. То есть «хозяйчики» в хорошем смысле этого слова у нас всё ещё есть. Я сам встречал в процессе своей реальной деятельности в предыдущие годы предприятия таких «хозяйчиков», у которых на всякий случай есть и собственные кооперативные связи, и запасы солярки, и так далее и тому подобное.

"ЗАВТРА". Одним словом, пора их собирать.

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. Да, пора их собирать. Вероятно, когда ситуация  ухудшится, начнётся быстрая корректировка планов. Как это было в 1941 году, когда в течение месяца стало понятно, что все довоенные планы не имеют никакого отношения к реальности и нужны другие. Правда, тогда у нас был Госплан. А сейчас — Министерство экономического развития, и я сильно сомневаюсь, что его нынешнее руководство в состоянии не то, что решить эту задачу, но хотя бы даже её осознать.

"ЗАВТРА". Печально…

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. Нам нужно искать новые способы развития, возможно, в контакте с Русской Православной Церковью.

У нового движения к развитию ещё нет фундамента, ещё нет основных представлений. В принципе, оно базируется на том же, на чём базировались наши картины мира и раньше. На представлениях о прогрессе, о движении человека по образу и подобию Божию, о движении по дороге познания. Любое развитие — это, прежде всего, увеличение сложности. А увеличение сложности невозможно в административно заданном пространстве. Увеличение сложности требует свободы. Аристотель называл «полис» (город) единством непохожих. Он говорил об империи как о союзе сложных разнообразных полисов, интеграции многообразий. Но интеграция многообразий предполагает свободу внутри каждого из этих многообразий и сложную коммуникацию между ними.

А сейчас ожидается абсолютно другой процесс, я имею в виду процесс распада мышления. И начнём мы с гораздо более простых вещей. Всё это уже было в нашей стране в конце 1910-х — начале 1920-х годов, когда после войны и революции мышление приходилось выстраивать заново. В одном из рассказов моего любимого писателя Леонида Соболева описывается приём молодых пролетариев в морскую академию, когда один профессор обращается к другому: «Ну, что, какую кафедру вы хотите возглавить: арифметики или чистописания?» Нам сейчас на какое-то время понадобится возглавить кафедры логики, арифметики и чистописания и восстановить логические связи в мышлении людей.

"ЗАВТРА". Современное поколение школьников является той аудиторией, с которой это можно делать? Или мы их уже потеряли, потому что они ушли в виртуальный мир?

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. Всякий раз, когда мы говорим, что «мы их уже потеряли», мы делаем то же самое, что мы делаем всегда в рамках цифровой экономики и капиталистической экономики в целом! Мы сбрасываем часть людей со счетов. Ведь слова «мы их уже потеряли» – это то же самое, что сказал Чубайс: «30 или 40 миллионов не впишутся в рынок».

Я боюсь, что даже простое мышление будет настолько редкой вещью, что его придётся пытаться искать у каждого. В некотором плане это уже будет работа не учителя, а, скорее, врача. Но до этого всё равно придётся решать посткатастрофические вопросы.

"ЗАВТРА". А как коронавирус может повлиять на демографическую ситуацию?

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. Давайте посмотрим на этот вопрос исторически. В прошлом ни одна из крупных эпидемий, где мы можем как-то проследить демографическую статистику, не изменила общую ситуаццию. Даже эпидемия испанки начала XX века с количеством умерших от 30 до 50 миллионов никакого воздействия на демографию не оказала.

Но задачу нужно поставить по-другому. У нас сейчас есть две вещи: физическая эпидемия с не очень высокой смертностью, в отношении которой я с уверенностью могу сказать, что никакого воздействия на демографию она не окажет. И у нас есть информационная эпидемия с огромным количеством принимаемых мер, и было бы очень интересно посчитать воздействие на демографию этой эпидемии.

Если эпидемия "испанки", Первая и Вторая мировые войны серьёзных демографических воздействий в масштабах мира не имели (за исключением нашей страны), то экономический кризис 1929 года имел чётко выраженные демографические последствия для Европы, а для Америки — очень существенные, ибо выход на демографические прежние цифры произошёл там только в 1950-е годы. Точно так же огромное воздействие на демографию нашей страны оказал кризис 1991 года и распад Советского Союза.

Сегодня очевидно, что карантинные меры привели к экономическому спаду. Никто ещё не посчитал величину этого спада, но похоже, что падение уже идёт на 10-15 и более процентов. Есть график зависимости средней продолжительности жизни от величины валового продукта на душу населения в паритете покупательной способности. По этому графику можно посчитать, что уменьшение ВВП на 15%, скажем, приведёт к уменьшению продолжительности жизни на столько-то лет. Естественно, на увеличение смертности вследствие падения ВВП повлияют и самоубийства, совершённые по этому поводу. Сюда же войдут последствия сокращения плановой медицинской помощи — ведь сейчас у нас идёт отмена плановых госпитализаций и тому подобное. У людей развивается гиподинамия, весьма вероятен рост алкоголизации.

"ЗАВТРА". Алкоголизация повлияет, вероятно, не только на медицинские показатели, но и на рост бытовой напряжённости?

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. Психозы и неврозы — это отдельное "удовольствие", которое нужно тоже иметь в виду.

Хочу отметить ещё одну важную вещь: если коронавирусная пандемия — это чёткое проектное решение, то тогда элиты знают, что, как и когда будет. То есть у них есть свой план действий, они это дело планировали.

А если пандемия существует на самом деле, то это использование благоприятно сложившейся ситуации для разрушения среднего класса и перехода к Шестому технологическому укладу. Это игра с листа, планирование на коленке. И тогда, конечно, никакого изначального плана нет. И это единственная разница.

Беседовала Наталья ЛУКОВНИКОВА

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«Конспирология»
14
Cообщество
«Конспирология»
24
11 октября 2020
Cообщество
«Конспирология»
3
Комментарии Написать свой комментарий
28 апреля 2020 в 07:37

Верно;"Сейчас же мы совершенно неожиданно столкнулись с тем, что глобализация действительно оказалась глобализацией. Мы говорили всегда о том, что кризисы в глобальном мире должны глобализироваться. Так вот, сейчас затронуло практически всех. И с таким масштабом никто никогда не работал."

Выход из этого кризиса = Спасение тоже будет глобальным для всего Человечества, через Воскресение Духовного СССР с Переходом в Истинно Новый Мир Праведного = Божьего Коммунизма.

28 апреля 2020 в 08:56

Возрождение деревень Нечерноземья и Сибири как автономий, как самостоятельных государств вооружённых современными технологиями по газификации отходов с/х и лесного.Получение эл-ва от топливных элементов. Рост населения за счёт разрешения жениться в 16 лет с предоставлением молодожёнам дома и хозяйственных построек. У государства должно быть понимание- вернуть долг деревне за индустриализацию.
Олигархи возмечтали жить за счёт накоплений, но чиновники уже сегодня их раскулачивают и живут припеваючи. Этот организм без мозгов пожирает природные ресурсы.

28 апреля 2020 в 09:17

Сергей ПЕРЕСЛЕГИН. Всякий раз, когда мы говорим, что «мы их уже потеряли», мы делаем то же самое, что мы делаем всегда в рамках цифровой экономики и капиталистической экономики в целом! Мы сбрасываем часть людей со счетов. Ведь слова «мы их уже потеряли» – это то же самое, что сказал Чубайс: «30 или 40 миллионов не впишутся в рынок».
===============================================
Непринужденное, этакое чубайсовское, вранье, что капитализм якобы все еще существует.
См. Обращение к блогерам, авторам, экспертам и руководителям газеты Завтра по факту гибели капитализма в 1976 г. http://zavtra.ru/blogs/obrashenie_k_blogeram_avtoram_ekspertam_i_rukovoditelyam_gazeti_zavtra_po_faktu_gibeli_kapitalizma_v_1976_g_

Уже вымерло гораздо больше 40 миллионов, из-за этого наглого обмана о якобы все еще существующем капитализме.

28 апреля 2020 в 09:26

Куда нас занесло!

-"Поскольку страной-актором процессов являются США, в основном люди живут там.".

А почему не здесь? Так думать - себя не уважать! Огромная фабрики производства благ (США) имеет одну маленькую деталь - окостенение мозгов. Зачем думать, когда все дешевое и все есть!

А вот когда ничего нет, или есть, но лучше бы этого не было, мозги сами по себе начинают работать, действовать, искать новые возможности, ограничивать старые, вероятность возгласа "эврика!" возрастает! Это не так? Надо ли это доказывать?

Авторы этого интервью говорят больше, чем знают. Они - в плену вековых вертикальных отношений. Это портит все, и вопросы и ответы. Мол, вирус - он для всех общий, глобальный, значит, надо "лечить" всех одновременно и скопом!
Конечно, есть мыслишка, вирус - ограничение Природой количества людей, а главное - их деятельности по усвоению окружающей среды... Потребления слишком многого, без чего можно обойтись... Излишества в еде приводят к болезням и ранней смерти...

Вирус во все времена был явлением локальным. Современный транспорт, особенно авиация сделали ему чудовищный подарок. Сегодня здесь, через 10 часов - на другом конце Земного Шара без всякого воздушно-капельного распространения!!

Выход из всей этой ситуации один, сократить или совсем отменить перемещение, транспортировку товаров и людей по всему миру!
Для этого нужны технологии производства всего необходимого на местах, особенно продуктов питания. А для этого нужны мозги, ибо в голову ничего не идет, когда вокруг все есть - нефть, грибы в лесу, а если чего нет - Китай рядом...

Отсутствие перевозок и перемещений товаров - это смерть глобализму, прибылям и доходам от проникновения и распространения "вируса капитала" в Африку, Азию и на острова Зеленого Мыса. А так же в другие области жизни других народов и племен планеты!
Технологии, если надо - украдут, скопируют или купят. Ибо они - продукт общечеловеческий, и не надо кривить губы и говорить, что это кража интеллектуальной собственности!
Незачем следить за правами человека в чужих краях, нет там никаких ни "зон", ни интересов" Америки или России! Нам нужно уйти из Африки и БВ! Пусть живут как хотят, это их жизнь!

Не нужно "уходить" из Крыма, там живут люди и они сами выбрали себе жизнь в России, вне Украины. Если это не так - докажите! Почему не устроить Сетевой Референдум, почти никаких затрат, 99 % истинных результатов! Странно, все об этом знают и молчат! Значит, тут что-то не то...
Если жителям Крыма плохо, они наказали себя сами, кто же в этом виноват?
Если - хорошо, ну и пусть не голосят лысые на мозги, журналисты "у нас Крым украли!!!". Украсть можно авоську с яблоками на базаре, а в Крыму люди живут. Не суслики!

Остается вопрос.
Чего мы ждем?
??

28 апреля 2020 в 09:33

Проблема глобальная но решают их локально, каждый по своему и путинский ублюдочный режим пошёл своим путём.

15 апреля мы поставили моего товарища на "биржу труда" это сайт "труд всем", всё это время, 13 дней была тишина и вот сегодня с утра позвонили, работы естественно нет но предложили пособие в размере 1500 !!! рублей, Карл 1500 рублей !!! . Вот так эти подонки решают глобальные проблемы. От денег он не откажется (иначе их украдут) но товарищ сказал что переведёт их в "фонд Навального" для борьбы с этим криминальным режимом. Ваня Фёдоров ликуй.

2 мая 2020 в 10:34

Какой-никакой "план", конечно, имеется. Но всякий план, проект имеет свою цель, которая является ответом на вызов, в данном случае исторический вызов. А история всегда отвечает на свои вызовы сменой элит, как бы это для них не было неприятно. Вопрос только во времени, которое уйдёт на этот ответ. Из общих соображений время сокращается неумолимо

1.0x