Авторский блог Блог Изборского клуба 09:19 20 января 2021

«Тихая моя родина»

как развивать глубинную Россию
2

Круглый стол Изборского клуба под названием "Развитие малых городов России. Стратегии и практики" прошёл на базе его нового отделения — в городе Боровске Калужской области.

Олег РОЗАНОВ, первый заместитель председателя Изборского клуба.

Дорогие друзья, здесь, на территории прекрасного парка-музея "Этномир", мы объявляем об открытии на славной Калужской земле отделения Изборского клуба. Тема нашего заседания очень актуальна для всей страны, а не только для жителей малых городов, к которым относятся те, что насчитывают 50 тысяч и менее жителей.

Я бы хотел предложить сделать девизом города Боровска слова: "Здесь неба больше, чем земли". Мне кажется, это способно привлечь туристов, новых жителей, которые будут уезжать из больших городов, поскольку это уже становится вопросом выживания человека. Большие города, агломерации показали, что человеку там неуютно. Здесь же совсем другая энергетика, другое ощущение жизни.

Геннадий НОВОСЕЛЬЦЕВ, председатель законодательного собрания Калужской области.

Уважаемые коллеги, мы рады, что именно на Калужской земле, в историческом Боровском районе, мы рассматриваем один из важнейших для общества и государства вопрос — вопрос о сохранении малых городов, их культуры, самобытной истории. И что не менее важно, хотим рассмотреть векторы их дальнейшего развития.

Малые города — это артерии нашего государства. Все они сталкиваются с одними и теми же проблемами: отток населения — молодёжи в первую очередь, коммунальные проблемы, недостаток бюджетных средств, что и провоцирует развитие остальных проблем. Эти вопросы нужно решать комплексно. В Боровском районе, для того чтобы получить дополнительные деньги в бюджет, чтобы активно развивать экономику, был создан первый в Калужской области индустриальный парк: около 2000 га промышленных земель, около 30 работающих предприятий, как отечественных, так и зарубежных. Это Новолипецкий металлургический завод, Nestle, Samsung и многие другие.

Механизмы развития территории могут быть разными: это и привлечение инвестиций, и использование туристического потенциала, уникальной природы и богатого исторического наследия. Особая роль в этом вопросе отводится местным органам власти, которые должны разработать стратегию развития муниципальных образований, основанную на конкурентных преимуществах конкретной территории. В нашем регионе прошли стратегические сессии, где в каждом районе с участием членов правительства, руководителей районов, лидеров общественного мнения определялись различные подходы.

Результаты этой работы особенно заметны в создании новой городской среды. Конечно, свою роль тут играют и финансы, которые область получает по федеральным проектам, по областным региональным программам. В Калужской области 22 города, и 20 из них являются малыми. Некоторые из них стали победителями всероссийского конкурса лучших проектов "Создание комфортной городской среды". Реализация программы "Формирование современной городской среды" началась в РФ в 2017 году. В её рамках малым городам из областного бюджета перечислены средства в размере более 230 миллионов рублей. Из федерального — 500 миллионов. В рамках программы "Поддержка местных инициатив" на конкурсной основе малым городам в 20172020 годах предоставлена субсидия из областного бюджета на решение вопросов местного значения, таких как водоснабжение, благоустройство, озеленение, в сумме более 30 млн. рублей. Дополнительно более 170 млн. предусмотрено на ремонт дорог. Общими стараниями муниципальной и областной властей преобразились многие наши малые города, некогда заброшенные и унылые. Достаточно приехать в Тарусу, Мещовск, Козельск, чтобы увидеть, какие изменения произошли там за последние 10 лет.

Помимо благоустройства малых городов нужно заниматься и сохранением уникальных памятников истории и культуры. Для привлечения гостей в наш край необходимо использовать и наши православные святыни. Это Пафнутиево-Боровский монастырь, Оптина пустынь, Тихонова пустынь и другие святыни. У нас более 600 объектов культурного наследия, находящихся под государственной охраной.

Конечно, проблем в наших малых городах остается много. Потому необходимо объединить наши усилия — власти, инвесторов, граждан. Рад, что на территории Боровского района появилось отделение Изборского клуба, который намерен поднимать и решать вопросы малых городов.

Николай КАЛИНИЧЕВ, глава администрации муниципального образования "Боровский район".

Наш район уникален своей культурой, историей, именами тех людей, которые в разные времена трудились на этой земле, ибо являлись уроженцами Боровской земли. Это великий князь Иван III, который во время стояния на Угре именно здесь, в районе Боровска, основал свою ставку, и именно здесь принималось решение, которое стало важным для России. Это и Владимир Храбрый, который раньше предопределил ход Куликовской битвы, его дружина была сформирована из боровчан. Это князь Михаил Волконский, который отдал свою жизнь за страну в Смуту. У Боровского района и замечательная современность.

Один из первых индустриальных парков в Калужской области, да и в нашей стране более 15 лет назад начал развиваться на территории нашего района и стал флагманом экономики области. Сейчас он вносит весомый вклад (более 25%) в промышленное производство области. Эти площадки развиваются на нашей территории особой экономической зоны: на Боровской земле строятся крупнейшие предприятия, которые определяют экономику и Калужской области, и нашей страны.

Поднятая нами тема актуальна для многих городов нашей страны. Сложностей, с которыми сталкиваются жители малых городов, много. И ценно то, что намечены пути решения проблем, которые ещё несколько лет назад казались неразрешимыми. Реализуются многие национальные проекты. Например, постройка современной школы на 1000 мест, детского сада на 200 мест.

Город Боровск как участник конкурса "Малых городов" получил право на реализацию гранта в размере 50 млн. рублей, и работа, результатом которой будет преображение центра города Боровска, уже идёт.

Именно такие небольшие шаги предопределяют судьбы малых городов и в итоге — всей нашей страны. Эта работа невозможна без плотного общения с жителями, которые по-разному относятся к любому изменению жизни. Если строятся предприятия, то одни радуются, что будут рабочие места, другие переживают, как это повлияет на экологию. Невозможно построить предприятие, не проведя перед этим работу с жителями, не заручившись их поддержкой. И так в каждом вопросе. Одна из главных задач местного управления — это прямой контакт с жителями, диалог с ними. Пояснения, привлечение экспертной позиции, разъяснения позволяют консолидировать мнение всех жителей, которое затем выражается в проектах. Есть такое понятие, как инициативное бюджетирование, которое предполагает участие населения в финансовом решении вопросов. У нас в районе много примеров, когда жители довольно значительные суммы направляли на проекты, которые невозможно было осуществить другими способами в столь короткое время, например строительство канализационных сетей.

Я думаю, что с созданием отделения Изборского клуба появится ещё одна площадка, на которой можно обсуждать вопросы, волнующие наших жителей.

Игорь БАБИЧЕВ, руководитель аппарата Комитета Государственной думы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления.

У нас в стране 1114 городов. Из них 792 — малые. В малых городах проживает около 16 млн. жителей. Это примерно 13-14% от общего числа граждан России. Если брать малые города и сельскую местность, то получится примерно четверть населения страны.

Вся наша поселенческая структура условно делится на:

— городские агломерации (свыше миллиона — крупнейшие и крупные — от 500 тыс. до миллиона жителей);

— крупные и средние города (от 500 до 50 тыс. жителей);

— малые города и сельские поселения.

Малые города можно условно классифицировать. Это те малые города, которые находятся в составе агломерации; те, которые находятся вне состава агломерации; и те, что находятся в малонаселённых и труднодоступных местностях (районах Крайнего Севера и Дальнего Востока). Выделяется тип исторических малых городов, к числу которых относится Боровск.

Ещё один тип — моногорода. По состоянию на 2019 год у нас 321 моногород. В советское время малые города развивались по плану. Была эпоха индустриализации, и почти в каждом втором городе создавалось градообразующее предприятие. После завершения индустриальной эпохи на рубеже 8090-х годов XX века градообразующие предприятия в большинстве своём "приказали долго жить", а вместе с этим в большой кризис впали и малые города.

Есть несколько стратегий в отношении малых городов. Первый подход — управляемое сжатие. В основном это касается моногородов: когда уже ничего сделать нельзя, город начинают постепенно закрывать.

Второй подход — стабильный моногород. Моногородами стабильно занимались, но сейчас активность вокруг них поутихла. Не всегда всё получалось, но часть моногородов удалось стабилизировать.

Третий тип — это индустриальная диверсификация, когда индустриальный тип развития малого города пытаются перевести в постиндустриальный. К тому же идёт развитие рыночных, ярмарочных, торговых кластеров, транзитных хабов и так далее.

И ещё один тип — это исторический, культурный и рекреационный туризм, на котором немало малых городов пытается сейчас строить своё развитие, в том числе и Боровск.

К развитию малых городов есть два экспертных подхода. Первый заключается в том, что малые города выступают одним из важнейших векторов пространственного развития России, укрепления социально-территориального каркаса государства. Особенно это касается северных и восточных границ. Порты Северного морского пути развивали исключительно для того, чтобы создать запирающий каркас нашего государства по северному и восточному контуру. Бухта Провидения, Анадырь, Петропавловск-Камчатский, Дудинка, Диксон — это города, которые служили опорой и удерживающими точками нашего пространства. В начале 90-х годов возникла теория, которая и сейчас бытует, что нам нужно северные города сделать вахтовыми посёлками. Вахтовый посёлок — это, по сути, пограничная застава. И если там нет постоянного населения, не складывается духовный, культурный и деловой мир (пусть небольшой, но главное, что постоянный), тогда свою удерживающую функцию они сыграть не смогут. Да, с точки зрения экономической существование этих городов, наверное, не очень выгодно. Но нашей особенной стране, 2/3 которой — это малонаселённые и труднодоступные местности Крайнего Севера и приравненных к нему территорий, придётся нести соответствующие траты на то, чтобы поддерживать этот каркас, поддерживать эти города. Это точка зрения на развитие малых городов, которую мы разделяем.

Бытует и вторая точка зрения, которую связывают с Эльвирой Сахипзадовной Набиуллиной, которая в 2011 году, будучи первым заместителем министра экономического развития, выдвинула идею, что малые города неперспективны, требуют больших затрат и инвестиций, которые можно направить в большие города и агломерации, куда привлечь людей из малых городов.

Вообще в последние 1015 лет в мире бытует теория, что национальные государства — это устаревшая конструкция, и нужно переселить всё человечество примерно в 600 агломераций. Для России определили 8 агломераций, но народ запротестовал, и договорились, что нужно 2022 агломерации. Вот всех переселят в эти агломерации, а остальные малые города подвергнут процедуре управляемого сжатия.

Однако большинство политиков, включая президента, считают, что малые города — это жемчужины. Но малый город существует тогда, когда у него есть идея, мечта, красота и гармония. Малые города, как и сельские территории, имеют особенность, которую не может дать никакая городская агломерация. В малых городах сохраняются исторически присущие российскому обществу ценности: семьи, справедливости, коллективизма, труда. В больших городах эти ценности значительно размываются.

Что необходимо сделать для сохранения и развития малых городов? Во-первых, без значительного внимания государства к тем городам это непросто. Поэтому малые города — это отдельная и постоянная работа государства. Бюджет и налоговая политика должны быть перестроены: с фискальной политика должна быть изменена на развивающую, в которой будет учитываться бюджет развития. Есть закон 2014 года "О стратегическом развитии", где предполагается развитие муниципалитетов. Они должны быть, для малых городов в том числе, но они невозможны, пока нет бюджета развития. Налоги у нас (основной налог — это НДФЛ, налог на доход физических лиц) в отличие от всего мира и от советского прошлого собираются не по месту жительства, а по месту регистрации предприятия, по месту, где предприятие работает. Поэтому если человек живёт в малом городе, а работает в большом, то НДФЛ поступает в большой город, а малому поселению ничего не достается. Пока этот налог не будет собираться по месту жительства, малые города и сельские местности шансов на развитие не имеют. Или шанс затруднён и возможен только через бюджетные перераспределения.

Большие города тогда потеряют значительный источник дохода, но если мы налог на прибыль в размере 11,5% тоже сделаем местным, для больших городов это компенсируется.

Виталий АВЕРЬЯНОВ, доктор философских наук.

Часто вспоминаю слова Велимира Хлебникова, сказанные в 1914 году: "Мы знаем одну только столицу — Россию. И две только провинции: Санкт-Петербург и Москву". За этими словами скрывается глубинная правда. И эта правда сейчас обострилась неимоверно. В выступлении наших коллег прозвучала очень верная мысль, которую я сформулирую по-своему. Мир столкнулся с беспрецедентным вызовом в конце XX — начале XXI века. Это вызов хищной мегалополии. Имею в виду не только концепцию Кьелла Нордстрема, согласно которой глобальный мир будущего — это 600 мегаполисов, где должны жить более 85% людей, что 98% всей экономической активности должно быть в этой сети крупных городов. Дело в том, что этот процесс и этот замысел связаны с формированием транснациональной системы собственности и власти. Фактически речь идёт не только о том, что есть банки, а есть производители, что есть олигархи, а есть народ. Речь идёт о том, что есть некая сила, которая хочет нивелировать, свести к нулю все национальные, культурные и религиозные основания народов и традиций.

Боровск — уникальный город, здесь по-другому начинаешь смотреть и на Россию, и на Москву. Чем замечателен Боровск? Он связан со староверами, со старообрядчеством, с этим мощным духовным и волевым пластом русской жизни. Старообрядчество — апофеоз старой Святой Руси, это попытка защититься от отрицания Святой Руси. А с другой стороны, Боровск — это город Циолковского. И тут рядом стоят памятники Циолковскому и Николаю Фёдорову, который тоже здесь несколько лет проживал, служил учителем. Это сочетание старообрядчества как предельного консерватизма и русского космизма как предельного авангарда, мечты о бессмертии, мечты о заселении космоса уникально. И это сопряжение Боровск подарил России, подарил всему миру. На моём языке это называется "динамический консерватизм".

Наш величайший мыслитель Николай Данилевский говорил о том, что будущая Россия — это нечто похожее на старообрядчество, но вооружённое самыми современными технологиями. Это гениальная, прозорливая мысль, для XIX века необычайная и в чём-то даже дерзкая. И сегодня мы отчётливее чувствуем её правоту.

Означает ли то, что происходит с нами сегодня, этот вызов мегалополии, что мы должны вернуться в недавнее прошлое, на 30 лет назад? Во-первых, само по себе такое возвращение невозможно. Во-вторых, это ещё и непродуктивно, потому что СССР тоже шёл по пути индустриализации, формирования мегаполисов. Хотя это был путь, связанный не с формированием транснациональной власти, а с закономерностями развития индустриального уклада.

Сегодняшние технологии позволяют человеку жить в любой точке страны и мира, оставаясь при этом в центре мира. Вполне можно при желании, при наличии политической и национальной воли строить страну не по тем лекалам, которые предлагает мегалополия, или по старой модели индустриализации. В этом смысле тема малых городов является ключевой, потому что именно сеть будущих городов-садов, современных высокотехнологичных полисов, о которых мы мечтаем, могла бы стать противовесом этим монструозным мировым сетям и залогом возрождения России. И не только потому, что здесь могла быть другая экономика, другой социальный уклад. А прежде всего потому, что они являются опорой другого начала — начала культурного, религиозного, связанного корнями со своей почвой.

Титанические города мегалополии никогда не станут опорой человечности и её духовной почвы — они являются средством оптимизации, расщепления, размывания всего человеческого, что в нас есть. Поэтому вопрос о малых городах — это вопрос острейший. Хотел бы обратить внимание, что среди прочих тем мы подняли и эту тему в работе Изборского клуба "Русский ковчег". Мы изложили своё видение того, как новые способы расселения и новая модель пространственного развития могли бы развиваться в XXI веке, и развиваться с точки зрения сохранения и возрождения нашей цивилизации.

Этот вопрос непосредственно связан с вопросом о власти, о демократии. Потому что именно живое полнокровное развитие "малой родины" подразумевает и развитие демократии на местах, общины, малого политического пространства. В городах живёт масса, которой легко манипулировать, и сегодня люди во всём мире всё больше осознают, что они являются заложниками псевдодемократических процедур, политического спектакля. Такое невозможно на уровне общины и малого города, где все друг друга знают и где люди, которые выбирают власть, могут спросить за те дела, что совершены на пространстве, просматриваемом для всех. А малые политические пространства могли бы стать основой уже для большего, земского пространства, и далее — земского всероссийского собора, которые и стали бы основой политического каркаса Русского ковчега. Таким образом, тема малых городов сквозная — она выводит нас на ключевые решения во всех сферах и отношениях.

Сегодня уже существует, внедрена в России модель, которая называется "Теория доходности территорий". На ней во многом основан градостроительный кодекс РФ. Если посмотреть на это с философской точки зрения — это модель колониальная, потому что доходность территорий, которая поставлена во главу угла, — это не что иное, как взгляд на малый город и провинциальные пространства с точки зрения транснациональной сети. Совершенно другой взгляд возникает, если смотреть из малых городов. Тогда становится очевидной нужда в пространстве, доходность которого может быть разной, но это пространство, его организация должны быть удобны и полезны для тех людей, которые здесь живут. Это совершенно другой критерий пространственной политики, и этот критерий позволяет в том числе ставить вопрос и о демографическом возрождении, наполнении обезлюдевших пространств людьми, кровно заинтересованными жить и воспроизводить себя именно здесь. Отсюда рисуется идеал города-сада, некоего сочетания парковых массивов, зелёных пространств с жилыми поселениями. Эти массивы возникали бы вокруг предприятий, которые, как и в XX веке, могут стать градообразующими, поскольку это не противоречит современному постиндустриальному укладу. И в то же время это были бы не моногорода, а постиндустриальные города с мозаичным укладом, в котором сочетались бы разные производства, формы собственности и кооперации.

Из всего сказанного следует, что тема малых городов касается всех граждан, и она вполне могла бы превратиться в некое знамя, знамя Русского ковчега, который должен преодолеть "потоп", в котором мы сегодня оказались.

Николай СТАРИКОВ, писатель, публицист.

В чём сегодня различия между большим российским городом и малым? Их не так много. В малом городе меньше экономики и возможностей её развивать. Меньше развлечений. В то же время в малом городе меньше суеты и меньше загрязнения воздуха. И есть у городов больших и малых общее — уныние нашего с вами уважаемого согражданина. Вызвано оно не столько экономическими неурядицами или загрязнением воздуха, сколько отсутствием смысла и видения будущего. Будущего нет сегодня ни для жителя большого города, ни для жителя малого. Ни для предпринимателя малого, ни для предпринимателя крупного. Для чиновника любого ранга тоже нет будущего. В нашей стране образ будущего отсутствует: никто не может сказать, что будет через год, 5 лет или 10. Сегодня уже и в мире никто не понимает, что будет через год, два, три. И если мы хотим развивать нашу страну, мы должны дать видение будущего. Нам действительно нужна новая экономическая политика, но в первую очередь нам нужно видение будущего.

А где вырабатывается видение будущего? На таких площадках, как Изборский клуб. Кто-то может сказать: "Да, в Москве вы можете что-то в Изборском клубе создать, а в скромном интеллектуальном потенциале Боровска это менее вероятно". Но возьмите название Изборского клуба. В Изборске Псковской области количество жителей — около тысячи человек. Даже в этом есть символизм. Изборский клуб — это интеллектуальный клуб малых городов, если хотите, деревень, посёлков и сёл России. И только во вторую очередь он — интеллектуальный клуб крупных городов России, потому что в силу своего географического расположения находится в большей степени на территории Москвы, но разъезжает по всей России и за её пределы.

Не сомневаюсь, что здесь, в Боровске, в отделении Изборского клуба родятся те смыслы, то видение будущего, которое нужно для всей России.

Владислав ШУРЫГИН, военный эксперт.

Очень важный элемент того, что называется малыми городами, — это военные гарнизоны. В каждой области есть наша родная Российская армия, и каждая область сталкивается со сходными проблемами, связанными с гарнизонами. Я недавно был в Новосибирске, и буквально в 30 км от него находится гарнизон Шилово: 5 домов, 138 семей. Пятый год фактически это — забытый полк. Помните, был у нас министр Сердюков, который поставил нас на грань разгрома без всякой войны? При нём прошла военная реформа, по которой вся "социалка" гарнизонов сбрасывалась на местную власть. И поскольку гарнизонам запрещалось содержать свои детские сады, школы, объекты соцкультбыта, то их передали местной власти, снимая с баланса. При этом бюджеты местным властям не передавались. И сложилась очень грустная ситуация. Например, в гарнизоне Шилова на 138 семей есть один ларёк, абсолютно отсутствует дорога. Территория, на которой находится гарнизон, принадлежит Министерству обороны, а дороги, мосты — муниципалитету, которому накладно взваливать на себя расходы не принадлежащего ему гарнизона. Нужно отправлять автобус, чтобы связывать гарнизон с другими населёнными пунктами, но по таким дорогам отправлять транспорт проблематично.

Что собой сегодня представляют гарнизоны, если говорить о них в рамках термина "малые города"? Это своеобразные агломерации, по своему социальному и возрастному составу совершенно не похожие на обычные города и посёлки. В них практически нет пенсионеров. Это посёлки постоянной миграции: семьи приезжают, служат и уезжают. С другой стороны, в них решена проблема занятости мужского населения, но занятость женского населения является проблемой. Положительным является то, что зарплаты военных достаточно высоки, и уровень жизни, особенно по отношению к окружающим посёлкам, деревням, неплохой.

Есть и целый букет проблем. Это социальная инфраструктура: школы, детские сады, магазины, общественный транспорт. Министерство обороны сейчас этими вопросами не занимается, и детей приходится возить в школы и детские сады за тридевять земель. В Шилово детсад стоит закрытым три года, детей возят за 8 км, и ещё 1,5 км нужно до детского садика в посёлке идти пешком и в морозы, и в слякоть. Местная власть со своей стороны и рада бы помочь, но у неё нет возможности, потому что на её балансе эти гарнизоны не стоят.

На мой взгляд, необходимы инициирование соответствующего закона и приведение в порядок законодательной базы с точки зрения нестыковки в законах между Минобороны и местной властью.

Константин БОГОМОЛОВ, руководитель артели "Таёжный дом".

Мы организовали плотницкую артель в Курагинском районе Красноярского края. До ближайшего райцентра — 120 км. Это семь деревень в тайге, где с момента краха Советского Союза и развала производства ни одного предприятия по сей день не существовало. Люди вынуждены были ездить куда-то на промыслы, кормиться с тайги, собирательством заниматься. А вакуум всегда чем-то заполняется. И рядом с нашей территорией появилось некое движение, секта, которая под совершенно благим посылом позвала людей из городов — строить новую жизнь. Это привело к очень неприятным моментам.

Мы с энтузиастами, желая эту ситуацию изменить, 12 лет назад создали плотницкую артель, восстанавливаем ремёсла. Мы выполняем заказы в России, а также отправляем нашу продукцию — дома, бани, комплекты срубов — в Австрию, Чехию, Словению, Германию и так далее. В результате создали более 100 рабочих мест в Курагинском районе, готовы и дальше развиваться. Но что получается? На одном из заседаний у главы государства говорили о поддержке деревянного домостроительства. Было принято решение. Хорошее дело. Но в документы вкралась маленькая строка, где написано, что это касается лишь домов заводского изготовления. То есть всё делается для того, чтобы лоббировать интересы крупных строительных компаний, комбинатов. А в малых городках небольшие предприятия, артели снова оказались за бортом этой программы. Отсутствие у небольших предпринимателей лоббистских возможностей приводит к таким перекосам.

Иван МИРОНОВ, публицист, общественный деятель.

Малые города держатся на двух-трёх, а то и на одном крупном производстве, которое даёт места нескольким тысячам рабочих, за счёт чего существуют их семьи. Но сегодня идут целенаправленное уничтожение и война именно с национальной промышленностью. Это война отдельных банковских групп, которые занимаются залоговым рейдерством. Причём основной удар идёт не по слабым единицам и звеньям промышленности, которые не могут тянуть долговые обязательства. Нет, это крупные предприятия на пике, у которых контрактов больше, чем они могут освоить, и они вынуждены обращаться в крупные банки, которые они считают частью государственной системы. А дальше, получая в залог все активы и личные поручительства, банк просто начинает разорение заводов, а за этим следует разорение семей, безработица, и регионы теряют крупнейших налогоплательщиков, а сами производственные базы переносятся за рубеж. Фактически заводы, которые имеют столетнюю историю, сегодня уничтожаются, и мы безвозвратно теряем ту промышленную школу, которая закладывалась на протяжении десятилетий.

И даже губернаторы не могут с этим ничего сделать, потому что сегодня руководители крупнейших банков имеют более жёсткие и мощные рычаги, чем руководители регионов. Потому многие вынуждены мириться с этим и наблюдать, как крупнейшие предприятия уходят за бесценок в чужие липкие руки. Нет ни одного региона, который не имел бы дела с банковским рейдерством, не имел бы крупных предприятий, которые оказались под катком банкиров. Мы пытаемся с этим бороться, подключаем СМИ, порой достаточно успешно. Но именно региональная власть должна стать точкой опоры и помощью, которая будет оказываться и юристам, и собственно компаниям.

Именно малые города в годы лихолетья, национальных катастроф являлись последней опорой для России. С малых городов возрождение России и начиналось.

Сергей ПОТЁМКИН, руководитель аппарата Орловского областного совета народных депутатов.

Одна из проблем развития малых городов — большой кадровый голод на муниципальных служащих. Если из должности уходит юрист или руководитель отдела, для главы района это — большая проблема. Возможно, для её решения на законодательном уровне нужно придумать нечто подобное программе "земский доктор", "земский учитель", когда люди будут мотивированы ехать в малые города на муниципальные должности. Сейчас успешность и развитие каждого муниципального образования на территории всей страны во многом зависят от того, насколько профессиональна команда государственных и муниципальных служащих.

Александр ЕЛАГИН, руководитель Боровского отделения Изборского клуба.

Хочу поблагодарить за то доверие, которое мне оказали. Я боровчанин по своим корням. Уезжал, как и многие, из города, затем вернулся. Мысль о том, что городу нужна такая дискуссионная площадка, пришла мне после того, как я поприсутствовал на собрании горожан, посвящённом перепланированию площади, второй вопрос был связан с изменением лыжной трассы в городском бору. И когда люди, с которыми я вырос, кого знаю, начали горячо спорить, я понял, что на территориях, где люди живут вместе и любят свой город, им очень легко через любовь к городу договориться. Потому что, несмотря на то, что все разные, у всех разное видение и доводы, в конечном итоге все заинтересованы, чтобы город развивался и становился лучше. Нахождение общих интересов, примат общего над частным позволит улучшить жизнь в районе и в городе.

Я записал прозвучавшие здесь замечания, предложения, и мы обязательно будем их использовать в своей работе. Верю, что наш опыт поможет другим малым городам России, потому что Боровск к тому же обладает уникальной логистикой. Компетенции, которые есть в Изборском клубе, будут применяться в Боровске и находить здесь отклик. Людей сильных, которые много работают и достигают успеха в жизни, в Боровске много.

Неслучайно здесь творили и Фёдоров, и Циолковский. Это место, где проявляется богосотрудничество и боготворчество. Сюда приезжают поэты и художники. Эта земля их притягивает. А в такой обстановке невозможно проявление эгоизма и животного индивидуализма.

Олег РОЗАНОВ.

Уважаемые друзья и коллеги, думаю, что мнения, предложения, прозвучавшие в ходе сегодняшнего круглого стола, будут полезны и для Боровского района, и для Калужской области, и для России в целом.

На фото: Калужская область, город Боровск. Рождества Пресвятой Богородицы Свято-Пафнутьев Боровский монастырь

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
20 января 2021 в 12:24

Все хорошо прекрасная маркиза .......!!!!

23 января 2021 в 11:00

Глубинную Россию возможно развивать только на основе коммунистической идеи. Иначе эта проблема решится сама собой - "глубинка" станет безлюдной

1.0x