Авторский блог Виктор Верстаков 20:52 7 декабря 2017

«Ведь мы — войска спецопераций…»

1

ПРИВЫЧНОЕ ДЕЛО

Жить будущим нельзя,

жить прошлым надоело.

Так примемся, друзья,

за нынешнее дело.

Порядок наведём

в желаньях и в квартире,

побродим под дождём,

побрякаем на лире.

Да, суета сует,

да, старость у порога, —

но будущего нет,

а прошлое убого.

Привычные дела —

вот верная ограда

от жизни, что была,

и той, что знать не надо.

ДВЕ ЭПОХИ

Эпоха миллионных тиражей,

восторженных читателей

и зрителей…

Гоню воспоминания взашей

в глухой тверской лирической обители.

Еще поэты русские творят

и фильмы иногда еще снимаются,

но рукописи рвутся и горят,

и пленки, потемнев, не проявляются.

Безмолвствуют эпоха и народ.

* * *

Произведут ли нас в герои

или в изменники, — Бог весть.

Ведь мы сражаемся вне строя,

у нас не рядовая честь.

Ведь мы — войска спецопераций

всегда на линии огня,

хотя до фронта, может статься,

назад идти четыре дня.

Не разглядеть нас в объективы,

на картах не увидеть нас,

не впишут нас, пока мы живы,

в кремлевский наградной указ.

И лишь когда в квадрат свой малый

огонь запросим с дальних гор, —

поставят нас на пьедесталы.

Или подпишут приговор.

ГИНДУКУШ

Л.Я.

"Как это все случилось…"

Это случилось так:

выпала божья милость

мне в одну из атак.

Атака была вертолётной,

атака была с небес,

когда прокричали пилоты,

что наш ведомый исчез.

Мы долго затем петляли

в распадках афганских гор,

с теми, кто в нас стреляли,

еще не вступая в спор.

В узком глухом ущелье

ведомого мы нашли,

но возле него не сели:

не было там земли.

Только крутые скалы,

острые валуны,

где на боку лежал он —

павший герой войны.

Били с вершин зенитки

уже не в него, а в нас,

трассеров злые нитки

рвались у наших глаз.

Мы над ущельем тесным

пикировали в огне.

Вовеки, если уж честно,

так страшно не было мне.

Пробиты борта и балка

и колесо шасси.

Молился я в страхе жалком:

— Господи, пронеси! —

Затем подоспела группа

спасения из полка,

с земли подобрала трупы,

а мы ушли в облака.

И, дотянув до базы,

плюхнулись на бетон.

И я осознал не сразу,

где была явь, где сон.

Ночью другим вертолётом

я улетел в Баграм

вместе с 9-й ротой,

пришедшей спасеньем к нам.

И капитан Татаринов,

что рядом со мной сидел,

мотив этот старый-старенький

вполголоса вдруг запел.

И вспомнился мне зелёный

тихий наш городок,

где рос я, в тебя влюблённый,

а встретить тебя не смог.

И тоже ведь необъяснимо,

где была явь, где сон.

Жизнь пролетела мимо.

Темень со всех сторон.

ПИСЬМЕНА

А был бы Пушкин без Наполеона,

без той почти проигранной войны,

когда тускнели русские знамена

и в Кремль входили сукины сыны?

Великое растет на пепелище,

на пораженной ужасом земле,

на корабле с пробитым в бурю днищем,

не в ясный день, а в безнадежной мгле.

Поэзия лишь с виду дочь Победы,

трагически рождается она.

Враг побеждал, но изгнан. И по следу

великие ступают письмена.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
8 декабря 2017 в 05:16

Последние комментарии в этом блоге оставили Валерий Чернов, Тимур Турсунов и я.
Меня тогда буквально оглушили строки:

"Какая, к черту, Украина,
когда есть Киевская Русь —
первоисточник, сердцевина,
славянская мечта и грусть"...

Сегодня так же - при всем равном великолепии стихов, - оглушил "Гиндукуш"... казалось бы - простая фронтовая зарисовка, простыми словами изложенная, но какой кусок живой души вложен в строки...

Спасибо и поклон...

P.S. ... А у нас тут, похоже, свой Афган. Вряд ли еще теперь отзывы будут.

1.0x