Сообщество «Историческая память» 16:37 8 июля 2020

Укрепление Святого Духа

Открытие памятного знака в честь основания укрепления «Святого Духа», с которого отсчитывает свою историю адлерский район города Сочи, вновь вызвало дискуссии о событиях Кавказской войны.
1

30 июня в адлерском районе города Сочи был открыт памятный знак в честь закладки укрепления «Святого Духа», которая состоялась 18 июня 1837 по старому стилю. Город Сочи – наследие Кавказской войны, самой долгой в истории России. Поселения, которые стали впоследствии районами Большого Сочи, начиная с Адлерского и заканчивая Лазаревским, возникли с 1837 по 1839 гг.  как цепь укреплений, входивших в состав Черноморской береговой линии. На следующий год после основания укрепления «Святого Духа» был заложен «Форт Александрия» на территории нынешнего Центрального района. В 1839 г. были основаны еще две крепости – «Форт Головинский» и «Форт Лазарева».

Закладке каждого из укреплений предшествовал морской десант и схватка с отрядами местных племен —  садзов-джигетов, убыхов, шапсугов, которых русские собирательно именовали черкесами. В бою, завязавшемся после высадки десанта 7 июля 1837 г. на адлерском мысу, пал писатель Александр Александрович Бестужев-Марлинский. Декабрист Бестужев был переведен из сибирской ссылки на Кавказ в действующую армию по собственной просьбе в 1829 г. В декабре 1836 г. Бестужев подал прошение на имя новороссийского генерал-губернатора графа Воронцова о переводе «в какой-либо полк, в рядах которого можно положить голову с честью» (1). Прошение удовлетворили, Бестужев был прикомандирован к Грузинскому гренадерскому полку, который участвовал в десанте на адлерском мысу. Находясь на фрегате «Анна», Бестужев перед боем составил завещание, написал прощальные строки матери, остальным родственникам и друзьям. Погиб Александр Александрович, попав вместе с двумя солдатами в засаду среди густого леса. Горцы сначала ранили его двумя пулями в голову и в ногу, а затем изрубили шашками. Тело декабриста не нашли, а через несколько дней после боя в одном из аулов у убитого убыхского муллы был обнаружен перстень Бестужева и пистолет, который также, скорее всего, принадлежал ему. Род Бестужевых существует по сей день, соединяя живыми узами прошлое и настоящее, позволяя ощутить противоречивость и драматизм нашей исторической судьбы, в которой порой отторжение верховной власти сочетается с жертвенным служением отчизне. На церемонии открытия памятного знака присутствовала представитель рода Бестужевых, праправнучка Николая Бестужева, родного брата декабриста, — Светлана Владимировна Опар.  

Художник-дизайнер Сергей Николаевич Сорокин сумел найти изящное художественное решение столь нетривиальной задачи как создание монумента, увековечивающего основание населенного пункта. Памятный знак представляет собой исторический чертеж укрепления «Святого Духа», превращенный в трехмерную панораму. Макет укрепления воспроизводит условные обозначения, нанесенные на план и данные о масштабе, миниатюрный форт вписан в ландшафт, помогая воображению вдумчивого наблюдателя перенестись на сто восемьдесят три года назад, чтобы увидеть грозные очертания «правильного Пентагона с пятью выдающимися бастионами» (2) на правом берегу реки Мзымты. Композиция выгодно отличается от многих современных памятников, которые грешат против чувства меры, то превращая историю в триумф казенщины, то низводя ее до дешевого рекламного китча.

История Сочи сложна и противоречива как всякая настоящая история. Кавказская война официально окончилась 21 мая 1864 г. по старому стилю на поляне Кбааде, нынешней Красной Поляне, которая у большинства наших соотечественников ассоциируется с лыжным отдыхом зимой и высокогорными прогулками вдали от прибрежного зноя летом. Раскаты той далекой войны звучат до сих пор. Не в шипении ядер, не в свисте пуль, а в словах.  Слова бередят историческую память потомков, сражавшихся каждый за свою правду, слова ранят, исцеляют, отравляют, врачуют… Слова полные обиды и торжества, слова лести и коварства, слова мудрости и примирения. Державы, которые сегодня, как и полтора века тому назад, не хотят, чтобы на Черноморском побережье Кавказа царил мир, чтобы потомки храбрецов, разведенных историей по разные стороны, мирно жили бок о бок, честно смотрели в глаза друг другу, чтили своих и уважали чужих героев, используют журналистику как оружие. Чтобы ни говорили о свободе прессы и независимых репортерах, журналистика сегодня — это продолжение войны другими средствами. Так стоит ли удивляться тому, что каждая памятная дата, каждое памятное событие, связанное с Кавказской войной, становится поводом для подстрекательства к вражде? Не стало исключением и открытие памятного знака в честь закладки укрепления «Святого Духа» — будущего Адлера. 1 июля 2020 г. на сайте издания «Кавказ. Реалии» появилась статья «Новый памятник в Адлере вызвал возмущение черкесской общественности» (3). Как часто бывает в подобных публикациях, если факты противоречат идеологическому замыслу, тем хуже для фактов. В статье приводятся слова шапсугского старейшины Руслана Гвашева: «В Адлере стоит «Скульптура золотой рыбке», а памятника убыхам нет». А ведь памятная стела ушедшим убыхам, есть, создана она Зурабом Церетели и располагается в самом центре Адлера (4). Авторы статьи должны были это знать и исправить ошибку, допущенную Р. Гвашевым. Но смысл подобных статей не в достоверности, а в обвинительных вердиктах. Например, таких: «Черкесские организации считают геноцидом действия Российской империи в отношении своего народа в 19 веке». Или: «Представители черкесской общественности не раз выражали возмущение установкой подобных памятников на территории их исторического проживания и обозначали действия властей как продолжение дискриминации народов, проживающих в России».

Эмблема «Радио Свобода», красующаяся на сайте издания «Кавказ. Реалии» служит более чем достаточным объяснением подобного упрощения и спрямления истории. Это все та же политика западных «партнеров», которые именем «свободы» устраивают кровавую помойку всюду, куда дотянутся щупальца их журналистов, шпионов и военных советников. В XIX веке горцы слишком поздно осознали подлинные намерения западных эмиссаров, дливших кровопролитие тщетными обещаниями помощи и использовавших черкесов как пушечное мясо в борьбе с Россией. С Россией, для которой Кавказ был отнюдь не колонией, как часто утверждают, а жизненно важной естественной границей. Один из таких эмиссаров, Фонвилль, в 1864 г., бежавший от русских войск в Турцию на турецкой кочерме из селения Вардане, писал в своих заметках, что «ненависть находившихся на судне убыхов-эмигрантов была к европейцам так велика, что он уже не надеялся остаться в живых. А при приближении русского крейсера (к счастью не ставшего их преследовать) он понял по взглядам убыхов, что сейчас будет сброшен с грузом на шее». (5)

Западные аналитики прекрасно понимают, почему Россия расширяла свои территории, и, если перед ними не стоит задача пропагандистского характера, откровенно в этом признаются. Так, аналитик американской частной разведывательной кампании «Стратфор» Л. Гудрич пишет: «...Российские сердцевинные земли, протянувшиеся от Санкт-Петербурга на юг через Москву до Поволжья, представляет собой цепь равнин, что делает их отовсюду уязвимыми. Это вынуждает Россию расширять границы и влияние, чтобы создать буферную зону между собственными сердцевинными землями и соперничающими державами региона. Как гласит знаменитое высказывание Екатерины Великой: «У меня нет другого способа защиты моих границ, кроме их расширения». (6)

Вспоминая о причинах и особо мрачных эпизодах Кавказской войны, мы не станем уподобляться западным «партнерам», которые представляют дело так, будто ведут войны всегда лишь за жизнь, свободу и стремление к счастью, попутно, правда, истребляя аборигенов и завозя на отнятые у коренных жителей земли чернокожих рабов. Мы не станем утверждать, что Российская империя пришла на Кавказ для того лишь только, чтобы положить конец работорговле и набегам горцев, хотя и эта причина тоже выставлялась. Обратимся к книге пусть и либерального, но все же уважающего факты автора Якова Гордина «Кавказская Атлантида. 300 лет войны». Он отмечает, что историки, изучавшие проблему работорговли среди горцев, «писали о широкомасштабной охоте за людьми, которая была важным фактором в экономике горских обществ. Особенно страдала Кахетия от набегов джаро-белоканских лезгин, которые ежегодно уводили для продажи в рабство через турецких, а иногда генуэзских посредников тысячи людей». (7) Конечно, Россия воевала на Кавказе сорок семь лет не из гуманитарных соображений, но эта война не была и колониальной, потому что Кавказ, в отличие от колоний западных держав, не доставлял экономических выгод. Участник войны Ростислав Фадеев в 1860 г. писал в книге «Шестьдесят лет Кавказской войны»: «Страны, составляющие Кавказское наместничество, богатые природою, поставленные в удивительном географическом положении для высокого развития в будущем, все-таки с чисто экономической точки зрения, независимо от других соображений, не могли вознаградить понесенных для обладания ими жертв». (8)

Основную причину Кавказской войны следует искать в соперничестве между Британской и Российской империями. Отсутствие естественных границ на юге, угроза создания там враждебных государств, ориентирующихся на Британию, подрывала безопасность России. «Чье бы влияние ни простиралось на эти страны, — читаем в книге Р.А. Фадеева, — (между которыми были земли без хозяина, как, например, весь Кавказский перешеек), оно стало бы во враждебные отношения к нам… Если бы горизонт России замыкался к югу снежными вершинами Кавказского хребта, весь западный материк Азии находился бы совершенно вне нашего влияния и при нынешнем бессилии Турции и Персии не долго дожидался бы хозяина и хозяев. Южные русские области упирались бы не в свободные воды, но в бассейны и земли, подчиненные враждебному влиянию. Если этого не случилось и не случится, то потому только, что русское войско, стоящее на Кавказском перешейке, может охватить южные берега этих морей, протянувши руки в обе стороны». (9)

Какая держава в подобных условиях отказалась бы от покорения Кавказа? Никакая. Обвинять Россию в завоевании этого края столь же бессмысленно, как обвинять горцев в набегах и работорговле. Образ и условия жизни навязывали свою логику действий тем и другим. В «Путешествии в Арзрум» А. С. Пушкин объяснил, почему не получится договориться с горцами мирно: «Кинжал и шашка суть члены их тела, и младенец начинает владеть ими прежде, нежели лепетать. У них убийство – простое телодвижение… Недавно поймали мирного черкеса, выстрелившего в солдата. Он оправдывался тем, что ружье его слишком долго было заряжено. Что делать с таким народом?». Ответ очевиден: либо уходить, либо побеждать. Уйти Россия не могла. Пришлось побежать. Российская империя оказалась сильнее горцев, но победила честно. Шамиль будто бы часто повторял: «Если бы я знал, какая Россия большая и могучая страна, я никогда бы против нее не воевал». И возможно то же самое сказали бы Хаджи-Берзек Керантух, Эльбуз Хапакх, Хаджи Бабуков, Измаил Баракай и другие предводители черкесов, если бы не Фонвилль и другие западные подстрекатели, которые делали свое черное дело в девятнадцатом веке также, как сегодня делают его издания вроде «Кавказ. Реалии». Если бы причерноморские черкесы изъявили покорность до 1862 г., когда их выселение на Кубань под надзор казаков либо в Турцию, было делом решенным, то, возможно, они остались бы на своих землях как абхазы и другие народы Кавказа. Не было у России намерения ни уничтожать горцев физически, ни ассимилировать их культурно. Обвинение Российской империи в геноциде или этноциде – это такая же карикатура на историю, как и изображение черкесов, этих гордых воинов, вызывавших восхищение даже у врагов своей храбростью, исключительно в образе беззащитной жертвы. Подобные пасквили годны разве что для декадентской публики мегаполисов, но не для людей, обладающих храбростью и достоинством, умеющих побеждать и достойно проигрывать.

Решение о выселении горцев Западного Кавказа, подготовленное «Кавказским комитетом», вступило в силу после «высочайшего утверждения» в мае 1862 г. и действительно было исполнено с невероятной суровостью. Объясняется это не колониальными устремлениями правительства, а опытом, вынесенным Россией из поражения в Крымской войне 1853 – 1856 гг. с европейскими державами, в первую очередь Великобританией и Францией.

«Иностранцы начали заверять горцев, — пишет краевед Ворошилов, — что скоро им на помощь придут войска европейских держав, которые объявят России войну. (…) Учитывая сложившуюся обстановку на Западном Кавказе, внутреннее положение в самой России и ожидание новых столкновений с Турцией и европейской коалицией, царское правительство принимает решение о завершении Кавказской войны в кратчайшие сроки, к весне 1864 года». (10) Воображению российских стратегов рисовались иностранные десанты, высаживающиеся на черноморское побережье Кавказа и усиленные воинственными горцами. Отсюда спешка, которая заставила русское командование забыть о человечности, отсюда душераздирающие сцены вынужденного переселения в Турцию, когда, по словам очевидца, «живым и здоровым некогда было думать об умирающих; у них самих перспектива была неутешительнее; турецкие шкиперы, из жадности, наваливали, как груз, черкесов, выбрасывали лишних за борт при малейшем признаке болезни». (11) Отсюда и ужасающая скорость, с которой сжигали поселения, чтобы ушедшим черкесам некуда было возвратиться: «Только за один день 12 марта колонной русских войск подполковника фон Клюгенау в долине реки Аше было уничтожено более ста аулов». (12)

Да, такое не забывается и через триста лет. Но верно и другое. Невозможно вернуться ни в 1837, ни в 1864 год, невозможно вычеркнуть все, что произошло за эти полтора столетия  и начать историю с чистого листа. Невозможно вычеркнуть ни подвигов Хаджи-Берзека Керантуха, ни героизма Бестужева-Марлинского, ни жизни бок о бок поколений адыгов и переселенцев, которые родились в Сочи и у которых нет другой родины кроме Черноморского побережья Кавказа. За полтораста лет люди, живущие на этой благословенной земле, слишком хорошо узнали друг друга, чтобы не понимать, что они стали одним целым. Можно ли поссорить эту семью, в которой соединились люди 110 национальностей? Конечно. Собственно, для этого и нужны россказни о «дискриминации народов, проживающих в России». Но это уже будет совсем не та вражда, которая позволила в 1864 г. командующему Даховским отрядом генерал-майору Гейману безжалостно вытеснять горцев и которая побуждала Хаджи-Берзека Керантуха к отчаянному сопротивлению. То была вражда людей разной культуры, чуждых друг другу. Нынешняя вражда, если бы она вдруг вспыхнула под воздействием коллективного безумия, разрушила бы человеческие отношения, благополучие и красоту, которые создал совместный труд поколений.

Обо всем этом нужно помнить, размышлять и честно говорить друг с другом. Не замалчивать, не заметать под ковер. В этом отношении примечателен следующий абзац стать издания «Кавказ. Реалии»: «"В июне 1837 года русские солдаты и офицеры вели ожесточённый бой с горцами. Тогда от вражеской пули погиб поэт-декабрист Александр Бестужев-Марлинский", - говорится в сообщении администрации Сочи 30 июня». Попытка перейти по ссылке к сообщению администрации Сочи заканчивается уведомлением: «Элемент не найден!» (13) Вот так поступать не надо. Памятные знаки ставить надо, чтить своих героев и скорбеть о трагедии коренного народа, с которым ты делишь родную землю надо, честно смотреть в глаза другу надо, и даже спорить надо, а извиваться в припадке политкорректности, вызванном в том числе статейками во враждебной прессе — не надо. В Адлере есть стела в память ушедшим убыхам, и с 30 июня 2020 года есть памятный знак в честь основания укрепления «Святого Духа». Оба монумента хранят память о нашей общей истории. Так и должно быть.

(1)Ворошилов, В.И. История Убыхов (Очерки по истории и этнографии Большого Сочи с древнейших времен до середины XIX века). — Майкоп, 2006. С. 179.

(2)Там же, с. 183.

(3) https://www.kavkazr.com/a/30700299.html

(4) https://vk.com/sochidates?w=wall-2409612_34647%2Fall

(5) Ворошилов, В.И. История Убыхов. С. 311.

(6) Goodrich L. Russia Falls Into Old Habits // Geopolitical Weekly, October 25, 2016

(7) Гордин, Яков. Кавказская Атлантида. 300 лет войны. М.: Время, 2011. С. 12, сноска 1.

(8) Р.А. Фадеев. Шестьдесят лет Кавказской войны. С. 2. Цит. по.:  Гордин, Я. Кавказская Атлантида. С. 25.

(9) Р.А. Фадеев. Шестьдесят лет Кавказской войны. С. 8-9. Цит. по.:  Гордин, Я. Кавказская Атлантида. С. 27.

(10) Ворошилов, В.И. История Убыхов. С. 302-303

(11) Дроздов И. Последняя борьба горцев на Западном Кавказе. Кавказский сборник, Т. II. – Тифлис, 1877. Цит. по: Ворошилов, В.И. История Убыхов. С. 331.

(12) Ворошилов, В.И. История Убыхов. С. 309.

(13) https://sochi.ru/press-sluzhba/novosti/66/154455/

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
8 июля 2020 в 21:35

Перекликается с высказыванием Екатерины Великой высказывание государственника и монархиста Бориса Никольского:
"Наша история завоевательна: мы ищем границ. Наша политика бескорыстна: мы ничего не ищем за границами... Мы призваны быть «третьими», вносящими равновесие."
Народы Кавказа должны понять, что существовать независимо они не могут - не Россия, так Турция или Британия, и Россия - не худший вариант.