Авторский блог Алексей Анпилогов 00:00 26 мая 2016

Ушедший в вечность

Алексей Мозговой всегда был в первых рядах восставших и сражающихся за свои идеалы
13

23 мая исполнился год со дня гибели Алексея Мозгового, одного из лидеров "Русской весны" в Донбассе, командира легендарного батальона "Призрак".

Для меня Алексей Мозговой навсегда останется символом сопротивления фашизму, символом донбасского восстания. Той самой "Русской весны", которая уже изменила ход истории — как бы ни стремились сейчас облить грязью и смешать с пылью всё то, что было важным и сакральным для людей, поднявшихся на борьбу за свои права и свободы весной 2014-го года в Донбассе.

Алексей Мозговой всегда был в первых рядах восставших и сражающихся за свои идеалы. Удивительно, но безудержный революционный романтизм органически сочетался в нём с совершенно простым, понятным политическим реализмом и чувством предвидения ситуации.

Вспомним первые дни "Русской весны" в Луганске, в которых принимал участие Алексей Мозговой. Начало апреля, первые шаги восстания. Еще аморфная, плохо организованная группа восставших жмётся к двум главным зданиям города — областному совету и комплексу зданий СБУ. Сооружаются наспех импровизированные баррикады, большинство восставших думает, что дело ещё можно повернуть в сторону переговоров с киевской хунтой.

Совсем по-иному в этой ситуации мыслит Алексей: медлить нельзя, надо как можно быстрее захватывать инициативу, формировать ополчение, брать под контроль весь Луганск и другие города области. Он понимает: киевские путчисты не будут медлить и не будут миндальничать с восставшими, но будут стрелять на поражение — сразу и без колебаний. Так и происходит в дальнейшем — уже через два месяца передовые отряды карателей докатятся к северным предместьям Луганска, где их придётся останавливать в тяжёлых боях, а страшные картины разорванных в клочья мирных людей на крыльце Луганской ОГА поставят крест на любых переговорах с киевскими убийцами.

И он не просто агитирует, но действует. Уже через четыре дня после начала восстания он оказывается в Москве, где ищет поддержку восстания. Логика Алексея понятна — Донбасс должен быть поддержан Россией, иначе же — зачем всё начиналось? Многие сейчас считают Алексея приверженцем "независимого Луганска", но это не так. О возможных путях восстания он чётко выразился ещё в конце апреля 2014 года: "В вопросе референдума должно быть лишь два пункта: федерация в составе России, федерация в составе Украины. Всё остальное — это обман".

Не обманывает себя и Алексей. После визита в Москву, во время которого он нашёл лишь косвенную и половинчатую поддержку, он возвращается на Луганщину. Но не в уютный кабинет, а в поле — организовывая под Свердловском тренировочный лагерь ополчения.

Уже в мае 2014-го его отряд пройдёт первое боевое крещение, остановив мутную волну карателей из тербатов в районе Лисичанска. Там как вооружённая сила возникнет "Народное ополчение Луганщины" — будущая бригада "Призрак", командиром которой и станет Алексей. Именно в этих боях выстоит будущая Луганская республика, которая была бы раздавлена Киевом, если бы не упреждающие действия Алексея Мозгового и других полевых командиров.

Само время, казалось, толкало Алексея в спину, двигая его всё дальше и дальше по его пути в вечность. Удивительно, но все его соперники и недоброжелатели, люди, которые его критиковали или ругали, волей-неволей, спустя какое‑то время, вынуждены были делать всё то, к чему призывал Алексей.

Партия "умеренных" во главе с Валерием Болотовым не смогла отсидеться в здании Луганского СБУ — им всё равно пришлось защищать себя с оружием в руках. Не имел смысла и вопрос референдума о "независимом Луганске" — итогом донбасского восстания и в самом деле стал лишь простой выбор: будет ли Донбасс в составе Украины или же в составе России, а всё, что мы видим сейчас, — лишь затянувшийся и истекающий кровью процесс неизбежного выбора.

Оказались пророческими и предсмертные слова Алексея Мозгового. Последним публичным обращением Мозгового перед его убийством "неизвестными силами" стало его открытое письмо к руководству Российской Федерации, написанное им совместно с Павлом Дрёмовым. В этом письме он высказал предложение о создании в России институтов власти, защищающих интересы русских независимо от их гражданской принадлежности, со стратегической целью возвращения русскому народу политической и цивилизационной субъектности.

Такой подход разительно отличается от существующей политики России, в которой "отказ от имперских амбиций" и реальный крах процессов интеграции на постсоветском пространстве стал грустной реальностью. Россия и в самом деле пришла в Донбасс пока что лишь наполовину. Подобно "умеренным" вождям луганского восстания, российские руководители испытывают некие иллюзии о мире с "нашими киевскими партнёрами", надеясь нивелировать историческую миссию России и спрятать её за ничего не значащими формулировками Минского соглашения. Но делать это можно только временно, ровно до тех пор, пока твой враг не мобилизовался и не стал убивать женщин и детей уже на пороге твоего дома.

Мозговой был убит. Как убит был впоследствии и Павел Дрёмов. Но вопросы, поднятые ими в их последнем письме, по-прежнему значимы для всех русских, для всей русской цивилизации. Есть ли русские за пределами России? Есть ли Русский мир за текущими границами Российской Федерации? В чём историческая роль России?

Алексей Мозговой был во многом пророком. И он ушёл от нас в вечность, оставив нас жить с его пророчествами.

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x