Авторский блог Андрей Ведяев 01:24 8 марта 2021

Три жизни Марии Фортус

О невероятной судьбе советской разведчицы Марии Александровны Фортус
3

Накануне Международного женского дня 8 Марта мне хотелось бы рассказать не о представительницах гламурного века, которые под жупелом равноправия маниакально лезут в инстаграмы и политику, а о невероятной судьбе женщины, посвятившей себя делу революции и борьбе за права трудового народа, хотя сама она происходила из богатой семьи банкира. О Марии Фортус мы много говорили с Ильей Родимцевым – сыном легендарного «генерала-отвага» Александра Ильича Родимцева, героя Сталинградской битвы, который свою первую Золотую Звезду Героя Советского Союза за № 57 получил за Испанию, где он под псевдонимом «капитан Павлито» сражался на стороне республиканцев, принимал участие в обороне Мадрида, в битве при Хараме, в боях у Бруэты, в Теруэльской и Гвадалахарской операциях, проявив при этом чудеса храбрости и воинского искусства. Так вот переводчицей у капитана Павлито была не кто иная, как Мария Фортус. Уже после войны она бывала у них дома, и Илья Александрович задумал написать книгу об этой удивительной женщине, о чем несколько лет назад поделился со мной. Я очень обрадовался, поскольку Мария Фортус была чекистом, сотрудницей советских органов госбезопасности. Мы уже начали обсуждать концепцию книги, но неожиданно Илья Александрович заболел, а 7 января 2021 года пришло печальное известие о его безвременном уходе. Поэтому, чувствуя свой долг перед памятью друга и учитывая, что 8 марта исполняется 116 лет со дня рождения его отца, генерал-полковника Александра Ильича Родимцева, я хотел бы продолжить рассказ о невероятной судьбе Марии Фортус, прошедшей через три войны, не раз бывавшей в тылу врага, дважды подвергавшейся расстрелу, терявшей родных и близких, но сохранившей твердую веру в то дело, за которое она боролась.

двойной клик - редактировать изображение

Будущая разведчица родилась 10 июля 1900 года в местечке Большая Александровка ныне Херсонской области. Отец ее, известный в Херсоне банкир, дал ей и одному из своих пароходов имя Мирьям. У нее была старшая сестра Ариадна и младший брат Михаил – известный революционер (он же Павел Александрович Миф, «Купер», «Вильгельм», «Джозеф»), член РСДРП(б) с мая 1917 года, участник Гражданской войны, профессор, с 1925 года проректор, в 1927-1929 годах ректор Коммунистического университета трудящихся Китая, в 1928-1935 годах заместитель заведующего Восточным секретариатом Исполкома Коминтерна (ИККИ), секретарь Дальбюро ИККИ, политический помощник по Китаю Генерального секретаря ИККИ Георгия Димитрова.

В 16 лет Мария, увлеченная революционной борьбой, примкнула к партии левых эсеров (как и будущие легендарные чекисты Блюмкин, Серебрянский и Эйтингон), выполняя самые рискованные задания, а после свержения самодержавия под влиянием брата перешла на сторону большевиков. 30 января 1918 года в Херсоне была установлена Советская власть, и Марии предложили работу в Херсонской ГубЧК. Однако в марте город по договоренности с Центральной Радой оккупировали австро-германские войска. Перед отступлением всю секретную документацию чекисты закопали в лесу. Там же спрятали и реквизированное у буржуазии золото и серебро. А бриллианты было решено перевезти в Киев, который в феврале 1918 года находился в руках красных.

Эту миссию взялась выполнить Мария. Она изготовила специальный пояс, зашила в него драгоценности и обернула вокруг себя несколько раз, изображая беременную. Дальнейшие подробности мы узнаем из сборника «Чекисты» (Изд-во «Молодая Гвардия», 1970 г.): «В сопровождении председателя ГубЧК Багненко она больше недели шла по степям, избегая дорог, обходя хутора и села. У путников почти не было пищи, сутками они не могли напиться. Их не раз останавливали бандиты. Но Маше удавалось избежать обыска. Тяжелый портфель в кровь растер кожу. Так они добрели до Крыма. И еще четверо суток ехали в набитых мешочниками и шпаной эшелонах.

Киев. Двое, мужчина и женщина, шатаясь от слабости, медленно идут через огромный город. У них нет денег, чтобы купить фунт хлеба или нанять извозчика, хотя они буквально валятся с ног под тяжестью золота и бриллиантов. Кабинет председателя Всеукраинской ЧК. Наконец-то избавилась Маша от трижды проклятого портфеля, отодрала его от тела, вывалила на стол груду сокровищ и рухнула, потеряв сознание».

Здесь следует уточнить, что Мария Фортус выложила «бриллиантовый пояс» на стол Исаака Израилевича Шварца – с декабря 1918 года председателя Всеукраинской ЧК, который до этого являлся членом бюро обкомов РСДРП(б) Донбасса и Криворожья. В Гражданскую войну он был одним из руководителей партийного подполья и партизанского движения на Украине.

После окончания Первой мировой войны и революции в Германии и Австро-Венгрии австрийские войска в ноябре 1918 года ушли из Херсона. Вскоре в Одессу и Херсон начали прибывать оккупационные войска стран Антанты — сербские, французские и греческие. В Одессе и Херсоне установилось правление французской военной администрации.

Однажды в уютной херсонской кондитерской Мария повстречала смуглого черноглазого моряка, засыпавшего её комплиментами. Рамон Касанельяс Люк, как звали матроса, оказался испанцем, бежавшим от преследования на родине и поступившим на службу на французский корабль. Поняв, что новый знакомый не только искренне в неё влюблен, но и разделяет её революционные взгляды, Мария начала активно привлекать его к работе, распространяя среди матросов листовки и агитационную литературу. Покидая весной 1919 года Херсон, Рамон и не догадывался, что вместе с любимой он оставляет на чужом берегу своего будущего ребенка. Когда сын родился, Мария назвала его в честь отца Рамоном.

В последнее время новые украинские власти не щадят усилий, чтобы опровергнуть и исказить историю революционной борьбы на Украине. В одном из таких заказных памфлетов (автор некий Макаров) на сайте «Мой город – Херсон» читаем: «В конце 1919 года консервативные и родственные группы в ассоциации работодателей Каталонии создали Свободные профсоюзы (по большему счету мафиозную структуру), чтобы конкурировать с иным независимым течением профсоюзов и наносить по последним удары. Кроме того, Свободные профсоюзы были гнездом гангстеров, нанятых боссами для нападения. Одним из таких в 1919 г. и был Рамон Касанеллас Люк…». (RAMON CASANELLAS. PART I: DE MAGNICIDA ANARQUISTA A LA UNIÓ SOVÈTICA (1897-1921). Таким образом, наличествует письменное подтверждение, что одновременно и гангстер, и анархист Рамон Касанеллас Люк не мог находиться в период 1917-1920 гг. ни в Херсоне, ни в Одессе, ни вообще за пределами Испании». А почему не мог? Он покинул Херсон или Одессу весной 1919 года вместе с французским флотом, как раз и оказавшись в Испании в конце 1919 года.

В начале февраля 1919 года в Херсоне, где уже находилось 500 солдат Антанты, высадилось дополнительно 500 французских и 2 тысячи греческих солдат. В Николаеве количество французских и греческих войск достигло 3 тысяч штыков. Интервенты также могли рассчитывать на остававшиеся в городе остатки 15-й германской дивизии — до 16 тысяч штыков. На всех железнодорожных станциях от Одессы до Херсона разместились мелкие отряды по 30-40 солдат Антанты. На крупных станциях гарнизоны Антанты составляли 400-500 бойцов.

Для работы среди них при подпольном комитете было создано иностранное бюро. Его руководителем стала Дора Любарская. Девушки подвергали свою жизнь постоянной опасности, распространяя листовки среди французских солдат и матросов. На эскадренном миноносце «Protet» служил известный французский масон, член Национального собрания Франции (1924-1955), секретарь Коминтерна (1935-1943), руководитель Интернациональных бригад в Испании (1936-1938) Андре Марти. Вот отрывок из его воспоминаний (Новый мир, № 4, 1925 г.): «Несмотря на трудность сообщения с Одессой, херсонские большевики энергично взялись за подпольную работу, которая велась, главным образом, молодежью, способной выучиться по-французски. Была устроена совершенно примитивная тайная типография, состоявшая попросту из пишущей машинки, на которой молодые пропагандисты, не зная еще как следует французского языка, ухитрялись, тем не менее, день и ночь составлять и печатать листовки и брошюры для матросов и солдат. Литературу эту находили на кораблях повсюду, вплоть до офицерских коек, отчего офицеры приходили в дикое бешенство. Трое матросов, работавших по связи между типографией и эскадрой, все время требовали новой и новой литературы, и все им казалось мало. Отметим среди молодых активных работников этого периода товарища Фортус и ее брата, командированных из Одессы».

двойной клик - редактировать изображение

2 февраля 1919 года на сторону Красной Армии перешел левый эсер атаман Никифор Григорьев. Под его командованием находилось более 5 тыс. бойцов, имевших на вооружении 100 пулемётов и 10 орудий. 3 марта григорьевцы начали осаду Херсона. 8 марта, после пяти дней упорных боёв, григорьевцы ворвались в город, оттеснив греков в порт. Командование войсками Антанты выслало на помощь Херсонскому гарнизону подкрепления, однако 10 марта город был взят.

По решению партийного руководства херсонских подпольщиков направили в Одессу для дальнейшей нелегальной работы. В результате 19 апреля 1919 года на французской эскадре вспыхнуло восстание, руководителем которого стал Андре Марти. Восстание было подавлено, а Андре Марти арестован и приговорен к двадцати годам каторжных работ. Однако благодаря широкой международной кампании в его поддержку в июле 1923 года он был помилован и вступил во Французскую коммунистическую партию.

После потери Херсона крупная группировка войск, насчитывавшая до 2 тысяч штыков Антанты и 2 эскадрона белогвардейцев, попыталась атаковать город, но григорьевцы отбили атаку. Тем временем солдаты во французских частях митинговали и отказывались идти в наступление. Французское командование было вынуждено отвести свои войска и отозвать свой флот. 8 апреля 1919 года после двухнедельных боёв была взята Одесса, оставленная перед этим французско-греческими войсками. И в этом огромная заслуга подпольщиков, в том числе и Марии Фортус.

Тем временем наркомвоенмор Украинской ССР Антонов-Овсеенко получал множество сообщений о ненадёжности атамана Григорьева, отличавшегося антисемитизмом. 9 мая атаман двинул свою дивизию (до 20 тыс. штыков, свыше 50 орудий, 700 пулемётов, 6 бронепоездов) на Екатеринослав, Полтаву и Киев. Его поддержала часть советских войск на Украине. Центром восстания стала Александрия. 15 мая восстала Белая Церковь, 16 мая – Херсон. В Кременчуге было убито 150 евреев, в Умани — около 400, в Александрии — до 1000. 15 мая в Елисаветграде григорьевцы произвели массовый погром, в котором было убито не менее 3 тысяч евреев, и несколько сотен «москалей».

19 мая большевики большими силами порядка 30 тыс. штыков выбили повстанцев из Кременчуга, а 21 мая григорьевцы были разбиты на подступах к Киеву. Восстание захлебнулось, едва начавшись. В июне Григорьев объединился с другим бывшим советским командиром Нестором Махно. Однако вскоре выяснилось, что Григорьев является деникинским шпионом. 27 июля, по воспоминаниям Алексея Чубенко, когда во время резкого разговора речь зашла о деникинских офицерах, и Григорьев понял, что разоблачён, он схватился за револьвер. «Но я — пишет Чубенко — будучи наготове, выстрелил в упор в него и попал выше левой брови. Григорьев крикнул: „Ой, батько, батько!“ Махно крикнул: „Бей атамана!“ Григорьев выбежал из помещения, я за ним и всё время стреляя ему в спину. Он выскочил на двор и упал. Я тогда его добил».

двойной клик - редактировать изображение

23 августа 1919 года в Одессу вновь вернулись деникинские войска. Активная деятельность одесского подполья, усиленного херсонскими товарищами, подняла на ноги всю белогвардейскую контрразведку. Дора Любарская в январе 1920 года, буквально за считаные недели до окончательного установления Советской власти, была схвачена деникинцами и вместе с другими 16 молодыми подпольщиками расстреляна.

Возвращаясь к событиям лета 1919 года, следует сказать, что Мария, оставив ребенка на руках у матери, по заданию ВЧК была направлена в Елисаветград. Однажды ей пришлось срочно доставать деньги, чтобы выкупить чекистов, захваченных бандитами. Кто-то предложил попросить деньги у Нестора Махно — его главный штаб как раз находился неподалеку. Мария и еще один товарищ под видом учителей пришли к всесильному батьке.

— Батька, дай денег на школу, — начала слезно просить Мария. — Дети голодают, писать нечем, учебников нет.

Жена Нестора Махно Галина Кузьменко, находившаяся поблизости, сжалилась и уговорила мужа помочь. Денег как раз хватило, чтобы освободить товарищей.

Вскоре для борьбы с махновцами в Гуляйпольский район по линии ВЧК из Харькова была направлена группа Мартынова (40 человек) со специальным заданием — разложить изнутри махновщину, а в случае неудачи — нейтрализовать отдельных её руководителей. В составе группы была и Мария. Она устроилась медсестрой в госпиталь, где лечились раненые махновцы, а потом вместе с ними проникла в отряд. Там она продолжала работать медсестрой, сообщая в штаб о передвижении и планах махновцев. Но в тот роковой день 23 ноября 1919 года случилось непредвиденное: кто-то из ближнего окружения Махно узнал в ней учительницу, которая приходила просить деньги на школу. По другим сведениям, «решающую роль [в разоблачении группы] сыграл весьма опытный махновский контрразведчик и анархист Мирский, которому в свое время удалось внедриться в чекистские ряды и даже стать личным адъютантом Мартынова».

Долго разбираться не стали. Вместе с другими арестованными разведчиками Марию вывели в поле, прозвучал залп... Когда местные крестьяне пришли на место расстрела, то заметили, что кто-то подает слабые признаки жизни. Это была Мария. Пуля, попавшая в большую медную пуговицу, застряла возле сердца. Разведчицу доставили в госпиталь, а затем переправили к своим.

Однако уже упоминавшийся нами выше «свидомый» автор усомнился почти как Фома неверующий: «Все рассказы о том, что ее жизнь спасла пуговица, от которой срикошетила пуля выпущенная из махновского обреза не соответствуют истине. Сведущим в баллистике людям известно о том, что пуля выстрелянная из обреза не имеет четко направленной траектории полета, поскольку она не вращается в полете вокруг своей оси, а летит куваркаясь меняя хаотично свое направление, а ее энергия (мощность выраженная в джоулях) в разы меньше энергии пули выпущенной из винтовки». Ну что же, можно провести такой эксперимент – выпустить пулю из обреза уважаемому украинскому знатоку баллистики в лоб, и посмотреть, как далеко она отскочет от дубовой головы.

После выздоровления Мария вернулась на службу, теперь уже в Одесскую ГубЧК. Летом 1921 года чекистами была разгромлена офицерская организация полковника Евстафьева. Тогда же была уничтожена польско-румынская шпионская сеть. О своем участии в ее разработке Мария Фортус рассказала в журнале «Смена» (№12, 1969 г.): «Было у нас подозрение, что один из работников ЧК, бывший царский штабс-капитан, поддерживает контакт с этим белым подпольем. Подозрение есть, а доказательств нет. Вот мне и поручили выследить его… Я пробралась тайком в его квартиру и спряталась за огромным диваном с высокой деревянной спинкой, который стоял в углу комнаты»… Заговорщики оказались связаны с националистами и бандами генерала Булак-Булаховича. Они готовили контрреволюционный переворот на юге России. «В конце концов Маша не выдержала, шевельнулась в своем тайнике. Мурин рывком отодвинул диван. Женщина поднялась с колен, вскинула руку с оружием. Но враг выстрелил первый. Потом еще раз. Одна из пуль навылет пробила грудь Маши». Ранение оказалось тяжелым, но и на этот раз женщина выжила. После сложной операции врачи запретили использовать её на оперативной работе. Да и коллеги посоветовали больше не испытывать судьбу.

Марию откомандировали в Москву в Коммунистический университет трудящихся Востока им. И.В. Сталина. И вот здесь состоялась встреча, о которой она мечтала все эти годы. Оказалось, что Рамон, отец ее сына, стал политэмигрантом и работал в исполкоме Коминтерна, стараясь разыскать любимую на юге Украины. А судьба свела их здесь, в Москве, подарив несколько лет счастливой жизни вместе с их сыном.

В 1929 году Рамона, как активного политического деятеля, по линии Коминтерна направляют сначала в Мексику, а потом в Испанию. Внешняя разведка ИНО ОГПУ решает отправить к нему Марию. Импозантная, модно одетая латиноамериканка с уругвайским паспортом, оформленным на имя Julia Jiménez Cardeñas, прибыла в один из испанских портов на туристическом теплоходе. Она в совершенстве владела испанским языком, поэтому никто не мог даже заподозрить, что эта очаровательная леди — советская разведчица.

двойной клик - редактировать изображение

Политическая ситуация в Испании тем временем резко обострилась. Профашистский режим ужесточил репрессии против компартии, которая вынуждена была уйти в подполье. Вместе с Рамоном, избранным генеральным секретарем Партии коммунистов Каталонии (ПКК), скрывается от преследований и Мария. В октябре 1933 года в стране начинаются всеобщие выборы, и Рамона выдвигают кандидатом в депутаты от коммунистов. В ноябре 1933 года коммунисты получают первое место в парламенте Испании. Незадолго до этого, 24 октября, Рамон решил съездить по партийным делам в Мадрид на мотоцикле. Его сопровождал член ПКК Франсиско дель Баррио, который сидел на заднем сиденье. Внезапно на крутом повороте в районе Анойя мотоцикл столкнулся с автомобилем. Скорее всего, авария была подстроена реакционерами. По словам полицейских, Рамон и Франсиско скончались на месте.

Проститься с популярным политическим деятелем пришли тысячи испанцев. Живая очередь растянулась на несколько кварталов. Мария вынуждена была несколько раз становиться в общую очередь, чтобы пройти мимо гроба любимого: полиция выслеживала её среди участников похоронной процессии, чтобы арестовать.

В 1934 году Мария Фортус возвратилась в Москву. Здесь ее встретил Рамон-младший, который за это время подрос, возмужал и выглядел намного взрослее и серьезнее своих сверстников. Мария обнаружила, что сын все больше и больше походил на отца. Это и радовало, и пугало её.

— Нам уже достаточно в семье революционеров, — не раз говорила она сыну.

В 1936 году в Испании вспыхнула гражданская война. На помощь республиканской армии из разных стран мира отправились сотни добровольцев, в том числе и Рамон. Обратилась к руководству и Мария:

— Я готова выполнять любую работу. Там похоронен мой муж, там находится мой сын.

В Испании Марию под именем Julia прикомандировали в качестве старшего переводчика и офицера по особым поручениям к советскому военному советнику при Генеральном штабе республиканской армии генералу Петровичу. Им оказался Кирилл Афанасьевич Мерецков, будущий Маршал Советского Союза. Приходилось ей работать, как уже говорилось выше, и с капитаном Павлито – Александром Ильичем Родимцевым. Пылкая, смелая и отважная, она запомнилась многим участникам тех событий, нередко личным примером увлекая бойцов в атаку.

— Стойте! — крикнула она отступавшим. — Где ваша испанская мужская гордость? Или вы её с испугу оставили в окопе? Что вы скажете потом своим женам и матерям?

Однажды на одной из мадридских улиц Мария случайно встретилась с сыном, который был в лётной форме. Три дня, проведённые вместе, промелькнули как один миг. Рамон отправился догонять свою часть, а Мария получила новое задание — уничтожить базу бомбардировщиков в городе Леоне. Взяв с собой альпинистское снаряжение, она с группой бойцов отправилась на покорение одной из горных вершин вблизи Леона. Установив оттуда наблюдение за объектом, они выяснили, что с двенадцати до часу дня все шли на обед, не оставляя возле самолетов даже дежурных. Информацию передали в штаб по рации. А уже на следующий день радостно наблюдали, как в назначенное время республиканцы беспрепятственно разбомбили аэродром, уничтожив десятки вражеских самолетов и склады с топливом. За успешное проведение этой и других операций в Испании Марию Фортус наградили орденами Ленина и Красного Знамени.

За время командировки в Испанию она подружилась с Долорес Ибаррури, Мате Залка и многими командирами интернациональных бригад. Беспокоило ее то, что давно уже не было известий от сына. Вернувшись в Москву, она сразу отправилась в отдел, который занимался отправкой добровольцев в Испанию.

— Ваш сын месяц назад был сбит в районе Сарагосы над вражескими позициями. Примите мои соболезнования, — сказал полковник.

Едва справившись с очередным ударом судьбы, Мария Фортус была зачислена в Военную академию им. Фрунзе, которую она в числе немногих женщин с отличием окончила в 1941 году, получив звание капитана. С сентября 1940 года, согласно Александру Колпакиди, Мария Фортус работала старшим референтом 3-го отделения Информационного отдела Разведывательного управления Генштаба.

двойной клик - редактировать изображение

После вероломного нападения Германии на Советский Союз Мария Фортус была направлена начальником штаба в формировавшийся ночной бомбардировочный авиационный полк «ночные ведьмы», который был сформирован в октябре 1941 года как 588-й ночной легкобомбардировочный авиационный полк. Руководила его формированием Марина Раскова, одна из первых женщин, удостоенных звания Героя Советского Союза (Золотая Звезда № 106), которая использовала личные контакты со Сталиным, чтобы добиться разрешения на формирование женских боевых частей.

Но Мария Фортус была убеждена, что сможет принести больше пользы на незримом фронте — в разведке. В начале 1942 года представился случай использовать её прежние знания и навыки: она была зачислена в формирующийся отряд специального назначения «Победители» 4-го Управления НКВД СССР Павла Анатольевича Судоплатова. Командовал отрядом, которому предстояло действовать на оккупированной немцами территории Западной Украины, полковник Дмитрий Николаевич Медведев. В отряд вошла группа испанских политэмигрантов, в том числе будущая легендарная разведчица-нелегал Африка де Лас Эрас. Выполняя функции переводчицы, Мария Фортус была назначена заместителем командира отряда по войсковой разведке и контрразведке, участвовала в планировании боевых операций вместе со знаменитым разведчиком Николаем Кузнецовым, действовавшим в оккупированном немцами Ровно под именем обер-лейтенанта Пауля Зиберта.

Однажды на партизанской базе неудачно приземлился самолет с большой земли, который привез оружие и медикаменты, а обратно должен был забрать раненых. Машина ремонту не подлежала, поэтому решили её сжечь. Но костер оказался настолько большим, что ночью его было видно за много километров. Медведев решил передислоцировать отряд. Но нужно было сделать это незаметно, чтобы не узнали жители окружающих сёл. Кузнецов и Фортус придумали комбинацию: он в форме немецкого обер-лейтенанта в первом же селе потребовал выдать диверсантов с приземлившегося в лесу самолета, а Мария с полицейской повязкой на рукаве всё это переводила на украинский и якобы от себя тихо добавила:

— Быстрее бегите в лес. Разбираться и искать виновных никто не будет. Перестреляют всех.

Так было и во втором, и в третьем селе, мимо которых пролегал маршрут отряда на запасное место дислокации. Когда разведчики возвращались обратно, села казались вымершими, ни одной живой души, даже собаки не лаяли. А потом и весь отряд незаметно прошел намеченным маршрутом.

После ранения Мария Фортус также самолетом была вывезена на большую землю. Новым местом назначения для нее стал разведотдел штаба 3-го Украинского фронта. Здесь она принимала участие в подготовке разведывательных групп к засылке в глубокий тыл противника. А один раз полетела на задание сама. Нужно было выяснить характер укреплений противника между реками Прут и Серет на румынской территории. Дважды посылали туда группы разведчиков, но они молчали. Тогда Мария, которой было уже почти сорок четыре года, была неумолима:

— Я сама готовила предыдущие группы, значит, на мне лежит определенная вина, что девушки не возвратились. Наверное, в чем-то ошиблась...

С задачей она успешно справилась, получив необходимые сведения. В обусловленное время возле линии фронта ее встретили свои и сразу стали поздравлять. Как оказалось, пока она находилась в тылу врага, пришел приказ о ее награждении вторым орденом Красного Знамени. А еще один орден Ленина она получила за успешно проведенные операции на территории Венгрии. На одном из участков фронта гитлеровцы сосредоточили большие силы и развернули массированное контрнаступление. Советские войска вынуждены были отступить и оставить старинный город Székesfehérvár, название которого на латыни звучит как Альба Регия (Белый город). Перед отступлением Мария получила задание срочно подготовить надежные позиции для того, чтобы оставить в городе разведчицу с рацией. Радисткой она выбрала Лидию Мартищенко, роль которой позднее сыграла знаменитая актриса Татьяна Самойлова в советско-венгерском фильме «Альба Регия». В результате из оккупированного города регулярно поступала важная разведывательная информация, которая помогла провести успешное наступление и освободить город, не причинив ему серьезных разрушений. Позднее Мария Фортус стала почетным гражданином этого города.

двойной клик - редактировать изображение

А вот следующую разведывательную операцию в оккупированном Будапеште Мария уже проводили сама. Когда начались бои на окраинах города, на советскую сторону перешел венгр капитан Ласло. Он сообщил, что в подвале разрушенного королевского дворца, где размещался немецкий штаб, находятся ценные документы. Командование отдало приказ любой ценой раздобыть их. Ночью в форме немецких военных врачей Мария, Ласло и переводчик Шандор перешли линию фронта и полуразрушенными улицами добрались до дворца. Мария и Ласло спустились в подземелье, а Шандор остался дожидаться их. Едва они пробились к документам, разобрав завалы, как начался авианалет. От мощных взрывов выход наглухо завалило, кончался воздух. К тому же село питание фонарей. Так прошли целые сутки... «Пожалуй, здесь для нас война и закончится», — подумала Мария. Неожиданно они услышали стук и голоса. Это Шандор рискнул и попросил немецких солдат освободить двух засыпанных в подвале врачей. К счастью, в грохоте уличных боев никто не стал интересоваться личностью врачей, и все завершилось удачно.

После окончания войны Мария Фортус проходила службу в составе Центральной группы войск в Вене, где она участвовала в поисках подземных заводов ФАУ-2. Выйдя замуж за своего коллегу, военного разведчика Геннадия Зайцева, Мария приняла фамилию мужа. Через два года супругов отозвали в Москву, в центральный аппарат ГРУ. В 1955 году Мария Александровна вышла в отставку в звании подполковника. Ее перу принадлежат такие книги, как «Операция Альба Регия», «Раскрытая тайна», «В борющейся Испании», «Поединок с Гестапо» и другие.

В 1961 году в Венгрии режиссером Михаем Семешем снимался художественный фильм «Альба Регия», главную роль в котором сыграла советская актриса Татьяна Самойлова. В те времена никто конечно не знал, что её прототипом была Мария Фортус, жизнь которой превосходила всякие представления о подвиге. Татьяна Самойлова во время съемок много общалась c ней. «Мне было интересно говорить с ней, слушать её. Трогали её чистота, вера. Я представила себе, как ей было невыносимо трудно сохранить свою душу в тех жутких обстоятельствах, когда смерть все время рядом с тобой. И еще важно было рассказать, как женщина остаётся Женщиной несмотря ни на что», — вспоминала Татьяна Самойлова.

двойной клик - редактировать изображение

Херсонский краевед Август Вирлыч, который дружил с Марией Фортус, узнал от нее о судьбе её брата Михаила, основоположника советской школы китаеведов, репрессированного в 1938 году. «Когда в Москву прибыла делегация правительства республиканской Испании, — вспоминает он, — Мария Фортус как переводчик присутствовала на встрече со Сталиным. Во время беседы Долорес Ибаррури достаточно высоко оценила роль Марии Александровны как в подпольной деятельности, так и в боевых действиях на территории Испании, на что Сталин сказал: “Мы ей за это дадим Героя”. Но Фортус возразила: “Иосиф Виссарионович, я не имею права на Героя, потому что мой брат был репрессирован и расстрелян”. После паузы Сталин сказал: «Ну, если не Героя, то орден Ленина мы ей дадим».

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
8 марта 2021 в 08:59

Легендарное время, люди-легенды! Рассказ-легенда! Но даже если не все события этого героического и страстного повествования - по разным причинам - можно подтвердить документами, - большое спасибо!

8 марта 2021 в 12:41

Рассказ о Марии Фортус напомнил мне о похожей судьбе, с которой меня познакомил хороший и уважаемый приятель. Ольга Ревзина - это не единственное её имя - всего на один год старше героини этого очерка. К сожалению, будучи награждённой Орденом Красного Знамени, она была расстреляна в 1930-е годы. Меня она заинтересовала своими литературными способностями - её стихи и в наше время вызывают интерес. Её произведениями интересовался Максим Горький, который прекратил с ней связь после того, как узнал подробности её биографии.

8 марта 2021 в 20:47

Спасибо за статью . Ужакины такие статьи не читают .

1.0x