Пули из прошлого
Авторский блог Александр Проханов 00:00 23 июня 2016

Пули из прошлого

Разгром великой красной цивилизации, захват её несметных богатств узкой группой либеральных олигархов является колоссальной травмой, которую несёт в себе сегодняшняя Россия. Новое государство Российское, мучительно и сложно взрастающее после катастрофы красной империи, корчится от этих противоречий и травм, испытывает колоссальное давление непрерывных внутренних взрывов. Противники государства Российского пользуются этими разломами, сыплют соль на русские раны, управляют ненавистью, мешают государству обрести полноценную силу и целостность. Государство, мужая, мудрея, выдавливая из себя радикальных либералов, мучительно нащупывает традицию власти. Обретая гармоничную имперскую сложность, стремится сгладить противоречия, срастить переломы, пролить на кровоточащие раны эликсиры примирения, стремится объединить народ вокруг универсальной, понятной, драгоценной для всех национальной идеи, предложить народу общенациональное деяние, в котором забудутся ссоры, сочетаются все усилия.
114

В последнее время часто приходится слышать пугающее утверждение: наше общество кипит неугасимой ненавистью. Все ненавидят всех. Ненависть готова перейти в горячую гражданскую войну. "Откуда, почему? — вопрошают моралисты. — Неужели русский народ — это народ, исповедующий ненависть?".

Нет, русские не исповедуют ненависти. Духовная культура, русская вера, весь русский уклад говорят о любви, о терпимости, об умягчении сердец. Но реальность русской жизни XX и XXI веков опрокидывает эти вековечные устремления.

Весь русский XX век был наполнен трагическими травмами, переломами, вывихами, рассечением исторических линий. XX век — век кровавых рубцов и незажитых ран. Тогда русский народ весь век провисел на дыбе. Царя низложили либералы, и это испепеление государственной власти посеяло лютую ненависть между либералами и монархистами. Большевики опрокинули либералов Временного правительства. Сторонники единой и неделимой России, именовавшие себя белыми, взялись за сабли. Красные вступили с ними в жесточайшую гражданскую войну и разгромили их. По сей день ненависть красных и белых не утихает и ширится.

Мощный еврейский фактор, ворвавшийся в русскую революцию, окрасил её пассионарной жестокостью, породил не утихающий по сей день конфликт между русскими и евреями, конфликт, в котором и ныне сгорают драгоценные социальные энергии. Расказачивание, массовые расстрелы казаков красными комиссарами не забыты казачеством, которое жаждет реванша и возмездия красной эпохе. Раскулачивание крестьян, насильственное, на крови сбивание колхозов — не забыты внуками и правнуками раскулаченных и доныне истекают каплями яда.

Сталинский террор, когда на заклание были пущены отряды ленинской гвардии, сочувствующие им инженеры и военные, когда были расстреляны бунтующие генералы, устрашающим террористическим чисткам подверглись все слои ещё молодого советского общества — этот террор отзывается и сегодня лютым неприятием сталинизма, отвержением Сталина, а вместе с ним — всей сталинской красной эры.

Война в её первые годы породила разрыв в травмированном советском обществе. Власовцы, присягнувшие Гитлеру, бандеровцы, воевавшие под знаменем вермахта, прибалтийские повстанцы, одетые в форму СС, — всё это превращало народ в рубленое кровавое месиво. И только великая Победа, этот священный, политый слезами и кровью алтарь, её огненное светоносное солнце расплавило мёртвые кромки рассечённого на части общества, Победа срастила их, сочетала в великом единстве, образовала новый, светоносный, небывалый в истории России народ. В Победе соединились монархисты и красногвардейцы, белые и красные, священники и атеисты, раскулаченные крестьяне и красные комиссары, узники ГУЛАГа и те, кто их охранял. Победа создала великий сплав советского народа, который поднялся в космос, восстановил разгромленную Родину, покрыл Сибирь, Заполярье, пустыни новыми городами и невиданными заводами.

Это слияние длилось долгие годы, которые были искуплением всех минувших трат и насилий. Но и в эти годы проявляли себя тлеющие в недрах страны разногласия. Они обнаружили себя в литературе. Городская проза со своим глашатаем Юрием Трифоновым, исполненная мучительного тихого страдания, предъявила власти обвинение в истреблении первого поколения революционеров, первой плеяды революционных интеллигентов, которые вначале с триумфом заселили Дом на набережной, а потом погибли в подвалах Лубянки.

Деревенская проза с её кумирами Беловым, Распутиным, Астафьевым предъявила государству страшный счёт за истребление деревни. Вся восхитительная проза деревенщиков — это обвинение государства в жестоком изнасиловании, которому была подвергнута русская деревня и исчахла, изведённая на великих стройках и в военных походах.

Все эти противоречия и социальные травмы, упрятанные в монолит советской идеологии, удерживались и останавливались государством, которое использовало ресурс централизма, ресурс Победы в управлении массивами громадной страны. Когда в сердцевине государства, в её высшей партийной элите возникла задача разрушения страны, на свободу были извлечены и выпущены все микроорганизмы прежних болезней, замурованные в монолит красной идеи. Перестройка — это рациональный проект извлечения из русской истории дремлющих штаммов, взращивание их и превращение в эпидемии. Творцы перестройки, стремясь разрушить советское государство, выпустили на свободу все трагические коллизии истории XX века, сопроводив их и более ранними, наполнявшими нашу историю расколами. Язычники и ранние христиане, старообрядцы и никониане, допетровская Русь и Русь великой петровский империи… И общество погрузилось в четырёхлетнюю свару, в грызню, в непрерывные вопли ненависти, в сведение исторических счётов. Все ненавидели и истребляли друг друга. Церковники истребляли красных богохульников и атеистов. Монархисты гвоздили либералов и жидомасонов. Крестьяне оплёвывали технократов, выпивших все соки деревни. Оскорблённые переселённые народы, вернувшись в свои вековые гнездовья, проклинали Москву и империю. Ленинцы обвиняли сталинистов. Сталинисты и русские националисты клеймили либералов. Вся перестройка — это гигантский оползень, когда государство сходило в бездну.

После крушения красного государства ненависти не убавилось. Победители-либералы, коих было меньшинство, взяли власть в стране благодаря своей изощрённой, блестяще реализованной политике и предательству красных элит. Либералы стремились закрепить свою власть, страшась реванша обманутого, обобранного до нитки народа. Они впрыскивали в народ ядовитые струи ненависти. Провоцировали идеологическую гражданскую распрю, натравливая белых на красных, монархистов на коммунистов.

Всё российское постсоветское общество состояло из трёх фрагментов, напоминавших расколотые льдины. Красный советский фрагмент, самый большой и могучий. Русский национальный фрагмент, который стремительно разрастался. Самый малый либеральный фрагмент, захвативший Кремль. Эти три фрагмента двигались в бушующем море русской современной истории, сталкивались, искрились, на кромках сплавлялись в нелепые быстротечные союзы и вновь разлипались, расходились в разные стороны. И это броуновское движение наблюдается по сей день.

Разгром великой красной цивилизации, захват её несметных богатств узкой группой либеральных олигархов является колоссальной травмой, которую несёт в себе сегодняшняя Россия. Новое государство Российское, мучительно и сложно взрастающее после катастрофы красной империи, корчится от этих противоречий и травм, испытывает колоссальное давление непрерывных внутренних взрывов. Противники государства Российского пользуются этими разломами, сыплют соль на русские раны, управляют ненавистью, мешают государству обрести полноценную силу и целостность. Государство, мужая, мудрея, выдавливая из себя радикальных либералов, мучительно нащупывает традицию власти. Обретая гармоничную имперскую сложность, стремится сгладить противоречия, срастить переломы, пролить на кровоточащие раны эликсиры примирения, стремится объединить народ вокруг универсальной, понятной, драгоценной для всех национальной идеи, предложить народу общенациональное деяние, в котором забудутся ссоры, сочетаются все усилия.

Олимпийская победа собрала в себе рассечённые энергии, позволила почувствовать народу своё единство и несокрушимость. Эта победа была репетицией Крыма. Единение Крыма с Россией было воспринято как ликующее светоносное чудо, дарованное всем: старым и малым, богатым и бедным.

Празднование семидесятилетия Победы, Бессмертный полк, прошедший по Москве, как гигантский крестный ход, вновь пролили в русскую жизнь святую воду, добытую в глубинных недрах русской истории. Это восхитило и сплотило народ, он ощутил себя могучим, единым телом, в котором можно укрыться каждому от своих личных напастей и грядущих мировых опасностей. И это стало прологом грядущего единства. Такое единство может быть достигнуто не за круглыми столами, не на полях стадионов, не в народных шумящих празднествах, а в долгожданном развитии, когда Россия устремится в бурное преобразование, в модернизацию обветшавших заводов, дорог, городов, обветшавших идеологических и моральных схем. Когда она вновь превратится в огромную строительную площадку, где каждому будет место, каждому уготована почётная роль. И над этой стройкой воссияет немеркнущая звезда божественной справедливости, того возвышенного религиозного сознания, в котором все явления народной жизни обретают символическую целостность, где искупаются прежние прегрешения, сращиваются все прежние переломы и разрывы. И русская мечта о братстве, благоденствии, сближении народа, любимой природы и восхитительной культуры — эта мечта обретёт своё воплощение в новой русской победе.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

17 июня 2020
144
2 июля 2020
69
Комментарии Написать свой комментарий
10 июля 2016 в 12:21

-------Юрий Куклин
я Вам напомню, что был такой академик Лысенко, и вот если бы ему платили, как дворнику, возможно, и не было бы такого вреда для науки.
-------
А с чего Куклин взял, что академик Лысенко нанёс вред для науки?

Знает ли Куклин вообще что-либо о научных работах Лысенко?
О растениях которые вывел и районировал президент ВАСХНИЛ Лысенко лично?
Я на 100% уверен ничего не знает, ничего не соображает, но повторяет замусоленную пропаганду.
Вот таков теоретик от потолка Куклин.

11 июля 2016 в 13:54

Статья классная,образы собирательные. Мы стоим на пороге. На пороге чего? В 90 годы,когда всё начиналось, не такой уж я был старый, на собраниях, в статьях на страницах "Красноярской газеты" призывал к отставке Ельцина, критиковал сионизм. Сегодня призываю к отставке правительства Медведева,отмене окончательной приватизации государства; выявить и запретить оффшоры. Принять программу народонаселения с возрождением деревень Нечерноземья и Сибири.
Какая цель преследуется в программе народонаселения: изучение освоения земель, создания русских семей, возможности кормить, одевать и обувать себя с применением современного оборудования. Это даст толчок для развития промышленного производства в городах. Такие возрождённые деревни должны существовать автономно со своими деньгами. Такие деньги в 90 годы были на Берёзовской ГРЭС, назывались "чешинками", которые помогли работникам в трудное время удержаться на плаву.
К сожалению времени у государства для решительных шагов не остаётся.Наш оптимизм зиждется на бурном освоении природных ресурсов и проедании.
На пляже летом сильно прибавилось жирных,и толстых людей. Таких раньше можно было наблюдать в американских городах. Это связано с тем, что в животноводстве в корма добавляют такие специи, что животные дают сумасшедшие привесы, соответственно и люди жиреют и умирают от "бурных" болезней сердца, всевозможных опухолей, сахарного диабета.
Граждане, требуйте отставку правительства Медведева. Только обновлённое на 100% правительство способно решить проблемы.

21 июля 2016 в 16:08

Вот именно: не предательство Горбачёва, а предательтво красных элит разрушило СССР

21 июля 2016 в 16:16

Россия - сияние, сеять, роса,
синь тонкого ситца - её небеса.
Разбитой дорогой ступают босые
двенадцать апостолов, с ними - Мессия.
Приникли к окошкам и город, и весь,
все ждут от идущих каких-то чудес.
Века миновали, туман впереди,
что будет - то будет, надейся и жди.

21 июля 2016 в 16:26

Я возвращаюсь мысленно порой
В старинный Ревель (по-эстонски Tallinn).
Стоял здесь в бронзе, помнится, герой
Над прахом павших. Может быть, слыхали?

Перенесли? Движению мешал?
Ну, фашистюги, пасынки природы!
Наш грозный МИД не раз предупреждал:
Не трожьте славу русского народа!

Нас миллионы. И любой готов
Кричать «ребята, не Москва ль за нами!?»
В отечестве пустопорожних слов
махать всегда горазды кулаками.

С укором сверху мёртвые глядят:
Да, коротки, знать, у потомков руки.
… Когда плюют на бронзовых солдат,
Должны «по праву» утираться внуки.

22 июля 2016 в 05:18

Подобна ханскому безжалостному оку
прореха узкая в слоистых облаках;
и Веспер в черноте её глубокой –
как жало раскалённое клинка.
Туман веков, предания глухие
к нам выползают из кровавой тьмы.
И снова на Руси аркан Батыя,
но ведь Батый сегодня – это мы.

22 июля 2016 в 05:18

Зубцами острыми на горизонте лес
грызёт полено красное заката.
Над ним завис, как будто чёрный крест,
небесный хищник, властелин крылатый.

Звезда к звезде – серебряный насест
для Месяца. В венце своём рогатом
он слушает в смущеньи благовест
поруганных церквей страны распятой.

Всех преступлений нам не перечесть.
Но разве не преступников, когда-то
отнявших у Перуна хлеб и честь
настигла справедливая расплата?

Вот почему, как червь голодный, ест
мою страну двадцатый век, проклятый.
Не принимайте за Благую Весть
звенящий голос гробовой лопаты!

22 июля 2016 в 05:19

К монастырю на колокольный зов
я вышел лесом. За изгибом пашен
горит закат на золоте крестов,
на ветхом камне белостенных башен.
Печаль, безлюдье стороны глухой.
И Спаса лик с иконы над вратами
пытливо вопрошает - свой? не свой? -
пронзительными, жгучими очами.
Увы, своих признать не можешь Ты:
наш мир внутри изломан и порушен,
и в никуда из гиблой темноты
несётся вопль: спасите наши души!
Ты не спасёшь. Столь тяжек груз грехов,
что сил не станет за людей молиться.

Потух закат на золоте крестов
и, заперев ворота на засов,
заснул хронист над чистою страницей.

22 июля 2016 в 05:20

К монастырю на колокольный зов
я вышел лесом. За изгибом пашен
горит закат на золоте крестов,
на ветхом камне белостенных башен.
Печаль, безлюдье стороны глухой.
И Спаса лик с иконы над вратами
пытливо вопрошает - свой? не свой? -
пронзительными, жгучими очами.
Увы, своих признать не можешь Ты:
наш мир внутри изломан и порушен,
и в никуда из гиблой темноты
несётся вопль: спасите наши души!
Ты не спасёшь. Столь тяжек груз грехов,
что сил не станет за людей молиться.

Потух закат на золоте крестов
и, заперев ворота на засов,
заснул хронист над чистою страницей.

22 июля 2016 в 05:21

Простите, выше - сбой.

22 июля 2016 в 05:22

НОВЫЕ СЛОВА
К СТАРИННОМУ РОМАНСУ

Гори, гори, моя Звезда,
Звезда неугасимая!
В твоём сиянье Русь единая
да будет на земле всегда.

Когда Отчизны ночь ненастная
повсюду сеет боль и страх,
светило яркое, прекрасное,
пылай в мятежных облаках!

Звезда и мирная, и ратная,
прошедших и грядущих дней,
молю, дай силу благодатную
и веру дай душе моей!

И пусть я землю опалённую
в свой срок покину навсегда,
ты над Россией обновлённою
гори, сияй, моя Звезда!


22 июля 2016 в 05:23

Пояснения:

Сочинеение А.Проханова невольно вызывает поэтические образы Родины.

22 июля 2016 в 05:26

Призываю читателей откликнуться здесь. Завтра, к сожалению, этот замечательный материал А.Проханова уйдёт. Проводим достойно на "топе" рубрики.

22 июля 2016 в 11:27

Воспрянь надеждой, Третий Рим,
взбодрись, не упивайся болью!
Смотри: поднялся гордый Крым,
за слово русское, за волю.

22 июля 2016 в 11:28

Разменной картою в игре
самовластительных плебеев
был Крым цветущий. Этот грех,
дай Бог, нам смыть с души скорее.


22 июля 2016 в 11:29

Гадали хмуро, чья возьмёт,
Стамбул иль Киев? Иль потопом
бездушных «ценностей» зальёт
наш край бесполая Европа?

22 июля 2016 в 11:29

Казалось, век пройдёт, как миг,
под властью мстительной, чужою;
забудет Крым родной язык,
забудет имя родовое.

22 июля 2016 в 11:30

И адмирала гроб святой,
курган Малахов, дважды славный,
и Крест Андреевский, косой,
и Столб над бухтою державной.

И Севастополь, южный страж,
задвинет злоба в тень забвенья;
отъятой Таврии мираж
растает призрачным виденьем.

22 июля 2016 в 11:30

Но страхи все, сомненья, сон,
тяжелый, как могильный камень,
исчезли вдруг. Со всех сторон
зовёт труба на поле брани.

У нас отечество одно
для христиан, детей Аллаха.
Нам Высшей Силой не дано
Бежать от чужаков со страха.

22 июля 2016 в 11:31

Пусть у подножия Карпат
ублюдки, новые фашисты
«героев» славят и грозят
Русскоязычный край зачистить.

Не по зубам им крепость Крым,
с её солдатами-сынами.
Гордись же ими, Третий Рим,
и обещай: Москва за вами!

22 июля 2016 в 12:34

...И снова на Руси аркан Батыя,
но ведь Батый сегодня – это мы.

* * *
...Увы, своих признать не можешь Ты:
наш мир внутри изломан и порушен,
и в никуда из гиблой темноты
несётся вопль: спасите наши души!
Ты не спасёшь. Столь тяжек груз грехов,
что сил не станет за людей молиться.

22 июля 2016 в 12:36

* * *
Гори, гори, моя Звезда,
Звезда неугасимая!
В твоём сиянье Русь единая
да будет на земле всегда.

22 июля 2016 в 22:51

Я с детства полюбил печальные дворы церквей заброшенных.

22 июля 2016 в 22:52

За ржавою калиткой, с поломанным замком, булыжная дорожка, истёртая ногами богомольцев, ведёт к высокой паперти.

22 июля 2016 в 22:52

Над нею, в портале сером, створки ветхой двери закрыты наглухо. За ними слышен шёпот и вздохи, и шаги…

22 июля 2016 в 22:53

И, сразу присмиревший, иду вкруг храма к выпуклой стене апсиды, что глядит сквозь мутные века на солнечный восход решётчатой бойницей,
с остатками стекла цветного.

Тихо здесь, и травы гуще, и кривая липа в старушечьей дремоте неподвижна.

22 июля 2016 в 22:53

И чёрный крест на крыше византийской плывёт навстречу белой плащаницы высоких облаков.

22 июля 2016 в 22:54

Как сладостно лежать, раскинув руки, подогнув колени, в траве сухой. И вдруг услышать сердцем всех, кто затих с молитвой на устах.

22 июля 2016 в 22:55

Бывает, чьё-то имя мшистый камень, изъеденный, как оспою, дождями, ещё прошепчет с грустью, запинаясь. Но чаще память о почивших в Бозе мертва…

22 июля 2016 в 22:55

А может, не было их вовсе? И нет меня? И никогда не будет?

22 июля 2016 в 22:56

И всё то дивное – витраж и крест чугунный, и облака, и запах разнотравья, и дальний звук, невнятный и протяжный, весь мир предметный видимой Вселенной, и души, оживившие пространства, - лишь краткое виденье Демиурга, оставленное им без воплощенья?

22 июля 2016 в 22:56

Так проба неудачная пера летит в камин, и до того, как станет в одно мгновенье прахом, горстью пепла, все образы её живут и помышляют о вечности…

22 июля 2016 в 22:57

И чествуют Творца.