Валькирия революции
Авторский блог Инна Ветренко 15:37 20 мая 2020

Валькирия революции

кровь с молоком
4

О ней слагали легенды ещё при жизни. Николай Гумилёв посвящал ей стихи, Всеволод Вишневский писал с неё главную героиню "Оптимистической трагедии", Лев Троцкий отвёл ей целую главу своих мемуаров, Александр Блок и Осип Мандельштам восторгались её красотой и неукротимой энергией. Даже Борис Пастернак главную героиню "Доктора Живаго", написанного через тридцать лет после смерти Рейснер, назвал в её честь Ларисой. 

Род её отца, Михаила Андреевича, известного профессора-юриста и социал-демократа по своим политическим убеждениям, лично знакомого с Лениным и Либкнехтом, вёл начало от рейнских баронов, а мать, урождённая Хитрово, состояла в родстве с военным министром Российской империи Сухомлиновым. 

Сама же Лариса Михайловна Рейснер (1 (13) мая 1895 г. — 9 февраля 1926 г.) с самого детства всегда и во всем стремилась быть первой и не терпела малейшего превосходства над собой ни в чём. Она с отличием закончила в 1912 году гимназию, без труда поступила в Психоневрологический институт, где читал лекции по правоведению её отец. Стала восходящей звездой литературной молодёжной богемы "северной столицы". Ей всё давалось легко. Её красоту и обаяние невозможно было не заметить и не признать. 

Поэт Всеволод Рождественский так описал облик молодой Ларисы Рейснер: «Стройная, высокая, в скромном сером костюме английского покроя, в светлой блузке с галстуком, повязанным по-мужски. Плотные каштановые косы тугим венчиком лежали вокруг её головы. В правильных, словно точёных, чертах её лица было что-то нерусское и надменно-холодноватое, а в глазах острое и чуть насмешливое». 

Анна Ахматова не раз признавала, что именно Рейснер увела у неё мужа — Николая Гумилёва. Рейснер и Гумилёв познакомились в 1916 году в "Приюте комедиантов", в это богемное место почти каждый вечер после театров и гостей стекалась творческая молодёжь. Лариса читала свои стихи со сцены, а он, войдя неожиданно, стоя в дверях, слушал молодую поэтессу в изысканном декадентском одеянии, с голубой помадой на губах. Лариса Рейснер стала музой и возлюбленной Гумилёва. Причиной тому была не только её красота. Рейснер была бесстрашной, любящей риск, во всем желавшей быть первой и победительницей. Она училась у Гумилёва искусству стрельбы, заворожено слушала его рассказы про Абиссинию и фронтовые истории. Их роман едва не закончился браком. Николай сделал Ларисе предложение, но неожиданно для себя получил отказ, и они расстались. 

Роман Гумилёва и Рейснер оставил глубокий след в творчестве поэта и в жизни Рейснер. Многие считали, что причиной отказа была разница в политических взглядах. Гумилёв был и до конца своих дней остался убеждённым монархистом, а Лариса ещё в юности под влиянием отца увлеклась идеями социал-демократии и вошла в революционное движение. Юная революционерка погрузилась в магму революции со всем пылом своего огненного темперамента. В феврале 1917 года она пикетировала у Петропавловской крепости, требуя освобождения её узников, а после амнистии встретила их у ворот. Она встречала Ленина из эмиграции и с восторгом слушала его речи, вступила в ряды партии большевиков. Тогда же познакомилась и со своим будущим мужем — Фёдором Раскольниковым, назначенным впоследствии командующим Волжской флотилией. 

Рейснер, уже получившая военный опыт в боях гражданской войны, стала не только его женой, но и адъютантом по особым поручениям. С Волжской флотилией прошла весь её боевой путь, начавшийся в Казани в 1918 году: по рекам Волге, Каме и Белой. Смелость и отвага Ларисы поражала видавших многое матросов, видя её мужество в боях, они очень быстро забыли о том, женщина на корабле — плохая примета. "Валькирией революции" называли её враги. И при этом она оставалась красивой молодой женщиной, которая стильно одевалась, влюбляла в себя мужчин и даже в боевой обстановке подчёркивала свою женственность. Такое сочетание несовместимого порождало множество слухов. Дошло до того, что в революционной матросской среде именно Ларисе Рейснер приписывали приказ дать судьбоносный выстрел "Авроры". 

Её вера в революцию была фанатичной. Лариса со всем присущим ей красноречием публично оправдывала расстрелы контрреволюционеров, считая это мерой необходимой и оправданной. И только однажды её вера в революцию была поколеблена. Весть о расстреле Гумилёва застала Ларису в Афганистане, куда чрезвычайным и полномочным послом молодой советской республики был направлен её муж Фёдор Раскольников. И это известие стало страшным ударом для неё. Потом Лариса говорила своей матери и друзьям, что, будь она тогда в Петрограде, поэт остался бы жив. Именно тогда она произнесёт своё знаменитое: «Гибель Гумилёва — единственное пятно на ризе революции». 

Вскоре после гибели Гумилёва распался и её брак с Раскольниковым. Существует версия, подтверждаемая Мандельштамом, что развелась Рейснер со своим супругом из-за того, что ей стало известно о его причастности к этому расстрелу. Раскольников, будучи командующим Балтийским флотом, допустил печально знаменитый "кронштадтский мятеж" моряков и, чтобы уйти от ответственности, выдвинул перед чекистами версию о том, что это выступление было следствием усилий тайной организации офицеров и реакционной интеллигенции. Среди возможных заговорщиков он якобы назвал и Николая Гумилёва, к которому ревновал жену. 

После развода с Раскольниковым Лариса Рейснер недолго оставалась одна. От поклонников не было отбоя. У неё начался роман с Карлом Радеком. Известный лидер Третьего Интернационала, образованный и очень умный человек, Радек был внешне непривлекателен и рядом с роскошной красавицей Рейснер смотрелся нелепо. Лысый, на целую голову ниже своей визави, в огромных очках. Но её это не смущало. Гумилёв тоже был далеко не красавцем. Своих возлюбленных Лариса выбирала совсем по иным критериям. Ещё в юности, пережив увлечение красавцем писателем Леонидом Андреевым, и разочаровавшись в нём из-за его пристрастия к алкоголю, она поклялась себе не любить красивых мужчин. Об этом написал в своих воспоминаниях о Рейснер сам Андреев. Её привлекали ум, интеллект, талант мужчины. Карл Радек оказал большое влияние на творчество Ларисы. Именно под его влиянием она увлеклась журналистикой, начала писать в прозе, поехала за ним в революционную Германию и отправила оттуда целую серию очерков "Гамбург на баррикадах". После возращения из Германии вышли ещё два цикла её очерков: "Берлин в 1923 году" и "В стране Гинденбурга". 

Она занялась литературной работой, её часто издавали, появился налаженный размеренный быт. Казалось, что жизнь Рейснер наконец покинула бурную стремнину и вошла в тихое русло обеспеченного советского номенклатурного работника. Но, видимо, в судьбе "валькирии революции" была предусмотрена трагическая развязка. 

Смерть этой необыкновенно яркой женщины была настолько нелепа, что поверить в неё долго не мог никто. Рейснер убил… стакан молока. За семейным ужином Лариса, её брат Игорь и мать Екатерина Александровна выпили сырого молока, купленного утром у молочницы. В молоке оказались бактерии брюшного тифа. Мать и брат после нескольких недель болезни выздоровели, а сама Лариса сгорела буквально за несколько дней. 9 февраля 1926 года её не стало. В 30 лет. Последним пристанищем Ларисы Рейснер стало Ваганьковское кладбище… 

Кто-то из литераторов в некрологе написал, что она мечтала стать поэтессой, а вошла в историю красной комиссаршей… 

На фото: Лариса Рейснер и Фёдор Раскольников, 1921 год.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
20 мая 2020 в 19:58

Спасибо Вам большое за интересный рассказ о необыкновенной женщине. Ничего о ней не знала, может, когда-то давно слышала фамилию и всё.

21 мая 2020 в 18:22

Уважаемая Инна! Присоединяюсь к комментарию Надежды Диас: очень интересный рассказ и хорошим русским языком написанный, большое спасибо за его публикацию. Имя Ваше мне ничего не говорило, отчего долго не решалась заглянуть в текст. И очень рада этому! Конечно, ничего того, о чем Вы написали с таким мастерством, мне не было известно. Ещё раз - большое спасибо за публикацию.

21 мая 2020 в 20:50

Спасибо! Интересно! Полезно!

23 мая 2020 в 12:09

В июне 1920 года командующим Балтийским флотом был назначен Федор Раскольников ≈ типичный генерал революционного времени. Своей карьерой он целиком и полностью был обязан Троцкому. Да что карьерой? Даже жизнью! 26 декабря 1918 года Раскольников без боя сдал английским эсминцам балтийский эсминец «Спартак». По приказу Льва Давыдовича англичанам немедленно предложили в обмен на Раскольникова 17 пленных британских офицеров.

В мае 1920 года командовавший Волжско-Каспийской военной флотилией Раскольников захватил Энзели. На Балтику он прибыл со свитой из верных ему людей. Раскольников сменил две трети командиров и комиссаров Балтийского флота, назначая людей по принципу личной преданности, а не по профессиональным качествам. Так, начальником политотдела Балтийского флота он назначил своего тестя и видного троцкиста, историка Михаила Андреевича Рейснера. А начальником штаба сделал своего начштаба по Волжско-Каспийской военной флотилии Владимира Кукеля. Новое начальство не чуралось Бахуса. На линкоре «Петропавловск» комиссару флота Николаю Николаевичу Кузьмину моряки жаловались, что Раскольников и его окружение чаще инспектируют винные погреба, чем пороховые.

Несколько должностей в политотделе флота занимала и жена Раскольникова Лариса Рейснейр. Сия дама в начале 1921 года представляла собой антипод женщины-комиссара в кожанке, которая с 1930-х годов станет брендом советского театра и кино.

Туалеты Рейснер были не просто красивы, а вызывающе роскошны. Когда в 1919 году в Петрограде царил голод, один из знакомых Ларисы Михайловны встретил ее, «двадцатидвухлетнюю, надушенную и разряженную, кокетливо называвшую себя «коморси» ≈ командующей морскими силами. Шубка голубая, платье сиреневое, лайковая перчатка благоухает герленовским «Фоль арома».

На новогоднем балу в Доме искусств в 1921 году Рейснер появилась в сверхоригинальном бальном платье. Оказалось, что наряд был сшит по рисункам Леона Бакста для балета «Карнавал» на музыку Шумана. По указанию Ларисы Михайловны платье было конфисковано из костюмерных Мариинского театра.
Поэт Всеволод Рождественский вспоминал, что когда он пришел к Ларисе Рейснер в квартиру бывшего морского министра Григоровича, которую она занимала, то был поражен обилием предметов и утвари ≈ ковров, картин, экзотических тканей, бронзовых Будд, майоликовых блюд, английских книг, флакончиков с французскими духами.

Нетрудно догадаться, как это влияло на простых матросов. Политотдел Балтийского флота распорядился создать театр «Имени Раскольникова». Раскольников забросил все служебные дела и занялся пропагандой во флоте идей Троцкого, всячески дискредитировал партийных лидеров ≈ оппонентов Льва Давыдовича. В этом ему активно помогали Лариса и Михаил Рейснеры.
http://nvo.ng.ru/history/2011-02-04/12_kronshtadt.html?fbclid=IwAR2lnJwy1PxUUd1ekJkaVKyBT3h_P43990f9UsjKXU9KNARTIBKS3VKS8Ig