Авторский блог Дмитрий Перетолчин 11:08 21 февраля 2022

Узурпация будущего

Инновационный союз России и Германии обусловлен вхождением в эру новых техноукладов
1

Новая война за контроль над будущим столь же сложна и многослойна, как и предыдущие. В разделе "Доминирование в энергетике" подписанной президентом США Стратегии национальной безопасности (National Security Strategy, NSS) ставится задача превратить Америку в «энергетически доминирующее государство, обеспечив за ней центральную позицию в глобальной энергетической системе как ведущего потребителя, производителя и инноватора». Поэтому российско-немецкое сотрудничество, судя по всему, не очень нравится представителям англосаксонской стороны. В 2014 году Великобритания грозилась заблокировать покупку Михаилом Фридманом нефтегазовой компании RWE Dea, обладающей газовыми месторождениями в Северном море, после чего защитить сделку, выступив официальным покупателем, должен был BASF. Всемирный фонд дикой природы (WWF) и Союз охраны природы Германии призвали коалицию немецких политических партий дистанцироваться от проекта, назвав его «климато-политическим тупиком», угрожающим «хрупкой экосистеме Балтийского моря»…

В июне 2014 года вице-президент наследницы заводов Карла Боша — французской компании Total Майкл Боррелл предложил Газпрому новые технологии разработки Штокмановского газового месторождения, запасы которого составляют 3,9 трлн куб. м газа. Речь шла о технологии сжижения природного газа в сложных условиях и разработки сланцевой нефти методом гидроразрыва пласта. В октябре же самолёт Кристофа де Маржери, главы четвёртой в мире по масштабам нефтяной компании Total, столкнулся с аэродромной снегоуборочной машиной и сгорел на взлётной VIP-полосе аэродрома "Внуково". Снега в тот день не было, полоса не была освещена, и диспетчер не заметил машину на линии движения самолёта, шофёр снегоуборщика был якобы пьян, хотя по уверению адвоката из-за больного сердца вообще не употребляет алкоголь. Таким образом, на войне за доступ к технологиям есть и жертвенность, и место подвигу. Кристоф де Маржери получил посмертно орден, а его именем назван танкер "Совкомфлота", построенный для обслуживания проекта "Ямал СПГ".

Компании E.ON Ruhrgas, N.V. Nederlandse Gasunie и Engie, принявшие совместно с Wintershall участие в строительстве "Северного потока—2" теряют свои активы в США, доступ в международные банки за пределами ЕС и право на участие в американских тендерах. Глава компании BASF Курт Бок считает, что сотрудничество с Россией это нечто большее, чем просто долгосрочный бизнес-проект: «Я уверен, что Россия является и будет оставаться одним из основных и надёжных поставщиков нефти, природного газа и других энергоресурсов в Европу, а Европа была и остаётся важным и стабильным рынком сбыта для России». Председатель совета директоров Wintershall Райнер Зееле также считает, что санкции больше вредят самой Европе, чем России. Председатель наблюдательного совета компаний Eon и Bayer Вернер Веннинг говорит о том, что «сейчас не следует разрывать отношения с Москвой» и «следует остерегаться прекращения торговых отношений, выработанных за десятилетия». Председатель правления Wintershall Марио Мерена намерен продолжить реализацию строительства газопровода независимо от санкций, подписанных Дональдом Трампом, в которых упомянут "Северный поток-2", в это строительство BASF в течение 5 лет инвестирует 2 млрд евро. Ещё 8,6 млрд евро должно было пойти на South Stream, о строительстве которого в 2011 года заявил на встрече с премьер-министром РФ В. Путиным председатель правления BASF Юрген Хамбрехт, это также совместный проект Wintershall и Газпрома. The Sunday Times пишет, что бывшей бундесканцлерин Ангеле Меркель «надоели звонки от руководства крупных компаний, которые требуют смягчения позиции Германии по отношению к Кремлю», об этом её просили оружейники Rheinmetall, химики BASF, фармацевты Bayer AG, энергетики E.On, автомобилестроители Daimler AG и ряд других компаний. В то же время в конце 2017 года Еврокомиссия заявила, что поскольку в будущем потребление голубого топлива в Евросоюзе сократится, то Европа не нуждается в газопроводе "Северный поток-2" и подготовила поправки к Газовой директиве Евросоюза, касающиеся трубопроводов, проходящих по морским границам, направленные на блокирование "Северного потока-2". Кроме того, Швеция и Дания готовят закон, закрывающий возможность реализации аналогичных проектов в будущем. Брюссель пообещал и дальше поддерживать транзит российского газа через Украину, так как если "Северный поток-2" начнёт работать, Украина лишится доходов от транзита российского газа. Председатель комитета бундестага по внешней политике Норберт Рёттген призвал власти Германии в срочном порядке пересмотреть позицию по газопроводу "Северный поток-2" и получить гарантии, что российский газ будет и дальше поступать через территорию Украины.

Эти переживания могут стать более понятными, если представить второго участника этого более чем 100-летнего конфликта: компания Rothschild S.p.A. собирается заняться поиском инвесторов и управлением газотранспортной системы Украины. Однако, в случае запуска "Северный поток-2" эта сторона потеряет около 2 млрд долл. ежегодного дохода от транзита топлива из РФ. Надо учитывать и тот факт, что для безопасной эксплуатации украинская газотранспортная система требует инвестировать в её реконструкцию не менее 12 млрд долл. в ближайшие три года. Одна из польских партий выступала за строительство собственного газопровода по дну Балтийского моря Baltic Pipe. В августе 2016 года Польша провела антимонопольное расследование в рамках ЕС, приведшее к тому, что пять западноевропейских энергокомпаний-партнёров Газпрома вышли из соучредителей проекта по строительству газопроводов в Европу. Руководители парламентов Польши, Литвы, Латвии, Молдавии, Украины подписали письмо, в котором выражается протест против строительства газопровода "Северный поток-2". Глава российского МИДа С. Лавров на пресс-конференции по итогам 2017 года касательного судьбы газовых трубопроводов отметил: «Всё это идёт из США открытым текстом. Они заставляют европейцев отказаться от "Северного потока-2". Хотя доставка газа в Германию по "Северному потоку-2" на 2 тыс. км короче и в 1,5–2 раза дешевле, чем через Украину». В 2018 году польский лидер Анджей Дуда во время совместной пресс-конференции с президентом Германии Франком-Вальтером Штайнмайером, имея в виду "Северный поток-2", заявил: «Этот проект не должен быть реализован», так как, по его мнению, целесообразнее закупать больше сжиженного природного газа, в том числе американского. «Мы с американской администрацией в постоянном контакте, для того чтобы уменьшить монополию Газпрома, уменьшить ценовой диктат России в отношении Европы», — заявлял премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий. Информационное противостояние дошло до того, что в Дании предлагается ввести уголовную ответственность для тех, кто выступит против антироссийских санкций или поддержит строительство "Северный поток-2". Открыто говорится о том, что политика США должна быть направлена на закрытие этого проекта. Председатель комитета Совета Федерации по бюджету Сергей Рябухин о ситуации с "Северным потоком-2" говорит, что: «Это настоящая война, настоящий шантаж. Американцы предлагают своё сырьё, которое стоит как минимум на 30% дороже, чем российские ресурсы. И именно такое положение, при котором США не выдерживают никакой конкуренции с Россией, приводит Вашингтон в ярость…». Палата представителей США приняла резолюцию против "Северного потока-2". Дружественный Институту современной России, возглавляемому Павлом Ходорковским, Фонд свободной России рекомендует научно-исследовательской организации Атлантический совет США для сдерживания Газпрома и проекта "Северный поток-2" провести совместно с Министерством энергетики США и Еврокомиссией информационные брифинги с целью наглядной демонстрации возможностей быстрого замещения российского газа поставками СПГ. США неуклонно стремятся увеличить собственный экспорт энергетических ресурсов. Очевидно, что именно с Атлантики дует ветер постоянного опасения европейских лидеров доминирования Газпрома в региональном энергетическом секторе и желании пополнять газовые хранилища из как минимум двух различных источников. Неизвестно, насколько это реальная рекомендация в связи с отчётом о деятельности офшорных компаний Paradise Papers, показавшим, что американские танкеры поставляют в Антверпен сжиженный газ, купленный в России. Это продолжение мировой войны глобальных элит за передел мира.

«В ходе двух мировых войн группировка, возглавляемая Рокфеллерами, взяла верх над группировкой, возглавляемой Ротшильдами. Во-первых, потому что она была в большей степени связана с промышленным капиталом (в военную эпоху промышленный капитал взял реванш у финансового капитала за поражения в XIX веке). Во-вторых, Рокфеллеры в войнах спонсировали как англосаксонскую, так и немецкую стороны конфликта, увеличивая свои прибыли. После окончания войны Ротшильды начали готовить ответный удар, и не позже 1967 года Рокфеллеры по своим каналам информации узнали, что Лондон воссоздаёт Британскую империю в новой — финансово невидимой — форме. При этом Ротшильды активно работали с советским руководством, неслучайно Московский народный банк в 1960-е годы был одним из наиболее активных банков Сити». Ульям Энгдаль обращает внимание на две интересные детали: после того как США перестали обменивать доллары на золото, многие предпочли немецкие марки, и укрепившаяся марка была воспринята на Уолл-Стрит как угроза. В «финансово-невидимой» войне в бой идут все средства, японские финансовые аналитики отмечают падение использования доллара как мировой валюты. Если в 2015 году на американский доллар приходилось 43,9% объёма банковских переводов через SWIFT, то в 2017-м эта доля сократилась до 39,8%. В этот же период доля евро возросла с 29,4% в 2015-м до 35,7% в 2017 году Любое ослабление доллара — шанс для британской элиты. Как сказал французский политолог Эммануэль Леруа: «Это большая игра, которая ведётся по меньшей мере с XVI века, речь о завоевании мира всеми доступными способами: войной, торговлей, коррупцией». В интервью экономиста и политолога Уильяма Энгдаля фигурируют практически те же фамилии, что и у основателей клуба, планировавшего советскую перестройку: «Настоящие архитекторы стратегии Никсона находились во влиятельных коммерческих банках лондонского Сити. Сэр Зигмунд Варбург, Эдмон де Ротшильд, Джоселин Хамбро и другие увидели небывалые возможности в никсоновском отказе летом 1971 года от Бреттон-Вудского золотого стандарта». Он пишет о том, что после августа 1971 года при советнике Белого дома по национальной безопасности Генри Киссинджере доминирующей политикой США стал контроль, а не развитие экономик по всему миру… совершенно одновременно, отчасти договорившись, отчасти совершенно самостоятельно советская номенклатура и западная элита в конце 1960-х годов затормозили технический прогресс. У нас это произошло, окончательная дата — это июньский пленум ЦК КПСС 1967 года, это такая дата, когда всё — точка невозврата. На Западе это произошло на рубеже 1960-х—1970-х годов, но в обоих случаях произошло это по социальным, по классовым причинам — дальнейший технический прогресс угрожал позиции господствующей группы, они его притормозили…». А.И. Фурсов, из выступления в "Политкафе" 12.09.2017

Отмечая нежелательность прогресса для господствующей группы, к которой присоединилась партноменклатура СССР, А. Панарин ссылается на Маркса и других философов, которые «отмечали враждебность капитализма некоторым формам духовного производства, к числу которых наряду с искусством и литературой, может быть отнесена и фундаментальная наука, и система академического образования, и другие системы, питающие свободную творческую личность».

В ГДР так называемые ключевые технологии, die Schlusseltechnologien: автоматизация производства, лазеры, ядерная энергетика, полимеры и биотехнологии, — должны были стать основой производственных сил социализма, обеспечивающих победу над капитализмом. Центральным звеном программы Эриха Хонеккера до 2000 года были "Großeforschung" — "крупные исследования"…

«Социализм обращён к социально-этической цели. Наука же неспособна создавать цели. Ещё менее — воспитывать их в человеке. В лучшем случае наука может предоставить средства к достижению определённых целей. Но сами цели порождаются людьми с высокими этическими идеалами». Альберт Эйнштейн «Почему социализм»

В парадигме системного отрицания капитализма в целях прогресса общества у нашей страны есть общая платформа с немецким народом. В своё время глава кайзеровской разведки Вальтер Николаи считал, что «истинные виновники того, что наши народы вступили в смертельную схватку друг с другом, остались в тени», но он также считал Россию и Германию «социально-революционными странами»; что получила Германия от своих западных «друзей» по капиталистическому миру, кроме настойчивости сделать её неконкурентной и недоразвитой? Энергетический союз России и Германии обусловлен многими факторами, и если бы не пораженческая позиция элиты СССР, он вполне мог стать равноправным. Об этом же уже в наши дни говорит потомок рейхсканцлера Германской империи, немецкий политик, экс-министр исследований и технологий Андреас фон Бюлов: «Для американской или скорее англосакской геополитики уже более 100 лет существует кошмар эффективного сотрудничества между Европой, в частности Германией, и располагающейся до Тихого океана Россией…» Но, «сегодня вся планета — это единая система разделения труда с центром в Соединённых Штатах Америки, по этой причине научно-технический прогресс как механизм развития заканчивает своё действие…», — считает экономист Михаил Хазин. В этом контексте необходимо рассматривать США как одну транснациональную разнопрофильную корпорацию, блокирующую развитие методами, которые в наше время стали называть «гибридными войнами». К примеру, в 1949 году в Париже по инициативе США был учреждён Координационный комитет по экспортному контролю (КОКОМ), давший американцам контроль над европейским и японским рынком технологий и закрывший его для СССР. Более того, поставившая компьютерные системы в советские аэропорты шведская Stansaab была показательно разорена и покинула рынок электронной продукции.

По мнению главы Курчатовского института, члена-корреспондента РАН М.В. Ковальчука: «Сегодня большинство европейских стран, к сожалению, просто колонизованы. Американцы делают так, что в этих странах наука не развивается, она находится на уровне заводской лаборатории, обслуживает интересы транснациональных компаний. И как только у них появляется что-то важное, американцы сразу забирают это к себе — и людей, и технологию. А потом назад продают уже в 10 раз дороже. Происходит технологическое порабощение».

В качестве иллюстрации: в 2001 году, когда Китай присоединился к ВТО, то перечислил зарубежным владельцам прав 1,9 млрд долл., а в 2017 году уже 28,6 млрд долл. В своё время к подобной форме отношений стремилась и Германия, канцлер ФРГ Гельмут Шмит считал, что Западная Германия должна становиться в большей степени «экспортёром патентов, технологических процессов и чертежей». Ярким примером является Siemens AG, где 30 000 инженеров работают в четырёх исследовательских центрах, и их силами регистрируется 20 000 патентов в год, что составляет 16 млрд долл. продаж по миру. Но, как пишет профессор Кембриджского университета Питер Нолан: «Siemens конкурирует с General Electric, Boeing с Airbus и т. д., — и эти компании, тратя в рамках конкурентной борьбы огромные средства на научные исследования (с переменным успехом), стали драйверами развития в эпоху глобализации. По оценкам Европейского союза, который отслеживает деятельность 2500 ведущих компаний в области расходов на НИОКР, совокупный бюджет этих компаний на исследования составляет примерно 90% всех соответствующих расходов. Кроме того, 85% приходится на 500 самых крупных корпораций из числа 2500 (Toshiba, Google, Intel, Microsoft, Boeing, Airbus и т. д.)».

«Эффективным сегодня может быть только производство собственного уникального продукта, а не тиражирование чужого. Ещё на рубеже 1970-х—1980-х годов США приняли и успешно реализуют программу «научной лаборатории мира». В рамках этой стратегии они стягивают со всего мира мозги, а взамен продают другим странам лицензии на производство того, что создано в их лабораториях». Экс-начальник Аналитического управления КГБ СССР Владимир Рубанов.

В другом выступлении М.В. Ковальчук дополняет свою мысль утверждением, что «лидерство сегодня обеспечивается технологическим превосходством при поддержке военной силы… Колонизация военная с помощью войск заменилась технологическим порабощением, а при этом объектом колонизации становятся развитые страны…» Военная сила — это и есть технологическое превосходство. В Стратегии научно-технического развития РФ от 2016 года говорится, что она «принимается в условиях, когда первенство в исследованиях и разработках, высокий темп освоения новых знаний и создания инновационной продукции являются ключевыми факторами, определяющими конкурентоспособность национальных экономик и эффективность национальных стратегий безопасности». Система, колонизирующая развитые страны, построена на узурпации развития — не только его результата, но и потенциала в целом: человеческого ресурса, научной школы и т. д. И в этом контексте у нас и современной Германии общий антагонист, несмотря на исторический опыт.

Как сказал в одном из интервью В. Путин: «Я не могу говорить за каждого гражданина нашей страны в отдельности, но в целом уверен, что у нашего народа нет ненависти к современным немцам. Как говорится, время исцеляет раны. И вряд ли правильно было бы винить все немецкие поколения за то, что сделали их предки. Посыпать себе голову пеплом, и бичевать за ужасное прошлое (в котором они даже не жили) до бесконечности нельзя. И хотя мы всегда должны делать выводы из прошлого, помнить его, дабы не допустить подобного в будущем, вводить в него принципы коллективной ответственности тоже нельзя». К тому же нацизм в немецких головах создан при непосредственном участии американских социальных инженеров, типа А. Ли, — так же, как в настоящее время это делается на Украине.

В координатах современности способность к творческому созиданию и технологическое сотрудничество может стать стратегией противостояния против колонизации творческого потенциала. В Германии существует около 750 государственных исследовательских институтов, в которых более полумиллиона научных сотрудников. Руководитель отделения Немецкой службы академических обменов в Москве Грегор Бергхорн отмечает, что по воле Кремля в научной сфере между Россией и Германией царит оттепель. Наибольшее сотрудничество, на которое будет выделены миллионы евро, отводится математике и физике.

Для справки нужно заметить, что Германская служба академических обменов (Deutscher Akademischer Austauschdienst — DAAD) с бюджетом около 356,5 млн евро объединяет 232 немецких вуза. Фонд Александра фон Гумбольдта (Alexander von Humboldt Stiftung) с годовым бюджетом около 72 млн евро целенаправленно занимается поиском иностранных учёных для долгосрочного сотрудничества. Специалист по конкурентной разведке Елена Ларина считает, что «третья производственная революция — это даже не конфликт между промышленным и финансовым капиталом… Финансистам противостоят обладатели знаниевого ресурса, как особая элитная группа». Экс-руководитель британского Управления по финансовому регулированию Адэр Тёрнер, в свою очередь, добавляет, что «четвёртая технологическая революция может привести к тому, что все ресурсы будут сосредоточены в руках компаний-гигантов, у которых есть необходимые знания и навыки для создания софта». Специалисты Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) определили, что глобальная экономика вплоть до 2060 года будет опираться не столько на накопления физического капитала, сколько на технологии, основанные на знаниях, научных исследованиях и разработках. И в таком контексте мы, как народы имеем преимущество, вслед за физиком Ювалом Нееманом, считавшим, что «наука — это ДНК социального вида», экономист Ефрем Майминас вводит понятие СЭГа — социально-экономического генотипа, включающего в себя формы обучения и стимулы к инновациям. В подтверждение процитирую ещё одного известного экономиста.

«Я часто бываю в России и каждый раз меня поражает одна особенность ваших людей: они часто работают не для денег, а ради некой абстрактной идеи. Я не знаю, обязан ли ваш народ этим Советскому Союзу или эта традиция ещё из дореволюционных времён. Но ваше государство и компании должны много сделать, чтобы как-то использовать этот потенциал. В нью-йоркских компаниях работает масса русских математиков. Почему они вынуждены покинуть родину? Отчего вы не можете использовать их таланты у себя? Вот над чем вам нужно задуматься самым серьёзным образом». Нассим Талеб, американский экономист и трейдер, автор книги "Чёрный лебедь. Под знаком непредсказуемости"

Инновационный союз России и Германии обусловлен вхождением в эру новых техноукладов. Немцы занимались добычей каменного угля более 900 лет, в 1698 году у городка Мюхельн, Саксония-Анхальт появилась первая угольная шахта, последние двести лет уголь Рурской области составлял индустриальную и военную мощь Германии, во многом определяя её внешнюю политику. Производство аспирина Bayer и синтез азота BASF были связаны с угольной отраслью, и вот 21 декабря 2018 года была торжественно закрыта последняя в стране угольная шахта Prosper-Haniel. Наступило время поиска новых решений.

Из книги "Новый мировой Фарбен-порядок"

двойной клик - редактировать изображение

Комментарии Написать свой комментарий
21 февраля 2022 в 10:32

А еще в 1976 году отменой золотопаритетности денег были отменены капитализм, социализм, конкуренция и стихийность развития, мальтузианство, кризисы перепроизводства, свободное предпринимательство и много чего еще. Были введены многоуровневое планирование, главное право человека на выпускаемые его деньги, коммунистический способ производства, требующий построения коммунизма и много чего еще.
Мир изменился. И В. В. Путин А. Меркель признали гибель капитализма. Но, как и Д. Перетолчин, в коммунизм не пошли. Вот где ужас!

1.0x