Авторский блог Евгений Фатеев 11:30 6 ноября 2020

Украинский урок. Герои всегда проигрывают

сегодня нужно играть и жить на противоходе
3

Герои всегда проигрывают. Герои выходят в чисто поле и перемогают супостатов в жестоком бою. Герои – это настоящие воины.

Герои – это люди с честью. Они бесстрашны. Они не боятся смерти и всегда готовы умереть. Они существуют на каком-то особенном накале. Им присуще особенное каление. Герои – очень яркие люди, которых не очень любят многочисленные «серые». Герои великодушны. Они способны уважать поверженного врага. Герои не добивают проигравших. Герои очень сосредоточены на себе. Герои блюдут себя. Иногда кажется, что они в каждом своем поступке уже проигрывают будущие трактовки, они даже в самом сиюминутном настоящем взаимоотносятся с временем, они живут-пишут собственную биографию, но герои всё равно проигрывают.

Герои всегда проигрывают. Таков неумолимый закон социальной природы. Герои очень серьёзно относятся к себе и происходящему вокруг. Им не с руки играть. А с ними играют. А их играют. В нашем земном мире всё – игра. И это игра когда по-крупному, а когда и по-мелкому. Игра – это вообще очень серьёзно, а потому в игре нельзя вести себя слишком серьёзно. А герои очень серьёзны. Они придавлены грузом чести. Вообще люди чести, коими являются настоящие герои, всегда проигрывают, потому что нет ничего более предсказуемого, чем дороги славы и пути чести. В больших играх люди чести безоружны по причине своей предсказуемости.

Герои настолько сосредоточены на главном, на собственных счётах с бытием и экзистенцией, что со стороны это кажется некоторым высокомерием и даже неряшливостью к деталям. Герои неряшливы на серых полях повседневности. Героям противопоказана повседневность. Герои не очень умеют иметь дело с повседневностью. Для них она пресна и скучна. В повседневности можно увязнуть. И те, кто умудряется быть счастливым в болоте повседневности, вызывают недоверие и недобрые подозрения. Герои не умеют ткать пряжу повседневности. Герои любят праздник битвы, противостояния. Повседневность убивает их.

А ещё герои почти всегда бывают одни. Их соратники и боевые друзья всегда куда-то деваются, пропадают из вида, рассасываются. И о боевых друзьях до героев доходят скудные весточки. Боевые друзья героев всегда отстоят от них на огромных расстояньях. Наверное, такие расстояния и дистанции необходимы для того, чтобы сами по себе созревали и наливались соком новости и вести, которые потом упаковываются в небольшие и помещающиеся в карманы неутомимого путника тексты.

А вообще герои всегда одни. Людям негероическим всегда очень неуютно рядом с героями. Простые и негероические люди ищут то, что глубоко противно и противоположно настоящим героям. Негероические люди любят неспешное и сытое существование, покой и предсказуемость, уют и комфорт, общение с домашними и друзьями… А героям всего этого мало. А потому герои всегда одни. А потому герои всегда проигрывают.

Герои всегда проигрывают. Если они выигрывают схватку, то обязательно проигрывают битву. Если они выигрывают битву, то проигрывают войну. Если выигрывают войну, то проигрывают нечто большее, какие-то более длинные и долгие истории. В последнее время все вдруг решили отменить время, победить время, изгнать время. Все поют осанну не очень понятным, но чаемым «здесь и сейчас». Смешное время никуда не делось. Просто оно позволило себя обыграть. Просто время бывает разным. Есть вспышка «сейчас», есть рождающееся на твоих глазах, заваривающееся и чреватое будущим, но всё же более или менее предсказуемое «завтра», а есть уже совершенно непонятное, полное удивлениями и парадоксами «потом или после». А есть совсем длинное время, которое и есть собственно время, непредсказуемое, Другое, которое существует и складывается по каким-то своим и неведомым нам законам. И вот во всех этих разновидностях времени герои всегда проигрывают. Во всем, что находится вне досягаемости вооруженной смертоносным мечом руки, герой обязательно проигрывает. И чем дальше, тем больше. И в итоге герой оказывается никаким не героем. Память о нём выдыхается и испаряется. В своих взаимоотношениях со временем герой оказывается абсолютно беззащитным. Какие-то серые люди вдруг низвергают героев и назначают героями каких-то странных людей, которые никакими героями при жизни не были.

Россия всегда была страной великих героев. Россия сама – это страна-герой. Мы несем бремя героизма. Героика – наша участь. Россия – герой-неваляшка, который умудрился уже более тысячелетия протаскивать свою государственность сквозь испытания временем. Но сейчас на дворе играются такие серьезные и крутые игры, что нам необходимо научиться выигрывать. И не для разнообразия, а для и во имя выживания.

Сегодня очень много говорят о нашей хронической институциональной недостаточности. И это справедливо. Стране героев просто необходимы институты. Мы живём до сих пор в институционной пустыне. Или почти пустыне. Наши герои вечно проигрывают. Всем миром нам приходится их отстаивать ценой неимоверного напряжения усилий.

Героизм – это такая сырая цивилизационная пища. Мы скармливаем нашей истории и цивилизации сырое мясо героизма. Героизм плохо усваивается цивилизационным организмом. Нам пора побаловать его варёным. И это не будет предательством нашей цивилизационной матрицы. Напротив. Наше историческое и обще-цивилизационное пищеварение начнёт работать лучше.

Опыт украинского майдана навёл меня на несколько размышлений, которыми я хотел бы поделиться с читателями. Хочу сразу предупредить о том, что не всем эти размышления понравятся. Ещё мне хотелось бы попросить читателей быть хотя бы на толику сложнее и выпасть из логики героической победы, перестать быть героями-читателями. А чтение тоже может быть героическим, всепобеждающим. Здесь будет скорее вызов и приглашение подумать и аргументированно поспорить.

1. Нам просто необходимо осваивать науку, искусство и таинство институционного девелопмента. Нас никто не учит строить институты. Нас никто не учит внутри-институционному существованию. В каждом русском живет эдакий маленький, операционный герой, которому буквально противопоказано институционное существование. Даже сегодняшнюю, якобы праадвинутую городскую хипстоту не учат ни институционному девелопменту, ни внутри-институционному существованию. Всяческие шарлатаны-коучи, обучающие всевозможным дуростям личностного роста и материального благополучия, как бы подразумевают способность человека построить институт, или вписаться в институт. Но это не получается у человека само собой. Этому нужно учиться, хотя этому никто и не учит.

2. Нам, русским, героям по натуре, как-то особенно не дается внутри-институционное существование. В нас не изжит эдакий врождённый институционный Юрьев день. Мы глубоко неверны как собственным институциональным творениям, так и институтам, созданным без нас и до нас, и даже для нас. Нам глубоко претит «внутри-институционный конформизм», без которого не способен существовать ни один институт. Нам западло соглашаться. Мы больны дурным, бесплодным и разрушительным институционным нонконформизмом. А потому мы безумно слабы и мало-конкурентоспособны.

3. Мы, русские, очень нетерпеливы. Мы не понимаем, что у созданного института есть своя судьба. Мы часто не даем институту времени просто побыть, стать. Мы очень легко сжигаем институты в безжалостной  топке цели. Чаще всего дурно определенной и сформулированной цели. Мы меняем институты как перчатки. Мы не боремся за них. А они не помогают нам. Не умножают нашу силу.

4. У героев есть один большой недостаток – честь. Во-первых, люди сегодняшние уже не очень понимают, что это такое. Само жизнеустройство сегодня абсолютно противоположно чести. Мы живем в абсолютно без-честные времена. Сегодняшняя большая, мегалитическая всемирная публика уже просто не умеет читать честь, распознавать ее. Во-вторых, человек с честью не готов к игре. Человеку с честью абсолютно противопоказана игра. Человек с честью невероятно, до скуки и зевоты предсказуем. Мы живём во времена саморазоблачения игр, в которые уже многие века играют люди. Какое-то время игры умудрялись, прикидываться чем-то природным и естественным. Сегодня уже не так. Сегодня вскрывается игровая природа экономики, игровая природа политики. Герои же слишком серьёзны. Герои серьёзны какой-то плоской, однозначной серьёзностью, без которой просто невозможно, осознанно умереть. В игровом обществе, в игре возможно несколько жизней. В большой игре не допускается, дисквалифицируется смерть. В некотором смысле, герои рождают, порождают смерть. Герои не боятся смерти. Бизнес героев – смерть. Бизнес героев – победа, которая всегда смерть. Смерть игры.

5. Действительно герои пребывают в логике победы. Победы и порождают героев. Вообще герои хорошо вписываются в драматургическое (по законам драмы) и даже водевильное восприятие большой публикой Истории, случающихся здесь и сейчас событий. Окончательная победа – это то, на что способны Империи, в воздухе которых очень хорошо дышится героям. И публика нуждается в победах. Она и призывает героев к победам. Причем публика не способна отличить настоящую победу от спектакля победы. Разумеется, публика всегда живёт не только один раз, но и впервые. Публика даже не способна распознать вечно повторяющийся блюз хэппи-энда. Большая публика пребывает в логике победы, как и её герои. А потому они вместе всегда проигрывают. Публика не способна к большой и продолжительной игре, которой буквально противопоказаны победы, которые сужают игровое поле, пространство игры. Героический дискурс для описания, на самом деле, игровой реальности, совершенно не подходит. В этом корень какой-то странной сегодняшней нашей некоммуникабельности.

6. Игра всегда сопровождается, управляется очень особенной логикой – институциональной логикой. В игре не только добро не совсем всамделишное и настоящее, но и зло там такое же. В игре у мастеров игры очень особенная институционная над-логика. Мета-этика, мета-логика, которая непереносима и даже нетерпима для героической души. Эти логика и этика не должны озвучиваться и присутствовать в медийном, публичном пространстве. Это нужно ещё и потому, что тогда станет ясно, что героев играют. Играют не по-водевильному, а гораздо глубже, фундаментальнее. Герои вообще хорошо играются. И выбранный как герой, Зеленский вдруг оказался в такой игровой реальности, что становится как-то по-особенному грустно. Оказывается, всенародно избранные герои хорошо, на раз и как дети, как смирные зайчики, играются неведомыми или ведомыми кем-то.

Что же делать сегодняшним людям, которых буквально и методично отучивают от способности к институционному существованию? Фриланс – становится ключевой метафорой современности, фриланс становится именем сегодняшнего нового варварства, новой социальной деградации.

Сегодня человеку необходимо или делать, или быть готовым делать всё противоположное тому, к чему его призывают. Нужно играть и жить на противоходе. Нужно меньше верить в героев и надеяться на героев. Нужно вспоминать о своих способностях к солидарности. Нужно побороть в себе гордыню и, преодолев страх смерти, посвящать себя строительству и созиданию того, что мы не увидим при жизни. Нам нужно опять учиться доверять и доверяться. И вообще нужно как-то кучковаться, сбиваться в институциональные стаи. По одиночке в дивном новом мире мы просто не выживем.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
6 ноября 2020 в 04:58

В теории игр, различают два вида. Игра на выигрыш (скажем в пристенок) и ролевая игра ( скажем в дочки-матери).

Герой не проигрывает, герой - жертвует. Это принципиально.

7 ноября 2020 в 10:14

Статья интересная, есть о чем поразмышлять. Спасибо.

10 ноября 2020 в 11:37

Герои настолько сосредоточены на главном. Герои не очень умеют иметь дело с повседневностью. Для них она пресна и скучна.

++++++ Всё правильно, но слишком длинно.
И это всё идёт от миллионов лет, от природы. В группе,
В стае 31% альтpуистов. Альтpуисты будут всю жизнь вкалывать и жеpтвовать собой, защищая стадо.
Например, если дело к войне, то мальчиков рождается больше.
Эти паpни - боевики-джигиты, котоpые замечательно ведут себя на войне, пpи опасности. 'настоящие парни проверяются только в бою, в разведке'. Но им там просто хорошо, они оживляются, обновляются.
У них бойцовский хаpактеp, но эти геpои специально пpедназначены для боpьбы, для защиты стаи. В миpной жизни они невыносимые гpубияны и пьяницы, хотят себе каких-то прав, требуют равенства.

1.0x